США хотят осудить Россию всем миром, а в Британии готовят санкции против прокремлевского бизнеса

Содержание
[-]

В Совбезе ООН Запад будет слушать и пугать Москву

31 января по инициативе США созывается Совет Безопасности ООН. Заявленная тема обсуждения – Украина. Дискуссии, которые пройдут в Совбезе, во многом определят тон дальнейшего российско-американского диалога после того, как США дали ответ на предложения РФ по безопасности.

Пока и в Москве, и Вашингтоне осторожно допускают, что переговоры по крайней мере по некоторым аспектам российских инициатив возможны. Вместе с тем Запад настаивает на деэскалации обстановки вокруг Украины как условии продолжения переговорного процесса. Более того, Великобритания завела речь о новых санкциях против бизнесменов из РФ.

В заявлении постпреда США при ООН Линды Томас-Гринфилд подчеркивается важность созыва Совбеза. Она настаивает, что члены Совета безопасности должны изучить, «что стоит на кону для Украины, России и Европы, а также как скажется на фундаментальных принципах миропорядка и обязательствах дальнейший захват Украины Россией». Понятно, что если на заседании будет принята резолюция, осуждающая российские действия, в частности, концентрацию 100 тыс. солдат вблизи украинских границ, этот документ не будет принят. РФ, как постоянный член Совбеза, имеет право вето, которым в случае чего и воспользуется. Однако Линда Томас-Гринфилд не скрывала, что цель американской инициативы – не добиться принятия осуждающей резолюции, а продемонстрировать, что позицию России в мире никто не поддерживает. Она приводила аналогию с резолюцией по Крыму в 2014 году, когда 13 из 15 членов Совбеза осудили действия РФ. 

Сейчас, возможно, повторится та же ситуация. Некоторую интригу таит позиция Китая: однозначной поддержки России с его стороны не прозвучало, поэтому не исключен вариант, что он воздержится. Сейчас позиция страны, изложенная в комментарии ТАСС представителем КНР при ООН Чжан Цзюнем, заключается в том, что диалог по ситуации вокруг Украины должен быть продолжен. Вместе с тем американцы отмечают, что Совбез будет важен и в контексте дальнейшего диалога с РФ. «Мы рассматриваем намеченное на понедельник заседание как возможность для России объяснить свои действия и подходим к нему готовыми слушать», – сообщил дипломат США на спецбрифинге. 

Между тем всерьез повлиять или даже сорвать переговоры может обсуждение вопроса о санкциях против России. И в Белом доме, и в столицах стран Евросоюза говорят о том, что не остановятся перед введением суровых санкционных мер, но только в случае российского наступления на украинскую территорию. О том, что речь не идет о превентивных санкциях, косвенно подтвердил глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан. В вышедшем в воскресенье интервью газете Journal du dimanche он отметил, что не чувствует «никаких расхождений между европейцами» относительно того, вводить санкции или нет, если Россия начнет наступать. 

Единственная страна, где говорят о принципиально новых санкциях, – Великобритания. Глава британского МИДа Элизабет Трасс заявила в интервью Sky news, что Лондон изменит механизм санкций против России на следующей неделе и включит в них российских бизнесменов, «причастных к поддержке режима». «Мы не будем говорить о деталях относительно того, кто и под какими санкциями будет. Этот законопроект позволит нам бить по более широкому спектру целей, поэтому не будет никого, кто будет думать, что у него иммунитет от санкций», – буквально сказала она. В своем интервью Трасс допускала даже возможность конфискации некоей собственности россиян на британской территории. 

Руководитель отдела социальных и политических исследований Института Европы РАН Владимир Швейцер в комментарии «НГ» выразил большие сомнения в том, что Великобритания пойдет на какие-либо собственные санкции против РФ. «Страна не входит больше в ЕС, но она так или иначе координирует свою санкционную политику с США и Евросоюзом. Так что в отдельные британские меры я не очень-то верю», – сказал он. Вместе с тем необходимо отметить, что на следующей неделе Трасс приезжает в Киев. Так что ее заявление может быть адресовано не только России и внутрибританской аудитории, критикующей правительство Бориса Джонсона за мягкость в отношении Москвы, но и Украине. Все-таки Великобритания с недавних пор позиционирует себя как выразителя и лоббиста интересов восточноевропейских государств.

Не в пользу того, что британцы действительно собираются вводить санкции – и то, что та же Трасс, а также министр обороны Соединенного Королевства Бен Уоллес собираются приехать в Россию. Визиты состоятся в течение ближайших двух недель. Точная дата не сообщается. А вот сам Джонсон намерен провести телефонный разговор с Владимиром Путиным по ситуации вокруг Украины. Пресс-служба британского премьера сообщила, что рассматривает и визиты министров, и этот разговор как часть процесса, направленного на то, чтобы «избежать кровопролития в Европе».

Автор Геннадий Петров

Источник - https://www.ng.ru/world/2022-01-30/1_6_8358_world.html

***

Комментарий: Последнее предупреждение Кремля

В ответах США и НАТО не учтены принципиальные озабоченности России.

Распад СССР, одной из двух супердержав мира, завершив эпоху глобального биполярного противостояния, привел к развитию процессов, масштаб и глубина которых вряд ли осознавались участниками совещания в Беловежской Пуще в декабре 1991 года. И не только потому, что собравшиеся там люди явно не обладали редким, но необходимым в подобных ситуациях даром – видеть дальше своих современников.

Создание на развалинах супердержавы аморфной коалиции СНГ и разрушение сложившейся во второй половине XX века биполярной глобальной конфигурации сразу же запустили процессы перестройки сформировавшегося ранее мирового порядка. В отличие от зафиксированного в Беловежских соглашениях одномоментного прекращения существования СССР как «субъекта международного права и геополитической реальности», эта геополитическая перестройка растянулась на целых три десятилетия. И она пока не завершена, что объясняется ее внутренними противоречиями, чередованием разнонаправленных шагов и движением вспять.

Крах Советского Союза и разрушение биполярной структуры мира не только положили конец глобальной конфронтации двух супердержав и их союзников, но и привели к расширению западного блока, выступавшего отныне в качестве полюса притяжения для государств, входивших в орбиту советского влияния. Распад интеграционных структур Восточной Европы (Организация Варшавского договора, Совет экономической взаимопомощи) не сопровождался аналогичными процессами в НАТО и ЕС, которые, сумев адаптироваться к новым реалиям, за счет движения на восток расширили сферу собственного влияния и ответственности. Благодаря этому в мире быстро формировалась принципиально иная геополитическая реальность, в которую ослабленная утратами новая Россия явно не вписывалась.

Существенным фактором этой реальности стал обновленный военно-политический блок НАТО, созданный еще в 1949 году с целью защиты Европы от советского проникновения. Реформированный в начале 90-х годов, он тем не менее воспринимался Россией как инструмент ее сдерживания.

Метания в поисках собственного достойного места в изменившемся мире не сразу привели ее к нынешнему внешнеполитическому курсу. Отличавшаяся хаотичностью политика президента Бориса Ельцина нацеливалась на отход от коммунизма и советского изоляционизма, на восприятие западных ценностей, на быструю и поспешную интеграцию страны в уже существовавшие мировые структуры и объединения. Политика пришедшего в 1999 году к власти Владимира Путина оказалась принципиально иной. Внешнеполитический вектор этого президента приобрел антиамериканскую и антизападную направленность, а прежний курс начал корректироваться.

Спустя 30 лет после краха СССР стало ясно: утратив былые сферы регионального и глобального влияния, безуспешно пытаясь в условиях разрыва экономических связей удержать сегменты советского наследства, противодействуя исходящей от ряда бывших республик и восточноевропейских союзников СССР русофобии, РФ неожиданно оказалась в геополитическом тупике. Стремясь при помощи энергетической стратегии и интеграционных усилий создать новые геополитические поля и сформировать (прежде всего по периметру собственных границ) стратегическое пространство безопасности, Россия все чаще стала восприниматься на Западе как ревизионистская держава. Ее дипломатические усилия не имели должного эффекта, а попытки решать возникающие проблемы военным путем лишь укрепляли стремление Запада к ее сдерживанию. Инструментом такой политики стал масштабный санкционный режим, ранее никогда не применявшийся Западом даже в отношении СССР.

Приблизившийся вплотную к российским границам и вдвое расширившийся за счет приема новых членов блок НАТО стал для России вызовом первой четверти XXI века – главной угрозой ее стратегической стабильности. Причем осознание этого пришло не сразу. Первоначальное восприятие Россией 90-х годов НАТО как партнера, а также ее выжидательная позиция в XXI веке, в условиях заморозки отношений в формате Совета Россия–НАТО, сдерживали формирование долговременной стратегии, откладывая тем самым на неопределенный срок неизбежное выяснение отношений между ними.

В сложившихся обстоятельствах, при длительном отсутствии взаимного доверия и конструктивных контактов Россия вдруг выступила с неожиданно масштабной, но явно просроченной и заведомо невыполнимой инициативой, предложив США и НАТО заключить два документа: Договор между РФ и США о гарантиях безопасности и Соглашение о мерах обеспечения безопасности РФ и государств – членов НАТО, проекты которых были переданы им 15 декабря 2021 года. Суть предложений состояла в следующем: исключение дальнейшего расширения НАТО на восток, отказ от приема бывших советских республик, а также отказ от военного сотрудничества с ними. Стороны должны были взять на себя обязательства не размещать ракеты, способные поражать цели на территории друг друга, а также не размещать ядерное оружие за пределами собственных границ. Эта инициатива, которая в случае реализации могла бы стать началом коренной перестройки всей системы международной безопасности в Европе и мире, первоначально была воспринята Западом как сотканный из пропаганды и шантажа ультиматум. Хотя такая реакция и сопровождалась в меру одобрительными дипломатическими реверансами со стороны обескураженного адресата, попадать в хитрую ловушку, расставленную Путиным под Рождество, он явно не собирался.

Как, впрочем, и ожидалось, инициированные Россией переговоры о гарантиях собственной безопасности, нацеленные на то, чтобы решить перезревшую проблему одним махом, не принесли ожидаемого результата. Западные партнеры России оказались крайне дипломатичны, но на редкость несговорчивы. Никаких письменных обещаний с юридическими гарантиями (чего настоятельно требовала российская сторона) относительно прежде всего нерасширения НАТО на восток от них так и не последовало, а сами переговоры воспринимались Россией как неудачные. Правда, все еще оставались надежды на введение моратория на размещение нового поколения ракет средней и меньшей дальности в Европе и создание нового механизма контроля над вооружениями.

Однако вечером 26 января письменные ответы от США и НАТО, на которых настаивала Россия, все же последовали. В них, как и ожидалось, содержался отказ от выполнения главных требований Кремля. Политика НАТО на постсоветском пространстве (вопрос, который был ключевым в пакете российских предложений) пересмотру не подлежала. Запад намеревался и впредь поддерживать Украину и не собирался предоставлять какие-либо гарантии относительно нерасширения Североатлантического альянса, отказываясь от принципа «открытых дверей».

Стремясь переключить внимание российской стороны на другие проблемы, возлагая на нее ответственность за эскалацию на границе с Украиной и подготовку вторжения на ее территорию, США и их союзники выразили тем не менее готовность к переговорам и обсуждению важных, но все же второстепенных для России проблем. В их числе: размещение стратегического и наступательного оружия в Украине, расширение взаимодействия между США и Россией, улучшение контроля над проводимыми учениями, возвращение к взаимным инспекциям, возобновление диалога по контролю над вооружениями и поддержание стратегической стабильности. НАТО предложило возобновить отношения в формате Совета Россия–НАТО, установив прямую линию связи и восстановив миссии в Москве и Брюсселе.

И все-таки: на что же было рассчитано получившее неудовлетворительный ответ Запада последнее российское предупреждение? Его, включенное в пакет из сопутствующих, но второстепенных предложений, заведомо неприемлемое главное требование о нерасширении НАТО, вряд ли могло вызвать какую-либо иную реакцию, кроме отторжения. Или, может быть, подлинная миссия этого рождественского послания состояла совсем в ином?

Несмотря на неудовлетворенность России от полученных ответов, появившаяся в обстановке почти полного отсутствия контактов и дефицита взаимного доверия ее инициатива (в качестве инструмента принуждения) могла бы сыграть реальный положительный эффект, а именно: открыть двери тому долгожданному двустороннему диалогу, который блокировался на протяжении нескольких последних лет. Каким окажется его старт – зависит от обеих сторон.

Aвтор: Валерий Гарбузов – директор Института США и Канады РАН

https://www.ng.ru/dipkurer/2022-01-30/9_10_8358_russia.html

***

Приложение. Россия не обречена, а удерживает инициативу в противостоянии с Западом

В чем в меру своих компрадорских убеждений, заблуждаются интерпретаторы «одиннадцати пунктов», ошибочно усмотревшие в них «двойные стандарты»? Во-первых, «пункты» с изложенными в них представлениями Запада, лживы по существу. Разумеется, в контексте именно представлений о них Запада. Во-вторых, если переложить их на предвоенный СССР, то обнаружится куда больше сходства, особенно по части внешнего окружения, чем с современной Россией. Иначе говоря, тогда шансов было намного меньше, чем сейчас.

В либеральных СМИ развернулись спекуляции вокруг так называемых одиннадцати пунктов политолога Сергея Маркова, которого либо выставляют современным Эзопом, либо пытаются скомпрометировать, уличив в «бегстве от режима». Так ли это? Нет, не так. Поводом послужил пост, опубликованный автором в Facebook, в котором изложены некие аргументы, которые Запад считает основанием для того, чтобы видеть свою партию против России выигрышной. Понятно, что речь идет о полемике, возникшей между Москвой и Вашингтоном по существу российских предложений в сфере безопасности, которые принято считать ультиматумом. Вот их краткий перечень. Россия-де в изоляции и без союзников, технологически она зависима, кроме ВПК, и слаба экономически, население погружено в бедность, продолжает деградировать гуманитарная сфера — наука, культура, образование, здравоохранение. В стране доминирует прозападная элита, готовая капитулировать; её поддерживает молодежь, которая в условиях отсутствия идеологии ориентирована на западную модель заработка денег. Ядерное оружие не спасет, ибо воевать никто не будет, а собственной привлекательной модели нет, ее не намечается, и один раз противостояние с Западом уже было проиграно.

Еще раз повторим: так, по Маркову, считает Запад, а не обстоит на самом деле. Но этого обстоятельства радостные критики «системы» или «режима», как они ее называют, не замечают. И искренне радуются, что кто-то «рубанул правду-матку», раскрыв «истинное» положение вещей. В основе этих восторгов лежит, извините, вшивая интеллигентская убежденность, причем, убежденность внутренняя, исподняя, что все думают одинаково. Так, как небезызвестный Олег Басилашвили в образе офицера Абвера Лахновского, руками Гитлера сводящего счеты с советской властью за 1917 год, говорил своему зятю Полипову в фильме «Вечный зов»: «Законов никаких вечных у людей нет, кроме одного — жить да жрать. Причем, жить как можно дольше, а жрать как можно слаще…» А идеологии-де — любые — просто прикрывают это дело тем, что придают поганым мыслям благовидное обличье. В логике героя Басилашвили — как надо жить, чтобы жрать сладко, но со стороны являть собой пример «общественной полезности» и всеобщего уважения. («Украл фуфайку — срок, украл десятки миллиардов — уважаемый человек»). Так сказать, антология «двойных стандартов», на которых, из песни слова не выкинешь, советская власть и поскользнулась.

Показательно до анекдота: кончилась она, и выяснилось, что «властители дум», которых В. И. Ленин, видимо, небезосновательно ровнял с определенной субстанцией, сами именно так, как Лахновский, и думают. Именно эта их точка зрения на окружающий мир и смысл жизни и тиражируется в либеральном ажиотаже вокруг марковского поста. Да и за другими примерами ходить далеко не надо. Невооруженным глазом видно, что жесткая международная напряженность вокруг Украины на западе Евразии, как и вокруг Тайваня на ее востоке, нагнетается отнюдь не Россией и Китаем, а Западом, в том и в другом случаях. Но обвиняют, простите за оксюморон, «отечественные» лахновские в этом не Запад, а своих либероидных подельников: дескать, призывали голосовать за КПРФ, а она теперь — инициатор вопроса о признании Донбасса, и Дума это рассматривает. «Вы этого хотели?» — задается вопросом автор, которого не хочется называть, делая ему рекламу, на радио, в простонародье известном как «Эхо Вашингтона». При этом он, этот автор, опять показательно, даже не задается вопросом о том, как к этому относятся в самом Донбассе. Над ним ведь «не каплет», родственники, друзья и знакомые вокруг него (пока) не гибнут, снаряды с минами не прилетают, вот и хорошо, зачем же что-то менять? Даже если русской катастрофе Донецка и Луганска уже скоро восемь лет, и люди там в этом живут повседневно. Понятно, что на «Эхе» хотели бы не признания ДНР и ЛНР, а как раз капитуляции — их сдачи бандеровской Украине. Чтобы отряхнуть руки и, не отрываясь от потребления, ничем «лишним» «не заморачиваться». «Лишь были б желуди — ведь я от них жирею…» (И. А. Крылов). Вот и лег им в резонанс упомянутый пост в Facebook, вцепившись в который можно заодно приблизить эту капитуляцию внесением раскола в «путинские верхи».

В чем искренне, в меру своих компрадорских убеждений, заблуждаются обрадовавшиеся интерпретаторы «одиннадцати пунктов», ошибочно усмотревшие в них близкие сердцу и такие родные «двойные стандарты»? В двух вещах. Первая: пункты с изложенными в них представлениями Запада, лживы по существу. Разумеется, в контексте именно представлений о них Запада. По порядку. У России, как показали события в Казахстане, союзники имеются. Эффективность ОДКБ признана, чтобы было понятно, генетическим западникам, самой их западной «alma-mater», это им крыть нечем. Кроме того, как близкий и заинтересованный союзник прогнозируемо повел себя и Китай. Контакты между нашими странами в военной сфере широко известны и множатся (только в эти дни в акватории Аравийского моря прошли российско-китайско-иранские военно-морские учения). Но то была теория, а друг проверяется, как известно, в беде. Да и что-то не особо было слышно критики в российский адрес даже со стороны США, тем более помалкивали «нейтралы»; разве что европейская дипломатия предсказуемо вставила свои антироссийские «пять копеек». Если это — изоляция, то что такое общественное признание неотъемлемого права Москвы на определенные действия? Социальные проблемы в стране да, имеются, но они были всегда, что не мешало раз за разом отражать внешние нашествия.

«Молчи, дурак! Баре есть баре, а Россия — Россия», — говорит давыдовский партизанский командир молодому бойцу после нападения на французский конвой в ответ на причитания, что «все равно все барам достанется»… Можно добавить, что свои внутренние проблемы мы, как не раз уже случалось в истории, решим как-нибудь «без сопливых». Особо «подкупает» и пассаж насчет «бесполезности» ядерного оружия, в котором либеральная маниловщина обнаруживает признаки методологической импотенции — путает причину со следствием. Ядерное оружие действительно вряд ли придется применять, ибо все знают, что у нас оно есть, и заблаговременно модернизирована вся триада стратегических ядерных сил (СЯС); если бы не это, от нашей страны давно уже осталась бы ядерная пустыня. Уже лет эдак 60 как.

Есть и еще один важный аспект, на который обращает внимание наш видный в прошлом разведчик-нелегал Андрей Безруков. «Если США не решатся пойти на уступки по НАТО, Россия ответит военными методами на Украине и, возможно, в Восточной Европе. И действия военных будут решительными. Ответить Америка не сможет, так как у Байдена нет мандата на ведение войны. В США накопилось слишком много внутренних проблем и им не до ведения жесткой внешней политики».

Так что при ближайшем рассмотрении выясняется, что интерпретаторы «одиннадцати пунктов» принимают желаемое за действительное, не увидев, опять-таки, главного. То, что ими понимается как «альфа и омега» внутренней политики, на деле является известной проекцией политики внешней, а именно — необходимости придать импульс интеграционному процессу на постсоветском пространстве. И потому, что пришло время делать выбор между восстановлением геополитической системы и ее дальнейшим распадом, промежуточные формы, типа СНГ, нежизнеспособны, и это понималось изначально. А также ввиду форс-мажорных обстоятельств, связанных с расширяющимися попытками превратить бывшие советские республики в антироссийские плацдармы. Не заниматься этими территориями больше нельзя, ибо промедление чревато рисками утраты суверенитета, которая для либероидов — пустой звук, но для народа — способ выживания и продления существования в истории.

И главное, в чем интерпретаторы прокалываются «по Фрейду» — напоминание о перестроечном проигрыше Западу. Они попросту забыли или, напичканные бурдой про «общечеловеческиеценностидемократиюправачеловека», никогда не знали, что никакой капитуляции СССР по внешним основаниям тогда не было, для этого не существовало никаких причин. Капитуляция была внутренним выбором компрадорской поздней советской элиты, переплетенной с Западом институтами Римского клуба, фобиями «нового 22 июня», заставившими подписать хельсинкский Заключительный акт СБСЕ в призрачной и ошибочной надежде гарантировать западные границы (по Макиавелли, «пустили к себе чужого государя»). И, главное, стремлением определенных перерожденческих кругов в КПСС конвертировать власть в собственность с целью передачи по наследству. Не было бы этого внутреннего выбора — не было бы никакой капитуляции, а было бы воплощение в жизнь океанской доктрины адмирала Горшкова, которая, во встречную противоположность «сухопутной» доктрине имени Мэхана-Маккиндера-Спайкмена, окружала морскими лимитрофами, навязывая в них противостояние, «большие острова» пиратской морской цивилизации. Прежде всего Туманный Альбион и Северную Америку.

Настоящей борьбой «от ножа» и за выживание, когда со стороны врага был открыто провозглашен лозунг «Lebensraum» («жизненного пространства»), а «новый порядок» оказался подчиненной ему идеологемой, стало противостояние с гитлеровским фашизмом. Оно было безоговорочно выиграно и без союзников, которые влезли в войну, по-другому не скажешь, только тогда, когда её исход стал предрешенным. Из письма Рузвельта Черчиллю: «Так будем действовать? Или ждать, когда русские справятся сами?» А когда влезли, принялись интриговать с побежденными против главного победителя (секретные переговоры Вольфа с Алленом Даллесом в Швейцарии с подачи Гиммлера и «танцы» Эйзенхауэра и Монтгомери вокруг просуществовавшего почти до конца мая 1945 года штаба вермахта во Фленсбурге). Маршал Жуков генерал-фельдмаршалу Кейтелю (на церемонии подписания капитуляции в Карлсхорсте): «Вы можете идти. Исторический спор славян с тевтонами окончен!»

Таким образом, вторая вещь, и это главное. Если пересмотреть упомянутые «одиннадцать пунктов» и переложить их на предвоенный СССР, то обнаружится куда больше сходства, особенно по части внешнего окружения, чем с современной Россией. Иначе говоря, тогда шансов было намного меньше, чем сейчас. Советский Союз, при всем прогрессе сталинских пятилеток, не был ни экономической сверхдержавой, ни военной, какой сейчас является Россия. Уровень жизни народа был низкий, на селе только что прошла мобилизационная в своей сути коллективизация, а технологии вновь возведенных промышленных гигантов в основном были западные. То есть технологической независимости не было и в военном секторе. Очень многое поддерживалось не «репрессиями», как спекулируют либероиды, а недоступным их интеллигентскому уровню понимания глубинным инстинктом самосохранения народа: «Если завтра война, если завтра в поход…». Не было союзников на Востоке, а была восточная, японская военная угроза, как морская, против Дальнего Востока, так и сухопутная, из Маньчжоу-го, направленная в советское сибирское «подбрюшье». Не было возможности ни превентивного или ответно-встречного, ни даже просто ответного гарантированного уничтожения агрессора. Слабее чем сейчас, после разгрома 1937 года и ликвидации Троцкого, выглядела, пожалуй, только внутренняя оппозиция. И похоже, что именно этот пункт, с которым интерпретаторы связывают определенные надежды, не дает им сегодня покоя.

И последнее. Странно, что подвергшись информационному давлению прозападной агентуры влияния, большинство государственников этот казус комментировать не стали и банально скисли. Между тем, не исключено, что это тест на убежденность и, если угодно, на историческую и политическую трезвость. Если что и внушает опасения по поводу исхода начинающейся «Очень Большой Игры» («Very Grate Game»), то именно это. На что, как на «слабое звено», и следует обратить повышенное внимание.

Автор Владимир Павленко

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3484533.html


Об авторе
[-]

Автор: Геннадий Петров, Владимир Павленко

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 31.01.2022. Просмотров: 31

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta