Россия отстала от мира? В чём не прав Алексей Кудрин

Содержание
[-]

Алексей Кудрин: Россия отстаёт от развитых стран на десятилетия по производительность труда

Глава Счётной палаты Алексей Кудрин недавно заявил о том, что Россия отстаёт от развитых стран на десятилетия по такому показателю как производительность труда. Действительно ли в России не умеют трудиться? Разберём этот важнейший вопрос сразу после сводки позитивных новостей.

Время новостей

  • Ракета-носитель «Союз-ФГ» успешно стартовала с космодрома Байконур и вывела на орбиту космический корабль «Союз МС-12», который доставил на МКС новый экипаж.
  • «РусГидро» ввела в эксплуатацию третий гидроагрегат на крупнейшей строящейся гидроэлектростанции России — Усть-Среднеканской. Всё основное оборудование ГЭС сделано в России.
  • В Калининградской области введена новейшая Прегольская ТЭС. Основное оборудование российского производства.
  • В Туле открыто машиностроительное предприятие.
  • В Москве – новый производственный комплекс НПО «Алмаз».
  • В Великом Новгороде – производство химической продукции.
  • В Курской области – картонной упаковки.
  • В Иркутской – деревообрабатывающее предприятие.
  • Ростсельмаш запустил в производство новую линейку «тяжёлых» тракторов RSM 3535.
  • Крупные тепличные комплексы открыты в Ингушетии, Смоленской области и Кемеровской, а в Костромской – новый молочный комплекс.

Время экономики

Россия по показателю производительности труда находится на уровне 80-х годов прошлого века стран «Большой семерки» - об этом недавно заявил бывший министр финансов Алексей Кудрин. По его словам, производительность труда в России составляет 23 долл./час, что аналогично показателям американской экономики 40-летней давности.

Разберёмся как считал Кудрин. Он взял ВВП России и разделил на количество отработанных часов всем трудоспособным населением России за год. Действительно, такой метод подсчёта используется экономистами для сравнения показателей разных стран, но он же признан самым неточным, так как не учитывает множества факторов.

Например, для подсчёта используется только трудоспособное население и, чем его больше, при равных показателях ВВП, тем меньше выходит производительность. Однако во Франции и США значительная часть трудоспособного населения из числа расовых меньшинств, часто меняющих работу, не учитывается как трудоспособное – чтобы не портили статистику. В России такого нет.

Или возьмём Германию – известно, что оптовая стоимость электроэнергии там в 2 раза выше, чем в России. Значит на двух идентичных электростанциях в Германии и России показатель производительности труда у одного немецкого работника будет в 2 раза выше, чем у российского. Просто из-за разницы в стоимости производимой продукции.

Другой момент – это обширный сектор теневой экономики в России. По последним оценкам он достигает 40% ВВП страны. Это значит, что занятые в нём люди учитываются в знаменателе формулы как трудоспособные, но результат их труда не учитывается в числителе – отсюда и сильное занижение нашего показателя производительности.

И несмотря на всё это, Кудрин по сути прав.

Разбор полётов

Для более корректного подсчёта применяется другой метод, в котором в числитель ставится валовая добавленная стоимость, а в знаменатель – отработанные часы. При этом расчёт производится не в среднем по больнице, а по отдельным отраслям экономики. Так вот, согласно исследованию, проведённому по такой методике, Россия хоть и отстаёт от развитых стран, но уже не так критично, а по некоторым направлениям отставания нет и вовсе. Например, в секторе научно-исследовательских работ мы не отстаём, а самое большое отставание – в 2,5 раза по сравнению с Евросоюзом зафиксировано в нашем сельском хозяйстве.

Однако вспомним, что именно в российском сельском хозяйстве теневая доля является наибольшей и достигает 50%. В вышеприведённых расчётах она тоже не учитывается.

Таким образом, отставание производительности труда в России от развитых стран есть, (и в этом Кудрин прав), но оно вовсе не такое безнадёжное, как нам пытаются представить. Главный же вопрос в том, как нам это отставание ликвидировать, и здесь у нас наибольшие расхождения с позицией Алексея Леонидовича.

Взгляд со стороны

Алексей Кудрин считает, что для дальнейшего экономического развития российские власти должны начать переговоры о снижении санкционного давления. Не будем углубляться в политику и гадать, на какие именно уступки придётся пойти ради отмены санкций – это и так очевидно. Лучше взглянем на экономическую сторону вопроса.

Рассмотрим график роста российской производительности труда по данным Всемирного банка. Мы видим устойчивый рост начиная с 1999 года, временный провал из-за кризиса 2008 года и провал 2014 года из-за начала санкционной атаки на Россию. В результате санкции привели к сокращению показателя всего лишь на 2%, а уже через два года он не только восстановил позиции, но и продолжил свой рост.

Возьмём сферу, в которой согласно расчётам, мы наиболее отстаём от Евросоюза по производительности – сельское хозяйство. Вот что пишут об этом во Франции – стране, где производительность труда формально вдвое выше, чем у нас: «Россия доминирует в мировом экспорте пшеницы. Её стратегия завоевания вносит резкие изменения во французские продажи. За пять лет объём производства зерновых в России подскочил на 25%. А в 2017 году она впервые стала крупнейшим мировым экспортёром пшеницы, хотя 20 лет назад была одним из крупнейших импортёров». Автор статьи отмечает, что к такому росту привели в том числе и российские контрсанкции, введённые в ответ на давление Запада после 2014 года.

Конечно, санкции создали определённые проблемы для России, но за 4 года мы проделали огромный путь, перестроив экономику на новый лад, начали заниматься отраслями, в которых проблемы копились десятилетиями. Мы согласны с тем, что производительность труда нужно повышать, но не согласны с позицией Кудрина в том, что для этого нужно добиваться отмены санкций, что подразумевает серьёзные уступки. Наоборот, мы видим, что наша твёрдая позиция даёт результаты и европейцы продолжают переносить производство в Россию – в апреле в Подмосковье открывается первый завод «Мерседес-Бенц», «Опель» переносит сборку двух моделей на российский завод, а «Фольксваген» открывает производство турбодизельных двигателей в Калуге и намерен продавать их по всему миру.

Главные выводы

Заявление об отсталости России от кого-либо нужно воспринимать спокойно. Само по себе оно не значит ровным счётом ничего, ведь абсолютного лидерства во всех сферах нет и никогда не было ни у одной страны в мире. Поэтому подобные заявления нужно глубоко анализировать, вникая в природу отставания, его причины и последствия, а также в динамику изменений. И только после этого делать выводы.

Источник - http://zavtra.ru/blogs/rossiya_otstala_ot_mira?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

***

Комментарий: Когда разруха не в калькуляторах, а в головах

Как давно известно, человек — существо социальное. В норме он постоянно сравнивает себя с окружающим миром, чтобы ощутить, так сказать, свое в нем место. Однако порой некоторые люди делают это, явно ошибаясь в элементарной математике и базовых смыслах использованных цифр, что приводит к забавному результату. Это когда исходная инициатива верна, но ошибка в понимании применяемых методов приводит к кардинально неверным выводам. Наглядный тому пример — недавнее заявление Алексея Кудрина относительно 40-летнего отставания России от Запада.

Судя по озвученным цифрам, он всё посчитал просто. Взял 1,6 трлн долларов номинального российского ВВП и поделил на 69 млрд рабочих часов в году (247 рабочих дней умножить на 8 часов и 35 миллионов работающих людей, участвующих в создании ВВП из 74 миллионов трудоспособного населения страны). Производительность труда в России вышла примерно в 23 доллара в час. Сравнение результата с другими странами (в Люксембурге — 81,7, в Норвегии — 79,8, в Ирландии — 78,4, в Бельгии — 63,0, в США — 62,9, в Дании 61,9, в Нидерландах — 61,8, во Франции — 60,6, в Германии — 59,5, в Швеции — 56,0 долл./час) «честно показывает», что по этому параметру Россия отстает даже от Турции, у которой почти 25 долларов.

Исходя из чего якобы вывод напрашивается очевидный. Работают россияне плохо и мало. Работать надо больше и соглашаться получать за труд меньше. Логично? Если брать только эти цифры — то да. Но если в цифрах попробовать хоть немного разобраться и не трепетать по поводу заведомого превосходства всего западного, то картина получается сильно иной.

Спорить на тему степени адекватности самого измерения производительности труда именно в деньгах смысла не имеет. При всех известных недостатках методики, ничего более удобного и хотя бы столь же адекватного в качестве инструмента общей оценки пока не придумано. Как появится, перейдем на него, а пока за неимением гербовой пишем на обычной.

Другой вопрос, пишем конкретно что именно? Разгоревшийся спор на тему — считать надо не ВВП, а, скажем, объем полученной прибавочной стоимости — академически, безусловно, интересен, но практического смысла не имеет. Хотя бы потому, что в размер своей прибавочной стоимости любая страна зачисляет не только полученное на собственной территории, но и всё «честно заработанное» за рубежом. К примеру, на автозаводе GM в Питере работают российские рабочие, а созданная ими прибавочная стоимость зачисляется в пользу американской корпорации, таким образом, отражается в ВВП США, а не РФ.

И таких предприятий у нас 19 штук, и их продукция занимает более половины российского автомобильного рынка. То есть влияют они на размер консолидированной прибавочной стоимости весьма изрядно. И это не единственный пример. В целом иностранным владельцам принадлежит не менее 25% российского промышленного и как минимум 12,41% банковского капитала в России.

Так что степень перераспределения прибавочной стоимости на конечный результат влияет ничуть не меньше, чем простой расчет через ВВП. Потому не станем множить сущности сверх необходимого. Да и данных по структуре ВВП в открытых источниках куда больше, а это значительно важнее.

Когда Кудрин брал ВВП, он в целом поступал верно, другой вопрос, что при этом он само понятие валового продукта слишком фетишизировал, что вообще характерно для либерального стиля мировосприятия. Не важно, как и откуда берутся деньги, главное, чтобы они были. Но дело как раз в том, что их происхождение как раз и является ключевым.

Формально по итогам 2018 года (про санкции и прочие тонкости мы пока забудем для ясности) Россия занимает двенадцатое место (1,6 трлн долларов) по размеру экономики. Ее с большим отрывом обошли: США — 20,5 трлн, Китай — 13,4 трлн, Япония — 5,07 трлн, Германия — 4,02 трлн, Великобритания — 2,8 трлн, Франция — 2,79 трлн, Италия — 2,08 трлн и даже Южная Корея — 1,65 трлн долларов.

Но вот что интересно, отраслевые структуры их результатов очень сильно отличаются. Например, в США 42% экономики формируется графой с обтекаемым названием «прочее». Сюда входит всё «постиндустриальное», включая доходы Голливуда и образовательные услуги, в том числе для иностранцев. Тогда как индустрия дает лишь 15%.

Причем важные нюансы всплывают и тут. Именно производство как «что-то делать руками» (пусть даже роботизированными, а не конкретно людскими) дает только 3,8%, остальное формируется патентным правом и роялти за предоставление в аренду производственных технологий.

Таким образом, если перераспределить источники формирования американского ВВП по «производственному» смыслу, его структура меняется радикально. Примерно 36% общей суммы создает биржа, формирующая стоимость американских акций. А они банально надуты печатанием долларов из воздуха, в общем объеме влив в американский фондовый рынок с 2008 по 2014 год примерно пятую часть его нынешней итоговой стоимости. И еще по ходу пьесы обрушив экономики прочих стран на 20−30%. Еще 42% приходится на торговлю, развлечения и всякого рода «услуги», из которых не менее половины «оказывается» за пределами США. Более того, даже не гражданами Америки.

Следовательно, самими США и действительно самостоятельно формируется лишь 22% того ВВП, который можно использовать для вычисления производительности труда. В конкретных цифрах это означает, что в «американский» числитель следует ставить не 20,5, а только 4,51 трлн долларов, тем самым приходя к уровню производительности труда в 13,83 доллара в час.

Это в корне меняет дело. Оказывается, что россияне трудятся не только не хуже американцев, по производительности труда они их даже превосходят. Проблема в другом.

Во-первых, условно говоря, «американский рынок» на порядок больше нашего, во-вторых, действующая западная экономическая модель устроена так, что значительная доля создаваемой общемировой прибавочной стоимости перераспределяется в пользу «развитых стран» в рамках так называемого неэквивалентного обмена. Например, для Соединенных Штатов на каждый ими самими заработанный доллар приходится 3,54 доллара, «честно изъятых» из экономик других стран, в том числе российской. И это не торговые отношения, это владение долями собственности.

Во-вторых, пусть и работающих заметно хуже нашего, американцев попросту больше. Численность трудоспособного населения РФ оценивается в 74 млн человек, тогда как в США их 158,5 млн, в Индии — 510 млн, а в Китае — вообще 807. Вот так, с учетом пункта выше, разница в формальных цифрах и получается не в пользу России.

Что из этого следует? На мой взгляд, кардинально иной подход к формированию долгосрочной стратегии развития государства и экономики в целом. Идея «работать больше, а получать меньше» нежизнеспособна в принципе. По двум простым причинам. Чтобы реализовать «китайскую» модель развития экономики, нам нужно опустить среднюю зарплату по стране ниже уровня Китая, а там лишь 20% рабочей силы в промышленно развитых центрах получают зарплату на уровне европейской, тогда как 60% населения живут на 5−7 долларов в месяц.

Кудрин действительно думает, что если россиянам платить по 450 рублей в месяц, они станут значительно продуктивнее работать? Полагаю, нет. Просто, как и абсолютное большинство либералов вообще, он «не думает так далеко». Его выводы не только не стратегичны, они попросту сиюминутны и главным образом демагогичны.

Все расчеты производятся не для улучшения понимания реального положения вещей, в первую очередь, они ведутся для подгонки результата под заранее готовый «правильный» вывод о тотальной вторичности России как государства и социума в целом. А тут такой удобный повод как бы ткнуть всех в цифры — Россия плохо живет потому, что народ ленивый, работать не хотят, халтурят и отлынивают.

Удобство подобного объяснения кроется еще в возможности не делать (!) ту работу, для которой чиновники данного уровня и предназначены. Проблема ведь в чём? Идти развиваться экстенсивным путем мы очевидно не можем. В России 150 млн населения, в США — 330, в крошечной Японии — 126, а в Китае так вообще 1300 миллионов. Успеха можно добиться только через наращивание размера российской доли в общем мировом рынке и повышения общего среднего технологического уровня российской продукции как таковой.

Как это работает — хорошо видно на примере того же «Росатома», уверенно занявшего 67% мирового рынка строительства АЭС и располагающего портфелем заказов на 133 млрд долларов. И все это персоналом численностью всего в 256 600 человек.

Другое дело, что, кроме «Росатома», у нас аналогичных успешных примеров практически нет. А идти необходимо именно этим путем, но как тут добиться успеха, пока толком не знает никто. Точнее, успеха быстрого, чтобы, как это любят либералы, показывать на красивых графиках — вот я пришел, начал рулить, и буквально сразу «результаты ударными темпами резко поперли вверх».

Даже в почти тепличных условиях внешней конъюнктуры Китаю для достижения успеха понадобилось 40 лет. Что уж тут говорить о наших условиях фактической экономической войны с 2008-го и прямых санкций с 2014-го! Впрочем, даже в них, как выяснилось, Россия 2018 год закончила с неожиданно высоким — 2,3% — уровнем экономического роста.

В общем, с производительностью труда у нас как раз всё нормально. Не лучше всех, но и точно не хуже. Хотя повышать хорошо бы, и даже есть где и в чём. Но даже в текущем состоянии оснований для заявлений о какой-то российской отсталости нет вообще никаких. Это просто цифры на калькуляторе не те посчитали. Отсюда и ошибка в выводах. Не специально, конечно, нет.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2596134.html

***

Приложение. Почему увеличение ВВП не улучшает жизнь россиян

Граждане не чувствуют роста экономики, сокрушается российское начальство. ВВП, по начальственным представлениям, растет не то на два процента, не то на полтора. Но почему-то такой рост никак не сказывается на жизни людей, замечают начальники с некоторым огорчением.

Действительно, подъем экономики, настоящий или нарисованный, не находит отражения в кошельках россиян. Согласно Росстату, реальные денежные доходы в минувшем году сократились на 0,2% по сравнению с 2017 годом. А вообще эти доходы снижаются начиная с 2014 года, потеряв за это время 11%. Растут только долги: по оценкам ЦБ РФ, домохозяйства задолжали кредиторам без малого 16 триллионов рублей. Это почти двукратный рост по сравнению с 2013 годом, когда такая задолженность достигла 8,5 триллиона.

Кто берет микрокредит «до зарплаты» под 200% годовых, тому трудно восхититься однопроцентным подъемом экономики. Зачем нам такой рост ВВП, мог бы продолжить свою мысль начальник, если денег у граждан становится все меньше?

На самом деле начальник открывает нам большую государственную тайну. Оказывается, российская экономика устроена так, что ее рост может совсем не означать роста зарплат работников, а даже наоборот. И начальственные старания ускорить подъем ВВП увеличению наших доходов также противоречат. А рост производства, на котором зациклились начальники, может не означать роста потребления подчиненных.

Почему так происходит? Дело в том, что рост ВВП (валового внутреннего продукта) страны не является действительным показателем увеличения благосостояния жителей и качества их жизни.

Чтобы разобраться в этом кажущемся парадоксе, нужно вспомнить, в каких обстоятельствах начали считать ВВП. До 1930-х годов начальство самых разных стран смутно представляло себе, как определять экономический рост, поскольку не считало себя ответственным за его ускорение. Правительство просто тратило деньги налогоплательщиков — когда хорошо, когда худо. Но в оценке общего роста или спада экономики начальники не видели особенной нужды.

Ситуация изменилась, когда во времена Великой депрессии чиновникам из администрации президента Рузвельта понадобилось найти какое-нибудь средство измерения эффективности своих усилий по управлению экономикой. И тут к ним пришел экономист Саймон Смит с идеей расчета Gross Domestic Product (GDP). На самом деле Смита звали Семен Кузнец, в 1920-е годы он служил статистиком в Харькове и понимал логику мышления и приоритеты бюрократов. Мысль Кузнеца оказалась настолько внятной, что была обречена на успех. Надо просто суммировать совокупность произведенных страной за отчетный период (например, за год) товаров и услуг, объяснял Смит-Кузнец. А потом посчитаем, насколько эта сумма больше или меньше прежнего показателя.

Идея Кузнеца оказалась очень хороша для тогдашних США, с их тотально-частной экономикой, свободой ценообразования, конкуренцией и традициями объективного учета. Но когда аналогичными подсчетами занялись в других странах, выяснилось, что стремление к росту ВВП может противоречить и росту благосостояния граждан, и здравому смыслу.

Справедливости ради скажем, что Семен Кузнец предупреждал: в рамках расчетов ВВП невозможно отделить создание новой стоимости от ее перераспределения и даже от ее уничтожения. Проще пояснить это на примере. В свое время генерал Мобуту, «национальный лидер» Заира, приказал построить лучшую в Африке взлетно-посадочную полосу, способную принимать сверхзвуковой «Конкорд». На этом «Конкорде» жены заирского вождя летали за покупками в Париж, поскольку Мобуту запретил импорт французских товаров. Тогда же атлет Мобуту приказал построить лучший в Африке стадион, на котором устроили бой за титул чемпиона мира по боксу (правда, всего один раз). Заодно Мобуту приказал разрушить лучшую в Африке дорожную сеть, построенную еще бельгийскими колонизаторами, — чтобы повстанцы, засевшие в джунглях, не могли подобраться к заирской столице. Все эти деяния формально увеличили заирский ВВП, но никак не повысили уровень жизни граждан Заира.

Хорошо, возразите вы, если ВВП — суммарная стоимость произведенных товаров, можно сказать и иначе: ВВП — это стоимость совершенных покупок. Если бы у граждан было больше денег, они могли бы купить больше товаров, поддержав рублем работу наиболее эффективных производителей. Мысль верная, но она может расходиться с логикой начальства. Передав деньги от правительства гражданам, вы фактически передаете им право решать, кому быть олигархом, а кому нет.

Автор: Дмитрий Прокофьев, экономист, для «Новой»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/03/04/79764-rosta-ne-pochuyali


Об авторе
[-]

Автор: Веб-сайт "Завтра", Александр Запольскис, Дмитрий Прокофьев

Источник: zavtra.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.04.2019. Просмотров: 77

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta