Санкционная и информационная политика Украины

Содержание
[-]

***

Санкции как дешевый пиар

Санкционная политика Украины усилиями руководства государства превращается в инструмент пиара и применяется как повод для громких заявлений с сомнительной правовой основой. Ярким примером этого стало недавнее решение СНБО о применении санкций против Виктора Януковича, Сергея Аксенова и Натальи Поклонской.

Похоже, президент не знает не только о западной санкционной политике, но и об украинской тоже, пишет Центр журналистских расследований.

Интересный перечень

Совет национальной безопасности и обороны в пятницу, 19 марта 2021 года применил в отношении 27 человек, как заявлялось, максимальный объем санкций.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Секретарь СНБО Алексей Данилов назвал следующие фамилии:

  • Абисов Сергей Вадимович, бывший «министр внутренних дел по Республике Крым»;
  • Азаров Николай Янович, экс-премьер-министр Украины;
  • Аксенов Сергей Валерьевич, «глава Республики Крым»;
  • Бобков Александр Михайлович, народный депутат Украины 7-го созыва;
  • Грицай Валерий Николаевич, «заместитель начальника полиции МВД по Республике Крым»;
  • Затулин, Константин Федорович, директор Института стран СНГ;
  • Зима Петр Анатольевич, экс-начальник ГУ СБУ в г. Севастополь;
  • Иванцов Андрей Геннадиевич, «заместитель Министра внутренних дел по Республике Крым»;
  • Кирилин Олег Геннадиевич, «заместитель министра внутренних дел по Республике Крым»;
  • Колесниченко Вадим Васильевич, народный депутат Украины 5-7 созыва;
  • Константинов Владимир Андреевич, «глава Госсовета Республики Крым»;
  • Курченко Сергей Витальевич, олигарх;
  • Кусюк Сергей Николаевич, экс-заместитель командира ЧОП «Беркут»;
  • Лебедев Павел Валентинович, экс-министр обороны Украины;
  • Пасечник Леонид Иванович, глава незаконного вооруженного формирования «ЛНР»;
  • Пиддубов Александр Александрович, начальник оккупационного «УМВД России по городу Севастополю»;
  • Поклонская Наталья Владимировна, незаконно избранный депутат Госдумы РФ;
  • Пшонка Виктор Павлович, бывший генеральный прокурор Украины;
  • Саламатин Дмитрий Альбертович, экс-министр обороны Украины;
  • Соркин Игорь Вячеславович, бывший председатель Национального банка Украины;
  • Табачник Дмитрий Владимирович, экс-министр образования и науки Украины;
  • Ткаченко Николай Николаевич, бывший «начальник Управления МВД России по Керчи»
  • Федорян Николай Аурелович, бывший заместитель начальника ГУ МВД Украины в АР Крым;
  • Фиськов Николай Николаевич, «заместитель главы МВД ЛНР»;
  • Черпицкий Александр Зиновьевич, бывший заместитель министра обороны Украины;
  • Чичелимова Ольга Анатольевна, бывшая начальница Управления кадрового обеспечения ГУ МВД Украины в АР Крым;
  • Янукович Виктор Федорович, экс-президент Украины.

Всех этих «жертв санкционного геноцида» не жалко. А вот чего жаль - так это времени и усилий, затраченных государством на лишенные смысла и сомнительные с юридической точки зрения решения СНБО.

Проигнорирован закон

Для начала, вспомним, к кому могут быть применены санкции? К иностранцам и лицам без гражданства, говорит Закон Украины о санкциях. Впрочем, тот же закон предусматривает одно исключение - субъекты, которые осуществляют террористическую деятельность, могут попасть под санкции независимо от гражданства. Но кого мы видим в санкционном списке двадцати семи? За исключением россиянина Затулина - это все граждане Украины. Бежавших в Россию после революции Достоинства, или пошедших на сотрудничество с российскими оккупантами в Крыму и на Донбассе.

Секретарь СНБО Алексей Данилов отдельно подчеркнул, что 99% из названных граждан Украины сейчас уже имеют российское гражданство. Зачем сделан этот акцент? Не для того ли, чтобы придать этим санкциям правовой вид - мол, применяем санкции против иностранцев, как закон требует? Но разве президент своим указом прекращал гражданство Украины для Януковича, Азарова, Аксенова, Поклонской и других фигурантов списка?

Отметим, что в 2017 году народный депутат Сергей Лещенко уже делал запрос в Администрацию президента именно по Наталье Поклонской. Из ответа следовало, что украинское гражданство Поклонской президент не прекращал. Напомним, что по закону есть несколько оснований для прекращения гражданства Украины. Во-первых, это собственно ходатайство гражданина, который постоянно проживает за границей. И здесь, чисто гипотетически, Виктор Янукович или Николай Азаров могли пойти в консульство Украины в Ростове или Москве и подать соответствующее заявление. Но это была бы новость, о которой мы должны были бы знать.

Во-вторых, среди оснований для потери гражданства есть два пункта, которые некоторым фигурантам подходят: добровольное приобретение гражданином Украины гражданства другого государства и добровольное вступление на военную службу другого государства. Однако в любом случае, указов президента о прекращении гражданства фигурантов санкционного списка-27 нет - во всяком случае, в открытом доступе. На всякий случай Центр журналистских расследований обратился в Офис президента с запросом о том, подписывал ли президент Украины указы о прекращении гражданства фигурантов последнего санкционного списка. С нетерпением ждем ответа.

Но по закону - Янукович, Поклонская или Аксенов могут приобрести гражданство хоть Российской Федерации, хоть Королевства Саудовской Аравии, или Северной Кореи, пусть даже Галактической империи Ситхов - для украинской правовой системы они остаются исключительно гражданами Украины - пока не будет указа президента о прекращении их гражданства. К тому же, большинству фигурантов списка Россия предоставила гражданство всем скопом в 2014 году, как жителям Крыма после оккупации. И Украина этого гражданства не признает - это указано на законодательном уровне. А если так, то санкции на фигурантов списка можно наложить только как на субъектов, осуществляющих террористическую деятельность.

Но терроризм - это вполне конкретная совокупность действий, которые описываются статьями 209-1 и 258 и 258-1-5 Уголовного кодекса. И по этим статьям являются подозреваемыми или осужденными далеко не все фигуранты списка. Например, Абисову, Аксенову и Поклонской о подозрении в ст. 258 (террористический акт) украинская прокуратура сообщала, а Николаю Азарову и Вадиму Колесниченко - нет. Почему тогда к ним применены санкции? Ни секретарь СНБО Алексей Данилов, ни глава СНБО президент Зеленский в своих выступлениях этого не объяснили.

Хорошо забытое старое

В то же время, в выступлении президента звучало странное сообщение для западных партнеров Украины: «Мы ожидаем и поддерживаем введение санкций в отношении отдельных лиц со стороны Европы, США или других международных партнеров», - сказал Зеленский. Зачем ожидать таких действий со стороны Европы и США, если они уже давно применили санкции в отношении многих фигурантов списка-27, не дожидаясь, пока это сделает Украина? Неудивительно, что президент этого не знает. Но похоже, президент не знает не только о западной санкционной политике, но и об украинской тоже.

«Логично, что и Украина вводит такие санкции. И странно, что это не делали начиная с 2014 года», - заявил Зеленский о списке-27. При том, что как минимум к девяти фигурантам этого списка Украина уже применяла санкции - и к некоторым неоднократно. Например, бессрочные санкции действуют в отношении так называемого «министра внутренних дел по Республике Крым» Сергея Абисова, его заместителя Олега Кирилина и незаконно избранной депутатом Госдумы Натальи Поклонской.

В 2022 году истекает трехлетний срок санкций для директора института стран СНГ Константина Затулина и главаря так называемой «ЛНР» Леонида Пасечника. В 2021 году завершаются три года санкций в отношении олигарха Сергея Курченко, так называемого спикера Госсовета Крыма Владимира Константинова, экс-руководителя Севастопольского главка СБУ Петра Зимы и оккупационного премьера Крыма Сергея Аксенова, фамилия которого в украинском санкционном списке была указана не по украинскому паспорту - Аксенов - а транслитерацией с русского - «Аксьонов». Так же упорно Аксенова там записали «гражданином РФ».

Кстати, когда санкции к Аксенову были применены в 2018 году, Центр журналистских расследований делал запрос в СНБО и администрацию президента, чтобы получить разъяснения именно по тем вопросам, на которые нет ответа и сейчас. В аппарате СНБО, секретарем которого был тогда Александр Турчинов, на впрос ответили, что применяют санкции к Аксенову из-за терроризма, а вопрос о российском гражданстве и об искаженной фамилии вообще проигнорировали.

Но главный вопрос в том, какова цель санкций в отношении фигурантов списка-27? Какие активы Аксенова или Колесниченко в Украине власть хочет заблокировать? Какие капиталы Поклонской, Зимы или Абисова хочет удержать в Украине? Какие финансовые операции остановить? Или государственных наград этих предателей без санкций нельзя лишить? Кстати, как раз государственных наград их можно было бы и лишить в рамках уголовных производств и осуждения за совершение тяжких преступлений против национальной безопасности Украины. Однако, за исключением Януковича, украинская Фемида до сих пор ни одного “не догнала”.

Складывается устойчивое впечатление, что санкции для нынешнего руководства государства - это не инструмент для внедрения экономических и административных ограничений, а какой-то квази-религиозный ритуал. Этакая гражданская анафема, которую накладывают на еретиков, чтобы произвести неизгладимое впечатление на паству. Конечно, фигуранты этого санкционного списка реагируют как в известном анекдоте: «Пока меня нет - можете меня даже побить». Это было бы смешно, если бы популистские стремления руководства государства не превращали и без того несовершенный механизм санкций в посмешище.

Чтобы применять санкции там, где они уместны, нужна кропотливая профессиональная работа по выявлению оснований, разоблачению вредной экономической и политической деятельности потенциальных фигурантов, их слабых и больных мест. Но значительно проще устроить на СНБО цирк с конями и Поклонской. Вот только время, затраченное на этот спектакль, уже не вернешь. Санкционный инструментарий Украины давно нуждается в замене и нужной заточке - и вместе с тем ответственного отношения со стороны руководства государства. И использование его для пиар-мероприятий лишь дискредитирует и обесценивает украинские санкции.

Автор Евгений Лешан, опубликовано в издании Центр журналистских расследований

http://argumentua.com/stati/sanktsii-kak-deshevyi-piar

***

Зеленский против контрабанды: атаки на "экономических террористов" или передел рынка

Идея власти начать "санкционную войну" против крупных контрабандистов на первый взгляд кажется весьма положительной.

Однако решение облекли в сомнительную юридическую форму, и – что самое неприятное – начали возникать подозрения, что ряд коммерсантов смогли избежать санкций, пользуясь близостью к руководству Офиса президента и верхушке "Слуги народа", а также избавились от конкурентов на "рынке" контрабанды. Кто именно спасся от санкций, а также к чему может привести юридическое легкомыслие власти, читайте в материале "Апострофа".

"Экономический терроризм"

Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) на минувшей неделе одобрил очередной пакет санкций. Президент Владимир Зеленский, информируя общественность заявил, что лица, уличенные в незаконной продаже стратегических предприятий, природных ресурсов и высоких должностей, наконец-то получают по заслугам. Теперь, как заверил президент, рука власти дотянулась до крупных воротил-контрабандистов. "Это экономический терроризм против Украины. По расчетам экспертов, убытки из-за контрабанды составляют 300 млрд гривен, что недополучил госбюджет. Сегодня впервые в истории Украины введены персональные санкции, в частности, заблокированы активы, имущество лиц, которых по аналитическим данным аппарата СНБО и по данным СБУ, можно назвать топ-10 украинской контрабанды... Это первая десятка, но точно не последняя", – заявил глава государства.

Контрабанда или, выражаясь формально, незаконное перемещение товаров через границу – один из наиболее крупных источников незаконного обогащения и топовой коррупции. Сумма ущерба, озвученная президентом Зеленским, как говорят эксперты, не является окончательной. "Ущерб в 300-350 млрд гривен – это только видимая часть, которую можно вычислить по снижениям таможенной стоимости, производству и потреблению табачных изделий, алкоголя. В реальности ежегодно бюджет теряет сумму, как минимум, в два раза большую из-за других "коридоров" на таможне", – пояснил в комментарии "Апострофу" руководитель Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

Изначально Владимир Зеленский не назвал, кто именно из крупных дельцов попал под раздачу; но уже скоро в СМИ просочились имена фигурантов санкционного списка. Среди них были персоны, которые давно имеют имидж участников теневого импорта: Иван Бокало, Валерий Пересоляк, Юрий Кушнир, Александр Еримичук, Орест Фирманюк, Вадим Альперин, Александр Чудаков, Виктор Шерман, Александр Кравченко и Владимир Дидух.

Юридические нестыковки

Если санкции СНБО против скандального кума президента РФ и главыполитсовета ОПЗЖ Виктора Медведчука были восприняты обществом как наказание за антиукраинскую деятельность, то с санкциями против топ-контрабандистов реакция была не столь однозначной.

Во-первых, тема контрабанды лишь опосредовано связана с вызовами, на которые должен реагировать Совет нацбезопасности. "Санкции СНБО - "странный" инструмент по борьбе с контрабандой, так как это не вопрос национальной безопасности. С юридической точки зрения, решение сомнительно, так как под санкции попали граждане Украины. Для борьбы с контрабандой необходимы системные и институциональные изменения. В том числе, перезагрузка судебной системы. Офис президента, видя, что институциональные реформы не принесут рост рейтингов здесь и сейчас, машет шашкой. Основной массе населения такой подход нравится, так как укладывается в логику "простого украинца", полагающего, что против "негодяев" все средства хороши", – отметил в беседе с "Апострофом" старший экономист CASE Украина Владимир Дубровский.

Во-вторых, закон о санкциях не содержит прямой нормы о том, что ограничительные меры могут быть введены против граждан Украины. Часть 2 ст. 1 закона указывает, что санкции применяются против "иностранного государства, иностранного юридического лица, юридического лица, находящегося под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента, иностранцев, лиц без гражданства, а также субъектов, осуществляющих террористическую деятельность". "Санкции – инструмент борьбы с субъектами, которые находятся в другой юрисдикции и против которых власти не могут применить легальные инструменты, используемые внутри страны. Когда санкции применяются против правонарушителей, которые находятся в пределах нашей юрисдикции, то получается, что мы либо не верим в силу закона, либо же подтверждаем, что легальные процедуры в стране не работают.

На этом фоне версия о том, что речь идет о переделе рынка контрабанды имеет под собой основания. Фамилии контрабандистов, против которых санкции не были введены, хорошо известны правоохранителям. И это указывает на выборочный подход при их введении", – сказал "Апострофу" директор экономических программ Украинского института будущего Анатолий Амелин. Тут сторонники "решительных мер" могут кивнуть на "папєрєдніков". Петр Порошенко в бытность президентом своим указом от 28 апреля 2017 года года ввел в действие решение СНБО о санкциях. Список состоял из 1228 человек, среди которых были и граждане Украины. Тут следует иметь в виду, что законность того указа президента Порошенко также может вызывать вопросы.

"Своих" не тронули?

Еще один момент, который насторожил наблюдателей, заключается в персоналиях, не включенных в санкционный список. "Указ президента о санкциях против 10 контрабандистов стал событием вовсе не из-за фамилий, на которых наложены санкции. Самое скандальное – в результате коррупционных договоренностей из текста указа были вычеркнуты фамилии всех спонсоров "Слуги народа" – более 10 других подозреваемых в контрабанде избежали санкций. Реально, этот казус должно расследовать НАБУ – ведь это подавалось с помпой, как решительный удар по верхушке контрабандистов. А на самом деле, на верхушке контрабандных схем сейчас – руководство Офиса президента, СБУ и партии Слуга народа", - считает главный редактор издания Цензор Юрий Бутусов.

По версии, "гуляющей" в СМИ, конечными бенефициарами передела теневого рынка могут быть член политсовета "Слуги народа" Вадим Слюсарев и его партнер Сергей Иванов. Вадим Слюсарев ранее служил в Госпогранслужбе, руководил пограничным пунктом "Гоптовка", а Сергей Иванов одновременно с ним руководил таможней "Гоптовки". "По данным источников, Слюсарев и Иванов проявляют большой интерес к теме контрабанды сигарет из Российской Федерации и с оккупированных территорий в Европейский союз", - отметил Юрий Бутусов. По его версии, отдельные функционеры из ОП не включили в санкционный список имена Слюсарева и Иванова, а также их партнеров – Сергея Сердюка и Дениса Аминева.

Также в СМИ писали, что под санкциями должен был оказаться предприниматель Максим Бабич, но за него, как предполагается, "попросил" Борис Шефир – родной брат помощника президента Сергея Шефира. Бизнесмена Александра Акста убрали из санкционного списка, как сообщил Юрий Бутусов, по просьбе председателя СБУ Ивана Баканова. Претензии прозвучали в адрес одного из спонсоров "Слуги народа" Ильи Павлюка, которого заподозрили в том, что он руками СНБО расправляется с конкурентами по теневому бизнесу. "Это конкурентов выбивают и врагов Павлюка. Вот Юра Кушнир – я его знаю лично, я родом из Черновицкой области – его давний враг", – в эфире Апостроф TV рассказал бывший председатель Луганской и Закарпатской ОГА Геннадий Москаль.

Мина замедленного действия

И хотя после заседания СНБО от выполнения должностных обязанностей отстранили более 100 работников Государственной таможенной службы (среди них – 17 руководителей таможен и таможенных постов), в целом, как отмечают специалисты, речь в данном случае не идет о системной борьбе с контрабандой. Руководство Офиса президента и "Слуги народа", продавливая санкции против конкурирующих бизнесменов (которых ОП объявил топ-контрабандистами), закладывает под себя мину замедленного действия.

"СНБО заменил собой судебную и исполнительную власть, а также правоохранительные органы. Рано или поздно такие решения начнут отменять в судах. Тактически все это ведет к рассыпанию власти, а стратегически - к юридическому преследованию участников этого процесса по завершению политического цикла, когда они оставят свои посты", – говорит в беседе с "Апострофом" руководитель Украинского института политики Руслан Бортник.

Есть еще один вариант развития событий: если информация о том, что руководство Офиса президента и верхушка "Слуги народа" спасали "своих" контрабандистов подтвердится, то это приведет к дискредитации власти, а также масштабной критике санкций как политического инструмента. И можно не сомневаться, что пострадавшие контрабандисты обязательно постараются "покачать" ситуацию против власти, которая решила закрыть их "бизнес" в угоду их более удачливым конкурентам.

Автор Владимир Шевчук

https://uiamp.org.ua/zelenskiy-protiv-kontrabandy-ataki-na-ekonomicheskih-terroristov-ili-peredel-rynka

***

Санкции или узурпация власти? Чем Зеленский возмутил правозащитников

Введенные на прошлой неделе президентом Зеленским санкции против украинских контрабандистов подверглись острой критике правозащитников - они видят этих действиях признаки узурпации власти.

В последние месяцы пятницы превратились в Украине в "день санкций", которые в этот день недели уже почти традиционно утверждает Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) и объявляет президент Владимир Зеленский. С начала февраля, когда впервые были введены ограничительные меры против соратника Виктора Медведчука Тараса Козака и связанных с ним телеканалов, объектами санкций успели стать сам Медведчук, экс-президент Виктор Янукович, экс-премьер Николай Азаров и многие другие физические и юридические лица.

Правда, согласно закону о санкциях, такие ограничительные меры против украинских граждан власти страны могут вводить только в случае, если эти лица "осуществляют террористическую деятельность". Поэтому власти в Киеве объясняли свои решения тем, что упомянутые в санкционных списках лица и организации, которые имеют украинский паспорт или зарегистрированы в Украине, помимо прочего также причастны и к финансированию терроризма.

От поддержки к обвинениям Зеленского в узурпации

Несмотря на критику со стороны тех, кто подвергся санкциям, а также со стороны их соратников, сначала общественность и экспертное сообщество в целом позитивно воспринимали решения СНБО и президента Зеленского. Так, в поддержку ограничительных мер против связанных с Медведчуком телеканалов 112, Newsone и ZIK выступил ряд общественных организаций и экспертов, занимающихся противодействием дезинформации.

Более того, введенные против упомянутых телеканалов и Медведчука санкции открыто поддержал ряд западных посольств, в том числе и США. И это при том, что дипломаты этих стран обычно очень трепетно относятся к соблюдению принципов свободы слова и верховенства права и вкладывают значительные ресурсы в поддержку реформ в Украине.

Но когда 4 апреля президент Украины Владимир Зеленский ввел в действие санкции против 10 человек, которых, как отметили на сайте главы государства, можно назвать топ-десяткой украинской контрабанды, это вызвало острую критику правозащитников и ряда юристов. Пояснение Зеленского о том, что контрабанда является "экономическим терроризмом", их не удовлетворило.

В совместном заявлении руководители ряда авторитетных украинских правозащитных организаций фактически обвинили президента в узурпации власти. "Применение санкций к гражданам Украины, которые проживают на подконтрольной украинскому правительству территории, подрывают фундаментальные принципы права, грубо нарушают Конституцию и международные соглашения, ратифицированные Украиной, несут серьезные угрозы правам и свободам человека, а также имеют признаки узурпации власти в государстве", - заявили правозащитники. И добавили, что меры СНБО и Зеленского являются не санкциями в их международно-правовом смысле, а директивным управлением государством. При этом ни решение СНБО от 2 апреля, ни указ президента, опубликованный 4 апреля, не содержат никаких оснований применения ограничительных мер, настаивают правозащитники. "Указ Президента Украины №140/2021 на основании решения СНБО от 2 апреля 2021 года является не просто злоупотреблением властью, а имеет признаки узурпации власти, ведь президент в нарушение Конституции Украины присвоил полномочия судебной власти", - поясняется в заявлении.

Санкции для быстрых политических дивидендов

Введение СНБО последнего пакета санкций против тех, кого в Офисе президента Украины называют "топ-контрабандистами", не сопровождалось пояснением правовых оснований для этого шага, отмечает в интервью DW эксперт киевского Центра политико-правовых реформ Николай Хавронюк. Он признает, что контрабанду можно отнести как к внутренним, так и к внешним угрозам для государства, однако предполагает, что Зеленский решил применять процедуру санкций вместо уголовного преследования, поскольку она способна быстро принести политические дивиденды. "Для него имеет значение скорость", - уточняет Хавронюк.

По словам председателя правления киевского Центра гражданских свобод Александры Матвийчук, также подписавшей заявление правозащитников, аргументы сторонников Зеленского, которые объясняют введение санкций против украинских граждан коррумпированностью правоохранительных органов и судебной системы, не позволяющей эффективно привлечь контрабандистов к уголовной ответственности, не выдерживают критики. Матвийчук признает, что в работе судебной системы Украине очень много проблем.

Однако решая одну проблему, не стоит создавать другую, настаивает она. "Этот инструмент (санкции. - Ред.) применяют против людей, которые им (сторонникам таких мер. - Ред.) не нравятся", - объясняет правозащитница. Если власть сменится, и СНБО вдруг начнет на тех же основаниях налагать санкции на их единомышленников, то сторонники санкций первыми начнут говорить о ручном режиме управления и политических преследованиях, говорит Матвийчук.

С такой позицией согласна и руководитель исследовательской группы Восточной Европы и Евразии берлинского Фонда "Наука и политика" (SWP) Сьюзан Стюарт. По ее словам, проблемы украинской судебной системы, наоборот, делают еще более важным то, чтобы другие ветви власти - особенно президент и остальные высокопоставленные чиновники - действовали в соответствии с принципами правового государства. При этом президентская администрация склонна, по наблюдениям Стюарт, к принятию ситуативных решений, не имеющих прочной правовой основы и не соответствующих никакой стратегии. "Растущая роль Совета национальной безопасности и обороны также создает повод для беспокойства", - указывает эксперт.

Повторение ошибки времен Януковича

Однако коллективное заявление правозащитников, высказавших резкую критику, пока остается исключением. В целом санкции СНБО против "топ-контрабандистов" многие представители украинского гражданского общества встретили критично, но внимание экспертов и активистов было преимущественно направлено на то, что составленный по данным СБУ перечень "королей контрабанды" был далеко не полон. Либо на то, что наказание правонарушителей с помощью санкций подменяет собой системную борьбу с контрабандой - имеется в виду реформы на таможне или в правоохранительных органах.

По словам Матвийчук, такая близорукость властей может повлечь для украинского общества плохие последствия. В качестве примера она приводит произвольную отмену Конституционным судом политической реформы 2004 года во времена президентства Януковича, что вернуло последнему чрезвычайно широкие полномочия. По словам правозащитницы, тогдашние предупреждения экспертов и оппозиции также не нашли должного отклика в обществе: "За это мы все через несколько лет заплатили достаточно высокую цену в виде расстрелянных на Майдане безоружных протестующих".

То, что на Западе также не слышно критики в адрес санкционной практики СНБО и президента Зеленского, Стюарт объясняет многочисленными вызовами, которые стоят сейчас перед западными столицами, среди которых самым главным она называет пандемию COVID-19. "Это отвлекает внимание от других событий", - объясняет эксперт. К тому же, по ее словам, сейчас имеет место усиление группировки войск РФ на российско-украинской границе и в аннексированом Россией Крыме. "Только когда ситуация там немного успокоится, появится время заниматься другими событиями в Украине", - полагает Стюарт.

В любом случае пока что Владимир Зеленский не собирается прекращать санкционную практику. Он уже заявил, что хочет продолжить введение санкций против украинских контрабандистов.

Автор Александр Голубов

https://p.dw.com/p/3rw1X

***

Великая украинская информационная стена

В Киеве запланирована официальная презентация Центра противодействия дезинформации. Глава офиса президента Андрей Ермак расскажет работающим в Украине иностранным дипломатам, чем будет заниматься новая структура, созданная при Совете нацбезопасности и обороны. Вопросы возникают по той причине, что параллельно создается еще и Центр стратегических коммуникаций и информбезопасности при Министерстве культуры и информационной политики.

Оба центра в СМИ называют одинаково – по противодействию дезинформации. Чем они отличаются и почему возникла необходимость создавать отдельные структуры, пока непонятно. Исполнительный директор Института массовой информации Оксана Романюк сказала DW: «Никто ничего не знает, никто ничего не понял, но как-то уж будет…» Издание в своей публикации отмечает, что «процесс создания этого центра сопровождался хаосом и неразберихой, вызвавшими недоумение у наблюдателей, а попытки властей объяснить свои планы не добавили ясности».

Идея подобного центра в Украине обсуждалась с момента бегства из страны Виктора Януковича. Ее частичным воплощением стало создание в марте 2014 года «Украинского кризисного медиацентра» (УКМЦ), который был зарегистрирован как общественная организация. Учредители организации сообщают, в чем состояла первоначальная задача: «Быстрое реагирование на российскую оккупацию Крыма и защита суверенитета Украины». Затем центр значительно расширил работу, занимаясь не только распространением информации, но также проектами в сфере реформирования правительственных коммуникаций, «комплексным анализом дезинформационной деятельности в информационном пространстве», экспертизой и т.п.

Зимой министр культуры и информполитики Украины Александр Ткаченко анонсировал создание нового центра, который, по его словам, будет сотрудничать с подобными структурами, созданными в странах Евросоюза. «Правительство работает над реализацией двух инициатив: созданием центра противодействия дезинформации (сейчас официально называется Центр стратегических коммуникаций и информбезопасности. – «НГ») и проекта медиаграмотности», – сказал министр. Он уточнил, что второй проект планируется реализовать совместными усилиями Министерства культуры и информполитики, Министерства цифровой трансформации Украины, Министерства науки и образования. Что касается создания центра противодействия дезинформации, то, по словам Ткаченко, планировалось также сотрудничество с Советом нацбезопасности и обороны (СНБО): «Надеемся в ближайшее время дать ответы на те вызовы, которые нам дает российская пропаганда».

Из конкретики было известно о планах создания специальной интернет-платформы, на которой бы размещались все обнародованные в СМИ неправдивые сообщения одновременно с их фактическим опровержением. Кроме того, министр рассказал о намерении создать «онлайн-музей российской пропаганды, чтобы показать, каким образом работает российская информационная машина». «Как вы знаете, у президенту Зеленского есть и другие планы относительно создания международного информационного хаба… И тогда центр, который мы создаем сейчас, получит больше возможностей», – подчеркнул он.

Владимир Зеленский в недавнем видеообращении отметил, что «центр противодействия дезинформации станет информационным щитом Украины, сделает все, чтобы «черная пятница» наступила для всех пропагандистов и информационных диверсантов как извне, так и внутри страны». Решение о создании такого центра официально было принято на заседании Совета нацбезопасности и обороны 11 марта. Владимир Зеленский ввел это решение в действие своим указом 19 марта. В начале апреля был обнародован указ о назначении руководителем нового центра юриста Полины Лысенко, которая ранее работала в Национальном антикоррупционном бюро Украины, в офисе генпрокурора, а последние полгода занимала должность директора Департамента информполитики и связей с общественностью «Украинских железных дорог».

Лысенко заявила о намерении бороться с информационными угрозами, «направленными на расшатывание государственных институтов и манипулирование общественным мнением». Каким образом и при помощи каких инструментов будет реализована эта задача, вероятно, станет известно сегодня, когда новый центр будет презентован иностранным дипломатам. Первое знакомство состоялось в конце марта во время встречи Ермака с послами «большой семерки». Политолог Алексей Голобуцкий рассказал, о чем шла речь: «Центр будет анализировать работу российской пропаганды, бороться с дезинформацией и проводить собственные информационные операции по продвижению украинских тезисов на оккупированных территориях Донбасса и Крыма. Ведь за семь лет войны с Россией поток искаженных или даже вымышленных новостей резко возрос». Он заявил, что скоро ситуация изменится: «Важнейшие шаги уже сделаны – центр создали, поддержкой «большой семерки» заручились, команду для работы собрали. Поэтому сейчас есть все основания для эффективной борьбы с Кремлем в информационной сфере».

Тем же, судя по всему, будет заниматься и аналогичный центр при Министерстве культуры и информполитики. Его руководитель Любовь Цибульская, имеющая опыт работы директором группы анализа гибридных угроз Украинского кризисного медиацентра, ранее сказала Радио «Свобода», что государство давно должно было начать «борьбу с вражеским гибридным влиянием. Есть определенные действия в противостоянии дезинформации, которые может предпринять только государство, – ввести санкции, например». Отметим, что в феврале с.г. Совет нацбезопасности и обороны впервые применил такой инструмент в отношении украинских граждан – депутатов Верховной рады от партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Тараса Козака и Виктора Медведчука. В итоге прекратили вещание три украинских телевизионных канала.

Цибульская считает, что работы еще много: «Все это надолго. На десятилетия вперед. Мы будем теперь жить в мире дезинформации, и к этому нужно быть готовыми». В Украине спорят, как два центра по противодействию дезинформации распределят между собой полномочия и сферы ответственности. Возникает и вопрос о цензуре. Но ответов пока нет.

Автор Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

https://www.ng.ru/cis/2021-04-05/1_8120_ukraine.html


Об авторе
[-]

Автор: Евгений Лешан, Владимир Шевчук, Александр Голубов, Татьяна Ивженко

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.04.2021. Просмотров: 66

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta