С чем Украина входит в год 30-летия своей независимости

Содержание
[-]

2021 год продолжит тенденции, заложенные в 2020 году, но предложит новые опасные вызовы

2020 год стал турбулентным для многих стран постсоветского пространства. И эта турбулентность была вызвана далеко не только эпидемией коронавируса, но и социально-экономическими процессами, военно-политической ситуацией, особенностями внутриполитического развития.

На первый взгляд, прошедший год в этом контексте был далеко не «годом Украины» — здесь не произошли переломные события, схожие с теми, которые можно было наблюдать на Южном Кавказе, в Кыргызстане, Беларуси. Тем не менее можно выделить несколько событий и трендов 2020 г., которые будут оказывать влияние на развитие общественно-политической ситуации в Украине, ее социально-экономическое положение и внешнюю политику в 2021 г.

Из сферы экономики

Прежде всего, следует констатировать, что экономика Украины пережила 2020 год лучше, чем прогнозировали многие эксперты в начале пандемии коронавируса. По итогам года она выйдет на примерно 5% падения, что представляется достойным показателем даже относительно более развитых стран. Такое мягкое падение во многом обеспечил сырьевой характер экономики — в условиях роста цен на руду и металлы и падения цен на энергоносители на мировых рынках. При этом удержался курс гривны — не произошло падения валютных резервов. Характерно, что падение экспорта по итогам года заметно меньше, чем падение импорта. В этих условиях даже при сохранении нынешних тенденций эпидемической обстановки можно ожидать роста показателей украинской экономики, особенно во втором квартале 2021 г. по сравнению со вторым кварталом 2020 г., который будет иметь восстановительный характер.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Однако в 2021 г. существенно возрастет нагрузка на курс гривны, усилятся инфляционные процессы, социальное напряжение будет фокусироваться вокруг роста тарифов на газ и электроэнергию — они уже вызвали протесты. В корне этих протестов лежит недовольство населения многолетним ростом тарифов, мотивируемым различными рыночными аргументами, при сохраняющейся высокой монополизации и олигархизации энергосферы, негативном влиянии зеленого тарифа, коррупционными факторами в тарифной политике. Сохраняется также высокая долговая нагрузка, что во многом — наряду с расходами на оборону и безопасность — определило параметры бюджета на 2021 г.

Фактически сырьевой характер экономики оказывает стратегически негативное влияние на ее состояние, в то время как предполагаемые робкие меры локализационного характера в 2020 г. — в первую очередь в сфере машиностроения — встретили жесткое сопротивление у западных партнеров. А принимая во внимание приход демократов к власти в США, такое сопротивление, скорее всего, только усилится. Много вопросов вызывает и политика фискализации, проводимая властями и негативно сказывающаяся на мелком и среднем бизнесе в стране, в то время как программы льготного кредитования не могут минимизировать последствия такой политики. Свидетельством этого стали протесты ФОП, которые, хотя и использовались политическими силами в своих интересах, но имеют под собой и серьезные объективные причины. Все это дает основание сделать вывод о том, что 2021 г. в эконмическом плане формально будет лучше 2020 г., но в плане социальном — очень рисковым и трудным для украинского общества.

Из сферы внутренней политики

О президенте

2020 год стал первым полноценным годом нахождения у власти президента Владимира Зеленского и партии «Слуга Народа», однако он характеризовался довольно серьезным падением их рейтингов. Этот факт при всей его очевидности нуждается в пояснении. В. Зеленский серьезно потерял в поддержке населения, но все же ядерный электорат пока сохраняется за ним. Президент остается самым популярным политиком Украины, и если бы выборы состоялись сегодня, то он гарантировано победил бы во втором туре. Зачастую актуальные рейтинги В. Зеленского сравнивают с показателями его поддержки во втором туре президентских выборов в 2019 г., что не вполне корректно. То голосование во многом было голосованием против П. Порошенко и носило протестный характер, в то время как показатель первого тура как раз сравним с сегодняшними рейтингами действующего президента. При этом электоральные тенденции все же представляются довольно тревожными для президента, и вполне вероятно, что негативная рейтинговая динамика в 2021 г. будет продолжаться, особенно учитывая упомянутый рост тарифов.

Все это — очень серьезный вызов для президента, являющегося рейтингозависимым политиком. Дальнейшее снижение рейтинга В. Зеленского может поставить крест на его и без того ограниченной политической субъектности и тем более — на перспективах переизбрания. В этом контексте 2021 год представляется очень важным для политического будущего действующего президента, который сегодня все больше теряет ореол нового лица, справедливого борца с олигархатом, превращаясь в политика, который не выполняет свои обещания, балансирует между внешними и внутренними группами влияния, но при этом зависит от узкого круга лиц из своего окружения и не является полноценным модератором политической жизни страны каким был, например, Л. Кучма.

О местных выборах

Более серьезные электоральные потери наблюдаются у партии «Слуга народа», которая не смогла стать четко структурированной партийной структурой, оставаясь конгломератом разнонаправленных групп, решающих свои политические задачи с использованием популярного образа своего лидера. Снижение популярности «Слуги Народа» проявилось в ходе местных выборов, состоявшихся в октябре 2020 г. Во многом их итоги формируют важные тенденции украинской политики, которые будут характерны для внутриполитического развития страны и в наступившем году.

Так, выборы стали индикатором усиления региональных элит и продемонстрировали, что последние стали более серьезным фактором в политической жизни Украины, с которым центральная власть будет вынуждена считаться. Формально «Слуга народа» не потерпела серьезного поражения. Безусловно, сравнивать результаты партии на парламентских выборах, где «слугам» удалось набрать 43% голосов, и ее показатели на местных выборах не приходится. Однако электоральный провал не произошел — более того, во многих регионах членам правящей партии удалось занять места руководителей местных советов; при этом на мэрских выборах партия потерпела фиаско.

Стоит учитывать, что успех в местных советах — лишь тактический. Он не снимает самой главной проблемы — вероятности роста конфликтности между региональными элитами и центром в 2021 г. Это противостояние проявляется на уровне групп интересов и групп влияния и в контексте местных выборов связано с существованием системы франшиз — когда места в той или иной партии отданы представителям местных элит, что во многом формирует картину причудливых альянсов и коалиций в местных советах. При этом люди, формально выступающие от «Слуги народа», в реальности могут отражать интересы местных элит в гораздо большей степени, чем быть связаны со структурами партии и Киевом. В этих условиях относительный успех «Слуги народа» может нивелироваться шаткостью коалиций, в которых она состоит на местах, при том, что главными бенефициарами местных выборов стали партии региональных элит и региональные лидеры. При этом ни одной известной общенациональной партии не удалось составить монобольшинство в местных советах.

«Европейская солидарность» и ОПЗЖ будут оставаться наиболее крупными оппозиционными партиями, но их электоральный потолок ограничен и находится в районе 20% избирателей. То есть партии при всей их популярности представляются нишевыми, а внутри той же ОПЗЖ есть две глобальные и несколько более мелких групп влияния — в том числе на областном и городском уровнях. Регионализацию страны в результате процессов децентрализации и местных выборов не стоит преувеличивать — существует целый ряд факторов, скрепляющих регионы Украины в единый государственный механизм, но очевидно усиление роли региональных властей как важного кластера политического влияния и социальной ориентации общества. Местные выборы во многом стали индикатором кризиса украинской партийной системы и запроса на появление новых партий, которые могли бы претендовать на электорат «Слуги народа», лишь ограниченно перетекающий к ЕС или ОПЗЖ.

В региональном контексте значимым событием прошлого года стала смерть одного из наиболее эффективных при всей его неоднозначности украинских мэров — Г. Кернеса. Это печальное событие резко обострило борьбу за политическое наследие главы Харькова, которое во многом является слепком общеукраинских тенденций. Уже сегодня несколько политических сил претендуют на руководство городом; среди их фронтменов — И. Терехов, связанный с А. Аваковым, который сохраняет большое влияние в городе и области; ему противостоят М. Добкин, влиятельный в городе представитель ОПЗЖ, но во многом самостоятельный политик А. Фельдман и др.

О коронакризисе и его влиянии на внутриполитическую ситуацию

Рейтинг власти стал падать и под влиянием коронакризиса. Медицинская система оказалась неготовой к эпидемии такого уровня. Кроме того, негативно сказались и излишне жесткие весенние карантинные меры, когда региональная власть зачастую бросала вызов власти центральной, выступая с позиции кризиса жесткого карантина. Отрицательное влияние имел и скандал вокруг расходования части «ковидного фонда» на дорожное строительство, несмотря на то что этот проект власти стал одним из немногих относительно успешных в 2020 г.

На фоне второй волны пандемии в начале января власть приняла решение о введении жесткого карантина. Оно имело не только медицинскую подоплеку, но и политэкономическую — введение карантина в декабре было бы оправданным с медицинской точки зрения, но нанесло бы более серьезный удар по торговле, чем в январе. Сразу после начала локдауна стало понятно, что выполняется он очень плохо, оставаясь больше карантином на бумаге, чем в реальности.

Безусловно, Украина в течение всего наступающего года продолжит сталкиваться с самой проблемой коронакризиса и ее последствиями. Не исключена и весенняя волна эпидемии, хотя она, вероятнее всего, будет не такой сложной, как осенняя волна 2020 г. При этом вероятность оперативной прививочной кампании пока остается под сомнением: массовую вакцинацию население Украины может ожидать не ранее весны 2021 г.

О деолигархизации и борьбе за пост премьер-министра

Корпоративизация продолжала оставаться характерной чертой украинской политической жизни на национальном уровне. В этом контексте важно отметить, что В. Зеленский не смог выполнить одно из своих главных предвыборных обещаний — провести деолигархизацию политической системы страны. Более того, в 2020 г. можно было наблюдать обратные тенденции. Центральная власть в начале каденции В. Зеленского в большей степени находилась под влиянием западных партнеров, о чем говорил состав кабинета министров под руководством А. Гончарука. Однако в начале 2020 г. он был заменен на кабинет, ориентированный на в большей степени национальный олигархат, а премьер-министром стал ставленник Р. Ахметова Д. Шмыгаль, ставший, наверное, самым «незаметным» премьером за весь современный период украинской истории. Однако сегодня в Украине вновь стоит вопрос об отставке правительства, что, вполне вероятно, и будет осуществлено в первой половине 2021 г. По крайней мере, речь может идти о серьезном переформатировании правительства, и вокруг этот вопроса идет борьба ключевых групп влияния. В. Зеленский, судя по всему, не может решиться на назначение сильной фигуры на пост премьер-министра, опасаясь его потенциальных политических амбиций и исходя из падения собственного рейтинга, которое, вероятнее всего, продолжится в будущем году.

В этом контексте обращает на себя внимание активизация таких игроков, как В. Кличко, Д. Разумков, отчасти В. Гройсман, которые вполне могут начать реализацию своих политических амбиций на более высоком уровне. Эти перспективы особенно касаются киевского градоначальника и спикера Верховной Рады, который обладает своей группой в фракции «Слуга Народа», наряду с целым рядом иных групп, что не позволяет говорить о монолитном монобольшинстве в Верховной Раде. Ситуативные коалиции уже проявились, в частности, в голосовании за бюджет 2021 г.

Сегодня один из возможных претендентов на пост премьер-министра (а вероятность отставки правительства Д. Шмыгаля в первой половине 2021 г. очень высока) — и.о. министра энергетики Ю. Витренко ассоциируется с олигархом И. Коломойским. Однако далеко не только внутренние группы влияния, представители украинского олигархата будут оказывать влияние на процесс назначения новых фигур.

Из сферы внешней политики

После победы в США на президентских выборах Д. Байдена новые американские власти, очевидно, предпримут действия по изменению системы отношений с Киевом. Они проявятся в попытке ослабить влияние национального олигархата, усилить контролируемые западными партнерами антикоррупционные органы, вероятно, насытить правительство Украины своими ставленниками. Все это представляется довольно серьезным вызовом для финансово-промышленных групп страны. Кроме того, такие попытки, общая слабая дееспособность и низкая компетентность центральной власти во многом делают вероятными досрочные парламентские выборы. Сегодня большинство украинских политологов оценивают их вероятность ниже, чем в 50%, однако она зависит от совокупности внутренних и внешних факторов и остается все же более высокой, чем это зачастую артикулируется.

Естественно, ключевым аспектом отношений США и Украины будет оставаться военно-стратегический — в виду важности Украины для Вашингтона как форпоста против России. Однако механизмы взаимодействия между США и украинскими элитами при демократах, очевидно, изменятся — у украинских властей будет заметно меньше свободы маневра. Уже сегодня, еще до инаугурации Дж. Байдена, США ввели санкции против депутата А. Дубинского, что стало сигналом И.Коломойскому и всей украинской политической элите о позиции нового американского руководства, ведь А. Дубинский занимает позицию заместителя руководителя фракции «Слуга народа» в Верховной Раде.

Из военной сферы

Важным вопросом для Украины остается ситуация на Донбассе. Переговорный процесс за 2020 г. не принес сколько-нибудь серьезных результатов. Самым крупным достижением в этом плане остается заключение соглашения о перемирии, которое в целом соблюдается уже почти пять месяцев, но все равно периодически прерывается точечными эскалациями. В политической части никакого серьезного продвижения в разрешении конфликта не произошло — решения встречи в декабре 2019 г. в Париже так и не были выполнены. Все это ставит под очень большой вопрос возможность новой встречи в «нормандском формате» в 2021 г.

Украина продолжает настаивать на приоритетном решении вопросов безопасности и на передаче границы между ОРДЛО и Россией под свой контроль. Россия же рассматривает в качестве приоритета именно политический статус региона в процессе реинтеграции. В. Путин во время прямой линии 17 декабря обозначил вероятный курс России на укрепление двусторонних связей с непризнанными республиками Донбасса, что вполне может стать ответом Москвы на отсутствие прогресса по выполнению политической части Минских соглашений, особенно в случае радикализации позиции Киева под давлением новой американской администрации. Учитывая позицию значительной части украинского политического класса и приход к власти в США администрации Джо Байдена, трудно прогнозировать хоть какой-то прорыв в переговорах по Донбассу в ближайшие месяцы. Скорее, можно ожидать новой стадии тлеющего конфликта с периодическими столкновениями, интенсивность которых может возрасти.

Вместе с тем не исключены попытки украинской стороны выйти из рамок «безальтернативности Минска» в течение 2021 г., перенося акценты на нормандский формат, крымскую проблематику. В данном случае имеется в виду приоритетность для Киева политического наполнения крымской платформы при помощи, в частности, Лондона и других западных партнеров, развития — особенно после прихода к власти демократов в США — его участия в проектах подобных «Трехморью». Нельзя сбрасывать со четов и очень вероятное продолжение активизации линии на сотрудничество с Великобританией. Она начала играть заметно большую роль как в отношениях с Украиной (это проявилось в особенностях визита В. Зеленского в Лондон и в подписании важных соглашений, в том числе в военно-морской сфере), так и в развитии отношений с Турцией (активизировалось военно-техническое сотрудничество, работа турецких компаний в Украине, в том числе в рамках дорожного строительства, обсуждение вероятного заключения ЗСТ между двумя странами). При этом перед Украиной по-прежнему стоит задача диверсификации внешней политики, которая зачастую блокируется инерцией одностороннего внешнеполитического курса и реакцией западных партнеров. Это проявилось в ситуации вокруг предприятия «Мотор Сiч» и использования оборудования компании «Huawei» государственными структурами.

***

2021 год будет во многом продолжать тенденции 2020 г. Однако по многим направлениям — социальному, внешнеполитическому, эпидемиологическому — он будет ставить новые вызовы перед властями Украины, которые в течение последних полутора лет не только растеряли электоральный ресурс, но и лишили значительную часть общества надежд на перемены, которые они анонсировали в ходе предвыборной кампании.

Многие существующие проблемы были вызваны, прежде всего, отсутствием стратегического видения, слабостью кадрового ресурса, зависимостью, с одной стороны, от внешних партнеров, а с другой — от финансово-промышленных групп украинского олигархата. В этих условиях для команды украинского президента, правящей партии, монобольшинства и самого В. Зеленского наступивший год будет решающим с точки зрения их дальнейшего политического будущего, но вероятность позитивного развития событий для украинской власти при этом стремительно сокращается.


Об авторе
[-]

Автор: Александр Гущин

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.02.2021. Просмотров: 80

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta