США - ИРАН: новый виток конфронтации

Содержание
[-]

США вводит санкции для Ирана 

Инициированный американской администрацией и Израилем новый виток, на наш взгляд абсолютно необоснованной конфронтации, сегодня затрагивает интересы многих стран мира, при этом негативно сказываясь на их отношениях с США и Израилем.

Сначала администрация президента Д. Трампа намеревалась с помощью санкций сократить «до нуля» доходы Ирана от продажи нефти, считая, что Иран стоит на пороге «иранской весны» и американские санкции «добьют режим аятолл». Однако позже Д. Трамп несколько укротил свои амбиции, заявив, что может сделать исключение для некоторых стран, таких как Южная Корея и Индия. Как следует из заявления Минфина США, санкции будут вводиться в два этапа: 6 августа и 4 ноября с. г.. 10 июля госсекретарь США М. Помпео заявил, что американская администрация сделает все для того, чтобы «гарантировать соблюдение другими странами введенных в отношении Ирана санкций». Возникает вопрос - насколько антииранские санкции США могут негативно повлиять на уровень добычи и продажи иранской нефти? На наш взгляд, повлияют и довольно существенно, по той причине, что практически все крупные европейские нефтегазовые компании будут вынуждены уйти из Ирана, учитывая их зависимость от банковской системы США, а также масштабы торговли с США. Отключение многих крупных европейских компаний от финансовой системы США может вызвать катастрофические последствия для них. Например, во французской компании Total более 90% всех финансовых трансакций проходят через банки. Несмотря на всю свою привлекательность, иранский рынок не идет ни в какое сравнение с американским. Если общий объем товарооборота стран Евросоюза с Ираном в 2017 году составил 20900000000. Евро, то их товарооборот с США приближается к 600 млрд. Евро. Таким образом, потерять американский рынок для европейских компаний гораздо опаснее, чем иранский. Иначе говоря, подавляющее большинство европейских компаний зависят от американской финансовой системы, поэтому европейские нефтегазовые компании вынуждены сворачивать свои \ ю работы в Иране.

***

Одной из первых из Ирана ушла французская компания Total, прекратив развитие проекта по разработке газового месторождения Южный Парс стоимостью в 4800000000. Третья по величине в мире, французская контейнерная судоходная компания CMA CGM также вынуждена пойти из Ирана из-за санкций США. О своем выходе из иранского рынка объявил лидер морских перевозок, датская компания AP Moller-Maersk, которая намерена закрыть все действующие контракты до 4 ноября с.г.

Другая датская судоходная компания Torm также згорнулавесь бизнес в Иране уже сейчас, не дожидаясь ноября. Европейский гигант Siemens, который в течение многих лет поставлял в Иран оборудования для добычи нефти и газа, прекратил принимать новые заказы от иранских компаний. К выходу из Ирана готовятся и другие европейские гиганты, например, Volkswagen и Airbus. Японские поставщики иранской нефти компании JXTG Holdings и Idemitsu Kosan готовятся к полному прекращению импорта нефти из Ирана, рассматривая КСА и ОАЭ в качестве альтернативных источников импорта нефти. Изношена и устарела иранская инфраструктура добычи нефти и газа требует вложения 200 млрд. Долл. в течение ближайших десяти лет. И сделать это могли бы практически только крупные европейские компании, но они не могут рисковать и вынуждены уйти из Ирана. Хотя Путин и заявил недавно о готовности России инвестировать в нефтегазовый сектор Ирана в 50 млрд. Долл., Однако некоторые эксперты высказывают сомнение в способности российских компаний обновить иранскую нефтегазовую инфраструктуру вместо европейских компаний, поскольку Россия сама зависит от европейских нефтегазовых технологий и в условиях нынешних санкций испытывает большие трудности и терпит большие убытки в плане наращивания нефтедобычи, особенно на крайнем севере.

В 2010 году Китай поддержал американские санкции против Ирана и сократил импорт иранской нефти из этой страны более чем на 25%. Однако сейчас Пекин решил не поддерживает восстановление Вашингтоном санкций в отношении Ирана. Будучи крупнейшим импортером иранской нефти (около 540 тыс. Баррелей нефти в сутки), Китай пообещал увеличить импорт иранских углеводородов. Индия также не будет присоединяться к санкциям США против Ирана и в дальнейшем импортировать ежесуточно около 500 000 баррелей иранской нефти. Россия продолжит импорт иранской нефти (100 тыс. Баррелей нефти и нефтепродуктов в сутки) в рамках соглашения «нефть в обмен на товары». При этом КНР, Индия и РФ пытаются использовать во взаиморасчетах национальные валют вместо доллара практически сведет к нулю значение антииранских санкций США. Евросоюз также приступил к разработке коллективных и индивидуальных форм торговли с Ираном, независимо от доллара, в целях защиты мелких и средних европейских компаний от американских санкций. Таким образом, в случае полного применения американских санкций экспорт иранской нефти может упасть в худшем случае на половину, но никак не к нулю, что позволит «иранскому режиму» выстоять и со временем укрепить свои позиции, поскольку эти антииранские санкции будут все больше негативно отражаться и на самих США, ухудшая их отношения даже со своими ближайшими союзниками в Европе.

К этому времени Иран поставлял в страны Европы около 40% своей нефти. Иран мог бы выдержать режим санкций США, если бы Китай, Индия, Южная Корея и Япония увеличили импорт иранской нефти хотя бы на 20%. Однако Китай, Индия и Южная Корея в настоящее время как раз уменьшили потребление иранской нефти в среднем на 20%, а Япония вообще полностью прекратила ее импорт. Греция и Турция также сворачивают закупки нефти в Иране. Если эта тенденция продолжится, то иранская экономика может оказаться в очень сложной ситуации. При таких обстоятельствах Тегеран ведет переговоры с китайскими компаниями о поставках иранской нефти в Китай в больших объемах. Этого как раз опасаются в Вашингтоне, поскольку увеличение закупок Китаем иранской нефти будет способствовать сближению Пекина и Тегерана в период повышенной напряженности в отношениях США и Китая через торговую войну между ними. При этом возможности Вашингтона оказать давление на Пекин весьма ограничены, поскольку объем торгового оборота между США и КНР превышает 600 млрд. Долл., Что равно объему торговли со всеми странами ЕС.

***

16 июля Иран обратился в Международный суд ООН с требованием приостановить действие американских санкций на период проведения разбирательства между двумя странами. Конечно этот символический крокжодних последствий не будет. 17 июля во Вашингтоне сообщили, что США отклонили все просьбы Франции, Германии и Великобритании о снятии ограничений на торговлю их фирм с Ираном.

23 июля президент Ирана Х. Рухани предостерег американскую администрацию «от игрищ с огнем». В ответ на это Д. Трамп заявил: «Никогда больше не угрожайте США, иначе столкнетесь с беспрецедентными последствиями, с которыми вы никогда не сталкивались за всю вашу историю». 27 июля глава Пентагона Дж. Маттис заявил, что США не собираются менять власть в Иране, но хотят изменить характер действий страны на Ближнем Востоке по нескольким направлениям, основными из которых является выведение подразделений иранских ВС из Сирии, Йемена, Ирака и прекращение поддержки ливанской « Хизбулла ». Однако факты свидетельствуют о том, что именно изменение государственной власти в Иране является главной задачей администрации Д. Трампа и правительства Б. Нетаньяху. С этой целью Вашингтон и Тель-Авив усиливают проведения подрывных акций против «преступного иранского режима».

В настоящее время двухпартийный орган управления внешнеполитической пропагандой США Broadcasting Board of Governors (BBG) запускает круглосуточный мультимедийный канал на фарси, предназначенный для «просвещения иранского народа». Как сказал М. Помпео, это делается для того, чтобы «обычные иранцы в своей стране и во всем мире могли узнать, что Америка стоит вместе с ними». Одновременно американская, израильская и саудовская агентура активизирует свои скоординированные усилия по проведению подрывной деятельности внутри Ирана, преимущественно путем стимулирования различных сепаратистских групп и течений. Через Саудовскую Аравию финансируется «освободительная борьба арабов-Ахваз в Хузестане, белуджей с« Джунуд Алла "(Воины Аллаха), Азер на северо-западе Ирана, а также иранских курдов из Курдской партии свободную жизнь (PJAK) и Демократической партии иранского Курдистана (PDKI) , представители которой решили укрепить свои позиции в провинции Рохелат, беря в осаду города Мариван, Банех и Санандадж. На борьбу с восставшими курдами «иранский режим» отправил бойцов Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Основные надежды лидеры PDKI возлагают на помощь США. Если США помогают иракским и сирийским курдам, то почему бы им не помочь и иранским курдам? В июне лидер иранских курдов Мустафа Хиджра посетил Вашингтон с целью договориться о программе помощи.

Можно не сомневаться, что администрация Д.Трамп предоставит иранским курдам всяческую помощь в их борьбе «за независимость от Тегерана». Однако, по мнению многих экспертов, массового выступления вышеперечисленных этнических групп не будет, поскольку значительная часть их представителей инкорпорированы в политическую, государственную и экономическую сферы в Иране.

***

В последние недели и месяцы Д. Трамп и М. Помпео неоднократно заявляли, что Соединенные Штаты готовы вести с нынешним руководством Ирана диалог о путях урегулирования двусторонних отношений, но сначала иранское руководство должно продемонстрировать «убедительные и необратимые шаги по изменению своего политического курса». Однако, на наш взгляд, Иран, как большая региональная держава с древней историей, насчитывающей несколько тысячелетий, не может подчиниться внешнему силовому давлению. Очевидно понимая это, Д. Трамп раз решил зробиоты свой «фирменный» ход: сначала максимально испортить отношения, а затем предложить прямой диалог, для выхода из кризиса, как это он сделал в отношении КНДР. Нечто подобное произошло и 16 июля в Хельсинки во время встречи Д. Трампа с В. Путиным, в ходе которой президент США сделал попытку «порешать все по понятиям» и урегулировать отношения с Москвой, предоставив моральную поддержку российскому «вождю», для чего было никаких оснований и предпосылок, что вызвало бурю возмущения на разных уровнях американского политического истеблишмента, исключительной с Республиканской партией.

Очевидно, в своей многолетней практике Д. Трамп как предприниматель научился договариваться даже с наиболее непримиримыми и жесткими конкурентами. Однако этот опыт не всегда уместен в политике и это, очевидно, проявилось в ситуации с Ираном.

30 июля во время совместной пресс-конференции с премьер-министром Италии Джузеппе Конте в Белом доме Д. Трамп неожиданно заявил, что он был бы «счастливый встретиться с лидерами Ирана в любое время и без предварительных условий», поскольку, по его словам, «это хорошо для страны, хорошо для них, хорошо для нас и хорошо для мира». Кстати, по информации иранской стороны, это было отнюдь не первое предложение Д. Трампа провести встречу с президентом ИРИ Х. Рухани. Якобы в сентябре прошлого года Д.Трамп несколько раз предлагал провести такую ​​встречу в кулуарах Генассамблеи ООН. Однако эти предложения были отвергнуты. Решение о том, принять или отклонить предложение американского президента, принимает не Х. Рухани, а Верховный руководитель Ирана Али Хаменеи. И в прошлом он неоднократно отменял встречи между иранскими и американскими президентами в кулуарах Генассамблеи ООН в Нью-Йорке. Так, в 2000 году была отменена запланированная встреча президента США Б. Клинтона с президентом Ирана М. Хатами. То же самое произошло в 2013 году, когда готовилась встреча президентов Обамы и Х. Рухани.

Реакция Тегерана на последнее предложение Д. Трампа была крайне негативной. На разных уровнях иранские власти заявили, что проведение прямых переговоров между лидерами США и Ирана возможно только после восстановления участия США в многосторонней международной ядерной сделке - совместный комплексный план действий - СВПД, заключенном в июле 2015 года. Глава иранской стратегического совета по международным отношениям Кемаль Харрази заявил, что Тегеран не видит смысла в предложении Трампа. Заместитель спикера иранского парламента Али Мотахари считает, что вести переговоры с Трампом в настоящее время будет «унижением». Глава КСИР генерал Мохаммад Али Джафари заявил: «Иранский народ никогда не позволит своим официальным лицам встречаться и вести переговоры с этим большим сатаной, мы не Северная Корея».

***

31 июля министр иностранных дел Ирана Мухаммед Зариф назвал предложения Д. Трампа о встрече с Х. Рухани по данному поводу «пиар-трюком». При этом М. Зариф напомнил, что Иран уже вел с США переговоры в течение двух лет, с 2013 по 2015 гг. Вместе с Великобританией, Францией, Германией, Россией и Китаем, в результате которых была достигнута «уникальная сделка СВПД».

По словам М. Зарифа, для нормализации американо-иранских отношений нужно только одно: «уважать иранцев и международные обязательства». Однако ранее Д. Трамп много раз подчеркивал, что это невозможно и совершил беспрецедентное давление на лидеров Великобритании, Франции и Германии, безуспешно уговаривая их последовать примеру Вашингтона. Таким образом, даже ближайшие европейские союзники США отказались поддержать затею Д. Трампа, в значительной мере усложнило трансатлантические союзнические связи и негативно сказалось на имидже самого Д. Трампа в Европе.

В настоящее время прямые переговоры между Трампом и Рухани невозможны как минимум по нескольким причинам: во-первых, американо-иранская конфронтация продолжается уже 39 лет. За это время в обеих странах появилось уже два поколения людей, пропитанных антиамериканской и антииранской пропагандой, которые воспринимают Иран иСША как заклятых врагов; во-вторых, Иран и США совершенно разные идеологические постулаты, принципы и принципы организации и функционирования их обществ и государственных структур, а также реализации внешней политики; в-третьих, еще за несколько дней до предложения Д. Трампа о его возможной встрече с иранским руководством, Иран и США буквально находились на грани войны, не может быть основанием для ведения переговоров с целью достижения какого-то компромисса в отношениях между двумя странами; в-четвертых, достижение компромисса по определению исключается, поскольку Д. Трамп может только повторить свои ультимативные требования, глядя в глаза Х. Рухани, а Х. Рухани может только сказать «нет», глядя в глаза Д. Трампа; в-пятых, Иран - это не Ирак, не Сирия, а не Ливия и не КНДР, на который можно оказывать силовое давление, тем более, когда практически весь мир не только не поддерживает американскую администрацию в этом вопросе, но и осуждает ее, в-шестых, в условиях, когда в самих США весьма непредсказуемый и противоречивый президент Д.Трамп постоянно находится на грани импичмента, иранское руководство предпочитает воздерживаться от прямых переговоров с ним, в-седьмых, СВПД - многосторонняя международная сделка и не может быть изменена путем двусторонних американо-иранских переговоров. Иран не может не учитывать интересы своих партнеров по СВПД - КНР, РФ, ФРГ, Великобритании и Франции; в-восьмых, сложные межгосударственные отношения в современном мире имеют выясняться в рамках международного права, а не путем личных договоренностей чиновников даже такого высокого ранга как президент страны. Международное праводействует постоянно и длительное время, а настроения и предпочтения чиновников и они сами довольно часто меняются; в-девятых, восьмидесятимиллионных Иран достаточно мощная в военном отношении государство, пользуется поддержкой большинства стран ЕС, Китая, Индии, Турции и РФ, чтобы пойти на капитуляцию и сепаратные договоренности с США.

***

На наш взгляд, давление США и Израиля на Иран бесперспективно и бессмысленным, поскольку Иран не нарушал и не нарушает международного права. Хотелось бы надеяться, что нынешнее руководство США, Израиля и КСА достаточно рационально мыслящим, чтобы решиться на безумную и преступную авантюру решение широкомасштабных военных действий против Ирана при наличии у него мощных если не союзников, то, во всяком случае, мощных многосторонних соглашений - партнеров, которые придут ему на помощь.

Для решения региональных конфликтов в XXI веке необходимо новое геополитическое мышление, а не применение вооруженной силы, является архаизмом ушедших и особенно ХХ. В основе нового геополитического мышления должно быть более эффективное использование миротворческих механизмов реформированной в будущем Организации объединенных наций. Новое геополитическое мышление определенной мере продемонстрировал (не без недостатков и недостатков) лауреат Нобелевской премии президент США Барак Обама. Хотелось бы надеяться, что среди американского истеблишмента у него будет достаточно последователей, которые приложат больше усилий для того, чтобы мировое лидерство Соединенных Штатов Америки основывалось не столько на военной силе, сколько на моральных, демократических и правовых принципах мирного сосуществования всех стран мира.

 


Об авторе
[-]

Автор: Олексій Волович

Источник: bintel.com.ua

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.08.2018. Просмотров: 51

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta