США начинают в Венесуэле госпереворот. История вопроса и комментарии

Содержание
[-]

***

История вопроса и комментарии 

По крайности известный сценарий: «Мадуро должен уйти…» 

10 января по итогам майских выборов начался второй срок пребывания президента Николаса Мадуро на посту государственного лидера страны. Вслед за этим США, 12 стран Латинской Америки и, разумеется, Канада объявили, что их правительства не признают результаты выборов, а соответственно и президентство Мадуро.

По сути, нынешняя ситуация — это третья попытка Белого дома привести к власти в Венесуэле проамериканских путчистов. Первая состоялась в конце зимы 2015-го когда Парламент Венесуэлы незаконно лишил Николаса Мадуро президентских полномочий. Вторая в 2018 году, а нынешняя разворачивается прямо сегодня…

Ненависть к «неправильному» строю

Геополитическая война гигантов — Америки и России в 2016 году по касательной ударила и по этому государству. Однако в отличие от нашей страны, где в январе-феврале 2016 года сырая нефть составляла 26 процентов от общего экспорта, 95% экспорта Венесуэлы составляло именно «чёрное золото». Такой удар Каракас не мог перенести без последствий и эти проблемы были использованы США для нагнетания оппозиционных настроений.

Венесуэла — страна управляемая чавистами, идейными наследниками Уго Чавеса родоначальника «социализма» современных времен. Этот строй предполагает консолидацию добытого продукта в руках государства с последующим его справедливым перераспределением среди людей. Как следствие это означает, что корпорациям Запада, чьи интересы по большей части и обслуживают США, получить доступ к государственным недрам при власти Мадуро не удается. А потому привычным выходом для них стало то, что уже было осуществлено в многострадальной Ливии.

По сути, руководство Венесуэлы во многом повторяет такой путь. Берет на себя финансирование здравоохранения, образования, субсидирует производителей товаров и услуг, национализирует и отказывается приватизировать государственные активы. Боливарианский социализм обеспечивает гражданам самую низкую стоимость бензина в мире — 1 цент, но как известно по истории позднего Советского Союза именно для борьбы с такими режимами у США есть готовый рецепт.

Эмбарго, санкции, СМИ, НКО и прочие инвазивные меры, активно введенные в конце 2015 года против этой страны, быстро привели к образованию повсеместного дефицита. Так если квартиры, машины и даже холодильники в Венесуэле граждане получали от государства, «джинсы» и «западная жвачка» активно покидали прилавки страны. В такой ситуации люди, как правило, ведут себя неблагодарно, и потому обрушение цен на главный экспортный ресурс быстро позволило США раскачать ситуацию.

Пока государство пыталось сохранить заложенные в бюджет стандарты соцобеспечения, печатала деньги и провоцировала инфляцию, Запад устраивал спекулятивные фондовые игры, еще больше подкашивая страну. Как следствие падала покупательная способность граждан, а поскольку США выбрали 2016 год не просто так, а из-за выборов в Парламент государства, то неудивительно, что ключевые посты законодательных органов заполучили оппозиционные деятели, управляемые извне.

Уже к декабрю 2015-го либералы стали контролировать Парламент полностью, а в январе 2016-го года, по всем правилам «цветной» революции лидер оппозиционеров заявил, что уберет Мадуро от власти в течение полугода. К «сожалению», в конституции Венесуэлы не нашлось статьи об отстранении президента через импичмент и тогда был взят курс на референдум по всей стране. В целом это выглядело иронично, учитывая реакцию Запада на «российский» референдум в Крыму. Тем не менее, Верховный суд не утвердил собранные подписи, и инициация процедуры провалилась. Так лидер Венесуэлы выдержал первый накат, и отстранение от власти не состоялось.

Новая попытка в новые времена

2016 год стал чрезвычайно трудным для Венесуэлы, однако, когда накат американцев спал, Мадуро удалось совершить в экономике немалые успехи. Был преодолен энергетический коллапс, пересмотрена политика субсидирования и несмотря на вынужденные меры экономии реализовано главное — сохранена система социального обеспечения страны. Внутри были созданы специальные силы по борьбе с путчистами, а Венесуэла продолжила тратить огромные суммы на нужды людей.

Три четверти бюджета, выделяемые на социальные инвестиции, при том, что Вашингтон каждый день рассказывал об ущемлении прав людей, явились ударом по стандартной стратегии проамериканских оппозиционеров. Однако, упустить шанс взять под контроль нефтедобычу и сбыт небольшой страны было выше сил американцев. Тем более что Каракас «имел наглость» продавать нефть странам Карибского бассейна включая Кубу и Никарагуа. Это называлось помощью «дружественным странам» и потому крайне раздражало США.                            

В конце 2017 года представители венесуэльской оппозиции провели новую масштабную встречу с тогдашним советником США по национальной безопасности. Вопрос был лаконичным — просьба о помощи в «решении политических проблем». Буквально в тот же день со стороны США последовали персональные санкции против Мадуро. А летом 2018 года лидера страны было решено устранить. За месяц до этого, решением ручного «Верховного суда Венесуэлы в изгнании» Мадуро был приговорен к 18 годам и трем месяцам тюремного заключения. А после этой формальной «легализации», 4 августа оппозицией было организовано покушение на главу страны. Во время его выступления на военном параде в Каракасе беспилотные дроны начиненные взрывчаткой взорвались прямо над ней. Не заметить в этом руку США было довольно-таки сложно. Ранения получили более семи человек, однако Мадуро и его супруга выжили.

Вполне вероятно, что неожиданное отсутствие четы в положенном месте произошло не прост так, а как и в случае с Эрдоганом, при помощи спецслужб дружественного государства. В организации переворота принимало участие множество высокопоставленных лиц: силовики и даже депутаты. Часть из них была арестована, часть сбежала из страны. Новый накат американской Системы провалился, а несколькими месяцами позже стал известен и весь план. Президент Боливии Эво Моралес неожиданно рассказал, что за последние 12 месяцев вице-президент США встречался с восемью президентами стран Латинской Америки готовя военное вторжения в Венесуэлу, не пачкая своих рук. По словам Моралеса — это была главная основа «для будущей попытки государственного переворота».

Причина ненависти США к небольшому государству публично сводится «к ущемлениям прав человека», «дружбе» Каракаса с Ираном и «диктаторской» форме правления. Но на практике, ею служат объемы нефти Венесуэлы, исчисляемые цифрами в 25% от всех запасов ОПЕК, независимость от США и, разумеется, связь с КНР и Россией. «Роснефть», по мнению США, делает «у границ Америки» что пожелает, а Москва и Пекин «незаконно» мешают Белому дому «демократично» превратить Каракас в банкрот.

Военное ведомство нашей страны также чувствует себя в Венесуэле как дома, что возмущает до крайности уже Пентагон. Мало того, пока США давили на «одинокую» Венесуэлу Китай инвестировал в эту латиноамериканскую страну несколько миллиардов долларов, а стоимость одних только официальных оружейных контрактов Москвы, превысила $12 миллиардов. Проще говоря, к концу 2018 года в Вашингтоне выяснилось, что Венесуэла оказывается вовсе не одна.

Однако поскольку Никарагуа и Каракас остались последними партнерами многополярного мира в регионе, США решили повторить привычный процесс. Причем на этот раз, не просто восстановить свое влияние, но и устроить показательную «порку» всей стране. Не случайно столь острой оказалась реакция США на прилет стратегических бомбардировщиков России, не говоря уже о том, как нервируют американцев боевые корабли российских ВМС.

10 января 2019 года Николас Мадуро во второй раз принял присягу президента страны. Национальная ассамблея, контролируемая оппозицией, тут же объявила каденцию нелегитимной. США заявили, что не признают инаугурацию и продолжат усиливать давление на страну, а официальный Вашингтон «выразил полную поддержку» Хуану Гуайдо — лидеру поддерживаемой ими неолиберальной оппозиции. Показательно, но на фоне сложной экономической ситуации последних лет, консолидации оппозиции так и не случилось, однако стоило США запустить процесс, как никому не известный 35-летний председатель Национальной ассамблеи, буквально за несколько дней превратился в самого узнаваемого лидера оппозиции и маргинальных сил страны.

Интрига «неожиданного» появления длилась недолго — 15 января представитель Белого дома всё прояснил. Вашингтоном было сказано, что «новый лидер демократически избранной Национальной ассамблеи Гуайдо имеет полное право смело взять в свои руки управление страной и воплотить свои конституционные полномочия». Иными словами, Америкой рассматривается сценарий официального признания главы Нацассамблеи легитимным президентом страны. И для этого по словам советника президента США «Америка планирует усилить санкции и внешнее давление».

13 января Гуаидо был показательно задержан сотрудниками разведки Венесуэлы и сразу же отпущен опять. Как выяснилось позже Мадуро не давал распоряжения на арест лидера оппозиции, а вся ситуация представляла из себя классический западный план. Теперь лидер стал «жертвой режима» и тут же выступил с заявлением о том, что согласно статьям 233, 333 и 350 венесуэльской конституции, власть может быть передана его рукам. Единственным условием является признание исполнения главой государства своих обязанностей невозможным, а потому эту самую «невозможность» США и намерены осуществить.

В тот же день «Верховный суд Венесуэлы в изгнании» местом дислокации которого сейчас является Вашингтон призвал Гуаидо взять на себя полномочия президента. А в американской прессе немедленно распространились «утечки» о том, что Трамп готов признать нового лидера.

Революция или контрреволюция

К сожалению, масштабное соцобеспечение народа серьезно развратило местное население страны, люмпенизировало его, как и советских людей во времена позднего Советского Союза. Блага, обеспечиваемые «режимом», начали восприниматься как обыденный факт, а вот создаваемые США проблемы и дефициты, напротив, приписывались в вину руководства страны.

Пока договор ОПЕК-Россия сохраняет высокие цены на нефть, в стране соблюдается относительная стабильность. Однако, чем дальше идут дела, тем очевиднее становятся планы США по усугублению дестабилизации.

К новым санкциям активно готовятся и западные СМИ, где широко распространяется тотальная демонизация «режима». При этом Колумбия ставится в них как яркий пример. Как страна, где благодаря «помощи» США победила демократия. При этом, прессу Британии и США совершенно не смущает, что в Колумбии вовсю пылает гражданская война, а шесть миллионов беженцев спасаются от нее как раз-таки в Венесуэле.

С другой стороны, пока колумбийцы умирают от голода на улицах, полки магазинов действительно полны. Никакого соцобеспечения в государстве уже не существует, однако кофейные плантации, минералы, наркопроизводство, наркотрафик и вся экономика в целом приватизирована корпорациями из США. Видимо это и определяет стандарты «демократичности» по критериям Америки.

Итоги

Уничтожить государственность Венесуэлы для США — предельно актуальная задача. Любой лидер современного мира, если он желает независимости для своей страны уже является врагом Америки. А значит если в Венесуэле победят неолибералы в государстве начнется новая жизнь.

Первые пару лет на волне подсаживания Каракаса на иностранные кредиты жизнь будет казаться хорошей как никогда, но как только приватизация «нефтянки», миллионов квадратных километров соцжилья и прочих предметов англо-саксонской наживы закончится, молодое поколение «оппозиции», как и прочие молчаливые свидетели падения страны ощутят на себе весь вкус настоящих репрессий. Гражданского конфликта, жадности транснациональных корпораций, государственной коррупции и очередной инфляции, вызванной на этот раз колоссальным ростом тарифов страны.

Суверенный режим Мадуро при помощи России и КНР продолжит сопротивляться. Но у оппозиционеров Венесуэлы на это есть готовый ответ. В одном эти люди подчеркнуто профессиональны, а конкретнее в том, как продать свой суверенитет.

Автор: Руслан Хубиев

https://regnum.ru/news/polit/2555632.html

***                

Комментарии

А.  Венесуэла game over: Вашингтон опять перекраивает Латинскую Америку. Ещё один госпереворот с приветом из Града на Холме.

Николас Мадуро всё. Ну, или почти всё. Если не сейчас, то через несколько дней, месяцев — не суть важно. Очевидно: прежней Венесуэлы — той, что досталась Мадуро от Уго Чавеса — больше не будет. Устранение нынешнего режима там перешло в заключающую фазу.

Мадуро — не Чавес. Это надо понимать и всегда помнить. Уго Чавес был не только культовой фигурой, но и зодчим — во всяком случае, он пытался — социального государства. Более того, экс-президент Венесуэлы, как и Эрнесто Че Гевара, по сути, олицетворял собой полюс иного мира — того, что в пику англосаксам с их набором стандартных краеугольных камней: либерально-рыночной экономикой, дарвинистским отбором и кальвинистской моралью.

Но та эпоха кончилась. Формально Мадуро приходил как продолжатель дела Чавеса. Кто-то даже использовал громкий эпитет — «наследник». Однако Мадуро предсказуемо оказался человеком не того масштаба, а главное — не того modus operandi. Из попытки строить социальное государство всё переключилось на обогащение конкретной клики, на военный режим. Мечта, коей жила Венесуэла при Чавесе, оказалась подменена вполне практичными вещами. Не слишком симпатичными. Венесуэла разделилась на два лагеря — тех, кто обогащался, и тех, кто беднел.

Поэтому революция в стране назревала. Для неё, безусловно, были причины. В социальных сетях шутят: мол, отправился ли Мадуро в Ростов, как Янукович? В этом есть доля смысла. У украинцев перед Евромайданом было много претензий к несправедливости государства, у граждан Венесуэлы — аналогично. Однако в отличие от Януковича, бросившего всех, Мадуро пытается обороняться. Его люди расстреливают митингующих.

Протестные движения в Венесуэле идут давно. Сейчас они приняли катастрофические размеры. Катастрофические, прежде всего, для нынешнего режима, но, боюсь, и для Латинской Америки в целом. Да, Мадуро неэффективен и несправедлив, но кто, перефразируя Венедикта Ерофеева, поручится, что венесуэльское послезавтра будет лучше венесуэльского позавчера? Примеры Ирака, Ливии, Югославии говорят об обратном.

Эти страны я вспомнил неслучайно. Они на слуху, когда речь заходит о вмешательстве США в дела других государств. Хотя правильнее вспомнить Никарагуа, Чили, Сальвадор, Перу, Аргентину и так далее — Латинская Америка путём спонсируемых госпереворотов регулярно перекраивается так, как то угодно Вашингтону. Контроль Америки или никак. Кто остаётся из неподвластных? Мексика, Боливия и Куба. Венесуэлу уже можно отминусовать. Скоро звёздно-полосатые агенты, действуя согласно доктрине Монро, примутся за Ла-Пас и Гавану. А вот Мехико ещё сделает ход ацтекским конём.

Удивительно то, как, не стесняясь, действует Вашингтон. Даже не бесцеремонно, а варварски. Не нравится режим и человек, стоящий во главе его? Меняем, точно оцарапанный манекен в магазине. И ведь слова против никто не скажет. А нас ещё убеждают, что мир перестал быть однополярным. Да нет — всё так, как и было. Rammstein верно пели: «Мы все живём в Америке» — в той или иной форме.

Но ещё более удивительно, с каким азартом и подобострастием ведётся на такую бесцеремонность толпа. Я сейчас не о мире даже, а о нас — о России. Социальные сети просто фонтанируют, кайфуя от того, что ещё одним диктатором меньше. И ведь даже лексикон не обновляется — всё те же вечные мантры: «диктатор», «свобода», «демократия». Хотя чего менять, выдумывать? Ведь работает.

Но Ливии жилось лучше сейчас или при диктаторе Каддафи? Ирак был спокоен при Саддаме или сейчас, породив ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)? И, наконец, кто самый большой диктатор — может быть, тот, кто навязывает волю не только своей стране, но и всему миру? «Questions, questions», — как говорила героиня неплохого фильма.

Для России Каракас — один из немногих союзников в мире. Мы инвестировали в экономику Венесуэлы 17 миллиардов долларов. Отправили туда лучших специалистов, чтобы спасти её. Но закончилось всё вот так. Неважно, когда Хуан Гуаидо, спикер парламента Венесуэлы, объявивший себя временным главой государства, официально возглавит страну. Важно — что возглавит. Гуаидо или кто-то ещё — все эти персонажи не более, чем марионетки. Одного можно смело менять на другого.

Но не одни мы выдавали Каракасу доллары. Китай инвестировал куда больше — 62 миллиарда. Ясно, что Пекину нужна венесуэльская нефть. Означает ли это, что Пекин будет защищать Мадуро? Вряд ли. Свои дивиденды он и так получит. Хотя и вступит в конфликт с Вашингтоном. Это я к тому, что реальных защитников у нынешней Венесуэлы нет.

Россия, конечно, выразит возмущение, ноту протеста, но всё уже случилось. Дальше нотно-протестных грамот мы не пойдём. Не можем. Так что ещё один союзник — мимо. Это, собственно, вывод раз. Выводы два и три. Ещё об альтернативной американскому влиянию стране можно забыть. США пожирают неугодных один за другим и делают это с аппетитом и кровожадностью пираний, давно не видевших жертв. Мир, сколько бы нас ни уверяли в обратном, стандартизируется и подгоняется под одни шаблоны. Разборки Трампа с демократами не мешают Вашингтону сжирать их, точно бургер в закусочной.

Можем ли мы повлиять на это? Вряд ли. Должны ли мы действовать так же? Нет. Во-первых, потому что не можем, а, во-вторых, потому что у нас другие образы действия и другие задачи. Те, за которые можно и нужно нас, русских, уважать. Как бы это кого ни раздражало. Наша миссия иного свойства — и отстаивать её надо, не укрепляя чужие страны, а занимаясь внутренними делами, у себя наводя порядок. Решающая битва случится на нашей территории. И здесь мы уже не можем проявить слабость.

Автор: Платон Беседин

https://regnum.ru/news/polit/2558369.html

***

Б. «Серьезная проблема для Мадуро». Санкции США против венесуэльской нефти выбивают у режима почву из-под ног 

США ввели санкции против венесуэльской нефтегазовой компании PDVSA с целью заставить правительство Венесуэлы признать переход власти от нынешнего президента Николаса Мадуро к лидеру оппозиции Хуану Гуайдо, который 23 января провозгласил себя временно исполняющим обязанности главы государства. В частности, будут заблокированы активы компании на 7 миллиардов долларов. Кроме того, вводится фактический запрет на любые контакты с этой компанией.

О механизме санкций, влиянии на политическую ситуацию в Венесуэле и мировой нефтяной рынок «Новой» рассказали бывший замминистра энергетики России Владимир Милов и гендиректор управляющей компании «Спутник — управление капиталом» Александр Лосев.

Владимир Милов, экономист, бывший заместитель министра энергетики России:

— Введенные США санкции выглядят очень серьезно. Американский минфин внес венесуэльскую нефтегазовую компанию PDVSA в так называемый SDN List, нахождение в котором не только подразумевает блокировку счетов и активов, но и запрет американским гражданам и юрлицам работать с людьми и компаниями, внесенными в этот список. Соответственно, санкции означают фактический запрет на операции с венесуэльской нефтью. При этом Америка выступает крупнейшим покупателем нефти Венесуэлы, около 45% всей добычи идет в Штаты — так сложилось исторически, и нефтеперерабатывающие заводы на юге США специально проектировались для тяжелой венесуэльской нефти.

У американских компаний есть время до 29 марта, чтобы завершить действующие контракты, после этого предполагается, что нефть они покупать не будут. Для Венесуэлы это очень большая проблема, так как ее сверхтяжелую и высокосернистую нефть может перерабатывать лишь ограниченное количество заводов. Однако главный объект этих санкций — все же «дочка» PDVSA, компания Citgo, которая является одним из крупнейших нефтепереработчиков в США. Америка заблокировала любую возможность для режима президента Венесуэлы Николаса Мадуро управлять этими заводами и бензоколонками, а Citgo приносила Венесуэле серьезный денежный поток и давала возможность вовремя выплачивать кредиты. И если свою нефть Венесуэла способна продать, то отсутствие крупнейшего нефтеперерабатывающего актива в Штатах — очень серьезная проблема для Мадуро.

Но думаю, долго эта ситуация не продлится, так как США будет тяжело найти замену: подходящего сырья для американских заводов, спроектированных под тяжелую нефть, немного. Если эта ситуация затянется, то может случиться резкий скачок цен на бензин в США, что будет не очень хорошо для Трампа политически. Скорее всего, данные санкции — попытка США использовать рычаг, чтобы перевести все возможные венесуэльские активы под контроль Гуайдо, которого они признают временным президентом.

Для мирового рынка ничего катастрофического не произошло: добыча венесуэльской нефти в последние годы сильно сокращалась, и возможность выбытия венесуэльской нефти рынком была уже отыграна. Об этом свидетельствует и то, что рынок спокойно реагировал на установление двоевластия в Венесуэле.

В результате санкций у России могут возникнуть проблемы с возвращением миллиардных займов, которые были выданы Венесуэле. «Роснефть» получает от Венесуэлы платежи нефтью, которую она перерабатывает на своих немецких заводах. Но пока не очень понятно, смогут ли они поставлять нефть на заводы в Германию, так как европейские компании боятся работать с теми, кто попадает в SDN List. Риски серьезные, так как только в этом случае Венесуэла может рассчитываться с «Роснефтью» по кредиту, денег у них нет и не может сейчас появиться ниоткуда.

Александр Лосев, гендиректор управляющей компании «Спутник — управление капиталом»:

— Механизм этих санкций строится на том, что доллар — основная валюта расчета за нефть, и санкции, которые вводят США, блокируют денежные переводы. Таким образом, деньги за поставленную нефть Венесуэла не получит. То же самое США проделали с Ираном. Эти санкции лишают Венесуэлу 11 млрд долларов в год поступлений от продаж нефти в США.

Но проблема обоюдная: заводы в Техасе, куда поставляется тяжелая венесуэльская нефть, неспособны перерабатывать легкую сланцевую нефть, добываемую США. Кроме того, Европа, которая ежегодно покупает нефть и газ на 300 млрд долларов, давно настаивает на том, чтобы рассчитываться с экспортерами нефти в евро. Санкции против Венесуэлы могут пошатнуть доллар как расчетную валюту. Возможно, Венесуэла как раз будет искать других покупателей нефти и стараться использовать другие валюты.

На России введенные санкции пока никак не отражаются. Если поставки нефти в США действительно будут сокращены, то, возможно, нефтяной рынок отреагирует ростом, и российский бюджет получит больше денег. Это благоприятный сценарий. Если же санкции США приведут к желаемому результату, и в Венесуэле сменится власть, встает вопрос, будут ли возвращены те инвестиции, которые Россия сделала в венесуэльскую экономику. Вероятно, контракты с Россией будут расторгнуты, и никто не будет возвращать нам вложенные деньги.

Автор: Анастасия Тороп     

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/01/30/79372-serieznaya-problema-dlya-maduro

***

В. Венесуэла: за кем пойдет армия? От кого будет зависеть дальнейшая судьба протеста и самопровозглашенного президента? 

23 января Хуан Гуайдо, новый председатель Национальной ассамблеи парламента Венесуэлы, которая с 2015 года контролируется оппозицией, провозгласил себя исполняющим обязанности президента страны. Национальная ассамблея не признала итоги президентских выборов 20 мая 2018 года, на которых был переизбран Николас Мадуро, и назвала его незаконно избранным.

Сейчас Гуайдо призвал граждан выйти на улицы и при большом стечении народа в Каракасе «принял присягу». Для ситуации в Венесуэле, которая давно стагнирует, это момент истины. Оппозиция давно выходит на улицы, в 2017 году уличные протесты продолжались в течение четырех месяцев (с марта по июнь), и тогда режиму удалось устоять. Тогда же были проведены выборы в Конституционную ассамблею, которую режим Мадуро провозгласил главным представительным органом страны (оппозиция выборы бойкотировала) — это была попытка лишить Национальную ассамблею полномочий. Среди вышедших на улицы людей в тот момент начало преобладать уныние — и казалось, что надежд на какие-то изменения уже нет. При этом экономическая ситуация оставалась тяжелейшей: Венесуэла живет в условиях полной экономической разрухи и дикой инфляции — ее цифры разнятся от 13 тысяч до 1,5 миллиона процентов. В стране нет продовольствия, нефтедобыча падает из года в год и достигла исторического минимума. Но на этом фоне режиму все равно удавалось удержаться.

Что произошло 23 января и за две недели до этого? Вопросов пока много, но кое-что уже понятно. Впечатляют масштабы выхода людей на улицы.

Очевидно, что наиболее многочисленные выступления произошли в наиболее бедных районах западного Каракаса — то есть в тех местах, которые раньше были оплотом чавизма и правительства. Лояльность жителей этих районов, как правило, покупали продовольственными пакетами, которые раздаются в обмен на верность режиму. Возмущение этой группы населения сейчас очевидно. Важно также, что самопровозглашение Гуайдо и.о. президента получило мощную международную поддержку — в первую очередь, со стороны США: Дональд Трамп немедленно его поддержал.

В ответ Мадуро объявил о разрыве дипломатических отношений с США, но нюанс в том, что Госдепартамент не признал Мадуро законно избранным президентом, поэтому заявил, что американское посольство в Венесуэле остается, а Вашингтон будет ориентироваться на позицию Гуайдо. Кроме того, поддержку Гуайдо высказали все ведущие страны Латинской Америки за исключением Мексики и Уругвая.

Но важна и позиция Европейского Союза, а единого мнения по поводу Венесуэлы там пока нет. Федерика Могерини, с одной стороны, подтвердила отказ от признания Мадуро легитимным президентом и заявила, что Национальная ассамблея — единственный законный институт власти в стране, избранный демократическим путем (что правда). Однако о самопровозглашении Гуайдо не сказано ничего: Могерини призвала к политическому процессу, ведущему к свободным выборам и диалогу политических сил.

Такова же позиция многих стран, входящих в ЕС: Испания, Италия, Франция, Португалия, Голландия настаивают на создании группы посредников для диалога между Мадуро и оппозицией. Такие попытки под эгидой ЕС предпринимались неоднократно и проваливались, а власть Венесуэлы использовала их как передышку. Компромисс для Мадуро на этих переговорах заключался в признании его президентом, поэтому оппозиция уже сказала, что не будет больше в них участвовать.

Иными словами, нужно понимать, что ликование по поводу массовой международной поддержки Гуайдо преждевременно. Она не столь едина, да и с ней есть проблемы. Поддержка со стороны США не всеми венесуэльцами воспринимается как что-то позитивное — даже в этих условиях. Я к тому же думаю, что

поддержка со стороны Трампа и нового президента Бразилии очень сомнительна для престижа оппозиции, поскольку ни Трамп, ни Жаир Болсонару демократами не являются. Дальнейшая поддержка со стороны международного сообщества будет зависеть от развития событий, и тут важны еще два сюжета.

Первый — движение внутри самой оппозиции. Гуайдо представляет лишь одну из партий на оппозиционном фланге — пожалуй, наиболее радикальную Voluntad Popular («Народная воля»). Лидер партии Леопольдо Лопес уже несколько лет находится под домашним арестом, а Гуайдо до этих событий был малоизвестен, он очень молод, ему 35 лет. Его решение провозгласить себя и.о. президента застало врасплох часть умеренных депутатов от оппозиции внутри Национальной ассамблеи: они настаивают, чтобы Гуайдо действовал хладнокровно и в соответствии с общей стратегией оппозиции. То есть его призвали к умеренности. Гуайдо при этом действует на свой страх и риск, до сих пор не было ни одного публично высказанного слова поддержки со стороны известных оппозиционных лидеров Венесуэлы.

Второй важнейший сюжет — позиция военных. Она тоже пока до конца не артикулирована. Верхушка армии выступила с отдельными персональными заявлениями в соцсетях. В частности, было официальное сообщение в Твиттере министра обороны Владимира Падрино Лопеса, который считается сторонником режима и был назначен Мадуро. Однако это заявление, по общему признанию, достаточно сдержанное, поскольку в нем высказывается неприятие «навязанных темных интересов» самопровозглашенного президента, и Падрино Лопес объявляет о поддержке Конституции. Но лично Мадуро министр обороны не упоминает. Более четко высказалось стратегическое командование Национальных боливарианских вооруженных сил Венесуэлы: эта часть военных говорит о своей поддержке конституционного порядка и президента Мадуро. В 10 утра 24 января по времени Каракаса (в 17:00 мск) ожидается официальное заявление Минобороны на пресс-конференции.

В некоторых частях страны Национальная гвардия отказалась подавлять протесты — не в Каракасе, а в других штатах. 21 января была попытка антиправительственного выступления одного из гарнизонов Национальной гвардии в столице — она была подавлена. Надо сказать, что Гуайдо на протяжении последних двух недель неоднократно обращался к военным с призывом выступить против узурпации власти Мадуро, на защиту Конституции, и прямо освобождая их от ответственности за переворот против действующего президента.

И ситуация в армии очень неоднозначная. И покойный Чавес, и Мадуро делали все, чтобы купить ее лояльность. Многие министры в стране — бывшие военные, значительная их часть находится под санкциями США, и им есть, что терять при возможном падении режима. С другой стороны, такие настроения не распространяются на средние и нижние чины в армии, и непонятно, насколько они могут действовать самостоятельно.

Есть еще одна важная фигура — второй человек в государстве и при Чавесе, и при Мадуро — Дьосдадо Кабельо, председатель провластной Конституционной ассамблеи. Он тоже бывший военный и выступил по телевидению в защиту Мадуро в военной форме с максимально жестким заявлением. Правительство организовало не очень большую демонстрацию сторонников режима — в ответ на оппозиционные выступления — и Кабельо этих демонстрантов быстро отправил на защиту резиденции правительства, дворца Мирафлорес. Кабельо в случае падения режима точно теряет все.

Любопытно, что, в отличие от всех предыдущих выступлений, прокуратура не выпустила никаких ордеров на аресты лидеров оппозиции и самого Гуайдо: две недели назад его уже, кстати, арестовывали, но потом быстренько выпустили.

В целом, ситуация находится сейчас на таком витке, что замолчать ее, как это было с выступлениями прошлых лет, и вернуть протесты в «болото» уже не удастся. Люди до сих пор голосовали ногами: считается, что за последние два года из Венесуэлы эмигрировало почти три миллиона человек. И решающий вопрос, смогут ли оставшиеся в стране граждане по-настоящему объединиться и выступить против режима.

Автор: Татьяна Ворожейкина, политолог

Записал Вячеслав Половинко, «Новая газета»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/01/24/79291-venesuela-za-kem-poydet-armiya?utm_source=push


Об авторе
[-]

Автор: Руслан Хубиев, Платон Беседин, Анастасия Тороп, Татьяна Ворожейкина

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.02.2019. Просмотров: 38

Комментарии
[-]
 Thanks | 15.02.2019, 01:54 #
Автор четко описывает все части статьи с хорошим языком и информацией. С нетерпением жду другой статьи.
router login
 micca | 15.02.2019, 02:29 #
Thank you for your post, I look for such article along time, today i find it finally. this post give me lots of advise it is very useful for me

Geometry Dash
 micca | 15.02.2019, 02:30 #
I would like more information about this, because it is very nice., Thanks for sharing.

Mutilate A Doll 2
 hanhguyn | 15.02.2019, 02:31 #
Great info. I love all the posts, I really enjoyed, I would like more information about this, because it is very nice., Thanks for sharing.

Cat Mario
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta