Русская девушка — о том, зачем она переехала в Израиль

Содержание
[-]

«Русских женщин в Израиле не жалуют»

Рассказом о переезде в Израиль в наше время мало кого удивишь: в стране, где четверть населения — выходцы из стран бывшего СССР, у многих россиян есть знакомые, бывшие коллеги, друзья друзей или родственники. И все же история нашей героини — удивительна, поскольку она оказалась в Израиле не по «пятому пункту», а по любви.

Когда спрашивают, как я переехала в Израиль, не верится, что вся эта история произошла именно со мной. 22 апреля 2013 года мы с подругой отправились туда — лучший друг моего папы давно зазывал в гости. Подлетая к Израилю, глядя из иллюминатора, поняла, что эту страну я точно полюблю.

Приветливость людей — это одно из главных первых впечатлений. Они громко разговаривали, улыбались и смотрели в глаза, что казалось странным после наших московских угрюмых лиц.

Иногда местные друзья смеются надо мной и говорят, что причина тому цвет моих глаз и волос, а вовсе не доброжелательность израильтян: славянская внешность для них — экзотика. Но прожив здесь уже 4,5 года, я продолжаю утверждать, что народ здесь крайне дружелюбный, хотя, конечно, есть и свои нюансы.

В тот раз нас приводило в восторг буквально все — подстриженные кусты и газоны, сортированный мусор, автоматы с водой, самые лучшие и чистые автобусы в мире с сильнейшими кондиционерами и специальными подножками для инвалидов, пешеходные переходы, перед которыми машины начинают тормозить еще за несколько метров, облагороженные пляжи, ну и, конечно, люди, которые продолжали широко улыбаться нам на каждом шагу и заводить разговоры на отличном английском.

Наматывая круги по Тель-Авиву, мы рассуждали, как повезло моей подруге — у нее есть еврейские корни. Перед отлетом в Москву мы обе рыдали. Я загрузила в свой инстаграм прощальную фотку с подписью: «Israel! this place can make happy everyone! this is my big love! i adore you o Israel! i will come back! i promise!». Кто бы мог подумать, что эта фраза будет воплощена в реальность.

***

Мы с подругой вернулись довольно скоро — снова слетали в Израиль на пять дней. И я поняла, что делать. Вернувшись в Москву, я сообщила папе, что замуж я больше не собираюсь, университет мне надоел, поэтому я ухожу в академический отпуск. И уже на следующий день явилась домой с подписанным заявлением. Я решила искать себя, и начать этот поиск — с долгого отдыха в месте, которое манило меня назад. В Израиле. Я улетела на три недели. Однако в этот раз все сразу пошло нет так. С жильем была накладка, какой-то мужик на улице, не получив от меня внимания, обозвал дурой, тоже на очень хорошем английском. 25 июня, в свой день рождения, я до семи вечера прорыдала у себя в отеле, пока приятельница не вытащила погулять по набережной. Она рассказала, что у нее есть знакомый, который говорит по-русски, и уверила в том, что он настоящий джентльмен.

Утром следующего дня мне написал парень на очень ломаном русском и представился Стасом, другом Виктории из Нью-Йорка. Мы встретились тем же вечером. Он оказался галантным парнем с забавным акцентом и решил отвезти меня в Герцлию — город с самым красивым портом яхт (сейчас это город, в котором мы живем). За первый час нашего общения я успела рассказать ему всю свою жизнь, начиная лет с 13-ти. Позже мы поехали в бар его друга. Там Стас на английском представил меня своим друзьям (на тот момент на иврите я знала максимум два слова): «Привет, ребята! Это Капитолина, кстати, она моя будущая жена».

Пожалуй, на этом я закончу историю своего переезда — скажу лишь, что за 10 дней, проведенных вместе, мы влюбились так, как никогда раньше. Перед отлетом в Москву Стас попросил меня к нему вернуться, потому что мы уже не представляли, как быть друг без друга.

***

Переезд в другую страну — штука непростая. Ни друзей, ни родных. Израиль, поначалу казавшийся идеальным местом, стал проявлять обратную сторону медали. Страна эта оказалось крайне дорогой. Когда родители в первый раз приехали меня навестить, папа с мамой пошли в магазин купить зубную пасту. В следующий приезд они привезли мне пять тюбиков: по старому курсу 1/10 зубная паста здесь стоила 370 рублей.

Вопрос трудоустройства стоял очень остро: без соответствующих документов и разрешения на работу, трудиться строго запрещено и преследуется законом, так что ни один работодатель не горел желанием меня брать. А мне страшно хотелось что-то делать, быть полезной. К счастью, владельцем того самого бара, о котором я упоминала в начале истории, был друг моего жениха. Он согласился взять меня барменом. Без языка и документов, на свой страх и риск. Раньше я никогда не работала барменом или официантом, но мне казалось, что если я не начну делать что-то, кроме того, как ходить на море, опротивевшее мне к тому моменту, я просто сойду с ума.

Опыт этот оказался крайне интересным, потому что большая часть клиентов — это были иностранные ребята, приехавшие учиться в университет, расположенный в нашем городе. Попав в среду, где не было никого, кто говорил бы по-русски, я тут же начала хватать новые слова на иврите. Я буквально донимала мужа и его друзей просьбами перевести то или иное слово. Записалась и на курсы, но отходила только две недели, потому что программа показалась мне недостаточно эффективной. Сейчас я говорю на свободном иврите, назвать его литературным пока что сложно, но иногда даже коренные израильтяне думают, что я родилась в Израиле.

Знанием иврита я обязана исключительно мужу и ивритоговорящей среде, в которую я попала. Я знаю многих ребят, которые попадали либо в русскоязычную, либо в англоязычную среду, и спустя те же 4,5 года по-прежнему с трудом могут изъясниться на иврите. Проработав несколько месяцев барменом, я продолжала мечтать о разрешении на работу.

Израиль — страна, в которую, не имея хоть какого-то еврейского происхождения, попасть очень сложно, а вернее практически невозможно. В консульстве при оформлении документов русских женщин, приехавших сюда по той или иной причине, не жалуют.

После свадьбы и оформления документов я получила разрешение на работу. Муж помог устроиться в финансовую компанию — пройдя курс по торговле на бирже, я отработала почти полтора года года на финансовом рынке. Бизнес этот оказался совсем не легким — он помог мне понять обратную сторону израильского дружелюбия.

Помимо бешеной открытости, иногда граничащей с наглостью, израильтяне обладают крайне вспыльчивым характером. Иногда кажется, что про такт и манеры здесь вообще не слышали. Об этом говорят все, кто переехал сюда из России, Америки или Европы. Темперамент израильтян часто сравнивают с итальянским. Всегда очень шумные.

Блеснуть умом в Израиле сложно — каждый считает себя умнее другого. Каждый ищет любой возможности сэкономить, выгодно купить, выбить для себя более благоприятные условия.

Конечно, в супермаркете никто не торгуется из-за цены молока, но придя в модный бутик, умея торговаться, вы можете совершить сделку по выгодной цене.

***

Столько, сколько работают в Израиле, не работают нигде. Думаю, потому, что жить здесь действительно дорого. Только от 2000 до 4000 шекелей на семейную пару без детей вы можете потратить на еду. НДС составляет 17%, а в бизнесе — плюс государственный налог, составляющий еще 26%. После того, как ты немного вздохнул и остался со своим чистым заработком, если ты хочешь «вывести» деньги со счета и воспользоваться ими в личных целях, ты должен заплатить еще 30% — налог на дивиденды. Правда, звучит жутковато?

Конечно, этому есть объяснение. Затраты страны на оборону — просто сумасшедшие. Постоянная военная ситуация с арабским населением внутри страны и государствами, окружающими нас, конфликты с Сектором Газы, — все это отнимает деньги на поддержание армии, как внутренней так и внешней обороны. И поделать с этим нечего.

Про цены на покупку жилья можно говорить часами. Стоит лишь сказать, что цены на недвижимость начинаются от 1,3 млн шекелей (22,1 млн рублей), и за эту сумму вы получите малюсенькую квартиру в старом доме, а вот за 2 млн (34 млн рублей) вы уже можете рассчитывать на квартиру в новой постройке, в хорошем месте. При этом средняя зарплата израильтян составляет 7 тыс. шекелей (120 тыс. рублей).

Услуги здравоохранения предоставляются по страховке — она есть у каждого жителя Израиля и обходится от 70 до 100 шекелей в месяц (по нынешнему курсу — 1190-1700 рублей). Достаточно записаться на прием через магнитную карточку — и вы получите все, — от элементарных процедур до сложнейших операций. А еще здесь невозможно получить ни одно лекарство без рецепта, даже мазь или глазные капли для ребенка.

С чем я никак не могу свыкнуться — так это с отсутствием двух нормальных выходных дней. Первый рабочий день — воскресенье, выходной начинается с середины пятницы и продолжается до утра воскресенья. Конечно же, есть счастливчики, работающие в компаниях, где пятница является полноценным выходным днем, но таких не большинство. Поэтому чувства нормального отдыха после выходных просто нет. Это еще одно подтверждение того, как много работают в Израиле.

***

В своем рассказе я пыталась максимально честно и откровенно поделиться опытом переезда в другую страну и рассказать о своей личной истории. Да, она не связана с учебой, или каким-то невероятным предложением по работе... Она связана исключительно с любовью, как бы банально это ни звучало. И я уверяю, что ей не страшны расстояния, языковые барьеры, испытания и сложности. Не знаю, связано ли это с моим мужем и людьми, которые меня окружают, или мне было суждено свыше оказаться в этой стране, но я люблю ее не меньше, чем свою, называю ее домом и всегда говорю про нее: «у нас».

 


Об авторе
[-]

Автор: Капитолина Баташова

Источник: gazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.11.2017. Просмотров: 38

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta