США намереваются перебросить войска из Афганистана в Центральную Азию

Содержание
[-]

***

Появление американских военных баз в зоне действия ОДКБ вызовет в регионе хаос.

Одной из главных тем встречи президентов России и Таджикистана Владимира Путина и Эмомали Рахмона был вопрос безопасности Центральной Азии в связи с объявленным выводом войск США из Афганистана.

Вашингтон рассматривает Таджикистан и Узбекистан в качестве резервных территорий для переброски своих войск. «Ситуация в Афганистане обоснованно вызывает озабоченность в соседнем Таджикистане», – заявил Владимир Путин 8 мая на встрече в Москве со своим таджикским коллегой Эмомали Рахмоном. Эта озабоченность связана с началом вывода американских войск из Афганистана. По договору, подписанному в феврале 2020 года, США должны были полностью вывести своих военных из страны к 1 мая 2021 года, но не успели и перенесли вывод войск символично на 11 сентября 2021 года.

Однако полностью уходить из региона США не спешат и рассматривают страны Центральной Азии как новый плацдарм для размещения своих войск. Об этом сообщил со ссылкой на свои источники Wall Street Journal. При этом формального запроса властям республик пока сделано не было. В качестве плацдарма рассматриваются две страны – Таджикистан и Узбекистан. Как уточняет американское издание, размещение военных баз в этих странах позволит США быстро реагировать на происходящее в Афганистане. Однако мощное военное присутствие России в регионе, растущее влияние Китая, напряженные отношения с США усложняют планы американских военных. Эмомали Рахмон не случайно был приглашен в Москву.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Во-первых, в Таджикистане расквартирована российская военная 201-я база, и, как сказал Владимир Путин, «мы работаем над ее укреплением». В частности, на днях в Душанбе побывал министр обороны РФ Сергей Шойгу, где подписал соглашение о создании объединенной системы противовоздушной обороны. «Москва делает все для поддержки Душанбе в сфере безопасности», – обратил внимание своего таджикского коллеги Владимир Путин и предложил ему высказать мнение по данной теме.

Для Таджикистана размещение американских военных стало бы хорошей возможностью для пополнения бюджета. Тем более что в первой половине нулевых годов с территории республики шла поддержка военной операции в Афганистане – в аэропорту Душанбе базировались французские истребители Mirage-2000 и топливозаправщики C-135F. Помимо оплаты за аренду аэропорта Таджикистан до 2019 года получал и военную помощь от США. Поэтому Москве было важно упредить действия Душанбе и дать понять, что не в его интересах соглашаться на предложения США, если такие поступят.

Директор Агентства этнонациональных стратегий, профессор Александр Кобринский считает, что «очередное возможное появление американских военнослужащих в регионе создаст угрозы нестабильности не только для стран Центральной Азии, но и для России». «Американцы установили полный контроль над внешней и внутренней жизнью Афганистана. После частичного вывода войск о полном выводе речь не идет, будут контролировать Афганистан по внешнему периметру. Заодно выход на республики Центральной Азии, если он состоится, позволит контролировать и все страны региона, и Россию. Поскольку они заходят на территорию ОДКБ. В перспективе, я почти уверен, США постараются передать оперативное управление регионом своему союзнику по НАТО – Турции», – сказал «НГ» Кобринский. Эксперт уверен, что это делается, чтобы «распылить силы России».

«Пока запроса от США странам региона нет, но Россия должна быть готова в возможному развитию ситуации. Ибо это принесет в регион хаос. В частности, в условиях закрытия границ разрастается исламское радикальное подполье, которое может организовать теракты и беспорядки в странах проживания, в том числе в России. Усилилось англосаксонское влияние, с помощью которого крупные игроки будут контролировать все точки на нашей планете, напрямую или опосредованно», – подчеркнул Александр Кобринский.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев считает, что ни у кого из американских президентов, включая и Джо Байдена, не было и нет задачи вывести войска из Афганистана. «Перед Байденом стоит задача переформатировать инструментарий управления афганским конфликтом и сохранить возможности США в использовании афганской территории для решения своих геополитических задач», – сказал «НГ» Князев. По его словам, решение Байдена подразумевает сохранение военного присутствия и сохранения контроля над военно-политической ситуацией в стране в первую очередь – с использованием частных военных компаний. Уже сейчас в Афганистане выполняют задачи в интересах США от 18 до 25 тыс. наемников ЧВК, притом что численность штатного контингента Пентагона – 2,5 тыс. военнослужащих. По мнению эксперта, все разговоры об уходе США из Афганистана направлены на манипулирование массовым общественным мнением.

«Существует достаточно много соглашений между США и странами Центральной Азии, позволяющих использование Пентагоном региональных коммуникаций, в первую очередь авиационных. И создавать некие громоздкие объекты, получая при этом множество проблем, затрачивая немалые ресурсы, вряд ли целесообразно», – полагает Князев. По его словам, для локальных военных вмешательств в Афганистане будет достаточно, пожалуй, возможностей USCENTCOM, чтобы с авианосцев из акватории Аравийского моря отправить бомбардировщики или десант спецназа. «На дворе уже далеко не 2001 год, когда попытки создания баз Пентагона в регионе вызвали бы весьма мощное противодействие со стороны России и Китая, а рычагов и ресурсов такого противодействия как у РФ, так и у КНР вполне достаточно, отдельные немалые проблемы способен создать и Иран», – подчеркнул Князев.

По его словам, активность со стороны России и Китая в любом случае будет нарастать, в последние примерно три года российская сторона продемонстрировала свои возможности влияния и на «Талибан» (запрещен в РФ), и на легитимную афганскую оппозицию, включая этнополитические партии. В частности, 18 марта 2021 года в Москве прошли консультации с участием делегации «Талибана», после которых талибская сторона отказалась от организуемой, по сути, американцами большой конференции в Стамбуле, где она так и не состоялась 24 апреля.

«Этот успех российской дипломатии имеет, конечно, кратковременное значение, и это тактический успех, но на фоне торможения переговоров в Дохе и срыва стамбульской конференции весьма показательный», – считает Князев.

Китай, по его словам, меньше проявляет свою активность в политическом плане, но он пока не продемонстрировал своих финансово-экономических возможностей в Афганистане в той мере, как в странах Центральной Азии. Вряд ли США смогут что-либо адекватное этому противопоставить. «Наверное, в центральноазиатских столицах должны эту ситуацию понимать и становиться сдержаннее в реализации своих «многовекторных» внешнеполитических концепций», – отметил эксперт.

Автор Виктория Панфилова, oбозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/cis/2021-05-10/1_8143_asia.html

***

Узбекистан и Таджикистан становятся новыми точками противостояния Вашингтона и Пекина

Решение Джозефа Байдена о выводе войск из Афганистана не находит понимания у военного руководства США.

Несмотря на поддержку главы Белого дома министром обороны Ллойдом Остином, сразу несколько высокопоставленных генералов Пентагона высказали свои опасения по поводу развития ситуации в регионе после ухода войск США и их союзников по НАТО из страны. При этом переброска американских военных в Таджикистан и Узбекистан может быть осложнена геополитическими обстоятельствами.

Свое решение Джозеф Байден озвучил в начале апреля, определив и сроки вывода войск – с 1 мая к 11 сентября 2021-го –20-й годовщине атаки смертников на башни-близнецы в Нью-Йорке, после которой и началась война с терроризмом и ввод Армии США в Афганистан. За время 20-летнего пребывания в регионе стоимость операций составила 737,6 млрд долл. Эти деньги в том числе шли и на оснащение и обучение правительственной армии Афганистана. Жертвами конфликта стали почти 2,5 тыс. американских военнослужащих, свыше 20,7 тыс. были ранены. По факту результат нулевой. Главарь запрещенной в РФ «Аль-Каиды» Усама бен Ладен хоть и убит, а «Талибан» (организация также запрещена в России) пусть и потерял былое влияние, но никуда не исчез. Сегодня к нему присоединились и вытесняемые сирийскими и российскими военными из Сирии боевики запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ). На порядок вырос и наркотрафик, с которым американцы банально не боролись.

«Решение президента дает нам возможность перераспределить усилия, чтобы сдерживать или, если потребуется, победить противников. И мы продолжим это с не меньшей эффективностью, в том числе активизируя наши союзы, такие как НАТО, и борясь с вызовами, которые угрожают национальным интересам», – сказал в поддержку решения своего шефа министр обороны США Ллойд Остин.

Впрочем, как пишет американская Wall Street Journal, в самом Пентагоне по этому поводу единого мнения нет. Глава Центрального командования Вооруженных сил США генерал Кеннет Маккензи, председатель комитета начальников штабов генерал Марк Милли и командующий миссией НАТО в Афганистане генерал Остин Скотт Миллер призвали оставить в Афганистане хотя бы 2,5 тыс. штыков. По их мнению, это сможет нивелировать последствия оставления афганского плацдарма. Но на это надежд немного. Вспомним опыт СССР. В 1989 году Москва вывела свой ограниченный контингент из Афганистана, а уже через три года Кабул заняли радикальные исламисты.

Отметим, что США ранее провели «сокращение» своих войск в Ираке, но продолжают поддерживать свое присутствие в этой стране, как на его территории, так и соседней Сирии. В случае с Афганистаном может быть разыгран аналогичный сценарий – вроде ушли, а на самом деле остались. Именно поэтому и обсуждается вариант перебазирования основных сил в соседние Узбекистан и Таджикистан. Wall Street Journal подчеркивает со ссылкой на Пентагон, что США нуждаются в военных базах для личного состава, артиллерии, беспилотнников и авиации, которые бы продолжили поддерживать правительство Афганистана и сдерживать «Талибан».

Напомним, у США уже были базы в Киргизии и Узбекистане, однако в 2005 и 2014 годах они были свернуты. В Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которую входят РФ и Таджикистан, «НГ» сообщили, что не имеют данных о планах Вашингтона относительно вывода войск. Кроме того, представители альянса заявили, что «заявок на транзит военнослужащих и военных грузов России от США не поступало». В ОДКБ предположили, что если вывод американских войск и состоится, то только на территорию Узбекистана. Страна не входит в ОДКБ, что дает возможность американскому руководству для ведения переговоров с Ташкентом.

Существует и третья заинтересованная в стабильности ситуации в регионе страна – Китай. Представительница МИД КНР Хуа Чуньин заявила, что Пекин «шокирован» недавними атаками и «глубоко опечален» высоким числом жертв. Она также призвала Вашингтон выводить войска «в ответственной манере». «Необходимо отметить, что недавнее резкое объявление США о выводе войск из Афганистана привело к серии атак с использованием взрывчатки по всей стране, тем самым ухудшив ситуацию с безопасностью и создав угрозу миру и стабильности, а также жизни и безопасности людей», – говорится в заявлении МИД КНР.

Писатель, китаевед Юрий Тавровский высказал «НГ» мнение, что Пекин внимательно следит за развитием ситуации. «Китайцев вполне устраивало присутствие США и НАТО в Афганистане. Главное, чтобы сохранялся статус-кво. В противном случае есть вероятность того, что исламские радикалы начнут влиять на ситуацию в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Но об этом Пекин никогда не скажет открыто», – отметил Юрий Тавровский.

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский говорит, что вероятность сценария, при котором американцы смогут перебазировать свои войска в Узбекистан или Таджикистан, равна нулю. «Что касается Таджикистана, то на его территории находится крупнейшая в регионе российская военная база. А в случае с Узбекистаном США своими же руками разрушили военное сотрудничество – фактически получив возможность создания на территории этой страны 20 лет назад полноценной военной базы, американцы от военных вопросов перешли к политическим, начали учить Ташкент, как проводить внутреннюю политику, за что и были изгнаны из страны. В результате в узбекской Конституции появился пункт о невозможности размещения на территории Узбекистана каких-либо иностранных военных баз», – сообщил Виктор Мураховский.

Таким образом, США сейчас в непростой ситуации: при том что у Вашингтона есть опасения в связи с усилением влияния в Афганистане Китая, с одной стороны, ему мешает российское военное присутствие в Таджикистане, с другой – прежние разногласия с Узбекистаном. Вывод войск из Афганистана может «по техническим причинам» затянуться не на 14 отмеренных месяцев, а на годы.

Автор Дмитрий Литовкин

https://www.ng.ru/cis/2021-05-10/5_8143_confrontation.html

***

Узбекистан намерен играть одну из ведущих ролей в налаживании мирной жизни Афганистана

Резко активизировавшаяся деятельность целого ряда стран вокруг Афганистана в последнее время оказалась связана прежде всего с уже объявленной вроде как окончательной датой (впрочем, до сентября еще может измениться) вывода американских войск из этой многострадальной страны.

Хотя планировавшаяся в Стамбуле многосторонняя конференция по Афганистану была отменена (да и, по сути дела, ни одного вопроса афганской проблемы она все равно бы не решила), стало ясно, что многое в афганской тематике будет зависеть не только от влиятельных игроков в регионе, но и от стран, непосредственно граничащих с Афганистаном, и особенно Узбекистана. Именно в Ташкенте летом пройдет международная конференция высокого уровня «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности» представителей стран Центральной Азии по афганскому урегулированию, а сам Афганистан является важнейшим элементом поддержания безопасности всего региона. Узбекистан же не только намерен договариваться с афганской стороной о гарантиях безопасности после ухода из страны американских войск, но и планирует в интересах всех государств Центральной Азии использовать транзитный, транспортный и экономический потенциал «постамериканского» Афганистана.

Пока Афганистан находится вне системы единой региональной безопасности, но президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, в отличие от других первых лиц региона, считает, что надо как можно скорее вовлечь Кабул прежде всего в региональные экономические объединения. Этим и мотивируется резкая активизация политических усилий именно Узбекистана по урегулированию афганской проблемы. Узбекистан – единственная из республик Центральной Азии, где на государственном уровне принята стратегия по продвижению национальных интересов республики в Афганистане. В ней недвусмысленно заявлено: безопасность Афганистана – это безопасность и Узбекистана. Для этой цели учрежден институт спецпредставителя президента Узбекистана по Афганистану, в обязанности которого входит взаимодействие со всеми ключевыми игроками региона – США, Россией, Китаем, Ираном, ООН и Евросоюзом по Афганистану.

Важно и то, что все участники внутриафганского конфликта признают особые интересы Узбекистана и наличие у него программы развития отношений с Кабулом как на двусторонней, так и на многосторонней основе. Также Ташкент создал консультационный формат взаимодействия с Соединенными Штатами для решения афганской проблемы. Показательно, что в оборонной доктрине Ташкента прописан учет негативных факторов нестабильности в Афганистане. Президент Узбекистана в связи с этим предложил руководству ООН создать специальный комитет по социально-экономическому развитию Афганистана. При этом Ташкент выступает исключительно за политическое урегулирование афганского конфликта путем многосторонних межафганских переговоров.

По сравнению с другими участниками переговоров по мирному будущему Афганистана у Узбекистана налажен контакт с руководством движения «Талибан» (запрещено в России), мнение и влияние которого узбекская сторона намерена учитывать при любом дальнейшем развитии межафганского диалога. В Ташкенте считают, что талибы – это часть афганского общества, а не террористическая организация (как это, к примеру, следует из официальных документов ООН). Потому талибы должны иметь свой голос в решении вопросов дальнейшего существования афганского государства. Обеспечивать безопасность своей границы с Афганистаном Узбекистан будет прежде всего через совместную экономику: развитие связей в сфере транспорта, энергетики, сооружение железной дороги Хайратон–Мазари-Шариф, прокладку линии электропередач Сурхан–Пули-Хумри, обсуждаются планы строительства железнодорожных путей по маршруту Мазари-Шариф–Кабул–Пешавар и Мазари-Шариф–Герат.

Здесь важно учесть тот факт, что для всей Центральной Азии, а не только Узбекистана, именно Афганистан – кратчайший выход к портам Персидского залива и Индийского океана и в обратном направлении – выход к рынкам Европы и Китая. 35-миллионный Афганистан остается также важным рынком для узбекского экспорта. Так, еще в 2017 году была подписана «дорожная карта» между Кабулом и Ташкентом о сотрудничестве в сфере экономики, в рамках которой в Термезе был создан логистический центр для перевалки грузов в Афганистан.

В конце прошлого года Мирзиёев определил специальные меры по дальнейшему расширению разностороннего сотрудничества с Афганистаном. И хотя год этот был не самый благоприятный, двусторонний товарооборот между двумя странами составил почти 777 млн долл., а Афганистан входит в первую пятерку стран – партнеров Узбекистана по экспорту. И хотя пока по-прежнему принято считать, что главными бенефициарами разрешения афганского кризиса мирным путем будут только ведущие мировые державы, роль Узбекистана становится в этом процессе значимой и влиятельной.

Да и афганская сторона (причем как нынешнее правительство в Кабуле, так и руководство «Талибана») признает все более существенную роль в процессе афганского урегулирования, которую играет Ташкент. Являясь результатом и подтверждением последовательности внешней политики Узбекистана в афганском направлении, это может обеспечить узбекской стороне выигрышные позиции в Афганистане (особенно на севере страны) после вывода американских войск и последующей возможной смены власти в Кабуле.

Автор Юрий Сигов – журналист-международник.

https://www.ng.ru/cis/2021-05-11/8_8144_map.html

***

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

Начать эту колонку автор собирался вполне традиционно, если не сказать — эпично. Вот так:  — США рассматривают возможность разместить часть своих войск, выведенных из Афганистана, непосредственно по ту сторону его северных границ — в Таджикистане и Узбекистане.

Об этом, ссылаясь на источники среди американских военных, сообщила на прошлой неделе газета The Wall Street Journal. Эти намерения Вашингтона не выглядят чрезвычайной новостью: подобные информационные утечки уже появлялись в прессе в третьей декаде апреля, за несколько дней до 1 мая, когда должен был начаться вывод первых подразделений военного контингента США из Афганистана. Тем не менее, как указывает газета, Вашингтон еще не направлял Ташкенту и Душанбе официальных запросов на этот счет.

Понятно, что публикация в The Wall Street Journal является ничем иным, как зондированием возможной реакции Таджикистана и Узбекистана на планы США. Этот расчет американцев сработал! Во всяком случае, со стороны Ташкента. Причем настолько эффектно и публицистически ярко, что требует немедленного и полного цитирования.

Но предварительно следует уведомить читателя, что параллельно планам США при выходе из Афганистана «подстелить себе соломку» в Средней Азии в российском руководстве, судя по всему, решили превентивно упредить подобное развитие событий. В конце апреля с рабочим визитом в Таджикистан и Узбекистан прибыл министр обороны России Сергей Шойгу. Обсуждалась, главным образом, возможная деградация ситуации в Афганистане и связанные с этим угрозы странам Средней Азии и России. И если его переговоры в Душанбе завершились подписанием соглашения о создании объединенной системы ПВО России и Таджикистана, то итоги встреч Шойгу в Ташкенте выглядели менее конкретно.

А теперь полная цитата. В Министерстве обороны Узбекистана отметили, что «политика Узбекистана в области обороны основана на принципах недопущения на своей территории размещения иностранных военных баз и объектов, а также неучастия Вооруженных сил в миротворческих операциях и военных конфликтах за рубежом». В военном ведомстве отметили, что «на некоторых сайтах в интернете» стали задаваться следующими вопросами по итогам визита в Узбекистан 27–28 апреля министра обороны Российской Федерации генерала армии С. К. Шойгу: опасение перед возможным введением российских войск в Узбекистан в рамках стратегического партнерства, возможное вмешательство Республики Узбекистан в военные конфликты России, вероятность отрицательной оценки внешней политики Узбекистана со стороны западных стран, недовольство в связи с усилением влияния России на Узбекистан, необходимость усиления сотрудничества с Европейским союзом. «Все эти опасения абсолютно беспочвенны и не имеют под собой логических обоснований», — подчеркнули в Минобороны Узбекистана».

Здесь надо учесть, что МО Узбекистана, отвечая «некоторым сайтам в интернете», имеет в виду узбекские сайты, где высказываются конкретные озабоченности по поводу внешней политики Узбекистана. И это само по себе свидетельство новой, более открытой дискуссиям атмосферы в стране и заметной тенденции власти сделать свободу СМИ фактом общественной жизни, установившейся после смерти Ислама Каримова и прихода к власти в 2016 году нынешнего президента Шавката Мирзиеева.

А теперь слегка развернем лаконичные определения пресс-релиза узбекского военного ведомства.

  • Узбекистан уверен в своих собственных возможностях противостоять угрозам своей безопасности со стороны Афганистана, армия страны является самой мощной в Центральной Азии, ее небольшая по протяженности — чуть больше 80 километров — граница с Афганистаном хорошо укреплена и не требует для своей защиты присутствия военных из любой другой страны, включая Россию.
  • Узбекистан не связан с Россией какими-либо обязательствами по совместной обороне или участию в военных операциях за пределами обеих стран, в том числе и по линии ОДКБ, членом которой не является. И, судя по всему, не собирается впредь вступать в Организацию, откуда уже дважды выходил…
  • Узбекистан, оставаясь важным историческим и экономическим партнером России, тем не менее не несет каких-либо политических издержек из-за этого партнерства в связи с рядом серьезных экономических и политических санкций Запада в отношении России, принятых в последние годы.
  • Узбекистан не видит оснований считать, что нынешняя политика России, все более приближающая ее к статусу мирового изгоя, каким-либо образом бросает тень на Ташкент, проводящий самостоятельную политику и претендующий стать одним из центров Большой Азии, объединяя Южную и Центральную Азию.
  • Узбекистан по-прежнему остается доверительным партнером Европейского союза в совместном стремлении обеспечить стабильность и устойчивое развитие Центральной Азии.

Впрочем, несмотря на заявления узбекских военных о «собственных возможностях» противостоять угрозам безопасности, нельзя исключить и то, что Узбекистан может пойти на определенное военное сотрудничество с США. Но оно, скорее всего, ограничится размещением американцами части военного оборудования, вывезенного из Афганистана, и немногочисленным персоналом его охраны и обслуживания.

Как относится к планам американцев таджикское руководство, доподлинно неизвестно. В стране, где бессменным правителем уже 29-й год является бывший матрос советского Тихоокеанского флота, бывший полевой командир Народного фронта, пришедшего к власти в итоге гражданской войны таджиков середины 1990-х, ныне носящий звание «Основателя мира и национального единства», — Эмомали Рахмон, не принято публично обсуждать планы лидера нации.

Неизвестно также, в каком ключе обсуждались эти темы в ходе встречи в Москве Путина и Рахмона накануне Дня Победы. Ведь в Таджикистане дислоцирована 201-я российская военная база, что не способствует решению Душанбе разрешить Вашингтону разместить у себя какие-либо его военные структуры, и там отдают себе в этом отчет, о чем упоминается в публикации The Wall Street Journal. При этом очевидно, что Рахмон стремится заручиться гарантиями Москвы своему режиму на случай угрожающей ему внутренней фронды в Афганистане. Там, за речкой, достаточно много боевиков-таджиков, воевавших в различных фракциях исламского экстрима (от Исламского движения Узбекистана (ИДУ) до ИГ* и «Аль-Каиды»**) и готовых при определенных условиях угрожать лично правящей в Таджикистане Семье Чаноби Оли (по-таджикски — Его превосходительства, как называют на родине Рахмона). И, скорее всего, обещания гарантий такого рода и военно-технической поддержки были им получены в ходе переговоров с Путиным. Рахмон всегда умело использовал уязвимое положение своей страны на стыке границ Китая, Афганистана и Пакистана в геополитических играх между Россией и США, Китаем и Индией, получая от них ту или иную помощь, в том числе и наличными деньгами.

Опасность дестабилизации в Афганистане после того, как власти страны во главе с президентом Ашрафом Гани останутся наедине с «Талибаном»*** и мало им контролируемыми группировками ИГ и «Аль-Каиды», действительно существует. Свидетельством тому ужаснейшие теракты последних дней: взрывы в школе в одном из районов Кабула с компактным проживанием афганских шиитов-хазарейцев. Погибли 68 человек, большинство из которых девочки, учащиеся школы. Администрация Гани обвинила талибов в нападении на школу, но они отвергли обвинения, возложив ответственность за происшедшее на боевиков ИГ.

Кто бы ни совершил это дикое преступление, очевидно, правительство Афганистана и его силовые структуры не способны обеспечить спокойствие даже в столице страны, не говоря о провинциях, большую часть которых контролируют талибы. В этой связи непроясненной остается позиция Москвы, до сих пор считавшей талибов своими симпатизантами (хотя «Талибан» и находится в списке запрещенных в РФ организаций). Декларации российского руководства по отношению к желанию США зацепиться своими военными структурами за приграничные с Афганистаном страны не позволяют судить об истинном отношении Москвы к происходящему в этой стране.

Чего в России боятся больше? Американцев в Центральной Азии, готовых быстро тушить новые пожары в Афгане, что не может не быть в российских интересах, ибо не нам придется раскидывать там горящие поленья? Или самих американцев, которые, конечно же, скучая от безделья и отвлекаясь от забот афганских, начнут готовить сценарии цветных революций в российском южном подбрюшье?

В Кремле и на Смоленской площади в последние недели ведут себя как-то особенно стеснительно, когда речь идет о кризисах и конфликтах в зоне особых интересов России. Стараются избегать любых оценок и обещаний, которых ждут граждане государств, ближайших ее союзников, как это было в ходе кровопролитного конфликта в конце апреля на границе между Таджикистаном и Киргизией. Существует ли какое-то зримое целеполагание политики Москвы в этой части бывшего пространства СССР, способны ли там объяснить гражданам стран, являющихся членами ОДКБ, что сегодня Москве важнее реальная безопасность внутри своих стран, нежели на дальних подступах к ним?

В парламенте Киргизии на днях уже выступают депутаты и задают вопрос: зачем стране членство в ОДКБ? Вопрос повис в воздухе…

*ИГ, **«Аль-Каида», ***«Талибан» — организации, запрещенные в РФ.

Автор Аркадий Дубнов, журналист

https://novayagazeta.ru/articles/2021/05/11/tsentralnaia-baziia

***

Зачем Азербайджану «Лазуритовый коридор»?

Азербайджан пытаются активно втянуть в «Лазуритовый коридор», призванный связать посредством морских, автомобильных, авиа и железнодорожных маршрутов афганские города Акина в провинции Фарьяб и Торгунди в провинции Герат, порты Туркменбаши в Туркмении и Баку в Азербайджане, Поти и Батуми в Грузии и города Стамбул, Карс в Турции с дальнейшим выходом на транспортную систему Европы. Что за этим стоит и почему Баку нужно десять раз подумать, прежде чем принимать конкретные решения?

После того, как с мая начался вывод американских войск из Афганистана, который предполагается завершить к 11 сентября, в Баку вновь заговорили о том, что Азербайджан может быть использован в транспортной цепочке вывоза военного снаряжения НАТО из Афганистана. При этом, возможно, речь будет идти не только о воздушных перевозках из Афганистана, но и перевозке грузов наземным транспортом. Напомним, что в 2008 году, когда отношения между США и Пакистаном стали приобретать напряженный характер, Вашингтон и его союзники создали «Северную распределительную сеть» (СРС), доставляющую грузы из Европы через Россию и Центральную Азию для Международных сил содействия безопасности в Афганистане. В 2015 году Россией аннулировала соглашения о транзите этих грузов, но СРС продолжает функционировать, доставляя грузы через Грузию и Азербайджан, через Каспийское море в Казахстан и далее в Узбекистан и Афганистан. Сеть не только доставляет грузы в Афганистан, но и пока остается основным маршрутом для вывоза иностранной военной техники из Афганистана. США уже вывезли по этому коридору от 2% до 6% общего объема военного снаряжения, которое ввозилось и вывозится из Афганистана по воздуху.

Что касается Азербайджана, то помимо использования его воздушного пространства ВВС США, более одной трети всего так называемого несмертельного оборудования, включая топливо, одежду и продукты питания для американских военных в Афганистане, проходят через Баку. После закрытия для США Пакистана этот маршрут стал, кстати, основным средством доставки топлива в Афганистан. К февралю 2012 года по этому маршруту транспортировалось 85% топливных запасов коалиции и для вывоза оборудования из Афганистана в рамках свертывания войск НАТО, хотя использование наземной логистика по линии СРС обходится для США почти на 100 миллионов долларов в месяц дороже, чем маршруты через Пакистан. Так что в сообщениях о том, что Азербайджан может быть использован в транспортной цепочке вывоза военного снаряжения НАТО из Афганистана, нет ничего нового.

Но в данном случае речь идет о задействовании «Лазуритового коридора» (Lapis Lazuli), соглашение о котором было подписано 15 ноября 2017 года между Азербайджаном, Афганистаном, Туркменией, Грузией и Турцией. Он призван связать посредством морских, автомобильных, авиа‑ и железнодорожных маршрутов афганские города Акина в провинции Фарьяб и Торгунди в провинции Герат, порты Туркменбаши в Туркмении и Баку в Азербайджане, Поти и Батуми в Грузии и города Стамбул, Карс в Турции с дальнейшим выходом на транспортную систему Европы. При этом заявляется, что стороны намерены приступить к реализации этого проекта в обозримом будущем.

В середине января нынешнего года состоялась трехсторонняя онлайн-встреча руководителей межведомственной группы Туркменистана, Азербайджана и Афганистана, созданной для расширения возможностей «Лазуритового коридора» путем взаимодействия в области транспорта и связи. По итогам переговоров стороны подписали «дорожную карту» сотрудничества на этом направлении и назначили транспортных операторов коридора от каждой страны. Участники совещания также обсуждали вопросы оптимизации транспортного процесса, создания равных для всех участников условий перевозки грузов по маршруту, установления сквозной тарифной ставки. Поэтому складывается впечатление, что участники проекта имеют устойчивое представление о том, каким будет Афганистан после вывода оттуда американских войск и военных подразделений их союзников по НАТО.

Президент Афганистана Ашраф Гани считает, что действующим властям удастся удержать ситуацию под контролем, с учетом созданной 40 тысячной армии и оставляемого со стороны НАТО военного вооружения на сумму 1 миллиард долларов. Если это будет так, то на теоретическом уровне еще можно рассуждать о возможностях содействия экономическому развитию Афганистана путем включения страны в сеть международных транспортных коридоров, связывающих Кабул со странами Каспия и Европы. Но ряд экспертов критично оценивают перспективы нового транспортного проекта, ведь Госдеп США допустил приход талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) к власти после вывода войск из Афганистана. Госсекретарь Энтони Блинкен уточнил позицию: «Мы должны быть готовы к любому сценарию и целому их спектру».

Ничего страшного, отвечают на это некоторые азербайджанские эксперты, которые считают, что после ухода США из Афганистана «единственной силой, которая будет иметь влияние на «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и сможет установить мир в Афганистане, является лишь Пакистан», и для «Азербайджана появление на авансцене Пакистана может стать весомым фактором в оживлении транзита коридора маршрута Lapis Lazuli» в контексте турецко-азербайджанско-пакистанского альянса, который ориентирован на «увеличение своего политического и экономического влияния в Южной Азии». Более того, как считает аналитик Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана Фуад Шахбазов, «Лазуритовый коридор» будет конкурировать с китайско-пакистанским экономическим коридором, ведущим к порту Гвадар на побережье Индийского океана». Кроме того, по его словам, «коридор поможет освободить Афганистан от зависимости от пакистанских, иранских и российских портов для экспорта своих продуктов».

Но ведь и Пакистан может перетянуть одеяло на свою сторону, не говоря уже о Китае и Иране. Так что игра начинается в широком географическом диапазоне, охватывающем, как пишет руководитель Института Центральной Азии и Кавказа Американского совета по внешней политике Фредерик Старр, «строительство грузинского глубоководного порта Анаклия» и даже будущий коридор между западным Азербайджаном и Нахичеванью через территорию Армении. Правда, Старр предлагает всё же возить по «Лазуритовому коридору» китайские товары и привлекать китайские инвестиции, иначе «функционирование этого маршрута будет нерентабельным». Выясняется, что афганских фруктов и хлопка для обеспечения рентабельности проекта явно недостаточно. К тому же их намного проще возить в Европу через Среднюю Азию и Россию. Но зачем тогда, как говорится в пословице, огород городить, коли капусты не садить, ведь есть транзитные проекты вроде «Запад-Восток», который уже связал через Азербайджан и соседние страны Китай с Европой, и «Юг-Север», который через Азербайджан может связать Персидский залив с Финским заливом. К тому же существует фактор расширения китайско-пакистанских экономических отношений с ориентацией на выход в сторону Персидского залива, есть проект о строительстве транзитной ветки Индия-Афганистан-Иран, которую лоббирует Индия, ревниво относящаяся к стремлению Китая строить маршрут через Пакистан.

Что это дает Азербайджану, ведь «Лазуритовый коридор» вряд ли будет вписан в китайскую схему экономической экспансии, и Афганистан здесь лишний? Но тогда почему из этого коридора пытаются создать тренд в региональной политике и почему его стали активно лоббироваться на Западе, придавая ему «бумажную масштабность»? Скорее всего, речь идет о вовлечении Азербайджана в маршрут в обход Ирана и России. Это первое. Второе: Азербайджан могут втянуть во внутриафганские разборки, соблазняя его предполагаемыми немалыми выгодами. Так что Баку нужно десять раз подумать, прежде чем принимать конкретные решения.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3264655.html


Об авторе
[-]

Автор: Виктория Панфилова, Дмитрий Литовкин, Юрий Сигов, Аркадий Дубнов, Станислав Тарасов

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.05.2021. Просмотров: 37

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta