Саммит Евросоюза: о конфликте ценностей, миграции и международной роли России

Содержание
[-]

Саммит ЕС: о конфликте ценностей, миграции и международной роли России 

Европейский идеализм, гуманизм и сухой прагматизм смешались в дискуссии на высшем уровне в Брюсселе.

После недель смятения от шока беспрецедентной волны мигрантов, прорвавшей юго-восточные рубежи Европы, после эмоционального обмена обвинениями лидеры 28 стран Евросоюза договорились в общих чертах о том, как оборвать спираль эскалации миграционного кризиса. Начавшийся в среду саммит закончился во втором часу ночи четверга.

«В последние недели мы видели, что Европа не только наблюдает. Сами граждане взялись за дело и не только для телевизионных картинок из Мюнхена, Коса или Кале, а по всей Европе проявили отзывчивость и человечность», — заявил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, как бы упрекая политические элиты некоторых стран.

«Это Европа, которая берет на себя ответственность, и люди по праву требуют того же от политики», — продолжал он.

Европейский идеализм, гуманизм и сухой прагматизм смешались в дискуссии на высшем уровне в Брюсселе.

Несмотря на разногласия в деталях, все сошлись на том, что надо прекратить хаос на внешних границах союза и восстановить порядок, определенный шенгенскими правилами: мигрантов принимать, регистрировать, сортировать, подпадающим под конвенцию о беженцах оперативно предоставлять убежище и расселять по странам ЕС, а тех, кто не отвечает критериям, возвращать туда, откуда пришли.

Регистрация со снятием отпечатков пальцев будет производиться в специальных пунктах приема мигрантов — hot spots. Они создаются во «фронтовых странах» — Италии, Греции — и в других. Разместить у себя такие пункты вызвалась, например, Болгария.

Канцлер Ангела Меркель, которую многие обвиняли в «привлечении» мигрантов, заявила на саммите, что строительство заборов и стен не решит проблемы. В то же время, не прошедших тест на критерии беженца следует, по ее словам, выдворять обратно.

И еще у беженцев нет права выбирать страну назначения. Осталось, чтобы мигранты услышали эти слова канцлера.

Все согласны, что надо помочь тем странам ЕС, которых больше других затронул удар миграционной волны, а также странам ближневосточного региона, которые приняли основную массу беженцев из Сирии. Это прежде всего Турция (2 млн. беженцев), а также Иордания и Ливан. Чтобы беженцы, по словам Франсуа Олланда, не пытались идти дальше в Европу, рискуя жизнью. Чтобы они оставались ближе к дому.

Наконец, намечены амбициозные долгосрочные и дорогостоящие меры, обращенные к корням проблемы миграции, в основном увеличение помощи развитию стран Африки и Ближнего Востока. Перед европейской дипломатией поставлена задача активизировать работу с международными партнерами по урегулированию конфликтов в Сирии, Ливии, Ираке и Афганистане. В первую очередь в Сирии. Среди международных партнеров названа и Россия.

Саммит проходил порой на повышенных тонах, как признал председатель Евросовета Дональд Туск, пришедший ночью на итоговую пресс-конференцию вместе главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером. Нетрудно представить себе обмен репликами, скажем, между канцлером Австрии и премьер-министром Венгрии, намекнул он.

Но, по словам Юнкера, «атмосфера встречи была лучше, чем ожидалось». Главы государств и правительств дали Брюсселю добро на привлечение дополнительных денег. С начала кризиса в мае Еврокомиссия исчерпала возможности найти средства в бюджете ЕС: она за счет неиспользованных остатков и других программ  удвоила ресурсы для преодоления кризиса беженцев, увеличив их с 4,6 млрд, евро до 9,5 млрд. евро.

Принятым в среду решением более миллиарда евро добавлено для экстренной помощи пострадавшим от кризиса членам союза, специализированным структурам ЕС, на гуманитарную помощь, увеличен взнос во Всемирную продовольственную программу. Дополнительные средства пойдут на стабилизацию ближайших соседей: до 1 млрд. евро — Турции, 700 млн. евро — Сербии и Македонии. Юнкер обещал до конца года значительно укрепить пограничную службу ФРОНТЕКС, превратить ее в «полноценное европейское агентство по охране границ и прибрежных вод» с расширенным мандатом, позволяющим, например, депортировать нелегальных мигрантов.

Накануне саммита произошло событие, которое многие начали было толковать как раскол ЕС. Совет министров юстиции и внутренних дел принял постановление о расселении 120 тысяч беженцев. Впервые в его практике оно принято не консенсусом, а поставлено на голосование. Чехия, Словакия, Румыния и Венгрия проголосовали против, Финляндия воздержалась. Победило квалифицированное большинство, и принятый документ обязателен к исполнению всеми странами ЕС.

На саммите ни один лидер не стал его оспаривать. Венгрия тоже примет отведенную ей квоту мигрантов. Решено, проехали, забыли, сосредоточимся на том, что делать дальше, прокомментировала это обстоятельство президент Литвы Даля Грибаускайте.

«Надо было выполнять принятые раньше, еще весной, решения о защите внешних границ, реадмиссии, помощи странам происхождения беженцев. Европа не может принять миллион мигрантов... Солидарность не должна навязываться силой», — сказала она, беседуя с нами у подъезда Совета ЕС.

Премьер Финляндии Юха Сипила реагировал спокойнее: «Вчерашнее постановление было только о распределении бремени. А надо сосредоточиться на долговременных вопросах. Их решение должно быть основано на наших общих ценностях».

Награжденный ярлыком злостного нарушителя европейских ценностей премьер-министр Венгрии Виктор Орбан парировал атаки: «Венгрия находится на внешней границе Шенгена и выполняет Шенгенскую конвенцию, которая пока что действующий закон ЕС. Мы не закрываем границу как таковую. Мы закрываем «зеленую» границу, а через пункты перехода любой может попасть в Венгрию легальным путем... Иначе весь ЕС будет в хаосе. Если Греция не может охранять своих границ (обычно мигранты попадают сначала в Грецию — А.М.), мы любезно попросим ее позволить другим странам охранять их».

Западный лагерь возмущен национальным эгоизмом восточноевропейских союзников. «Европа — это общие ценности, принципы, — настаивает Франсуа Олланд. — Кто не уважает их, должен ставить вопрос о своем пребывании в ЕС».

С ним солидарен бельгийский премьер Шарль Мишель. «Недопустимо, что некоторые европейские страны видят в ЕС «банкомат» для финансирования своего развития, и в то же время систематически отказываются проявлять солидарность... Да, их надо наказывать. Либо вы выполняете все решения, принятые на уровне ЕС, либо вы против. Тогда должны платить по счетам, а счета — это штрафные санкции».

Действительно ли первая серьезная гуманитарная катастрофа в ЕС выявила ценностный раскол между западными странами и восточноевропейскими новичками, недавно пришедшими в союз из-за «железного занавеса» с клятвой на устах быть верными ценностям, на которых строился этот союз? Конфликт цивилизаций внутри ЕС?

Министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, который во вторник председательствовал на том самом самом заседании Совета ЕС, где принималось решение о расселении мигрантов, был явно озадачен вопросом.

Насколько он понял, в восточноевропейских странах все решения ЕС рассматривают как диктат. После десятилетий советского диктата воспитался де рефлекс отвергать с порога все, что предлагает Брюссель. Это весьма спорный аргумент, потому что в Брюсселе каждое государство через европейские институты имеет право участвовать в решении. Чего не было ни в СССР, ни в СЭВ.

Наверное, в тех обществах, размышляет люксембуржец, больше, чем на западе, бытует представление, что иностранец с другим цветом кожи, другой религией или другой культурой — это нечто, что разрушает единство общества. Но политики не должны потворствовать предрассудкам, а должны бороться с ними. Эти страны всего-то 10-12 лет как члены ЕС, и надо проявить терпение, разъяснять их населению европейские ценности и достигнутые за время европейской интеграции завоевания ЕС, которые для краткости определены одним французским словом acquis.

По историческим меркам, совсем недавно Германия была нацистской. С тех пор Европа, усвоив горькие уроки, преобразилась. Тем, кто все это время оставался за «железным занавесом», придется нагонять.

Председатель Европарламента, немец Мартин Шульц политкорректно не считает разный подход к беженцам ценностным расколом Европы.

«Да на востоке Европы, конечно, есть исламофобы, ксенофобы, радикалы, выступающие против некоторых наших ценностей, — сказал он, отвечая на «каверзный» вопрос французской журналистки. — Но и в вашей стране есть партия (Национальный фронт – А.М.), которая следует точно такой же линии и, по данным опросов, за нее 25 процентов населения. Так что нельзя говорить, что это явление чисто восточноевропейское».

Вопрос француженки был связан с высказываниями премьер-министра Словакии, социалиста Роберта Фицо, который согласен принимать в Европе беженцев-христиан, но не мусульман.

Ксенофобские и неонацистские партии воспользовались недовольством части европейского населения мигрантами и усилили свои позиции в парламентах. Рецидивы ксенофобии проявились даже в правящих партиях восточноевропейских членов ЕС, и политический мейнстрим союза сдерживает их. Они не делают погоды в европейской политике.

Судя по освещению миграционного кризиса официозными СМИ России, в нашей стране некому сдерживать. А лидер Национального фронта Марин Ле Пен — желанный гость в Москве...

Но в решении глубинных проблем миграционного кризиса Евросоюз и его члены готовы сотрудничать со всеми полезными в данном вопросе международными игроками, какие бы ценностные различия их ни разделяли. Будь то путинская Россия, Иран или диктатуры Персидского залива. Достаточно, чтобы игрок имел хотя малейшее влияние в стране и регионе.

Семьдесят пять лет назад в борьбе против Гитлера Запад пошел на сотрудничество с несимпатичным ему Сталиным.

В ответ на наш вопрос о том, должна ли Россия участвовать в решении сирийской проблемы, глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, проходя в дверь Совета ЕС, коротко бросила: «Да».

По мнению Франсуа Олланда, все, кто может содействовать политическому решению в Сирии, должны быть за столом переговоров. Это принципиально, подчеркнул он. Франция за то, чтобы немедленно начать процесс политического перехода в Сирии, но при условии, что Башара Асада не должно быть по завершении этого процесса. Невозможно представить себе будущее Сирии во главе с Асадом. Те, кто воюет против него более трех лет, чьи семьи потеряли близких в результате бомбежек, применения химического оружия, не могут себе представить возращения Сирии к исходной точке.

Ангела Меркель уверена, что «нужно разговаривать со многими игроками, включая Асада». Надо также работать над формированием правительства национального единства в Ливии.

Об этом европейские лидеры намерены разговаривать с партнерами на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, где среди прочих будет и президент России Путин.

Закрывая саммит ЕС, его председатель Дональд Туск отметил, что дискуссия европейских лидеров была основана на фактах, а не на эмоциях. В Сирии находятся восемь миллионов перемещенных лиц, в то время как около четырех миллионов бежали в соседние страны. ЕС говорит о миллионах потенциальных беженцев, пытающихся попасть в Европу только из Сирии. Не говоря уже об Ираке, Афганистане, Эритрее и других местах.

Когда Туск был в лагерях беженцев в Турции и Иордании, он услышал от их обитателей единственное желание: «мы полны решимости попасть в Европу». То есть, большая волна мигрантов еще впереди. Поэтому Евросоюзу придется исправлять политику «открытых дверей и окон». Теперь главное внимание — защите внешних границ союза, помощи беженцам и соседним с ЕС странам. Меры, о которых договорились лидеры ЕС, не закончат кризис, признал Туск, но это  необходимые шаги в правильном направлении.

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Минеев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.09.2015. Просмотров: 180

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta