СИРИЯ: Манбидж — узел противоречий и противостояния

Содержание
[-]

Геополитические интересы воюющих сторон в Сирии

Весьма нестандартная ситуация, возникшая в последние недели вокруг города Манбидж на севере Сирии, окруженном войсками Турции, Сирии, России и США, стала ещё одной иллюстрацией proxy-war (войны по доверенности), ведущейся упомянутыми странами с опорой на различные сирийские силы, как правительственные, так и оппозиционные, не столько ради окончания шестилетней войны в Сирии, сколько ради реализации прежде всего своих геополитических интересов в этой стране.

При этом их интересы не просто не совпадают, они явно противоречивы. Таким образом, небольшой сирийский город Манбидж стал узлом противоречий и противостояния в многостороннем и многослойном конфликте в Сирии.

Справка:

Манбидж — небольшой город на севере Сирии, расположенный в 30 км к западу от реки Евфрат и на расстоянии около 70 км восточнее Алеппо. В 2012 году в нем проживало около 80 тыс. сирийских граждан. Манбидж находится на главной дороге из Турции в Ракку — города, который считается «столицей» ИГИЛ в Сирии. В январе 2014 года город захватила группировка ИГИЛ. На протяжении двух лет через Манбидж осуществлялись основные поставки оружия и боеприпасов из Турции для различных террористических группировок в Сирии. В августе 2016 года город был очищен от ИГИЛ преимущественно курдскими отрядами из коалиции «Силы демократической Сирии» (СДС).

Позиции сторон

Турецкие вооруженные силы, проводящие с августа 2016 года в Сирии операцию «Щит Евфрата», сегодня сражаются фактически на два фронта — с боевиками ИГИЛ и с сирийскими курдскими формированиями. Но это тактические задачи Турции в данной конкретной ситуации. Если же говорить о стратегической задаче Анкары в Сирии с 2011 года, то она заключается в свержении режима Б. Асада, о чем Р. Эрдоган прямо заявил 29 ноября 2016 года: «Мы вошли в Сирию, чтобы положить конец правлению тирана Асада, который устроил в стране террор». По его словам, Турция «долго проявляла терпение, но в итоге не выдержала и была вынуждена войти в Сирию».

В Анкаре считают, что сирийские курды напрямую связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК), которую в Турции считают террористической организацией и против которой уже много лет турецкая армия ведет боевые действия, как в Турции, так и на территории Ирака. После того, как 2 марта турецкие войска вместе с боевиками оппозиционной «Свободной сирийской армии» (ССА) при помощи авиации РФ и США изгнали боевиков ИГИЛ из города Эль-Баб к северо-востоку от Алеппо, турецкое руководство поставило своей задачей дальнейшее развитие военной операции «Щит Евфрата» в направлении города Манбидж, занятого курдскими отрядами из «Партии демократического союза» (ПДС), и далее — в направлении города Ракки. Однако, некоторые военные обозреватели считают, что освобождение Эль-Баба от боевиков ИГИЛ заключалось в том, что им просто позволили выйти из города по коридору в результате договоренностей с турецкими войсками.

В начале марта турецкие войска и боевики ССА столкнулась с рядом значительных препятствий на пути к Манбиджу. 3 марта Военный совет Манбиджа принял решение передать контроль над западной частью района вблизи этого города сирийской правительственной армии вместе с российским спецназом и иранскими группировками, а сам город — под контроль американскому спецназу. Фактически сирийско-российские войска разместились между турецкой армией и курдскими СДС. К операции по разведению курдских отрядов и турецких войск подключился и американский спецназ, подразделения которого разместились по периметру Манбиджа. Таким образом, на пути возможного продвижения боевиков ССА и турецких войск возник мощный заслон.

Тем не менее, турецкое командование продолжает перебрасывать пехотные части и артиллерию в район к северу от Манбиджа, где они находятся в прямом вооруженном контакте с сирийскими курдами. Однако, если Анкара решится нанести удар по Манбиджу с севера, то это будет уже прямое нападение на курдов, а не операция против ИГИЛ. Кроме того, в этой ситуации Турция рискует войти в прямое столкновение с США и РФ, партнерами которых являются сирийские курды.

Впрочем, некоторые наблюдатели считают, что в районе Манбиджа турки практически имитируют боевые действия, понимая их бесперспективность ввиду дислокации вокруг Манбиджа кроме курдов сирийских войск, российского и американского спецназов. По их мнению, на самом деле главной целью турецких войск является территория курдского анклава Африна между турецкой границей и Алеппо. Лишенные поддержки сирийских и американских войск, курдские отряды в Африне без особого труда могут быть рассеяны турецкими войсками, а население «выдавлено» в направлении Алеппо. Министр обороны Турции Фикри Ышик заявил, что Анкара «любой ценой» не допустит объединения курдских кантонов Рожава и Африн на севере Сирии. Считается, что накануне конституционного референдума в Турции 16 апреля с. г. Р. Эрдогану нужна «маленькая победоносная война» в Африне.

6 марта премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что Анкара может отказаться от планов захвата Манбиджа, если против этого выступают Москва и Вашингтон. По его словам, компромиссным решением может стать вывод из Манбиджа курдских «Отрядов народной самообороны». Но уже 9 марта турецкие войска открыли артиллерийский огонь по позициям сирийских пограничников, подразделениям российского спецназа и курдов. В результате обстрела погибли 8 сирийских военнослужащих, несколько десятков получили ранения. На наш взгляд, Анкара вряд ли попытается захватить Манбидж, так как прямое столкновение с сирийскими правительственными войсками, спецназами РФ и США накалит ситуацию до предела с непредвиденными последствиями, которые однозначно закончатся обострением отношений Анкары с Москвой и Вашингтоном.

Сирийские курды

Сирийский Курдистан — де-факто автономное государственное образование в составе Сирии, созданное 17 марта 2016 года, которое расположено к западу от реки Тигр вдоль турецкой границы. В регион входят три кантона: Джазира, Кобани и Африн. Кантон Джазира на северо-востоке граничит с Иракским Курдистаном. До войны в этом кантоне производилось около 40 тыс. баррелей сырой нефти в день. С лета 2012 года территория Сирийского Курдистана контролируется Высшим курдским советом. В ноябре 2013 года было создано Региональное правительство, в которое вошли курды, туркоманы, ассирийцы, армяне и арабы. Численность курдов в Сирии составляет порядка 2,5 млн человек (около 9  % населения страны). Для защиты населения региона от террора были созданы «Отряды народной самообороны», которые с мая 2013 года ведут активную борьбу с боевиками протурецкой ССА и исламистами ИГИЛ, выступая в роли «третьей силы» в конфликте. Сирийские курды не ведут боевых действий против правительственных войск САР, но и не являются их союзниками. В 2016 году были открыты представительства Сирийского Курдистана в Москве, Берлине и Париже. США оказывают сирийским курдам политическую и военную поддержку.

Соединенные Штаты Америки не собираются прекращать поддержку сирийских курдов и дают Р. Эрдогану понять, что Вашингтон выступает за создание курдской автономии в составе Сирии. По некоторым данным, в декабре 2016 года США активизировали поставки оружия сирийским курдам из «Партии демократического союза» (PYD). Американское вооружение сирийским курдам поставляется по воздуху через аэродром Румейлан на севере Сирии, а также из района города Эрбиль в Иракском Курдистане. Американские военные инструкторы готовят бойцов «Сил демократической Сирии» в Манбидже.

В начале марта в Сирию прибыло около 400 морских пехотинцев и армейских спецназовцев ВС США, которые присоединятся к уже дислоцированным в сирийской провинции Хасаке 500 американским военнослужащим. В районе севернее Ракки концентрируются американские дивизионы 155-мм гаубиц M777 и другие дальнобойные артиллерийские системы. Таким образом, несмотря на заявления Д. Трампа во время предвыборной кампании о том, что США не должны ввязываться в военные конфликты на Ближнем Востоке, тем не менее, сегодня мы видим, как американские войска в Сирии готовятся к непосредственным наземным боевым операциям против ИГИЛ в Сирии, что при Б. Обаме было запрещено.

Впрочем, в Пентагоне отметили, что американские морские пехотинцы отправляются в район Манбиджа не столько для ведения боевых действий, сколько для оказания «психологического сдерживающего воздействия» на конфликтующие стороны с целью не допустить эскалации конфликта. На наш взгляд, учитывая планы Вашингтона по превращению курдского анклава в Сирии в свой неформальный протекторат, главная задача Пентагона в этом районе состоит в том, чтобы не допустить захвата Манбиджа не только турецкими войсками, но также и сирийскими, российскими и иранскими.

Попытки взаимодействия

На данном этапе, на наш взгляд, главной задачей Москвы в Сирии является налаживание военного сотрудничества с США, ради чего она готова «частично» пожертвовать своими партнерскими отношениями с Турцией, Ираном и даже с Сирией. Военное взаимодействие РФ с США в Сирии рассматривается в Москве как возможность установить «взаимопонимание и доверительные отношения» с администрацией Д. Трампа, что по расчетам кремлевских стратегов позволит Кремлю со временем выйти из международной изоляции и отменить антироссийские санкции. Однако, похоже, что эти расчеты пока далеки от реализации. Так, 21 февраля, в ответ на предложение министра обороны РФ С. Шойгу сотрудничать в проведении операций против террористов в Сирии, представитель Пентагона заявил, что военное сотрудничество между США и РФ прекращено в соответствии с законом о полномочиях в области национальной обороны (National Defense Authorization Act), принятым Конгрессом США в связи с аннексией Россией украинского Крыма.

Как уже отмечалось выше, США в Сирии имеют партнерские отношения практически только с сирийскими курдами, подтверждением чему является тот факт, что 25 февраля глава Центрального командования ВС США в Персидском заливе генерал Джозеф Вотель посетил курдское руководство в Кобани на севере Сирии с тем, чтобы обсудить заключительный этап операции по освобождению Ракки.

7 марта с. г. в турецкой Анталье в ходе переговоров начальника Генштаба ВС России В. Герасимова с начальником Генштаба ТР Х. Акаром и главой Объединенного комитета начальников штабов ВС США Дж. Данфордом обсуждались вопросы безопасности на Ближнем Востоке, в частности, последнее развитие ситуации в Ираке и Сирии, в особенности вокруг сирийских городов Манбидж и Ракка. Единственным результатом переговоров начальников генштабов США, ТР и РФ в Анталье было достижение соглашения о размежевании действий вооруженных сил этих стран на земле и в воздухе с целью избежать случайных инцидентов и столкновений между ними.

Значительная часть переговоров в рамках визита Р. Эрдогана в Москву 10 марта посвящалась обсуждению взаимодействия Москвы и Анкары в Сирии, в частности, в районе Манбиджа и Ракки. Р. Эрдоган попросил В. Путина запретить деятельность в России сирийских курдских организаций «Демократический союз» и «Отряды народной самообороны». Он также просил В. Путина запретить деятельность в России турецкого общественно-политического движения FETO, возглавляемого проживающим в США турецким оппозиционным деятелем Фетхуллахом Гюленом. Эти просьбы В. Путин оставил без публичных комментариев. Несмотря на категорические возражения Анкары, Москва последовательно выступает за участие курдов в межсирийских переговорах в Астане и Женеве.

В ходе прошедших в Москве переговоров президентов ТР и РФ был также согласован вопрос о создании специальной совместной мониторинговой группы, которая будет отслеживать перемещение российских и турецких войск в Сирии, а также их союзников с целью не допускать инцидентов между ними.

Позиция Башара Асада

Поскольку в ходе гражданской войны в Сирии сирийская вооруженная оппозиция опирается на поддержку многих стран и прежде всего Турции, Саудовской Аравии, Катара и США, правительство Б. Асада вынуждено было также искать поддержку у своих традиционных союзников — России, Ирана, а также ливанской «Хизбуллы». Пребывание же на территории Сирии военных контингентов Турции и США рассматривается в Сирии как агрессия и оккупация страны.

Ещё в августе 2016 года проведение турецкими войсками наземной операции «Щит Евфрата» на территории Сирии в Дамаске было названо нарушением суверенитета страны. В Дамаске полагают, что борьба с терроризмом должна координироваться с сирийскими властями. 10 марта с. г. правительство САР обратилось в ООН с просьбой заставить Турцию вывести свои «силы вторжения» из Сирии. Дамаск обвиняет Турцию в «убийстве десятков тысяч невинных сынов Сирии и уничтожении сирийской инфраструктуры».

11 марта в интервью гонконгскому телеканалу Phoenix TV Б. Асад назвал любые иностранные войска, прибывающие в Сирию без приглашения или согласия Дамаска, «захватническими, вне зависимости от того, американские они, турецкие или какие бы то ни были еще». По его словам, присутствие американских войск в районе города Манбидж не было согласовано с сирийским правительством. Б. Асад выразил сомнение в том, что американские военнослужащие помогут его стране одержать победу над терроризмом, поскольку «американцы проиграли почти все войны, которые они вели во Вьетнаме, Афганистане, Ираке и даже Сомали». Б. Асад считает, что у американцев «очень хорошо получается создавать проблемы, уничтожать и разрушать, однако они очень плохо умеют находить оптимальные решения». По его словам, «единственной серьезной силой, которая эффективно борется с терроризмом в Сирии, является Россия».

Следующий этап — Ракка

После разрядки ситуации вокруг Манбиджа главной задачей довольно шаткой коалиции в составе САР, РФ, ТР и ИРИ, а также США, действующих по своему собственному плану, является освобождение города Ракки, а затем или почти одновременно и Дейр-эз-Зора от боевиков ИГИЛ. Возникает вопрос: смогут ли САР, РФ ТР, ИРИ, сирийские курды и США организовать взаимодействие между своими войсками в операциях по освобождению Ракки и Дейр-эз-Зора? На сегодня нет достаточных оснований для положительного ответа на этот вопрос. Шантаж и демарши между вышеупомянутыми странами продолжаются. Так, турецкое руководство прозрачно намекнуло, что Анкара может отказать американским военным в доступе к авиабазе Инджирлик, если США будут сотрудничать с курдскими вооруженными группировками во время операции против ИГИЛ в районе Ракки.

Наступление на Ракку ставит перед Пентагоном следующую дилемму: если действовать совместно с турецкими войсками, то придется отказаться от взаимодействия с сирийскими курдами, что приведет к осложнению отношений с ними и, соответственно, к утрате опоры США в сирийском обществе. При варианте взаимодействия с Турцией Анкара настаивает на привлечении спецназа из Саудии и Катара, что будет неприемлемым для Москвы, Тегерана и Дамаска. Если же в Пентагоне решат наступать на Ракку самостоятельно во взаимодействии с курдами и со своими союзниками по НАТО, исключая Турцию, то это чревато серьезным осложнением отношений с Анкарой.

В начале марта подразделения десантного соединения Корпуса морской пехоты США прибыли в Сирию для участия в освобождении Ракки от боевиков ИГИЛ. В Пентагоне также планируется военная операция по нанесению удара в направлении Ракки из Иордании через Дейр-эз-Зор при поддержке польского и британского спецназов. На наш взгляд, не в последнюю очередь стремление вышеупомянутых сил и стран к установлению контроля над Раккой объясняется тем, что в районе этого города имеются нефтяные месторождения, благодаря которым до гражданской войны Сирия полностью обеспечивала свои потребности в нефтепродуктах и даже экспортировала некоторое количество сырой нефти. Кроме того, район Ракки является житницей Сирии.

* * *

В начале марта вокруг Манбиджа возникла крайне сложная ситуация, ставящая под угрозу договоренность о прекращении огня в Сирии и процесс мирного урегулирования сирийского кризиса. Район Манбиджа стал узлом противоречий и противостояния между Турцией, Россией и США, которые отстаивают в Сирии свои геополитические интересы. Поскольку эти страны не могут определиться с взаимоприемлемыми решениями, террористы получают драгоценную передышку для перегруппировки своих сил перед решающей битвой за Ракку.

В Сирии мы наблюдаем довольно странную ситуацию, когда США и Турция взаимодействуют не совсем так, как это следовало бы ожидать от союзников по НАТО. Вполне очевидно, что в значительной степени это можно объяснить как утратой доверия и взаимопонимания по различным причинам между Анкарой и Вашингтоном, так и разной стратегией действий в Сирии и не только в ней. Во-первых, американцы знают, как долго Анкара поддерживала ИГИЛ, с которым сегодня воюет, хотя и не достаточно эффективно. Во-вторых, американцы не видят оснований относить сирийских курдов к террористам, как на этом настаивает Анкара. Не поддерживает Вашингтон и массовые репрессии Анкары собственно против турецких курдов, являющихся гражданами Турции. В-третьих, американцам не нравятся также массовые репрессии против «атлантистов», то есть против десятков тысяч проамериканских или прозападных офицеров в турецкой армии, которые усилились после неудачного военного переворота в Турции 16 июля 2016 года. Со своей стороны, турецкое руководство возмущено отказом Вашингтона экстрадировать в Турцию мусульманского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого Анкара обвиняет в подготовке этого переворота. В Пентагоне и НАТО с неодобрением воспринимают тесное военное взаимодействие и сотрудничество между ТР и РФ.

Кроме всех перечисленных проблем, мы не можем исключать, что в Вашингтоне планируют фрагментацию Сирии на несколько квазигосударств, но не под турецким, а под американским протекторатом. Если это произойдет, то все планы не только Анкары, но и Москвы и Тегерана сохранить или распространить свое влияние на послевоенную Сирию после устранения или ухода Б. Асада от власти окажутся несбыточными. Естественно, проблем в отношениях между Турцией и США значительно больше и, похоже, что эти проблемы останутся и при администрации Д. Трампа. Поэтому не случайно, что до сих пор неизвестна дата возможной встречи Д. Трампа с Р. Эрдоганом. По последним данным, президент Турции надеется, что его встреча с президентом США состоится до саммита НАТО в Брюсселе 25 мая 2017 года. В. Путин также надеется встретиться с Д. Трампом до саммита стран «Большой двадцатки» в Гамбурге 7–8 июля с. г.

Следующая встреча Р. Эрдогана и В. Путина может состояться в июне с. г. на полях юбилейного саммита ОЧЭС в Стамбуле, на котором будет обсуждаться безопасность в Черноморском регионе. Учитывая, что США и ещё 12 стран имеют статус наблюдателя, а 9 стран — статус партнеров в ОЧЭС, и в настоящее время усиливается присутствие НАТО в бассейне Черного моря, не исключено, что США и несколько других стран НАТО будут присутствовать на этом саммите.


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.04.2017. Просмотров: 217

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta