Россия и Народные республики Донбасса сделали еще один шаг по интеграции в единое экономическое пространство

Содержание
[-]

***

Россия приняла важное решение по Донбассу

Россия и Народные республики Донбасса сделали еще один шаг по интеграции в единое экономическое пространство. B РФ появятся товары с надписью «сделано в ЛНР» или «сделано в ДНР».

Но насколько это правильно, насколько соответствует Минским соглашениям, которые Москва рассматривает чуть ли не как сакральные?

Спасение потенциала

Президент России Владимир Путин подписал указ об оказании гуманитарной поддержки населению Луганской и Донецкой народных республик. «В целях защиты прав и свобод человека и гражданина, оказания гуманитарной поддержки населению отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины и недопущения дальнейшего снижения уровня жизни в условиях продолжающейся экономической блокады и ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции» было принято решение упростить доступ товаров, произведенных на территории Народных республик, на российский рынок. Теперь они на равных условиях с российскими могут участвовать в системе госзакупок. Российские власти в кратчайший срок признают действительными местные сертификаты о происхождении данных товаров (то есть клеймо «сделано в ДНР»), а также снимут любые иные ограничения на экспортные операции.

На Донбассе этот указ был принят с воодушевлением. «В условиях экономической блокады организованной Украиной и ее пособниками, этот шаг трудно переоценить, - заявил спецспредставитель ЛНР в трехсторонней контактной группе Родион Мирошник. - Я верю, что он вдохнёт жизнь в наши экономические процессы и предприятия Донбасса смогут работать на равных с российскими предприятиями». По факту наравне они, конечно, работать не смогут – слишком разные логистические условия, капитализация и т.п., - однако конкурентоспособность их действительно повышается. Более того, экономическая интеграция с Россией «как минимум… позволит нам спасти тот экономический потенциал, который выстоял в ходе войны и длительной экономической блокады и изоляции», - добавляет Родион Мирошник.

«Трудно умалить важность этого указа для Республик Донбасса во время экономической блокады! Это поможет нашим предприятиям расширить рынки сбыта, развивать производство, увеличивать количество рабочих мест», - заявил глава ДНР Денис Пушилин. А его визави из ЛНР Леонид Пасечник заявил, что теперь ждет «ожесточённого визга и криков из Киева, что Россия украла Донбасс, точнее вытаскивает его из экономической удавки любезно наброшенной Киевом нам на шею».

Собственно, ждать долго не пришлось. «Создается возможность для дальнейшей не ползучей, а взрывной интеграции. Это уже реально как пылесосом затягивается экономика оккупированных территорий в Россию. Теперь скажите мне, что еще остается украинского на оккупированных территориях? Там российская валюта, российские учебники, российское оружие, российские паспорта, российские военные. И теперь полное пространство экономики с Россией», - возмущается бывший министр иностранных дел Украины Павел Климкин. Не упоминающий, правда, почему там все сейчас российское. Ровно потому, что Киев сам отказался от попыток реинтеграции ЛНР и ДНР, ввел режим экономической блокады, угрожает Донецку с Луганском войной – и тем самым фактически благословляет Народные Республики на сначала ползучую, а в теперь уже и «взрывную» интеграцию с РФ.

И духу, и букве

В Киеве уверяют, что это незаконно. «Демарш этот осуществляется по идейному замыслу в рамках очередного этапа гибридной войны. Это действие, прямо нарушающее минские и нормандские соглашения, где прописано, что стороны удерживаются от шагов экономических и политических, которые способствуют дальнейшему разрыву оккупированных территорий с Украиной. Рублевую зону они ввели в сентябре 2015 года, провели выборы в российскую Госдуму, теперь следующий шаг — интеграция на товарном рынке», - говорит советник украинского президента Владимира Зеленского Алексей Арестович. «Мы ожидаем (от Франции и Германии – прим. ред.) осуждения этого указа, потому что он явно противоречит букве и духу Минских договоренностей», - вторит ему министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба.

В Москве подобные заявления восприняли с юмором. «На воре и шапка горит: именно киевский режим напринимал противоречащих Минским договорённостям законов, неоднократно ставил под сомнение актуальность Комплекса мер, а также не выполнил ничего из того, что должен был как по самому документу, так и по тем решениям, которые вырабатывались в дальнейшем в рамках “Нормандского формата”», - заявила представитель российского МИД Мария Захарова. И действительно, Киев нарушил целый сонм положений Минска. Не прекратил обстрелы, ввел экономическое эмбарго, отказался от принципа всеобщей амнистии, не изменил Конституцию для предоставления ЛНР и ДНР особых прав, а также отказывался и отказывается от прямых переговоров с представителями Народных республик. С этой точки зрения аргумент Арестовича о том, что действия Москвы способствуют «дальнейшему разрыву оккупированных территорий с Украиной» выглядит достаточно странно – ведь, как говорилось в Игре Престолов, «то, что мертво, умереть не может». Нельзя разрывать то, что уже давно и, по всей видимости, безвозвратно разорвано.

Более того, действия России как раз соответствуют и духу, и букве Минских соглашений. Дух Минских соглашений в том, чтобы прекратить страдания людей, оказавшихся в эпицентре украинской гражданской войны. Москва их и прекращает. Что же касается буквы Минских соглашений, то в принятом Украиной Законе «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» должно быть прописано «содействие со стороны центральных органов власти трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации». То есть, проще говоря, право ДНР и ЛНР заключать соглашения с РФ в экономической плоскости. Так что Москва и Донецк с Луганском заочно выполняют данный пункт Минских соглашений. «Это как раз вот речь о трансграничном сотрудничестве. Все в рамках этого. То, что Украина не выполняет… взятые на себя обязательства - это теперь проблема Украины», - заявил Денис Пушилин.

Что на очереди?

Конечно, в Киеве уверяют, что это проблема не Украины, а всего «цивилизованного мира». «Документ является ничем иным как издевательством. Пощечиной в лицо всех тех, кто искренне искал мирного урегулирования. Вызовом для Украины и всего коллективного Запада», - говорит бывший и, как он сам сильно надеется, возможно будущий президент Украины Петр Порошенко. Не поясняющий, каким образом поиск мирного урегулирования сочетается со срывом Минских соглашений Украиной, а также игнорированием этого срыва коллективным Западом. «Россия проверяет реакцию и нашу, и Запада на пошаговое продвижение к их цели, к их большому плану. Большой план, я думаю, заключается в том, чтобы максимально дестабилизировать гибридными способами ситуацию в самом НАТО и ЕС, точка входа — Польша-Прибалтика, и одновременно атаковать Украину. Там уже гибридно-военный вариант, они будут смотреть по реакции готовности нашей и Запада к отражению угроз», - заявил Алексей Арестович.

Великий геополитик не пояснил, каким образом укрепление экономических связей между ЛНР и ДНР ударит по польско-прибалтийским делам – не говоря уже о дестабилизации НАТО (никакого отношения к Донбассу не имеющего и никаких гарантий Украине не дававшего). Если уж говорить о каком-то большом плане, то он в том, чтобы улучшить социально-экономическое положение ЛНР и ДНР. А также поднять уровень жизни граждан этих республик, более полумиллиона которых по совместимости являются гражданами Российской Федерации. Напоминаем, что важнейшей задачей президента России является забота о гражданах страны. В том числе, кстати, и обеспечение их безопасности. Украине стоит помнить об этом, когда она в следующий раз будет обстреливать города Донбасса. «Где гуманитарная, там и иная поддержка может быть оказана», - напомнил бывший председатель Совета министров ЛНР Марат Баширов. Ведь Владимир Путин может с легкостью подписать еще один указ, касательно другого аспекта интеграции ЛНР и ДНР с Россией.

Автор Геворг Мирзаян, доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ

Источник - https://expert.ru/2021/11/16/dnr-lnr/

***

Комментарий: Танки и кэш

Что может измениться в «отдельных территориях Донецкой и Луганской области» в связи с указом Путина о допуске продукции из этих «республик» к госзакупкам в РФ.

Новый русский

Странный период смены смотрящих и структур-прокладок на неподконтрольных Украине восточных территориях, похоже, заканчивается.

В начале недели российский президент Путин подписал указ, подразумевающий признание в России сертификатов на товары и услуги, выданные в так называемых ДНР и ЛНР. Товары, произведенные в «республиках», теперь должны будут допускаться к государственным закупкам РФ наравне с российскими.

За несколько месяцев до выхода в свет этой бумаги совершенно новый человек появился в Луганске и Донецке, заявив о себе как о новом инвесторе в местные предприятия, а де-факто — хозяине края. Впервые за все время гибридной войны на Донбассе — это человек с российским паспортом. Впрочем, тоже с украинской фамилией — Юрченко. До недавнего времени таким человеком был беглый украинский олигарх Сергей Курченко.

Курченко возвысился в период правления в Украине бежавшего в Москву президента Януковича. «Стиль у него был очень дерзкий, — вспоминает человек, близко знакомый с манерой его работы. — Если остальные отстегивали Януковичу 50% от всех схем, то Курченко зашел и со старта предложил давать сразу 70%. Этим он Януковича и купил». Именно Курченко стал инструментом отжима у прежних владельцев, включая Рината Ахметова, ряда крупных предприятий на территориях «ЛДНР».

Теперь же его фирма «Внешторгсервис», формально владевшая частью экспроприированного бизнеса, вытесняется новыми структурами, за которыми стоит Евгений Юрченко. Бывший директор «Связьинвеста», временно исполнявший обязанности вице-губернатора Воронежской области, ранее в этом году он возглавил процесс переливания активов из компаний «Внешторгсервиса» в свои «Финансовые активы». Летом этого года он уже встречался с долгожителем местной политики — Леонидом Пасечником из «ЛНР», обещав местным предприятиям значительные финансовые вложения. Именно это, судя по всему, сейчас и происходит в ОРДЛО.

Конец «прекрасной эпохи»?

Все это может означать конец, казалось, бесконечного периода ротации все новых и новых людей «серой зоны», убивавших друг друга, заменявших в административном порядке вытесняемых более прагматичными и дерзкими игроками, периода безвременья, продолжавшегося здесь с того самого субботнего утра, 12 апреля 2014 года, когда в городе Славянске Донецкой области объявился отряд бывшего офицера ФСБ Игоря Гиркина.

Сравнительно короткая активная фаза войны, завершившаяся меньше года спустя после захвата Славянска, ознаменовала длительный процесс передела влияния в так называемых ДНР и ЛНР и смежных с ними территориях. «Ростовскую область заполонили тысячи беженцев. <…> Но чтобы от войны бежал через границу целый завод, с оборудованием и рабочими, — случай уникальный. Мы едем в Каменск-Шахтинский, где обосновалось украинское предприятие» — так писала в феврале 2015 года «Российская газета».

«Бывший украинский завод успешно встраивается в экономику России. Уже внес свой вклад и в программу импортозамещения: наладил выпуск продукции, фильтров и горно-обогатительной техники, которую ранее российские предприятия покупали в Германии», — продолжает издание. В этой публикации упоминается вывезенный на территорию России «Луганский электромашиностроительный завод» — одно из предприятий для обслуживания промышленности и железной дороги. О его демонтаже и перевозе в российский тыл писали так: «Шесть человек катили на роликах к машине части станков. Чтобы перевезти один станок весом до двадцати тонн каждый, требовалось три грузовика. А всего разных станков не менее двух десятков. <…> Завод переносили буквально на руках, — вспоминает Владимир (директор завода Владимир Чучин. — А. Б.)».

Издание сделало эту публикацию в те самые дни, когда заканчивалась операция по присоединению Дебальцево — главного железнодорожного узла Донбасса. Поражение в этой битве лишило Украину крупнейшего железнодорожного хаба: дебальцевский железнодорожный узел вскоре административно вошел в состав «ЛНР». Примерно с потерей Дебальцево и началось систематическое и порой хаотичное разграбление территорий так называемых отдельных районов Луганской и Донецкой областей Украины.

Вывоз в Россию нескольких предприятий, представлявших ценность для военной инфраструктуры, произошел молниеносно. Далее началась бесконечная череда убийств и рейдерских захватов, превративших сами «ЛДНР» и приграничные с ними территории под украинским флагом в поле боя уже не гибридной, а криминальной войны.

Убийства бизнесменов и расследователей, включая наиболее нашумевшую в Украине расправу над руководителем антиконтрабандного подразделения в Луганской области Андреем Галущенко, происходили в серой полосе, на самой линии разграничения, где уничтожить улики и не допустить к месту происшествия следователей мог командир любой воинской части.

Современные бутлегеры

Некое подобие наркотического Клондайка с контрафактными сигаретами, кустарными наркотиками и супермаркетом самых разных товаров, где армии с обеих сторон фронтовой полосы превратились в теневые таможни, а поборы с караванов начали кормить спецслужбы и армейское командование как режимов «ЛДНР», так и независимой Украины, — вот чем была линия разграничения на протяжении первых лет войны.

В последний раз я наблюдал за контрабандой в ОРДЛО своими глазами весной 2016 года. С группой украинских силовиков мы караулили один из множества торговых путей на границах т.н. ДНР — в поселке Верхнеторецкое. Примерно с 8 утра, как и подобает хорошо отлаженному офису, на импровизированном оптовом рынке началась бойкая торговля.

Впрочем, не совсем корректно было бы называть это место «рынком»: операции купли-продажи происходили не здесь, мы же были свидетелями лишь доставки и перевалки грузов, когда пятитонные грузовички и легковые машины, курсируя между анклавом «ДНР» и «большой землей» под украинским флагом, провозили самые разные товары. «Откуда вы только взялись, все так хорошо было!» — в сердцах восклицала одна из женщин, курировавших этот импровизированный рынок, в ответ на вопросы человека с автоматом и с нашивками украинской службы безопасности.

Своим появлением мы явно нарушили гармонию этого утра. «В Америке же был сухой закон! Торговали люди! Вот и считайте, что мы, как это… Бутлегеры! Бутлегеры мы!» — восклицала она. В ту ночь ребята, с которыми я вышел в рейд, получили от своих информаторов наводку о том, что не торговцы из числа гражданских, а сами военные будут перевозить на территорию противника грузовик с мясом — излишками продовольствия для нужд местной военной бригады. Эта информация от «кротов» не подтвердилась, но нас ждал другой, куда более интересный сюрприз.

«Бутлегеры» в то утро возили всякое: от сосисок, спрятанных под капотом малотоннажного грузовичка, до наркотиков, которыми в прямом смысле слова были набиты снизу доверху две машины. Это был груз препарата «кодтерпин» и прочих кодеиносодержащих таблеток, на основе которых в этой части света производится кустарным способом один из самых токсичных наркотиков, известный под названием «крокодил». В то утро груз был расфасован по коробкам тернопольской фармкомпании, находящейся в полутысяче километров от места задержания груза и, возможно, даже не подозревавшей о том, какой именно товар распространяется в ее фирменных ящиках.

Впрочем, установить точное место доставки груза, как и источник происхождения, было довольно проблематично: все документы и накладные листы были поддельными, и таблетки могли быть произведены как в украинском Тернополе или Харькове, так и на территории сепаратистов, в той самой Горловке, где располагается крупнейший украинский химический концерн «Стирол». «Вы туда не поедете», — сказал нам уже после того, как мы поймали и остановили этот груз, один из бойцов местной бригады ВСУ, отказавшись пропускать машину следователей антиконтрабандного подразделения. «Вы туда не поедете, — повторил он. — Мы будем открывать огонь на поражение».

Несколькими месяцами ранее другой группой, чью деятельность я расследовал, а именно группой Андрея Галущенко, был остановлен в «серой зоне» еще один прелюбопытнейший караван. Это был поезд с углем, шедший в этот раз из «ЛНР» на территорию под украинским флагом. Вагоны действительно были заполнены этим сырьем, но в кабине машиниста обнаружили и другой груз: сумки с серебром, изделиями с позолотой и драгоценными камнями, стоимость которых втрое превышала стоимость угля для ТЭС, провозимого в железнодорожном составе.

Человеком, контролировавшим такие поставки со стороны сепаратистов, был бывший руководитель отдела по борьбе с контрабандой в луганском СБУ — Леонид Пасечник. Спустя год, в конце 2017-го, Леонид Пасечник — один из ключевых смотрящих за торговлей и отмыванием денег по линии Украина — «ЛНР» — станет главой правительства «ЛНР», заняв место Плотницкого, и главным куратором этого процесса. Это тот самый человек, кто сегодня позирует для камер с новым куратором большого бизнеса Донбасса — российским гражданином Юрченко. Старожил луганской гибридной войны этим летом встретил у себя в гостях нового бенефициара «серой зоны».

Химия и жизнь

В DF international — группе, контролирующей активы украинского олигарха Дмитрия Фирташа, — не знают наверняка о том, что происходит на предприятии «Стирол» — крупнейшем заводе из их холдинга, оказавшемся на территории так называемой ОРДЛО. «Стирол» заморожен. Любое попадание снарядов приведет к колоссальным катастрофам. Для того чтобы завод начал работать, нужно провести аудит всех цехов, — говорит руководитель департамента коммуникаций DF international Олег Арестархов. — Что происходит с предприятием, мы четко не знаем», — добавляет он.

«Стирол» — один из наиболее интересных активов, потенциально попадающих под действие нового указа Путина. Гигант, производивший удобрения, действительно практически опустел в первые годы войны. По данным, приходившим мне из разных подразделений украинской разведки и силовых структур от СБУ до Генеральной прокуратуры, часть цехов завода в 2015–2016 гг. продолжала работать кустарно, будучи одним из источников наркотрафика на территорию Украины.

«На «Стироле» парковка в полтысячи машин. Сейчас ты увидишь едва лишь десяток», — сказал мне человек, наездами приезжавший в Горловку в годы, когда эта территория находилась под управлением сепаратистов. Однако в этот четверг, по заявлению директора «Стирола», два цеха возобновили работу. «Семь лет мы находились в режиме простоя, консервации. На сегодняшний день нами и Министерством промышленности и торговли разработана программа запуска двух цехов. Сейчас они начали свою работу», — сообщил директор «Стирола» Василий Агарков. Он уточнил, что возобновили работу цех лакокрасочной продукции и цех по производству изделий из полимеров, где была проведена модернизация оборудования.

По сообщению местных источников, на территории ОРДЛО в последние месяцы возобновили работу еще порядка полутора десятка предприятий, включая Донецкий метзавод, Макеевский металлургический и литейный заводы, Ясиноватский коксохим, Краснодонуголь, Алчевский меткомбинат. Последний путинский указ, обещающий открыть рынки России для продукции ОРДЛО, вышел спустя полгода после того, как на неподконтрольной Украине территории начались вливания в остатки тамошней тяжелой промышленности, которые все еще можно реанимировать. «Думаю, им (российским властям. — А. Б.) надоело спонсировать дыру, — сказал мой собеседник из украинской разведки, используя жаргонное словечко, которым на территории Украины часто называют «ДНР». — Они просто решили: пусть они хоть как-то начнут кормить себя сами».

Ласковый теленок

«Знаешь, как выходят замуж в ДНР?» — спросил у меня ироничным тоном приятель, живший в Горловке, но получивший карту поляка и покинувший город навсегда. «Сколько в твоей семье пенсионеров?» — спрашивает невеста. — «Два!» — например, отвечает жених. Все, это завидная партия, — улыбается он. — Вот такая простая арифметика». Главный источник дохода в среднестатистической семье на территории ОРДЛО — государственные пенсии, которые тут получают с обеих сторон границы.

«У меня отец знакомых поехал на Украину пенсию оформлять. Оформился и через месяц умер. Представляешь, они год будут пенсию получать, а там 15 штук (40 тысяч рублей)!» — говорит Юля Шокина (фамилия изменена. — А. Б.), жительница Донецка.

Микроавтобусы с украинскими номерами возят стариков, курсирующих за пенсией, между ОРДЛО и «большой землей». Кормильцы семьи, они — живая иллюстрация украинской поговорки «ласкаве теля двох маток ссе» («ласковый теленок сосет молоко двух мам»). Госсфера остается наиболее надежным источником дохода в экономике, практически разрушенной войной. «Динамика регресса, даже самого простого — торговой сферы, ритейла, — тут выглядит так: большая торговая сеть превратилась в маленький сельмаг, потом в ларек, потом у ларька провалилась крыша… В магазинах белорусское мороженое, что-то замороженное из России и очень странная контрабанда, — рассказывает уехавший недавно в Польшу горловчанин. — Например, контрабанда из Абхазии — ореховое варенье».

На улицах много машин с грузинскими номерами, активно используемых наряду с номерными знаками самопровозглашенных республик, используемых и в самих Абхазии и Южной Осетии. Система взаимоотношений «серых зон», созданных при участии российских спецслужб на постсоветском пространстве, подразумевает синергию этих анклавов. «Внешторгсервис» Сергея Курченко был зарегистрирован в Южной Осетии. Непризнанные «ДНР», «ЛНР», Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье до сих пор связаны цепочкой схем и финансовых взаимоотношений, позволяющей им сохранить некоторые элементы легальности и создать рудиментарную банковскую систему. Один из видимых на поверхности признаков такого сотрудничества — эти самые грузинские номера на авто, колесящих по разбитым дорогам Горловки.

Ротация смотрящих

Фамилия Курченко, предшественника Юрченко, по мнению украинских разведчиков, может снова попасть в заголовки новостей. «Фейсы (ироничное прозвище эфэсбэшников в Украине. — А. Б.) могут попытаться спеленать его, если запоет «Ташкент», — говорит мой собеседник из киевской спецслужбы, долгие годы следивший за экономическими операциями в «серой зоне».

«Ташкент» — это прозвище некоего Александра Тимофеева, арестованного в Москве и сейчас проходящего по делу о мошенничестве. Тимофеев — бывший соратник взорванного в августе 2018 года руководителя «ДНР» Захарченко. Помимо своей роли полевого командира, «Ташкент» также исполнял обязанности министра доходов и сборов «ДНР» и теперь является одним из ключевых свидетелей финансовых схем.

Схемы, связывавшие вместе серого кардинала украинской политики Рината Ахметова, Курченко, Пасечника и Тимофеева, — гордиев узел финансов непризнанных республик, где война сплелась с контрабандой и убийствами. «Все войны там тоже были из-за коррупции, — говорит мой собеседник из украинской разведки, — посмотрим, что скажет «Ташкент». Если ему вообще кто-нибудь даст заговорить».

Автор Алексей Бобровников, специально для «Новой газеты»

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/19/tanki-i-kesh


Об авторе
[-]

Автор: Геворг Мирзаян, Алексей Бобровников

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.11.2021. Просмотров: 60

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta