Россиянка Юлия Толопа, воевавшая за Украину: «Я чувствую себя украинкой...»

Содержание
[-]

Женщины на российско-украинской войне 

Российская пропаганда представляет ее как предательницу, злостного карателя и опытного снайпера. Она очень женственная, любит современную украинскую поэзию и увлекается гончарством. Но это не помешало ей взять в руки автомат и пойти на российско-украинскую войну. Она россиянка, которая чувствует себя украинкой больше, чем некоторые украинцы.

Все просто, знаете. Война — это не то, когда ты читаешь о ней в Сети. Это не то, когда ты видишь ее по телевизору. Это не то, когда ты едешь туда, где слышны выстрелы и взрывы. Это — когда ты работаешь по цели, а цель работает по тебе.

Она очень женственная, любит современную украинскую поэзию и увлекается гончарством. Но это не помешало ей взять в руки автомат и пойти на российско-украинскую войну.

Она россиянка, которая чувствует себя украинкой больше, чем некоторые украинцы. У нее есть статус участника боевых действий, но нет гражданства страны, за которую воевала. У нее позывной «Валькирия», и российская пропаганда представляет ее как предательницу, злостного карателя и опытного снайпера, на счету которого десятки боевиков «ДНР» и «ЛНР». На самом же деле «Валькирию» зовут Юлия Толопа. В зоне боевых действий она воевала в составе «Айдара», участвовала во всех операциях, к которым привлекали батальон. А в 2016-м подписала контракт с ВСУ и воевала еще полгода. И несмотря ни на что она любит поэзию и мечтает когда-то вернуться к гончарству...

***

Меня поразило и умилило то, что она разговаривает на украинском. Очень старательно, почти без русизмов. И мой первый вопрос был не о войне, а о поэзии.

Издание «ZN.ua»: — Юлия, ваша страница в соцсети пестреет поэзией. Что именно вам нравится?

Юлия Толопа:  — Современные авторы: Сергей Жадан, Вера Полозкова, Екатерина Бабкина... 

А вы пишете стихи? 

— Писала. 

О чем? 

— О себе. О том, что во мне происходит. 

А о войне? 

— Нет. 

Юля, вы гражданка России. Как получилось, что вы воюете против России? 

— Сначала я приехала в Киев на Майдан посмотреть своими глазами на то, что там происходит. В самом ли деле так ненавидят русскоязычных, и в самом ли деле едят российских младенцев. Я была поражена Майданом. Ничего из того, о чем говорят российские СМИ, там не было. Люди просто стояли за свои права. На Майдане я познакомилась с многими людьми, которые потом стали моими друзьями, с которыми я со временем поехала на войну и дальше служила в «Айдаре». 

Наверное, страшно ехать в другую страну, когда там происходит что-то непонятное. — Сколько вам было лет? 

— Восемнадцать. 

Как вас родители отпустили? 

— Я не живу с мамой с 14 лет. Просто сказала родным и поехала. 

А что побудило идти на войну? 

— Введение российских войск в Славянск. Я просто поняла в тот момент, что это настоящая агрессия. Ведь Россия не имела права вводить войска на украинскую территорию. Поэтому надо было защищать Украину. 

Как на ваше решение отреагировали близкие в России? 

— Отрицательно. Дедушка из-за этого со мной до сих пор не разговаривает. С мамой немного общаюсь... 

Итак, вы служили в батальоне «Айдар». Какие функции выполняли? 

— Сначала, с июня 2014-го, была в составе диверсионно-штурмовой группы, позже стала командиром боевой машины-2. 

Как вы стали командиром боевой машины? 

— В 2014-м, в июле, мы делали зачистку в Георгиевке и на окраине села отбили у боевиков БМП-2. 

Значит, вы в 18 лет руководили мужчинами? 

— Да. Но к тому времени мне было уже 19. И все эти мужчины, с которыми я служила на БМП, со мной прошли не один бой. Мы очень хорошо друг друга понимали. Все было хорошо. 

Как вообще воевать, будучи женщиной? Эти все женские заморочки, душ, гигиена, место для сна... 

— На это не обращаешь внимания. Если не просишь все время о помощи, к тебе относятся просто как к солдату. Нет разницы — мужчина ты или женщина. Ты просто выполняешь свою работу. 

Но быть боевой единицей в условиях боевых действий — это очень тяжело физически. 

— Знаете, на самом деле женщина сильнее мужчины. Я не могу этого объяснить, но мне там легче. Намного проще и легче. И физически, и психологически. Меня не напрягает физическая работа. А во время последнего контракта вообще легче было, я блиндажей не строила и деревьев не пилила. 

И такое делать приходилось? 

— Конечно. 

Но вам же хоть немного помогали ваши побратимы? 

— Если была какая-то экстренная ситуация, то да. 

Есть две крайние позиции относительно женщин на войне: одни — за полное гендерное равенство в ВСУ, другие считают, что война — не женское дело. Каково ваше мнение? 

— Война — это дело профессионалов. И не важно, мужчина ты или женщина. Знаете, женщины бывают намного сильнее мужчин. Я видела мужчин, которые посреди боя, увидев, что убили побратима, впадали в ступор или бросали автомат и убегали. Женщины же за период контракта могут вынести с поля боя десятки «двухсотых» и «трехсотых». Это — статистика. 

В ходе боевых действий вы были ранены... 

— Да, у меня контузия и два ранения. Несложные, касательные. И перелом ребер. Но ничего сложного... Вот только контузия... Она ощущается. Головная боль, тошнота, иногда теряю сознание, давление поднимается. 

Вы получаете медпомощь, которая предусмотрена для ветеранов?

 — Конечно. Просто сейчас нет времени на это. Месяца через два-три лягу в госпиталь. Наверное... 

Чем сейчас занимаетесь? 

— Воспитываю ребенка и бегаю по инстанциям по поводу гражданства. 

У вас дочка?

 — Да, Мирослава, 2 года 4 месяца. Она — гражданка Украины. 

Какая проблема в получении вами украинского гражданства? 

— На данное время у меня статус лица, требующего дополнительной защиты. Чтобы получить гражданство, нужна из России справка о моей несудимости. Но я эту справку взять не могу, и все это прекрасно понимают. Ведь в России я в розыске в связи тем, что воевала против Российской Федерации. Но, знаете, наличие этой справки не значит, что я сразу получу гражданство. Наверное, просто есть запрет предоставлять гражданство добровольцам. Вот и все. И еще, смотря на все события, происходящие сегодня в стране, я иногда думаю: вот если сейчас мне предоставят гражданство, не заберут ли его у меня через несколько месяцев? И не отправят ли меня «домой»? 

Значит, вам безопаснее быть в Украине со статусом лица, требующего дополнительной защиты? 

— Возможно. Но я хочу получить гражданство Украины. Я чувствую себя украинкой больше, чем 80 процентов населения этой страны. 

Почему так? 

— Во-первых, мои родственники — выходцы из Украины, во-вторых — дом не там, где ты родился, а там где тебе хорошо. Вот и все. 

Если у вас нет украинского гражданства, наверное, нет никаких льгот и выплат, предусмотренных для ветеранов и мамочек?

 — У меня дочка — украинская гражданка, поэтому я получаю на ребенка от государства 860 грн. Единственное — мне перестали платить помощь как матери-одиночке, потому что последние полгода я служила в ВСУ по контракту. Кроме того, у меня статус участника боевых действий, оформила его в 2016-м. 

— То есть получить этот статус имеет право даже негражданин Украины? 

— Да, в законе не прописано, что для получения статуса УБД гражданство является обязательным.

 — Юля, до войны, до Майдана, вы жили в России. Где учились, чем занимались?

 — Училась на 2-м курсе медицинского университета в Кисловодске. У меня незаконченное медицинское образование, но медиком быть не хочу. А еще занималась спортом, увлекалась гончарством. 

Чем планируете заниматься в Украине, на мирной территории? 

— Не знаю еще. Я только что приехала после очередного контракта. Адаптируюсь. 

Что скажете о ПТСР у военных, о психологической помощи ветеранам в Украине? 

— Я никогда не обращалась за ней. У меня нет ПТСР. Но бывает, что кроет. Лучший выход из этого состояния — это общение с друзьями, которые тебя понимают. Главное — не замыкаться в себе. 

— У вас маленькая дочка — это большая ответственность, как справляетесь? 

— Есть люди, которым я небезразлична, которые помогают. 

— Когда вспоминаете о войне, что всплывает в памяти? 

— Даты. Я очень хорошо помню даты, когда и что случилось. Первое, что сейчас пришло в голову, — 12 июля 2014 года, город Желтое — мы подорвались на фугасе, и я единственная выжила... 

Снится война? 

— Нет, ни разу. 

Когда сообщат, что война закончена, что сделаете в первую очередь? 

— О, я не знаю... если буду в это время на фронте, обниму всех... 

— Вы собираетесь снова идти на фронт? 

— Если будет нужна моя помощь, то да. Конечно! 

А если будете на мирной территории? 

— Наверное, сяду и буду плакать. А вообще, я об этом не думала. Я еще подумаю об этом... 


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Вовкодав

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.12.2017. Просмотров: 188

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta