Россия и Китай предлагают новые правила игры в международных отношениях

Содержание
[-]

***

Россия и Китай подписали Совместное заявление по некоторым вопросам глобального управления в современных условиях

В западном понимании глобальное управление — это доминирование теневой власти над публичной. Противодействие этому Сергей Лавров и Ван И облекли в форму совместного сохранения системы международного права с центром в ООН, вместо продвижения американского «мира, основанного на правилах». Это и есть квинтэссенция российско-китайской позиции, безусловная приверженность которой сторонами подтверждена в ходе встречи в Гуйлине.

Завершился важнейший визит главы МИД России Сергея Лаврова в Китай, в ходе которого две стороны еще более сблизились в понимании особенностей современной международной обстановки, а также общих целей и задач в совместном отстаивании фундаментальных основ современного мироустройства. Об этом российский министр и его китайский коллега Ван И подробно рассказали на совместной пресс-конференции, проведенной по итогам переговоров в южно-китайском городе Гуйлинь (в Гуанси-Чжуанском автономном районе КНР).

Еще в канун приезда в Гуйлинь российского министра официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин на брифинге в Пекине дала понять, что рабочий характер визита С. Лаврова обусловлен его оперативностью, непосредственно связанной с резким, почти неконтролируемым обострением отношений Москвы и Пекина с Вашингтоном. Российский посол в США отозван домой для консультаций — беспрецедентный факт для российско-американских отношений, а прошедшая на днях представительная китайско-американская встреча на Аляске с участием Ван И и главы международного отдела ЦК КПК Ян Цзечи с высокопоставленными эмиссарами американской дипломатии окончилась ничем, при том что США попытались использовать ее для новых нападок и даже прямых угроз в адрес официального Пекина.

Первый и главный итог встречи руководителей внешнеполитических ведомств России и Китая, о котором сообщил Ван И и который подтвердил С. Лавров, подписание Совместного заявления по некоторым вопросам глобального управления в современных условиях. Этот документ настолько важен и красноречив, что требует подробного рассмотрения, особенно если иметь в виду, что под «глобальным управлением» в России и Китае понимают совершенно иные вещи, нежели на Западе. Глобалистская интерпретация, закрепленная в популярной литературе, издаваемой на деньги западных фондов, заключается в «формировании многоуровневой системы наднациональных и глобальных центров власти и управления, осуществляющих свои функции по отношению к субъектам мировой политики». Иначе говоря, в западном понимании глобальное управление — это диктат наднациональных структур, не имеющих легальной международно-правовой субъектности, по отношению к государствам, межгосударственным союзам и международным организациям, такой субъектностью обладающим. То есть это доминирование теневой власти над публичной, противодействие которому российский министр на пресс-конференции с китайским коллегой облек в форму совместного сохранения системы международного права с центром в ООН, вместо продвижения американского «мира, основанного на правилах». Это и есть квинтэссенция российско-китайской позиции, безусловная приверженность которой сторонами подтверждена в ходе встречи в Гуйлине. В Совместном заявлении об этом говорится в третьем пункте в контексте незыблемости существующей системы международных отношений, основанной на целях и принципах Устава ООН. Именно в этот контекст помещена инициатива российского президента Владимира Путина, поддержанная председателем КНР Си Цзиньпином, созвать саммит «пятерки» глав государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН. Ван И дополнил это положение совместного документа упоминанием о том, что величие той или иной державы — не в размахивании кулаками и готовности всех вокруг принуждать, а в особой ответственности за судьбы мира и человечества.

Первые два пункта Совместного заявления министров затрагивают вопросы международной гуманитарной повестки, в частности, они посвящены разрушению присвоенной Западом монополии на интерпретацию таких концептуальных норм, как права человека (п. 1) и демократия (п. 2). Последний, четвертый пункт содержит принципы реализации международной повестки в рамках Устава ООН — открытость, равноправие, свобода от идеологической обусловленности и мотивации, а также совместное отстаивание мира и стабильности и справедливое распределение результатов развития человечества между всеми его участниками.

Базовое понимание гуманитарных категорий, как оно занесено в итоговый документ и как прозвучало на пресс-конференции министров, заключается в отсутствии универсальной модели прав человека и демократии, в признании национальных особенностей и специфики их реализации в условиях конкретных стран с учетом их цивилизационных, национальных и исторических традиций. А также в безусловном признании и соблюдении суверенитета и недопустимости под предлогом «нарушения прав человека» и «демократии» вмешательства во внутренние дела, которое в Совместном заявлении рассматривается неприемлемым проявлением двойных стандартов.

Что это означает с практической точки зрения? А то, что у западной трактовки гуманитарной повестки впервые появилась равноправная конкурирующая версия, достаточно привлекательная для того, чтобы быть принятой значительной частью международного сообщества, прежде всего из числа развивающихся стран. По сути миру предложены новые правила игры. Раньше от нападок Запада под предлогом гуманитарных нарушений во внутренней политике обычно применялись оправдания, что-де «нет, мы не нарушаем, у нас все соответствует международным стандартам». Хотя заведомо понималось, что эти стандарты — никакие не международные, а западные, ибо навязаны той же ООН в качестве инструмента продвижения западного влияния и западной «мягкой силы», которая подкреплена отнюдь не «мягкой» военной составляющей. Сегодня же спектр возможных встречных аргументов, позволяющих противостоять внешнему давлению, существенно расширяется. Ответ такой: «У нас собственные стандарты демократии и прав человека, закрепленные в нашем законодательстве; вы имеете право на свои трактовки, исходящие из ваших традиций, а мы — на собственные, такие же традиционные для нас, как ваши — для вас». Точка. А когда и если Запад продолжает «давить авторитетом», следует асимметричный ответ, уже успешно апробированный Китаем, и он работает. Примеры нарушений прав человека в США и других странах Запада обобщаются в Белой книге и широко распространяются, показывая, что Запад конъюнктурен и лицемерен, требует от других того, что не соблюдает сам. Именно этим, как помним, С. Лавров во время переговоров в Москве «сразил» шефа европейской дипломатии Жозепа Борреля, показав тому «кино» о методах разгона протестующих против ковидных ограничений в странах самой Европы.

Что еще важного прозвучало на пресс-конференции С. Лаврова и Ван И? По пунктам. Российско-китайское сотрудничество — условие и предпосылка к динамичному развитию каждой из стран. Потому что это сотрудничество выравнивает мировой баланс, уравновешивая перекосы в пользу Запада, сложившиеся в результате распада СССР. Далее, это подчеркнули оба министра, но в особенности Ван И: Москва и Пекин вышли на новые важные договоренности. Не уточнялось, но полтора месяца назад, во время телефонного разговора сегодняшних собеседников, вполне красноречиво было заявлено о дополнении Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве («Большого договора», в интерпретации Ван И) рядом положений в сфере безопасности, то есть, называя вещи своими именами, в военной сфере. С. Лавров уточнил, что стороны также подробно обсудили и утвердили график межмидовских контактов на текущий юбилейный год, отметив, что он включает множество встреч между заместителями министров, руководителями департаментов МИД и т.д. Согласованы и контакты на высшем уровне, и это означает, что в середине июля, к юбилею Договора, поскольку стороны уже условились его продлить, следует ожидать встречи Владимира Путина и Си Цзиньпина. Когда и где — уже вопрос технический; общественность все в свое время узнает. Пока же министры, по словам С. Лаврова, согласовали проект совместного заявления глав государств по этому юбилейному случаю.

Ван И, в свою очередь, очертил круг принципов взаимодействия, которые его российский коллега назвал «важнейшим фактором в международных делах». Этих принципов и подходов четыре: взаимная поддержка и выручка, постэпидемическое восстановление экономики, в рамках которого, заметим, заявлено о начале стандартизации процедур (думается, что медицинская сфера — это только начало). Еще партнерство в стратегических проектах и продвижение справедливости в международных делах. Китайский министр раскрыл перечень приоритетных сфер сотрудничества, которые реализуются на уровне графика проектов: углеводороды и атомная энергетика, «цифра», в том числе искусственный интеллект и большие данные, космос (упомянут совместный меморандум о строительстве станции на Луне), разумеется, борьба с эпидемией. В том числе с такими ее побочными эффектами, как «политический вирус» — бездоказательные обвинения в адрес КНР со стороны Запада, и «вакцинный национализм» — превращение Западом защиты населения от заболевания в борьбу национальных эгоизмов и конъюнктур. Участие своей страны в международном взаимодействии вместе с Россией Ван И подкрепил напоминанием об еще двух важных юбилеях, которые Китай отмечает в текущем году — 50-летии возврата КНР ее законного места в ООН и среди постоянных членов Совбеза (до 1971 г. его при поддержке Запада занимал тайваньский режим), а также 20-летие присоединения страны к ВТО. При этом он скромно умолчал про еще один юбилей, важность которого поистине историческая — столетие КПК. Формально оно наступает 1 июля, в день начала первого (шанхайского) партийного съезда, фактически же под знаком этого события в Китае закономерно проходит весь 2021 год, с чем мы китайский народ и его Компартию и поздравляем, хотя это тема отдельного комментария.

Информационную бомбу в конце пресс-конференции, подводившей итог двухдневной, крайне плодотворной и результативной встречи, взорвал С. Лавров, обвинивший Евросоюз в разрушении отношений с Россией. У нашей страны, подчеркнул министр, нет отношений с брюссельскими властями ЕС, а есть только с отдельными европейскими странами, которые сопротивляются этому диктату и пытаются сохранять связи с Москвой потому, что этого требуют их национальные интересы. И в этих условиях вполне закономерным является разворот российской внешней политики на Восток, в сторону народного Китая, с которым у нашей страны общее видение региональных и мировых проблем и перспектив. И, добавим, общая судьба в современном непростом мире.

Автор Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/3223198.html

***

Альянс России и Китая способен рассеять американскую мощь

Геополитическое образование России и Китая будут неспособны победить не только Соединённые Штаты, но и группа стран, а одновременное противостояние Вашингтона с Москвой и Пекином приведёт к стратегическому банкротству США.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров 22−23 марта совершил рабочий визит в Китай. 23 марта в городе Гуйлинь прошли его переговоры с министром иностранных дел КНР Ван И. Итогом визита стало Совместное заявление министров иностранных дел Китайской Народной Республики и Российской Федерации по некоторым вопросам глобального управления в современных условиях. Документ состоит из четырёх пунктов. Приведём ряд выдержек из него.

Первый пункт посвящён правам человека: «Необходимо отказаться от политизации темы защиты прав человека, практики её использования в качестве предлога для вмешательства во внутренние дела других государств и применения политики двойных стандартов, на основе принципов равенства и взаимоуважения вести диалог в данной области на благо народов всех стран».

Второй пункт совместного заявления отражает его основной смысл: «Необходимо уважать законные права суверенных государств самостоятельно определять свой путь развития. Вмешательство во внутренние дела суверенных государств под предлогом «продвижения демократии» недопустимо».

В третьем пункте документа Россия и Китай заявляют, что важным условием развития человечества является международное право: «Всем без исключения государствам следует прилагать усилия к обеспечению незыблемости системы международных отношений, центральная роль в которой принадлежит Организации Объединенных Наций, и миропорядка, сформированного в соответствии с нормами международного права».

Четвёртый пункт заявления повествует о том, что «основным инструментом ведения международных дел должен стать диалог, направленный на сплочение всех стран мира, а не на их разобщение, на сотрудничество, а не противоборство». В нём также говорится о необходимости международному сообществу придерживаться принципов открытости, равноправия и деидеологизированности в продвижении многостороннего сотрудничества.

Китайская сторона очень хорошо подготовилась к визиту Сергея Лаврова. Именно Пекин предложил подготовить упомянутое выше совместное заявление и при этом не просто его обнародовать, но и подписать.

Похоже, что на Западе отчётливо понимают, что для западного цивилизационного проекта будет означать создание геополитического образования в лице России и Китая. Перед глазами возникает кошмар Холодной войны — «Красный миллиард», численность населения Советского Союза и Китайской Народной Республики плюс ядерное оружие.

На данный момент население Китая насчитывает около 1,45 млрд человек, население России — около 146 млн человек. Обе страны обладают ядерным оружием. При этом ядерный потенциал России является самым современным в мире и способен уничтожить США. ВВП РФ в 2020 году составил 1,46 трлн долларов (1,75% от мирового ВВП), страна по этому показателю находится на 11-м месте в мире. ВВП КНР в 2020 году был равен 15,22 трлн долларов (18,2% от мирового ВВП), страна — на 2-м месте в мире по этому показателю.

В последнее время российско-китайская тема регулярно поднимается в западной печати. В частности, 22 марта 2021 года в американском журнале The National Interest появилась статья с заголовком «Почему Россия — это такая ужасная проблема» и подзаголовком «Америка должна попытаться отодвинуть Россию от Китая и улучшить отношения, сохраняя сдерживание». В публикации прямо признаётся мощный потенциал геополитического союза Китая и России: «Соединённые Штаты больше не могут противостоять Китаю и России на всех уровнях, не подпитывая при этом российско-китайский альянс, который существует уже много лет и сам по себе способен рассеять американскую мощь».

Следует заметить, что до визита Сергея Лаврова в Китай издание Госсовета КНР Global Times опубликовало две статьи, которые были посвящены укреплению китайско-российских отношений. Там говорилось, что геополитическое образование России и Китая будут неспособны победить не только Соединённые Штаты, но и группа стран, а одновременное противостояние Вашингтона с Москвой и Пекином приведёт к стратегическому банкротству США. Автор указанной выше публикации в журнале The National Interest считает, что Вашингтону ещё можно «добиться постепенного умеренного разобщения России и Китая», и уверен, что именно в этом направлении США необходимо сейчас двигаться.

В то же время китайские эксперты из издания Global Times считают, что в силу равноправия в отношениях между двумя странами и отсутствия диктата и влияния на Китай, которое было у России во времена СССР, расколоть Китай и Россию сегодня нереально. Они также отмечают, что вовлечение России в союз с США против Китая невозможно из-за политики самого Вашингтона в отношении России.

Военно-политическое руководство России прекрасно понимает намерения Соединённых Штатов. Им бы хотелось применить принцип «разделяй и властвуй». Сначала использовать Россию против Китая, а потом силами коллективного Запада разобраться с Россией. Или же другой сценарий: сначала использовать Китай против России, а потом покончить с суверенитетом Китая. Некоторые российские эксперты считают, что сближение России с Китаем ухудшит отношения с Индией. Однако на этот вопрос надо смотреть шире. Повышение уровня отношений Москвы и Пекина до стратегического позволит быстрее вовлечь в это геополитическое объединение и Индию.

Напомним, что идея стратегического треугольника Россия — Индия — Китай была впервые обнародована в декабре 1998 года премьер-министром РФ Евгением Максимовичем Примаковым во время его официального визита в Дели. Тогда он сказал, что данное предложение не носит официального характера, и что он имеет в виду желательность такой структуры, как «стратегический треугольник». Со временем этот треугольник был создан в совещательном формате: регулярно проводятся встречи министров иностранных дел трёх стран. Очевидно, что потенциал такого, но более тесного деятельного геополитического объединения колоссален. Индия — это ядерная держава с населением около 1,37 млрд человек.

Безусловно, важнейшая роль в построении данного мощного геополитического образования лежит на Москве. Конечно же, и Индии, и Китаю придётся пойти навстречу друг другу, чтобы урегулировать пограничные вопросы и вопросы свободы судоходства. Однако только тесное взаимодействие позволит двум странам избежать серьёзного конфликта на взаимоуничтожение, к которому их подталкивает Вашингтон. Так что в стратегической перспективе на кону стоит их существование, а это серьёзный повод договариваться. Таким образом, геополитическое образование в составе Москвы и Пекина — это первый шаг к теснейшему деятельному взаимодействию в рамках стратегического треугольника Россия — Индия — Китай, способного полностью перестроить мировой порядок.

Автор Владимир Васильев

https://regnum.ru/news/polit/3226790.html

***

Враг моего врага: возможен ли российско-китайский альянс против США?

Благодаря усилиям Вашингтона по сдерживанию РФ и Китая Москва и Пекин начали сближаться, а эксперты заговорили о возможности формирования российско-китайского альянса. В последние месяцы (спасибо за это администрации Байдена) разговоров о таком альянсе стало больше – но вот стал ли он реальнее?

Двойное сдерживание

Враг моего врага – мой друг. Этот принцип, существовавший со времен начала человеческой цивилизации, до сих пор остается одним из ключевых в международных отношениях. Сколько великих империй и государств пали из-за того, что своей бездумной политикой нажили себе слишком много врагов, и эти враги объединились. Последней такой державой стал Третий Рейх, который презрел тезис своего соотечественника Отто фон Бисмарка о «кошмаре коалиций», вынудил старинных врагов (Францию, Англию и СССР) объединиться против общего врага в тактический альянс.

И сейчас США повторяют такую же ошибку. Вашингтон объявил Пекин и Москву своими главными соперниками, и пытается вести против обоих государств санкционную, идеологическую, экономическую и политическую войну. На Китай давят через шельмование его за нарушение прав уйгуров, коронавирус, нарушение патентных прав, протекционизм, агрессивную политику в Южно-Китайском море, «угнетение» гонконгцев, многочисленные экономические санкции, стимулирование терроризма в Центральной Азии, действия против китайского хайтека. Россию – через «скрипалиады» и «навальниады», стимулирование войны на Донбассе, финансирование деструктивных сил в РФ, санкции и шельмование за якобы «кибератаки и вмешательство в американские выборы», позиционирование России как главной угрозы для Европы.

Ряд американских экспертов уже много лет пытаются донести до американской элиты очень простую мысль: нельзя одновременно сдерживать Китай и Россию, поскольку это лишь толкает страны друг к другу. Точнее, толкает Москву в объятья Пекина. Американцы уже усиливали позиции Китая в странах, которых пытались наказать. «Санкции США толкнули Иран и Венесуэлу под китайскую руку. С того момента, как Соединённые Штаты ввели санкции для давления на эти страны, Китай резко увеличил импорт нефти из обеих этих государств. Санкции контпродуктивны, они для лузеров», - пишет старший научный сотрудник Института Джона Хопкинса Стив Ханке. Однако при всем уважении к латиноамериканским и ближневосточным государствам, ни одно из них не может так усилить КНР, как Россия. Трансфертом технологий, надежными (а это очень важно) поставками дешевых энергоносителей, политической поддержкой в ключевых регионах мира, обеспечением стабильности китайского «заднего двора» в Средней Азии.

Партнеры, но не союзники

Между Москвой и Пекином уже давно было взаимопонимание по ряду моментов. Так, стороны выступают за создание многополярного мира, а также альтернативных американским институтов глобального управления (мировой резервной валюты, глобальных финансовых институтов). Россия и Китай не вмешиваются во внутриполитические дела друг друга, уважают суверенитет и сферу влияния партнера. Так, китайцы не вмешиваются в украинские дела (по крайней мере, против интересов России), а Москва – в территориальные споры между КНР и странами Восточной Азии в Южно-Китайском море. В Средней Азии же, входящей в сферу влияния обеих стран, Москва и Пекин работают вместе, ведь у них одна цель – добиться устойчивого экономического развития региона, его иммунитета к исламизму и статуса «стабильного заднего двора» для обоих государств.

Однако в то же время о каком-то «альянсе» на мировой арене речь не шла. Во многом потому, что к нему не был готов сам Пекин. Китайцы не особо помогали России обходить санкции, а также вели вели себя на международной арене очень осторожно, не вмешивались в большую политику за пределами своей сферы влияния. Например, не встали плечом к плечу с РФ в ее борьбе против размещения европейского сегмента ПРО (китайцев больше интересовал азиатский сегмент), а также отступали там, где американцы на них давили (торговая война с Трампом). Возникало ощущение, что китайцы пытались увильнуть от конфликта с американцами – надеялись на то, что давление США на КНР носит временный характер, и все устаканится после того же ухода Трампа.

Позади Пекин

Не устаканилось. До китайцев наконец-то дошло, что за них взялись всерьез и надолго – причем взялись не республиканцы или демократы, а весь американский истеблишмент. Необходимость сдерживать КНР и нивелировать исходящую от нее угрозу американского глобальному лидерству стала одним из пунктов, которые объединяют обе партии. Разница была лишь в стратегии – если Трамп предпочитал нахрап, то яйцеголовые в администрации Байдена сделали ставку на долгосрочную осаду. С давлением на болезненные точки (права человека, Синьцзян, Гонконг), экономическими санкциями и подключением ко всему этому благородному делу союзников - причем не только восточноазиатских, но и европейских. И конфликт на недавних американо-китайских переговорах на Аляске (когда на протокольной съемке министры иностранных дел обеих стран обменялись крайне резкими заявлениями и даже оскорблениями – что означает не просто провал, а тотальный провал мероприятия) стал доказательством того, что китайцы поняли: отступать некуда, позади Пекин.

Именно после этой встречи ряд СМИ стали писать о будущем российско-китайском альянсе по защите от американского давления. Причем не только американские СМИ, но и китайские. Последние даже намекнули о последствиях такого альянса своим соседям по региону. «Будем честны – ни одна страна региона не может выстоять против России или Китая, не говоря уже о борьбе против двух держав одновременно. Если какая-то страна хочет выступить против Китая и России через укрепление альянса с США, то для этой страны все закончится катастрофой», - говорится в редакционной статье Global Times (а значит это позиция китайского правительства). Тонкий такой намек японцам и ряду других стран региона.

Для России сами разговоры о таком альянсе несут ряд выгод. Например, резко повышают ее значимость в глазах региональных соперников Пекина, не желающих усиления КНР еще и за счет альянса с Москвой. Так, например, это взбодрит тех же японцев – Токио должен осознать, что в его же интересах закрыть курильский вопрос (или убрать его с повестки дня), инвестиировать в Дальний Восток и тем самым как-то сбалансировать китайское влияние в российских коридорах власти.

Взбодрит перспектива и традиционных союзников России – индийцев, которых сейчас активно окучивают американцы. Российско-индийская торговля балансирует в районе 10 миллиардов долларов, и стороны намерены довести ее к 2025 году до 30 миллиардов. Для сравнения – российско-китайский товарооборот уже пробил планку в 100 миллиардов долларов.

Сбежите при первой возможности

Однако будут ли разговоры претворены в жизнь – смогут ли Москва и Пекин создать действенный альянс? Крайне маловероятно.

Причин можно привести множество – и неготовность России поддерживать китайскую экспансию в Юго-Восточной Азии (что идет поперек внешнеполитической стратегии России «дружим со всеми, кто готов дружить с нами, и не дружим с кем-то против тех, кто готов дружить с нами») и терять влияние на тамошние страны, и традиционные попытки Пекина использовать Россию как наконечник копья в мировой политике. Однако главная причина – это недоверие. Первое и главное – это недоверие.

И речь тут не о том, что россияне мол боятся «китайской угрозы» - никакой синофобии в нашей стране нет. Согласно опросам, примерно 75% жителей РФ позитивно относятся к Китаю, а еще 40% называют КНР ближайшим другом. Лишь 28% респондентов озабочены тем, что сотрудничество с китайцами сделает Россию более зависимой от Пекина. Недоверие исходит с другой стороны – от китайцев. В частных разговорах китайские (как и, например, иранские) эксперты говорят, что поворот Москвы на Восток имеет не стратегическое, а тактическое значение. Что, проще говоря, «как только Запад снова пальцем поманит, то Россия вернется к нему».

На первый взгляд, это не соответствует действительности, ведь доля людей, считающих Россию европейской страной стремительно сокращается. Если в сентябре 2008 году их было 52%, то в августе 2019 – уже 37%, а к февралю 2021 - 29%. Число тех, кто считает себя европейцем, тоже сокращается – 35% в 2008, 33% в 2019 и 27% в 2021. Однако, несмотря на все это, российская элита и средний класс являются глубоко евроцентричными. Да, они уже начали понимать, что китайские смартфоны ничем не хуже американских и южнокорейских (если, конечно, вы не состоите в «яблочной секте»), однако все равно видят себя и Россию как часть Европы. И в противостоянии Запада и Востока окажутся на стороне первого – если, конечно, первый поумнеет и начнет воспринимать Россию как равноправного партнера и часть европейской семьи, а также признает постсоветское пространство российской сферой влияния. Поэтому китайские опасения вполне оправданны, а шансы на создание российско-китайского антизападного альянса – минимальны. Лишь после того, как российская элита сменит приоритеты (а в случае продолжения американского давления и процесса национализации элит такой вариант возможен), можно будет говорить о каких-то перспективах.

Автор Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ

https://expert.ru/2021/03/26/kitay/


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Павленко, Владимир Васильев, Геворг Мирзаян

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.04.2021. Просмотров: 41

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta