Россия ищет глобального признания своих методов низкоуглеродного развития

Содержание
[-]

Ускорение энергетического перехода и опережающее развитие возобновляемых источников энергии

Ускорение энергетического перехода и опережающее развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в мире уже ни у кого не вызывает сомнений. Если сегодня доля ВИЭ в мировом энергобалансе составляет порядка 12%, то к 2040 году он вырастет в полтора-два раза.  

Сегодня себестоимость производства электроэнергии на ВИЭ в ряде стран сопоставима с себестоимостью традиционной энергетики, поэтому эти страны, как правило, импортирующие энергию, стремятся к скорейшему энергопереходу, увеличивая выработку электроэнергии на ВИЭ. Но не все так просто. Для развития ВИЭ нужен партнер в централизованной энергетике, а это может быть только газовая, атомная и гидрогенерация. Поэтому, учитывая, что спрос на энергию в мире в целом растет, углеводородный характер глобальной энергетики в ближайшие 20–30 лет сохранится, и углеводороды будут занимать более 50% мирового энергобаланса.

Стремление развитых стран ускорить энергопереход и достичь углеродной нейтральности к середине века создает серьезные вызовы для экономики России как одного из крупнейших экспортеров углеводородов в эти страны. Ответ на эти вызовы – выстраивание прагматичной стратегии низкоуглеродного развития страны и экспорта. Мы планируем не только встраиваться в мировую повестку, но формировать свою, развивая собственные компетенции в новых технологических секторах, в том числе направляя на это доходы от экспорта нефти и газа.

Уже принят национальный план адаптации к изменениям климата и ряд документов по его развитию. Важно, чтобы все предлагаемые ими инструменты получили признание со стороны наших партнеров, были встроены в международные системы и траектории низкоуглеродного развития и регулирования. Это один из принципиальных для нас моментов. Один из важнейших инструментов – создание стимулов для реального повышения энергоэффективности. Это сегодня самый доступный путь декарбонизации и повышения глобальной конкурентоспособности нашей экономики.

Потенциал энергосбережения в самом ТЭКе, потребляющем треть используемых энергоресурсов в стране, также очень высок. Одним из важнейших направлений энергоперехода для нашей страны является развитие водородной энергетики. Среди задач – создание технологий и мощностей для производства водорода из природного газа, а также с использованием ВИЭ и атомной энергии, и интенсификация международного сотрудничества. Цель – занять до 20% мирового рынка водорода.  

В электроэнергетике – а на нее приходится треть всего потребляемого в стране метана – уже сейчас можно и нужно переходить на метановодород. Для этого предстоит освоить технологии получения водорода методом пиролиза метана, улавливания и захоронения СО2, защиты стальных трубопроводов от специфической водородной коррозии охрупчивания металла. Освоение этих технологий сначала для нужд собственной энергетики не только позволит резко повысить ее экологичность, но и создаст возможности для промышленного производства водорода, в том числе на экспорт. 

В транспорте для нашей страны с учетом ее энергобаланса запасов углеводородов и того, что ВИЭ не будут давать значимую долю электроэнергии, электромобиль не может быть ключом к масштабной экологизации транспортного сектора, он будет актуален только для больших геополисов, таких как Москва. Наше целеполагание, на мой взгляд, должно быть направлено на создание транспортных средств с водородным двигателем. Технический задел есть, его нужно развивать. Серьезным сдерживающим фактором выступает несоответствие нормативного регулирования (в том числе технического) стоящим перед нами задачам. Нормативная база по водороду фактически отсутствует. Та же нормативная проблема мешает и расширению применения СПГ и КПГ на транспорте.

Необходимо в рамках работы специально созданной подгруппы межведомственной рабочей группы по развитию водородной энергетики активизировать работу над нормативной базой, причем нужно сразу, на входе, стремиться к ее гармонизации с формирующимся сегодня международным законодательством в этой сфере. Это позволит нам стать конкурентоспособными игроками на складывающемся мировом водородном рынке. 

Еще один вид энергии, который может сыграть большую роль в декарбонизации и устойчивом энергообеспечении нашей страны и всего мира в будущем, – мирный атом. Атомная энергетика имеет углеродный след ниже, чем у ВИЭ, и позволяет гарантировать долгосрочные поставки электроэнергии по предсказуемым ценам практически для любой страны, снизить антропогенное давление на климат за счет исключения выбросов парниковых газов. Будущее тепловой атомной энергетики связано с разработкой и производством референтных блоков высокой надежности 3+, конкурентных по отношению к другим видам генерации, в том числе газовой, маневренных реакторов малой мощности, с замыканием ядерного топливного цикла. Россия является единственной страной в мире, которая эксплуатирует энергетические реакторы на быстрых нейтронах. Мы здесь лидеры. В этом году началось строительство реактора БРЕСТ – сердца проекта замкнутого цикла «Прорыв». Задача – продвижение атомной энергии как низкоуглеродной.

Несмотря на высокую обеспеченность традиционными энергоресурсами и в целом низкоуглеродный топливно-энергетический баланс со значительной долей гидро- и атомной энергетики, Россия не должна оставаться в стороне от развития ВИЭ. Сегодня потенциал в этой сфере оценивается в 12,5 гВт. Развитие ВИЭ на ветре, солнце, энергии приливов играет ключевую роль в экономически обоснованном энергообеспечении изолированных энергорайонов нашей страны – территорий, не присоединенных к Единой энергетической системе. На менее актуально оно с целью последующего экспорта технологий и оборудования в третьи страны.

Еще один вид чистой энергии, потенциал которого в России применяется сегодня лишь на 20%, – энергия воды. Такое низкое использование во многом определяется географией: основные мощности гидроэнергии находятся на востоке страны, а центры потребления энергии – на Урале и в европейской части страны. Сегодня мы делаем акцент больше на развитии малой гидроэнергетики в интересах энергообеспечения регионов России. При этом для использования имеющегося потенциала необходимо развитие большой гидроэнергетики с потенциальным экспортом электроэнергии в страны АТР. Ведущие государства региона – Япония, Южная Корея, Китай также ставят задачи по достижению углеродной нейтральности в горизонте 30–40 лет, при этом сегодня испытывают дефицит энергии. Гидроэнергия в скором времени вполне может удовлетворить имеющийся и перспективный спрос и одновременно способствовать достижению климатических целей. Кроме того, развитие потенциала гидроэнергетики на Дальнем Востоке будет работать и на ускорение экономического развития восточной части страны.

Автор Павел Завальный – председатель комитета Государственной думы по энергетике.

Источник - https://www.ng.ru/ng_energiya/2021-11-08/9_8295_partner.html

***

Мнение эксперта: Энергопереход обойдется России в сотни миллиардов долларов

После экологических деклараций в Глазго Москва предложила Пекину начать угольные разработки.

Глобальный переход к зеленой энергетике пойдет совсем не так, как планировалось. Для России обеспечение надежного энергоснабжения традиционно является более высоким приоритетом, чем экологические цели. Поэтому Россия и другие развивающиеся страны будут отставать от Европы и США по снижению парниковой эмиссии в энергетике, прогнозируют в рейтинговом агентстве Standard & Poor’s (S&P). Затраты на энергопереход российские чиновники оценивают суммами до 1 трлн долл. Однако отказ от энергоперехода будет обходиться в 400 млрд долл. в год, предполагают эксперты. Пока российское правительство предложило Китаю начать новые угольные разработки на территории РФ. 

Эксперты S&P пытались разобраться с российскими планами снижения парниковой эмиссии и поглощения углекислого газа российскими лесами на своей конференции. Россия намерена снизить выбросы парниковых газов к 2050 году на 14% от текущего уровня (до 1830 т в СO2-эквиваленте). А с учетом поглощения парниковых газов российскими экосистемами нетто-эмиссия может сократиться на 60%, рассказывал директор ИНП РАН Александр Широв. Но излишняя надежда РФ на поглощающие способности лесов беспокоит экономистов S&P. При этом сами способы снижения выбросов в официальных российских документах отображены пока весьма обобщенно, считают они. 

Однако некоторые эксперты считают, что климатическая роль российских лесов скорее недооценена. Поглощающие способности российских лесов могут оказаться даже выше, чем предполагалось ранее, подсчитали в компании Boston Consulting Group (BCG). Оценка поглощающей способности лесов РФ может вырасти с 0,6 млрд до 2,2 млрд т углеродного эквивалента в год. Ценность зеленых насаждений в этом случае увеличится с 4–17 трлн долл. до 9–57 трлн долл., считают аналитики. В BCG признают, что более 80% данных о состоянии лесов в РФ недостоверны. В Минприроды РФ утверждают, что общий запас древесины в стране на треть выше текущей официальной оценки. Недостоверность данных связана не только с нехваткой спутниковых данных и некачественными методами учета, но и с тем, что до 70 млн га лесов формально входит в состав сельхозземель. При этом на долю РФ приходится около 20% мировых лесных запасов, что потенциально делает страну одним из лидеров в международной климатической повестке, рассказывают эксперты. 

Не меньше неопределенности и в планах сокращения парниковой эмиссии и их финансовом обеспечении. При этом на первое место выходит проблема выбросов метана как более опасного парникового газа, чем СО2. Россия занимает первое место по выбросам метана в атмосферу. На нашу страну приходится около 20% мировой эмиссии метана, или около 15 млн т в год. Для сравнения: США выбрасывают 12 млн т, Иран – 6 млн т метана (данные S&P). Спецпредставитель президента РФ по климату Руслан Эдельгериев заявил в четверг, что Федеральную научно-техническую программу (ФНТП) по климату и экологическому развитию до 2030 года могут принять до конца года. Финансирование этой программы может составить почти 34 млрд руб., и источник финансирования уже определен. По словам Эдельгериева, Россия может присоединиться как наблюдатель к глобальной инициативе США и Евросоюза по снижению выбросов метана на 30% к 2030 году. Китай также пока отказывается подписывать глобальную инициативу по метану. 

Преимуществами РФ для организации энергоперехода эксперты считают относительную стабильность российского рынка электроэнергии, который менее волатилен, чем европейский. Другое российское преимущество – это высокая доля атомной энергетики и низкая стоимость строительства АЭС. Установленная мощность АЭС в России оценивается в 30 тыс. МВт. Для сравнения: в США – свыше 90 тыс. МВт, в Китае – около 50 тыс. МВт. Из заявлений российских чиновников можно сделать вывод, что форсированного энергоперехода к углеродной нейтральности пока не планируется. Так, глава Минэнерго Николай Шульгинов на Форуме стран – экспортеров газа (ФСЭГ) во вторник отметил, что газ – это «ключевое условие энергобезопасности, позволяющее осуществить энергопереход». Он также заверил, что Россия продолжит осуществлять «надежные поставки газа на мировые рынки». 

Энергопереход в мире будет происходить медленно, спрос на российский уголь может сохраниться на десятилетия, надеется и первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов. «Изменения в мире будут происходить достаточно медленно. Спрос на углеводороды, и в том числе на твердое топливо, в Юго-Восточной Азии, в Китае сохранится еще на годы, если не на десятилетия. Просто в силу того, что и электрогенерация, и теплогенерация в том же Китае – она основана на угле», – сказал чиновник. Между тем, по данным агентства Bloomberg, в России совсем не ожидали заключения сделки между США и КНР по сокращению использования угля. Ведь именно для удовлетворения растущего китайского спроса РФ планировала наращивать его добычу. «Сделка, заключенная в Глазго, будет означать, что потребление там может начать снижаться после 2025 года», – предполагает Bloomberg. 

Россия является третьим по величине экспортером угля в мире после Австралии и Индонезии. Текущая стратегия РФ предусматривает увеличение добычи до 700 млн т в год в 2035 году по сравнению с примерно 400 млн т в 2020 году. Россия тратит более 10 млрд долл. на модернизацию железных дорог, что позволит нарастить экспорт угля в Азию. Вице-премьер Александр Новак сообщил, что Россия и Китай прорабатывают совместное освоение угольных месторождений на территории РФ. Для России главные риски глобального зеленого энергоперехода связаны с потерей рынков сбыта ископаемых энергоресурсов, значительным сокращением экспортных доходов и выходом международных инвесторов из активов в этих отраслях, подчеркивают эксперты «НГ». «Отказ от реальных действий по экологической модернизации производств и развития зеленых альтернатив текущему сырьевому экспорту и попытки просто пересчитать объемы поглощения углерода лесами – это опасный сценарий для России», – отмечает директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов Высшей школы экономики Георгий Сафонов. 

Эксперт подчеркивает, что во многих странах энергопереход – уже реальность. «Выработка электроэнергии на основе возобновляемых источников энергии в Германии с 2019 года превосходит генерацию на угле и газе, несмотря на аргументы энергетических скептиков. Об отказе от угля уже в этом десятилетии заявили десятки стран мира. Потребление нефти в транспортном секторе тоже под угрозой при расширении парка электро- и водородомобилей. Российские инвестиции в уголь – закапывание денег в бесперспективные активы, которые в скором времени станут невостребованными», – подчеркивает он. 

Расчеты показывают, что затраты на глубокую декарбонизацию экономики (снижение выбросов углерода на 80–90%) могут достигать 1% ВВП в год (около 10–15 млрд долл.), продолжает Сафонов. «Отказ от зеленого перехода, наоборот, ставит под угрозу потерю экспортных доходов на 300–400 млрд долл. США в год, а также потерю конкурентоспособности отечественной продукции, особенно при появлении высокой цены на выбросы углерода», – сообщает экономист. Если говорить про энергопереход, который должен помочь в достижении целей Парижского соглашения, то пока он не происходит, продолжает проектный директор «Гринпис Россия» Владимир Чупров. Как минимум в части открытия и разработки новых месторождений угля, нефти и газа. По мнению эксперта, бездействие РФ в условиях глобального энергоперехода чревато потерей экспортных рынков ископаемого топлива и потерями ВВП в результате изменения климата (1–2% ВВП).

Автор Ольга Соловьева

Источник - https://www.ng.ru/economics/2021-11-18/1_8305_moscow.html


Об авторе
[-]

Автор: Павел Завальный, Ольга Соловьева

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.12.2021. Просмотров: 30

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta