Саммиты ведущих стран Запада и переговоры президента США Джо Байдена в июне 2021 года

Содержание
[-]

О развитии новой «Холодной войны» между странами Запада, с одной стороны, и Китаем и Россией, с другой стороны

Международно-политические события во время поездки президента США Джо Байдена в Западную Европу характеризовались продолжением двух тенденций.

Первая из них – попытки Соединённых Штатов мобилизовать своих европейских союзников на борьбу против Китая и России в рамках новой «Холодной войны». В этом деле президенту США Джо Байдену удалось добиться определённых успехов. В итоговых документах, принимавшихся по итогам всех мероприятий, в которых он участвовал в Западной Европе, содержится признание всеми подписантами РФ и Китая в качестве противников.

Вторая тенденция – стремление США и РФ установить рамки дозволенного, за которые обе стороны не намерены выходить в ходе новой «Холодной войны». Такими «рамками» станут соглашения о контроле над вооружениями, готовность достигать которых стороны подтвердили по итогам встречи в Женеве.

Переговоры Джо Байдена с Борисом Джонсоном

10 июня в графстве Корнуолл состоялись переговоры президента США Джо Байдена с британским премьером Борисом Джонсоном.

Их итогом стало подписание главами двух государств обновлённой Атлантической хартии. Как сообщают СМИ, документ содержит подтверждение общей ответственности за безопасность, декларацию возможности использования ядерных средств для защиты НАТО, и обязательство продвигать принципы ответственного поведения в киберпространстве.

Подписание обновлённой Атлантической хартии отражает основную тенденцию современных американо-британских отношений – усиление сотрудничества двух государств (в первую очередь, в политической и военной сфере) после брекзита. Выйдя из Евросоюза, Британия вернулась к активной внешней политике. Приоритетными регионами, в которых она разворачивает бурную политическую деятельность, являются бывшие английские колонии на Ближнем Востоке и в Юго-восточной Азии, а также – страны Восточной Европы.

Активизация внешней политики Лондона, а также – её экспансионистский характер, нашли отражение в представленной правительством Бориса Джонсона в марте текущего года стратегии внешней и оборонной политики. Документ предполагает существенное увеличение расходов на вооружённые силы и наращивание ядерного потенциала. Основными противниками Лондона в стратегии названы Китай и Россия, а главным союзником – Соединённые Штаты. Причём, в документе прямо говорится о приоритетности военно-политического (как в рамках НАТО, так и в двустороннем формате) направления сотрудничества с американцами. 

Интересно также, что в указанной стратегии британское правительство, фактически, прямо прописывает схему, при которой Лондон будет предоставлять военному союзу с Вашингтоном «мозги», в то время как американская сторона в этом союзе будет ответственна за финансовые расходы и грубую силу. Об этом можно судить по тому, что в стратегии британского правительства заявлено о «существенном научном потенциале Соединённого Королевства, который, в соединении с американскими финансами и военной мощью, может серьёзно усилить военно-политические возможности союза двух государств». 

В связи с вышеизложенным, подписание обновлённой Атлантической хартии следует воспринимать как одно из свидетельств тенденции на укрепление военно-политического сотрудничества Лондона и Вашингтона. Однако, в отношениях США и Великобритании далеко не всё радужно. Самые серьёзные разногласия у них наблюдаются по вопросу брекзита. В то время, как консервативное правительство Бориса Джонсона считает выход Британии из ЕС своим крупнейшим достижением, администрация Джо Байдена полагает, что этот шаг был ошибочным. 

Причиной таких оценок американской стороны является либеральная и глобалистская направленность действующего президента США и его окружения. В Белом Доме предпочли бы видеть Британию в рамках либерального проекта Евросоюза, одновременно делая её своим «агентом» внутри данного объединения и не давая Лондону возвращаться к более активной самостоятельной игре на международной арене. 

Кроме того, США недовольны отсутствием договорённостей о перемещении товаров и людей через границу между Северной и Южной Ирландией. Ирландская республика остаётся в ЕС, в то время как Северная Ирландия, принадлежащая Великобритании, из него выходит. При этом, между двумя Ирландиями не существует таможенной границы, а её установление противоречит так называемому Соглашению страстной пятницы, которое британское правительство заключило с сепаратистами ирландцами в 1998 году, чем положило конец конфликту в Ольстере. В настоящий момент, таможенный контроль осуществляется в море между Великобританией и Северной Ирландией, однако, долго так продолжаться не может, так как таможенный контроль в рамках одного государства попросту абсурден. 

США настаивают на соблюдении Соглашения страстной пятницы и сохранении «открытой» границы между Северной Ирландией и Ирландской Республикой. В Лондоне, в свою очередь, намерены рано или поздно установить на этой границе таможенный контроль. По итогам встречи американского президента с британским премьером, это противоречие так и не было урегулировано.  

Помимо вышеупомянутых тем, лидеры США и Великобритании обсудили Афганистан, Китай, Иран и Россию. В целом, по данным вопросам разногласий между Лондоном и Вашингтоном нет. КНР, РФ, и Иран в обоих столицах считают противниками. Не смотря на то, что в период президентской кампании Байден выражал намерения вернуться к «иранской ядерной сделке», пока нет чёткого понимания того, возможно ли это сделать и если да, то как именно и в какие сроки. 

Что же до Афганистана, здесь главным поводом для беспокойства мировой общественности служит то, что будет со страной после вывода американских войск, который завершится до 11 сентября текущего года. Учитывая внутриафганскую расстановку сил, есть все основания полагать, что спустя недолгое время после вывода американских войск, власть в стране возьмёт Талибан. И если для Лондона и Вашингтона такая перспектива не несёт большой угрозы, то для стран Центральной Азии она может быть чревата проблемами, связанными с распространением терроризма и религиозного экстремизма. Разумеется, прошедшие переговоры Байдена с Джонсоном не дали ответа на то, как будут решаться эти проблемы. 

Саммит стран «Большой семёрки» 

С 11 по 13 июня в Британии прошёл саммит «Большой семёрки», в котором приняли участие лидеры Великобритании, США, Канады, Японии, Франции, Германии и Италии.

По итогам мероприятия, главы государств G7 выпустили совместное коммюнике в котором:

  • Фактически признали Россию стороной конфликта на Донбассе и призвали ее «остановить дестабилизирующее поведение и злонамеренные действия», а также «выполнить международные обязательства и обязательства в сфере  прав человека». Последний вопрос явно является отсылкой к делу Алексея Навального.
  • Поддержали «Нормандский формат» в качестве инструмента урегулирования на Востоке Украины.
  • Выразили готовность вести совместную борьбу с дезинформацией и киберпреступностью.
  • Пообещали выделить свыше миллиарда доз вакцины для вакцинации бедных стран.
  • Выразили готовность преследовать лиц нарушающих права человека в Беларуси.
  • Высказались в пользу налогообложения технологических гигантов.
  • Выразили заинтересованность в стабильных и предсказуемых взаимоотношениях с Россией.
  • Призвали Пекин прекратить нарушения прав человека в мусульманском регионе Синьцзян и поддержали автономию Гонконга.
  • Заявили о намерении ограничить влияние Китая на мировую торговлю и бросить вызов практике, которая «подрывает справедливое и прозрачное функционирование мировой экономики».
  • Согласились, что оказание бедным и развивающимся странам единоразовой помощи для преодоления кризисов - важная, но недостаточная мера, и заявили о намерении рассмотреть более упорядоченные инвестиции в экономику ряда стран, в частности, в развитие рынков труда. В первую очередь, речь здесь идёт о так называемых «развивающихся странах» или «странах третьего мира».

По большому счёту, все вышеописанные пункты итогового коммюнике саммита G7 можно разделить на четыре группы, свидетельствующие о важных тенденциях современной мировой политики. Первая из них – это противостояние «коллективного Запада», в лице США и их союзников, с Китаем и Россией, имеющее геополитический характер. 

Заявления о «нарушении прав человека в Синцзяне и Гонконге», призывы остановить «недобросовестные торговые практики Китая», призывы бороться с дезинформацией и киберпреступностью, в которых США в последние годы обвиняют РФ, а также – намерения вводить санкции против Беларуси, входящей в российскую сферу влияния – свидетельства именно этой тенденции. На фоне вышеперечисленных пунктов, выраженное намерение «выстраивать стабильные и прогнозируемые отношения с Россией» выглядит как сугубо ритуальная фраза, цель которой – подготовить почву для будущей встречи Байдена с Путиным. 

Стоит отметить, что Китай отреагировал на совместное коммюнике «Большой семёрки» довольно жёстко. В понедельник, 14 июня, КНР выступила с осуждением совместного заявление стран G7. Посольство Китая в Лондоне заявило, что оно категорически недовольно и решительно против упоминаний Синьцзяна, Гонконга и Тайваня, которые разоблачают «зловещие намерения нескольких стран, таких как Соединенные Штаты». Кроме того, китайская сторона заявила, что время глобального экономического доминирования стран G7 прошло. В этой связи, можно прогнозировать, что геополитическое противостояние «коллективного Запада» с Китаем и Россией, в обозримой перспективе, продолжится. Объективных предпосылок для смены этого тренда, в настоящий момент, нет. 

Вторая важная тенденция, отразившаяся в коммюнике – это борьба национальных политических элит против транснационального технологического капитала. О ней свидетельствует желание лидеров G7 обложить налогами технологические корпорации, заставив их платить тем странам, в которых они работают (то есть, фактически, всем). В настоящий момент, такие компании платят мизерные налоги в так называемых «налоговых гаванях», при этом, действуя по всему миру. Но интерес западных элит к их налогообложению имеет не экономический, а политический характер. Недавние выборы в США в очередной раз показали, как велико влияние корпораций, оперирующих с большими данными, на политику. После этого, «масла в огонь» добавила книга директора Международного экономического форума в Давосе Клауса Шваба «Большая перезагрузка», которая, по сути, является манифестом глобальных технологических корпораций по преобразованию мира под себя и упразднению национальных политических и экономических элит. 

Намерения технологических глобалистов не остались незамеченными политическими элитами стран Запада. В результате, в их среде стали рождаться планы по «связыванию» технологических гигантов при помощи налогообложения. И дело здесь, в первую очередь, не в деньгах, которые можно выручить в качестве налогов, а в административном контроле, возможность которого порождает распространение на технологические компании юрисдикции национальных правительств. В обозримом будущем, на Западе мы будем наблюдать продолжение борьбы «старых» (политических) элит против «новых» (технологических). В странах Востока, таких как Китай и Россия, этот процесс уже закончился полной и безоговорочной победой политических элит. Красноречивым свидетельством тому служит недавняя история с «приведением к покорности» крупнейшего китайского техно-магната Джека Ма. 

Третья тенденция, о которой свидетельствует коммюнике G7 – отсутствие рабочей системы перераспределения материальных благ в мировом масштабе между странами «богатого Севера» и «бедного Юга». Намерение государств «Большой семёрки» выделить бедным странам единоразовую помощь и начать избирательные инвестиции в их рынок труда (чтобы хоть как-то обуздать массовую миграцию) – свидетельства того, что без административного вмешательства, перераспределение благ в глобальном масштабе при текущей экономической модели невозможно. В рыночных условиях, ресурсы в ней движутся строго в одном направлении – с «бедного Юга» на «богатый Север». А учитывая то, что на «бедном Юге» проживает большинство населения планеты и то, что многие из этих людей готовы выехать за рубеж в поисках «лучшей жизни», проблема миграционных кризисов, вроде того, что произошёл в ЕС в 2015 – 2016 гг., будет с каждым годом становиться всё более актуальной. 

Четвёртая и последняя тенденция современной международной политики – это необходимость борьбы с пандемией коронавируса. Существенно снизив деловую и экономическую активность, пандемия принесла немалые экономические убытки всем странам. В этой связи, намерения государств «Большой семёрки» продвигать вакцинацию в мировом масштабе с тем, чтобы восстанавливать деловую активность, вполне объяснимы. Кроме того, нельзя не учитывать и конкуренции производителей вакцин (большинство из которых являются западными) за рынки сбыта. Крупные государственные контракты на поставку вакцин в страны третьего мира – желанная «добыча» для фармацевтических гигантов. 

Саммит НАТО 

14 июня в Брюсселе состоялся саммит глав государств Североатлантического альянса.

По его итогам было принято подробное коммюнике, суть которого можно свести к трём пунктам:

  • Россию страны альянса считают для себя противником и угрозой номер один.
  • Китай они также признают своим противником и угрозой.
  • Ввиду геополитического противостояния с Россией и Китаем, страны альянса, в ближайшие годы, будут наращивать расходы на оборону и размещать всё больше войск в Восточной Европе.

Раскрывая эти пункты подробнее, отметим, что лидеры альянса призвали власти РФ исключить Чехию и США из списка «недружественных стран». Кроме того, они выразили обеспокоенность наращиванием военного потенциала России, проведением масштабных учений вблизи границ с НАТО, нарушениями воздушного пространства членов блока, и военной интеграцией РФ с Беларусью. Авторы коммюнике посвятили отдельный абзац «гибридным действиям» России, направленным против государств—членов НАТО (в нем, среди прочего, говорится о «попытках вмешательства в выборы и демократические процессы», «политическом и экономическом давлении и запугивании», «широкомасштабных кампаниях по дезинформации», «вредоносных кибероперациях»). Они также осудили РФ за использование «агрессивной и безответственной риторики» и «политику стратегического запугивания» в ядерной сфере. 

Как мы уже писали выше, противостояние США с Россией и Китаем носит объективный и долгосрочный характер. Вышеописанные характеристики РФ, которые дали в коммюнике по итогам саммита главы государств-членов НАТО, это лишь подтверждают. В этой связи, неудивительно, что ещё перед началом саммита, генсек альянса Йенс Столтенберг заявил о том, что в ближайшие годы НАТО будет наращивать военный потенциал (в первую очередь – численность войск) в Восточной Европе. Впрочем, любому наращиванию потенциала есть предел, что дал понять президент США Джо Байден, отвечая на вопрос о планах по принятию Украины в Североатлантический альянс. По его словам, в настоящее время говорить об этом рано. Сначала нужно «избавиться от коррупции, соответствовать другим требованиям, выполнить план действий» (ПДЧ Украине также предоставлять пока не планируют). Как заявил Байден: - «Ситуация непонятная, предстоит понять это в будущем, а пока мы будем делать все возможное, чтобы Украина была в состоянии сопротивляться физической агрессии России». 

Делая такое заявление перед встречей с Владимиром Путиным, американский президент дал понять, что не намерен переступать «красную линию», очерченную российским лидером в его недавнем интервью об Украине. Это свидетельствует о том, что доводить градус конфронтации с РФ в Восточной Европе до вероятности «горячего» конфликта США, в настоящий момент, не стремятся. Впрочем, наряду с этим, американский президент заявил, что «конфликт на Донбассе не является помехой для потенциального принятия Украины в НАТО». Но на фоне предыдущего заявления, это высказывание выглядит как стремление оставлять себе пути для торга и манёвра в ходе предстоящей встречи с Владимиром Путиным. 

В коммюнике по итогам саммита, «заявленные амбиции и напористое поведение Китая» впервые названы «системным вызовом» для безопасности стран НАТО и «основанного на правилах международного порядка». В документе содержится список претензий в адрес Пекина, ранее неоднократно оглашавшийся Вашингтоном, но впервые официально поддержанный его европейскими союзниками. Среди прочего Китай обвиняют в проведении политики, идущей вразрез с «базовыми принципами» Вашингтонского договора о создании НАТО, быстром и нетранспарентом наращивании ядерного арсенала, слиянии военного и гражданского секторов, а также проведении совместных с Россией учений. 

Собственно, здесь ситуация аналогична той, которая имеет место в случае с Россией. Для Соединённых Штатов, а значит – и для их европейских союзников и сателлитов, Китай является геополитическим противником. В документе ему уделяется меньше внимания, чем России, лишь по причине географической удалённости от Европы. Впрочем, в последний год в американском политикуме уже неоднократно звучали призывы создать «тихоокеанское НАТО», объединив в военно-политический блок союзников США в регионе и направив их усилия на «сдерживание Китая». Аналогичные предложения звучали и от тайваньского руководства. А правительство Индии, в свою очередь, хотя и не делает громких заявлений по этому поводу, достигло определённых успехов в формировании подобия «антикитайского блока» в регионе. 

Ввиду вышеописанного противостояния с Россией и Китаем, страны НАТО планируют увеличивать расходы на оборону и наращивать военные контингенты в Восточной Европе. Именно это является основной идеей стратегии развития военно-политического блока под названием «НАТО – 2030», которую обсуждали на саммите. В принятом коммюнике предполагается, что суммарный оборонный бюджет всех 30 стран НАТО вырастет на 4,1% в 2021 году и составит $1,049 трлн. (из них $726 млрд. придется на США, а $323 млрд. — на их союзников). 

Стоит отметить, что далеко не все страны объединения довольны увеличением расходов на оборону в долгосрочной перспективе. Так, на подготовительной видеоконференции министров обороны и иностранных дел стран НАТО, состоявшейся за 2 недели до саммита, представители Франции выражали недовольство требованиями руководства альянса тратить больше на оборону. В этой позиции отражается стремление Франции к частичному обособлению от политического контроля со стороны Вашингтона и проведению более независимой внешней политики. В последние годы, президент Эммануэль Макрон даже несколько раз публично заявлял о поддержке концепции «Европы от Лиссабона до Владивостока», предложенной некогда ещё Шарлем Де Голлем. Впрочем, дальше слов дело в этом отношении пока не зашло. 

Подводя итоги саммита НАТО, отметим, что как и после саммита «Большой семёрки», в очередной раз подтвердилось то, что «новая Холодная война» между Соединёнными Штатами и их союзниками с одной стороны, и Россией и Китаем – с другой, является основным долгосрочным трендом современных международных отношений. 

Саммит США - ЕС 

15 июня в Брюсселе состоялся саммит США – ЕС, в котором приняли участие президент Соединённых Штатов Джо Байден, глава Европейского совета Шарль Мишель и председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Основными темами для обсуждения стали совместное противодействие Китаю и России, а также – спорные вопросы экономического взаимодействия. В заключительной декларации саммита 15 июня Китай упоминается на первом месте среди противников. Стороны договорились более тесно сотрудничать и координировать свою политику в рамках их «похожих» подходов к КНР, содержащих «элементы сотрудничества, конкуренции и системного соперничества». Фон дер Ляйен пояснила, что в Евросоюзе хотят сотрудничать с Пекином, в частности, для противодействия изменениям климата. При этом, в экономике Китай воспринимают как конкурента, а в вопросах политической системы, «прав человека и человеческого достоинства»,  ЕС и КНР являются системными соперниками. По крайней мере, именно это следует из заявлений, сделанных по итогам саммита. 

Относительно России, в американо-европейской декларации сказано, что стороны «готовы решительно реагировать на повторяющуюся схему негативного поведения и вредоносных действий, которые Россия должна исправить, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение отношений». ЕС и США призвали Москву прекратить преследования гражданского общества, оппозиции и независимых СМИ, а также позволить иностранным дипломатам работать в России в безопасности. В то же время, ЕС и США заявили о желании поддерживать открытыми каналы коммуникации с Россией. Последняя фраза, очевидно, была включена в декларацию в качестве «ритуальной» накануне встречи Байдена с Путиным. 

Из вышеизложенного следует, что администрации Байдена удалось найти подходы к европейским союзникам и сателлитам США, уговорив их выступить «единым фронтом» против Китая и России. Учитывая то, что дальнейшее ввязывание в геополитическую конфронтацию несёт серьёзные экономические риски и издержки для европейских государств, достичь этого американской стороне было не просто. Экономической уступкой американцев, на этом фоне, выглядит первичное урегулирование спора о «крупных транспортных самолётах», который идёт между Соединёнными Штатами и Евросоюзом в рамках Всемирной торговой организации с 2004 года. 

Конфликт по Airbus и Boeing был самым длительным спором в истории ВТО. Начался он в 2004 году, когда США подали жалобу на предоставление в ЕС Airbus субсидий, которые в Вашингтоне считали неправомерными. В следующем году Брюссель подал аналогичную жалобу на поддержку Boeing из бюджета США. В 2019 и 2020 годах ВТО разрешила сторонам наложить штрафные пошлины на экспорт в общей сумме на 11,5 млрд. долларов. 

По итогам прошедшего саммита, стороны достигли согласия в этом торговом споре о субсидиях. Соглашение не является окончательным разрешением спора. Скорее, это «перемирие» в нем. Пока Вашингтон и Брюссель лишь отсрочили на пять лет взаимное применение штрафных пошлин. Это время они используют, чтобы целиком урегулировать спор в вопросе «больших гражданских самолетов». Для этого создадут специальную рабочую группу. Кроме того, США и ЕС договорились предоставлять финансирование производителям самолетов только на рыночных условиях, выделять деньги на научно-исследовательские работы в рамках прозрачного процесса и делать доступным разработки, спроектированные за государственные деньги.  

Помимо вышеизложенных вопросов, стороны обсуждали совместное санкционное давление на Беларусь (его следует рассматривать в общем контексте противостояния с Россией и Китаем), а также – вопросы климата. Вообще, следует отметить, что тема климата была заявлена в качестве одной из основных во время всех встреч и саммитов, которые мы анализировали в данном материале. Однако, примечательно, что по итогам всех их не было достигнуто ни одного формального соглашения по этой теме. Данное обстоятельство демонстрирует то, насколько сильны расхождения между разными странами по «климатическому» вопросу, и насколько даже ближайшие союзники США противятся их идее контролировать промышленное развитие всего мира за счёт введения «карбонового налога».

Встреча Джо Байдена с Владимиром Путиным в Женеве

16 июня в Женеве состоялась встреча Джо Байдена и Владимира Путина.

В ходе неё, российская и американская делегации провели два раунда переговоров: один в «узком» формате (президенты и главы внешнеполитических ведомств), а второй – в «расширенном» (при участии других членов делегаций).

По итогам переговоров, Путин и Байден приняли совместное заявление, его текст приводится на сайте Кремля. Оно посвящено контролю над стратегическими вооружениями: «Сегодня мы подтверждаем приверженность принципу, согласно которому в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана» - гласит документ. Страны намерены запустить комплексный двусторонний диалог по этой проблематике.

В целом, итоги переговоров лидеров двух стран оправдали прогнозы экспертов, делавшиеся накануне встречи, и не принесли сюрпризов. Байден и Путин договорились о:

  • Возврате послов в Москву и Вашингтон.
  • Продолжении диалога по стратегической стабильности (контроль над ядерными вооружениями).

Кроме того, лидеры двух стран выразили намерение (то есть, не факт, что это состоится):

  • Наладить диалог по киберугрозам.
  • Наладить диалог об обмене заключёнными гражданами РФ и США.

В своей пресс-конференции и в ходе переговоров, Байден акцентировал внимание на правах человека и свободе либеральных СМИ в России. В значительной мере, обращение к этим темам было обусловлено внутренним запросом американского общества. Путин на это отвечал, что они – несистемные либералы и их медиа - иноагенты и в США эта практика давно принята, а Навального посадили за дело. Кроме того, по словам Байдена, российская сторона готова помочь в обеспечении стабильности в Афганистане после ухода американских войск и переговорах с Ираном по новой "ядерной сделке".

Интересно, что в своей пресс-конференции, Байден, отвечая на вопрос о правах человека в России, назвал её "Major global power" ("Крупная мировая держава"). Барак Обама, будучи президентом, называл РФ "не более, чем региональной державой". Таким образом, смена роли России в мировых процессах в глазах американского руководства налицо.

Что же до Украины, как и ожидалось, особых подвижек по этой теме не произошло. Оба президента на словах подтвердили приверженность выполнению "Минских соглашений". Впрочем, это не значит, что США запретят Киеву требовать их переписать и иными способами саботировать процесс выполнения.  Байден также подтвердил приверженность территориальной целостности Украины. По факту, как и ожидалось, по Украине никаких договорённостей не достигли, ввиду кардинального различия позиций сторон.

В целом же, можно констатировать, что главным итогом этой встречи стало подтверждение намерений США и РФ установить некие «рамки дозволенного», за которые обе стороны не намерены выходить в процессе новой «Холодной войны». В роли таких «рамок», очевидно, выступит система соглашений по контролю над вооружениями. 


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.06.2021. Просмотров: 48

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta