Россия и ВТО: новые проблемы и возможности

Содержание
[-]

Россия и ВТО: новые проблемы и возможности

21 июля 2014 года исполняется два года присоединению России к Всемирной торговой организации (ВТО) – результату переговорного процесса, длившегося 18 лет.

Ни в СМИ, ни в научном и экспертном сообществе не существует единой точки зрения на то, какой эффект присоединение к ВТО дало российской экономике и внешнеторговой деятельности.  Наиболее часто возникающий  вопрос:  когда  обещанные переговорщиками преимущества от участия  в ВТО (например, удешевление импортных товаров для потребителей, повышение привлекательности нашей страны в глазах инвесторов, усиление  конкурентоспособности отечественной промышленности) станут ощутимыми и смогут (и смогут ли в принципе) перевесить потери, связанные с  ослаблением протекционистской защиты внутренних рынков и, как следствие, усиливающейся конкуренцией со стороны импорта?

Масштаб последствий от присоединения к ВТО трудно предсказуем среди прочего потому, что эта международная организация регулирует не только торговлю товарами, что более или менее известно всем, но и почти все иные аспекты производственного и воспроизводственного процессов в современных национальных экономиках в контексте глобализации производственных цепочек (Global Value Chains). Судите сами. В рамках переговоров и процедур ВТО обсуждаются вопросы, связанные с торговлей услугами, инвестициями, продукцией сильно защищенного протекционизмом аграрного сектора, интеллектуальная собственность, нетарифные барьеры в торговле, вопросы регионального развития.

Какие из тем наиболее приоритетны для России? В чем для нашей страны содержатся возможности развития и взаимовыгодного сотрудничества с западными партнерами на базе ВТО, а в чем – кроются угрозы, потенциальные потери или выгоды?  Чаще всего в российской прессе мнения высказывают представители отдельных отраслей,  затронутых какой-то специфической проблемой, обострившейся в свете присоединения. И эти выборочные всплески информации формируют довольно тревожную новостную картину. Среди исследований,  поставивших перед собой задачу произвести относительно комплексную и объективную  оценку  первого года пребывания России  в ВТО, можно назвать доклад «Стратегии российского бизнеса в условиях ВТО» (подготовлен Торгово-промышленной палатой России и Центром международной торговли и представлен в ноябре 2013 года в Москве). В исследовании, содержащем подробный анализ в фактах и цифрах, говорится, что снижение средневзвешенного уровня тарифной защиты (снижен с 9,6% до уровня связывания в 7,6%) не привело к большому притоку импортных товаров – рост  импорта составил 2,5%, хотя в отдельных отраслях, например в молочной, рост составил 21,1%.  Заметный рост импорта наблюдался и по товарным группам мясо, трикотаж, обувь, одежда. Россия взяла на себя обязательства по 116 секторам сферы услуг облегчить доступ иностранных поставщиков на наши рынки на условиях недискриминации, национального режима, режима наибольшего благоприятствования (РНБ) и транспарентности.

Приведение российского законодательства в соответствие с правовой основой ВТО происходило поэтапно, задолго до момента присоединения. Возможно, в том числе и поэтому 86% респондентов, опрошенных в рамках исследования, полагают, что присоединение к ВТО не повлияло на деятельность российских компаний. В качестве основных преимуществ от участия опрошенные назвали стабильность и предсказуемость условий ведения бизнеса как на родине, так и за рубежом, получение равных конкурентных условий доступа на рынки товаров и услуг государств – членов ВТО, а также присоединение России к Соглашению по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (TRIPS),  соответствие которому отражено в главе 4 ГК РФ.

Относительно новым явлением стало участие России в процедурах Механизма разрешения споров в рамках ВТО, при помощи которого российские компании начинают бороться против их дискриминации. На данный момент против российских компаний действует не менее 80 торговых барьеров, включающих в себя акцизы, квоты, сборы, технические барьеры, режимные ограничения. Но большую часть  – более 50% – составляют антидемпинговые меры, в основном против продукции металлургической промышленности и удобрений. Какие-то меры и ограничения подпадают под правовые допущения и исключения системы ГАТТ–ВТО, а какие-то  российские производители могут попытаться обжаловать как раз при помощи Механизма по разрешению споров.  Совершенно очевидно, что для успешного состязательного процесса России необходимо озаботиться созданием квалифицированных юридических кадров, способных эффективно отстаивать интересы отечественного бизнеса.

Многие политики и эксперты ставят под сомнение саму целесообразность участия России в ВТО, которая испытывает трудности в реализации декларируемых задач. Достаточно напомнить, что многосторонние торговые переговоры, получившие название  «Дохийский раунд», или «Раунд развития», продолжаются 13 лет. Завершить их принятием нового соглашения мешают серьезные противоречия между развитыми и развивающимися  странами по вопросам снижения субсидий и тарифов на сельскохозяйственные товары, а также по проблемам инвестиций и  регулирования финансовых услуг. Чтобы выйти из тупика, в  декабре 2013 года была проведена 9-я Министерская конференция на острове Бали. Там странам-участницам  удалось согласовать многостороннее Соглашение по упрощению процедур торговли (Agreement on Trade Facilitation), а также принять ряд временных решений по вопросам сельского хозяйства в пользу интересов развивающихся стран. Тем самым миру был послан сигнал о жизнеспособности ВТО и о способностях избранного в 2013 году генерального директора  Роберто Азеведы распутывать трудные, конфликтные узлы.

Руководство ВТО о выгодах для России от участия в организации

В апреле с.г. в Женеве состоялся семинар «Присоединение к ВТО: вызовы, риски и возможности для экономического развития России и соседних государств», проходивший под эгидой ВТО и Фонда Фридриха Эберта.

В рамках этого семинара автору этой статьи удалось задать несколько вопросов Роберто Азеведе.

По теме присоединения России к ВТО Роберто Азеведа сказал следующее: «На то, чтобы согласовать условия присоединения, России потребовалось 18 лет, и, на мой взгляд, это одно и самых удачных, хотя и трудоемких, присоединений за всю историю ВТО. Сейчас Россия начинает ощущать преимущества членства во Всемирной торговой организации. Обязательства, которые взяла на себя Россия, как и необходимость с августа 2012 года соответствовать правовой системе ГАТТ–ВТО,  повлекли за собой широкий ряд внутренних законодательных и институциональных реформ. Эти реформы ценны сами по себе, так как оказывают положительное воздействие на экономику и ее эффективность, во многом способствуют повышению конкурентоспособности промышленности и подают инвесторам сигнал: деловой климат в этой стране подходит для ведения бизнеса и приложения капитала. В условиях глобализации торговли и производственных цепочек эта «печать качества», получаемая в ВТО, особенно ценится странами».

В свою очередь, директор департамента ВТО по присоединениям Чиеду Осакве сказал, что «главный смысл присоединения к ВТО для любой страны заключается в реализации принципов верховенства закона, эффективного государственного управления, включая реформы по либерализации внутреннего рынка, и в создании баланса прав и обязательств (Balance of Rights and Obligations).  Сами по себе обязательства, и даже законодательные и институциональные реформы, реализованные в ходе присоединения, не сделают страну более конкурентоспособной или инвестиционно привлекательной, если власть закона не сможет в должной мере обеспечить правоприменение и функционирование институтов, которые должны заместить собой «ручное» управление».

Идеологию ВТО в вопросах необходимости членства в этой организации можно сформулировать так: эффективное государственное управление должно обеспечивать транспарентность и равные условия игры для всех участников рынка – отечественных и иностранных. Одним из критериев хорошего государственного управления в терминах ВТО является способность наладить  реально работающую, доступную с точки зрения информационного обеспечения, незабюрократизированную инфраструктуру, способствующую исполнению законодательства. Особенно это важно в случае с нетарифными барьерами – санитарными и фитосанитарными нормами и техническим регулированием. Соответствие этим критериям, вводимым каждым государством самостоятельно, не должно стать для иностранного производителя товаров или поставщика услуг заведомо невыполнимой задачей. Иначе другие страны – члены ВТО смогут инициировать спор, в котором обвинят государство в предумышленном протекционистском характере нетарифных мер и в несоблюдении принципа национального режима.

Что касается баланса прав и обязательств, правовую основу  ВТО составляют международные договоры, которые предполагают добровольное частичное ограничение суверенитета государствами-членами – в этом выражаются их обязательства. Однако потеря в эквиваленте  отчуждения единицы собственного  суверенитета  дает  государству выигрыш – в виде права –  на единицу суверенитета, отчужденную другим государством-членом. А в случае присоединения к ВТО – право на 159 единиц суверенитета (по числу стран-участниц на сегодняшний день)! Организация гордится тем, что в ее стенах на равных могут сотрудничать  и договариваться между собой представители всех стран – развитых, развивающихся и наименее развитых, очень больших и самых маленьких. Несмотря на неизменность базовых принципов ВТО, в отношении принятия на себя странами обязательств присутствует определенная гибкость, что делает  многостороннюю торговую систему уникальной площадкой.  Этой гибкости способствуют зафиксированные в статье 20 Соглашения ГАТТ исключения (изъятия отдельных групп товаров и услуг из РНБ и национального режима на основании защиты морали, здоровья человека или животных, исторического и культурного наследия, истощаемых природных ресурсов, по причинам национальной безопасности, в силу дефицита платежного баланса и т.п.), длительный переходный период, предоставляемый новичкам, система льгот и преференций в отношении наименее развитых стран, а также факультативность подписания Соглашения по торговле гражданской авиатехникой и Соглашения по государственным закупкам.

Россия как звено в глобальных  цепочках создания добавленной стоимости

Подробнее остановимся на упомянутой генеральным директором ВТО концепции  глобальных цепочек создания добавленной стоимости. Она  заключается в том, что современные товары  все чаще создаются не в одной, а во множестве стран. Каждое звено производственного процесса, такое как  замысел, разработка, патент,  поставка  сырья и материалов, деталей и комплектующих, сборка, маркетинг, транспортировка, поставка сопутствующих услуг, дистрибуция, участвует в создании добавленной стоимости товара. Таким образом, маркировка товара словами Made in the World точнее отражала бы процесс создания стоимости. Глобальная интеграция производственного процесса создает  много трудностей в области корректного статистического учета, в том числе  для ВТО, которая разрабатывает новые методики подсчета добавленной стоимости для товаров и услуг. На базе Центра международной торговли, аффилированного с ВТО, действуют  программы оказания помощи малым и средним предприятиям из развивающихся стран по встраиванию в глобальные производственные цепочки. Очевидно, что не каждое звено цепочки вносит одинаковый вклад в добавленную стоимость. Тем не менее большинство экспертов полагают, что  такого рода интеграция в глобальную экономику благотворно сказывается на экономике большинства стран, поскольку она связана с диффузией технологических и организационно-управленческих нововведений.  Эксперты  ВТО указывают на пример Коста-Рики, которая начинала в цепочках как поставщик низкооплачиваемой рабочей силы, но на базе притока прямых инвестиций смогла осуществить повышение квалификации среднего технического персонала и подготовку кадров в области инженерии и электроники и со временем поднялась  в цепочке на звено выше. Распространение глобальных торговых цепочек, в свою очередь, подстегивает рост числа региональных торговых соглашений, которые позволяют на более льготных условиях перемещать комплектующие в рамках внутрифирменного обмена Транснациональных корпораций, а также обмениваться инвестициями и правами на объекты интеллектуальной собственности.

В настоящее время Россия находится на начальных фазах интеграции в глобальные производственные цепочки по созданию добавленной стоимости. Более 90% добавленной стоимости экспортируемой нами продукции создается в России. С одной стороны, такая слабая вовлеченность в глобальное производство свидетельствует о безусловной технологической отсталости большинства секторов экономики. А с другой стороны, в условиях развития войны санкций это делает Россию менее чувствительной к раздающимся угрозам.

Торговые споры вокруг нас

В беседе с автором этой статьи Роберто Азеведо отметил интересную особенность: «Сейчас уже никто из стран – членов организации  не сможет ввести протекционистские меры, наносящие вашей стране ущерб в одностороннем порядке, и остаться безнаказанным. Россия теперь имеет полноценный доступ к Механизму разрешения споров и может защищать свои интересы, пользуясь правовой системой и экспертами  ВТО».

Сейчас в связи с угрозами санкций со стороны ЕС и США многих волнует вопрос, сможет ли Россия обжаловать возможные санкции по товарам и услугам при помощи Механизма ВТО. На днях Россия распространила в ВТО коммюнике о невыполнении США своих обязательств в области финансовых услуг – речь идет об указах президента США, согласно которым в отношении ряда граждан РФ и банка «Россия» вводятся санкции в виде отключения банка от платежных систем Visa и MasterCard и  блокировки активов этих граждан на территории США. 

ВТО исходит из универсальности и неизменности правил и процедур организации в вопросах разрешения споров вне зависимости от политического контекста. Размер и экономическая мощь страны не оказывают влияния на пристрастность судейства. Иллюстрацией этого тезиса является спор между государством Карибского бассейна Антигуа и Барбуда с ВВП около  1,6 млрд долл. и населением чуть более 86 тыс. человек и США.  Предмет спора – введенный американский стороной запрет на трансграничную поставку услуг игорного бизнеса. Государство Антигуа и Барбуда, для которого игорный бизнес является стратегической отраслью доходов, обвинило США в умышленном протекционизме и в конце концов выиграло спор.

Чтобы быстрее осваивать методы и приемы  ведения борьбы внутри ВТО, Россия присоединилась третьей стороной к 13 спорам стран-членов. Россия и сама использует Механизм ВТО по разрешению торговых противоречий. В споре по энергокорректировкам (практика пересчета издержек наших предприятий на энергоносители по высоким европейским ценам) мы выступаем истцом против ЕС. К спору на нашей стороне собирается присоединиться Китай.  А в споре по утилизационному сбору (его не удалось урегулировать на уровне консультаций, и  в ноябре 2013 года  была учреждена третейская группа), инициированном ЕС, – ответчиком. Позднее к позиции ЕС присоединилась Япония. Намечается спор по свинине – ЕС хочет обжаловать российские санитарные барьеры на ввоз мясной продукции из Литвы и Польши.

Сейчас на волне обострившихся отношений с Западом можно услышать призывы «показать зубы» в ВТО. Однако не надо забывать, что вступать в спор разумнее не на эмоциональном порыве, а после тщательной правовой проработки и экономического расчета.  Введение санкций между членами ВТО на уровне государств до недавнего времени было крайне редким событием, поэтому эксперты, включая генерального директора ВТО Роберто Азеведу, отказываются давать прогнозы. А вот санкции на уровне отдельных компаний, включая отказ от исполнения своих текущих обязательств и нежелание заключать новые договоры с нашей страной, –  весьма вероятны и уже происходят с российским бизнесом. Но ВТО такие жалобы не рассматривает, поскольку решает вопросы только на уровне государств. 

Говоря о будущем ВТО, Роберто Азеведо настроен оптимистично: «Балийская конференция продемонстрировала решительное желание стран сдвинуться с мертвой точки. И при наиболее благополучном ходе переговоров можно будет говорить о завершении Дохийского раунда уже в 2015 году».

Общение с руководителями и экспертами ВТО продемонстрировало в целом очень высокий уровень энтузиазма этой организации по поводу присоединения России. Баланс рисков и возможностей от любого вскрытия национальных рынков выглядит в Женеве положительным и для России, и для глобальной торговли.

Оригинал

 


Об авторе
[-]

Автор: Варвара Ремчукова

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.05.2014. Просмотров: 435

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta