Россия и Германия — исторические параллели на Донбассе

Содержание
[-]

Германия, как и прежде, оказывает экономическую поддержку Украине 

Для Украины, на территории которой Россия ведет агрессивные боевые действия, очень важна поддержка как в военно-политических, так и финансово-экономических вопросах надежных союзников и партнеров.

Таких, как ФРГ — инициатора европейской политики санкций в отношении России и одновременно члена «нормандской группы» по урегулированию ситуации на Донбассе. В конечном итоге ФРГ выступает одним из главных финансовых доноров Украины в рамках восстановления экономики на ее востоке и юге, безоглядно уничтожаемой Россией и ее марионетками из «ДНР» и «ЛНР». Промышленная, транспортная и жилищно-коммунальная инфраструктуры Донбасса сегодня практически разрушены до основания, а особенно ценное оборудование вывезено или вывозится в Российскую Федерацию. Такая участь постигла около 90 угольных шахт (по существу, половина из всех работавших в Украине до нападения России). На оккупированных территориях также не работает большинство металлургических и машиностроительных заводов, повреждено свыше 1,5 тыс. энергетических объектов, полностью уничтожены Донецкий аэропорт и Дебальцевский железнодорожный узел, разрушено 15 % жилищного фонда Донецкой и Луганской областей (Черная книга Кремля, интернет-версия).

В 2015 году правительство ФРГ и немецкая банковская группа «КFW Bankengruppe» (80 % акций принадлежат правительству Германии и 20% — федеральным немецким землям) уже выделили Украине 500 млн еврокредитных обязательств на восстановление и модернизацию объектов энергетики, водоснабжения, школ и больниц. В частности, на 9-ом заседании Украинско-немецкой группы высокого уровня по экономическому сотрудничеству в октябре текущего года решено из этих средств 150 млн евро направить на реконструкцию четырех подстанций «Укрэнерго».

В целом объем немецких инвестиций в Украину составляет свыше 5,4 млрд долл. США. Уже в течение двух лет ФРГ считается основным европейским торговым партнером Украины и третьим в мире среди тех, кто предоставляет нашему государству финансовую помощь, в т. ч. на восстановление и развитие энергетической инфраструктуры наших восточных районов.

***

Кстати, это уже не первый случай, когда Германия принимает участие в деле возобновления Донбасса после его тотального (по приказам из Москвы) уничтожения. Похожая ситуация наблюдалась после того, как в 1941 году Красная армия отступила из Украины. Вследствие стремительного наступления Вермахта и невозможности эвакуировать предприятия на оставляемых противнику территориях, руководство тогдашнего СССР применило тактику «выжженной земли». Постановления Совета народных комиссаров Советского Союза и ЦК ВКП(б) от 27, 29 и 29 июня 1941 года обязали местные органы государственной власти и партийные ячейки уничтожать все, что не удалось эвакуировать на восток СССР, в частности: оборудование заводов и фабрик, колхозную технику и реманент, запасы продовольствия и материально-технические средства, сельскохозяйственные посевы и скот. 22 июля 1941 года такие требования были подтверждены в специальном постановлении Государственного комитета обороны. При этом, как всегда в России и СССР, население на оккупированных территориях бросалось на произвол судьбы.

Советской власти было свойственно такое отношение к рядовым гражданам, особенно в промышленных районах востока и юга Украины, где немецкие войска появились позже, чем на севере и центре, что предоставляло сравнительно больше времени для реализации вышеупомянутых постановлений. Как следствие, были взорваны все 54 украинские доменные печи, затоплено большинство шахт, разрушены Криворожская и Днепродзержинская ГЕС и Днепрогэс, уничтожены или сожжены тысячи промышленных предприятий, хлебозаводов и зернохранилищ. В Харькове, как и в других восточных украинских городах, в конечном итоге, как и в самом Киеве, сжигались не только промышленные объекты, но и жилищные дома.

Уничтожались также посевы зерновых. По свидетельствам очевидцев, для этого даже скот гнали в эвакуацию по засеянным полям. Вследствие этого обреченное гражданское население оставалось и без продуктов питания.

Кроме того, из-за выведенных из строя транспортных коммуникаций разрушалась железнодорожная инфраструктура, в т. ч. взрывались мосты, вокзалы, локомотивные депо, пакгаузы, служебные дома, ремонтные мастерские, водонапорные башни, линии связи, а также стрелки и рельсы. Сталинский (Донецкий) железнодорожный узел был разрушен до основания, что полностью парализовало железнодорожные коммуникации региона. (Железнодорожные войска в Великой Отечественной войне 1941-1945. Волковский Н. Л.).

Кстати, во многих случаях действия советской власти по реализации тактики «выжженной земли» сопровождались массовыми жертвами, как среди мирных граждан, так и военнослужащих Красной армии. Так, вследствие подрыва плотины Днепрогэса 18 августа 1941 года образовалась речная волна высотой свыше 30 метров и смыла десятки населенных пунктов вниз по течению Днепра. Погибло около 100 тыс. человек из числа местного населения, а также до 20 тыс. военнослужащих РККА (из состава 9-й и 18-й армий и 2-го кавалерийского корпуса), занявших для обороны позиции вдоль левого берега Днепра или находившихся на переправе. Еще от трех до пяти тысяч человек погибли непосредственно на дамбе в момент взрыва. При этом немецкие войска практически не понесли потерь. (Мороко В. М. Дніпрогес: чорний серпень 1941 року /Наукові роботи історичного факультету Запорізького національного університету, 2010 рік/; Румме А. В. Скажите людям правду /Социологические исследования. Москва, 1990 год — № 9/).

В Днепропетровске хлебокомбинат взорвали вместе с рабочей сменой и гражданами, стоявшими в очереди за хлебом возле магазина. В Одессе часть приморских кварталов затопили вместе с жителями. В г. Стаханов Луганской области местное население, в основном женщины вместе с детьми, выступили против подрыва угольной шахты, пытаясь сохранить единственное средство для существования. На следующее утро в город прибыл отряд НКВД и, невзирая на возраст и пол, расстрелял каждого десятого жителя. В г. Сталино (Донецк), после того, как его захватили немцы в октябре 1941 года, на территории тюрьмы НКВД было обнаружено три ямы, заваленные 4-мя тысячами трупов. («Как богатство России приросло Украиной в годы войны», интернет-версия).

Именно к таким или похожим методам сегодня прибегают Россия и пророссийские террористы на востоке Украины, когда выявляют несогласных с их действиями.

Конечно, с такой жестокостью тогда не могли смириться местные жители, наблюдавшие за бегством многих руководителей органов советской власти и партийных функционеров. Из-за этого и была сорвана в восточных районах Украины мобилизация населения в ряды Красной армии. Например, в Харьковской области на призывные пункты явилось лишь 30 % призывников, а в Сталинской (Донецкой) и Ворошиловоградской (Луганской) — 10-15 % из тех, кому пришла повестка. Массовым было и дезертирство мобилизованных во время транспортировки в действующую армию. По сообщениям военкоматов Харьковской и Сталинской областей, в конце октября 1941 года количество дезертиров составляло 30-50 % от общего числа призванных на службу. (Україна і Росія в історичній ретроспективі. Том. 2; Гриневич В. А., Даниленко В. М., Кульчинський С. В., Лисенко О. Є.).

Это ярко демонстрирует настоящее настроение жителей востока Украины, которые вовсе не были твердыми сторонниками Москвы и «русского мира», как это сейчас утверждается пропагандистами режима В. Путина и идеологами «Новороссии».

***

В то же время у части населения проявлялась симпатия к немецкой власти. Тем более, что эта власть, не теряя времени, приступила к восстановлению Донбасса. Конечно, это было в интересах самой Германии, считавшей Донбасс аналогом немецкого Рура в плане использования сырьевых ресурсов региона и его промышленного потенциала. Однако это никоим образом не оправдывает вторжение немецкой армии в Украину и репрессии гитлеровского режима против украинских граждан.

Вместе с тем, мероприятия немецкой администрации по восстановлению и введению в действие шахт и предприятий обеспечивали работой население региона, что предоставляло ему хоть какую-то возможность для выживания в военный период.

На начальном этапе ответственность за восстановление Донбасса возлагалась на Экономический штаб «Восток» с подчиненной ему инспекцией «Юг». В марте 1942 года эти функции переложило на себя горно-металлургическое общество «Восток», основанное в августе 1941 года в качестве монопольного объединения по реализации интересов имперского министерства экономики, рейхсгруппы торговли и экономической группы горной и железо-добывающей промышленности.

Общество «Восток» владело исключительным правом на ведение экономической деятельности в отрасли тяжелой промышленности и использование заводского оборудования каменноугольной, железо-добывающей и металлообрабатывающей отраслей на оккупированных советских территориях. Руководил компанией генеральный директор акционерного общества «Рейхсверке АГ» и председатель президиума Имперского объединения угля П. Плейгер. Кроме того, к восстановительным работам привлекались отряды немецкой военно-строительной Организации Тодта.

Благодаря деятельности этих структур и привлеченным украинским рабочим уже до ноября 1941 года была отстроена электростанция в г. Сталино (которому немецкая администрация вернула прежнее название Юзовка), что позволило возобновить освещение в учреждениях города и работу водогонной сети. Были отстроены электростанции и в других городах региона.

Правда, наладить добычу угля было более сложно, поскольку это требовало проведения тяжелых и масштабных ремонтных работ на разрушенных шахтах. С этой целью горно-металлургическое общество «Восток» транспортировало машины и оборудование на сумму свыше 25 млн марок, а также 1800 специалистов, преимущественно из Рурского бассейна. На Донбасс пришли такие ведущие немецкие компании, как «Крупп», «Сименс» и «Опель».

И уже до февраля 1942 года заработали несколько шахт, в т. ч.: «Новомушкетово», 12 «Наклонная», «Бутовка», 5 бис «Трудовская», 1-2 «Смолянка», 4 «Ливенка» и 1 «Щегловка». Они обеспечили работой около 24 тыс. шахтеров. А до ноября 1942 года было восстановлено уже свыше 40 шахт, где трудились 100 тыс. человек, в т. ч. около 2200 советских инженеров и техников. Кроме того, в 1942 году лишь в Донецке функционировало около 2 тыс. различных предприятий и кооперативных обществ. Самое большое из них — «Донбасс» — имело несколько мастерских и цехов. (Проект «Донбасс — terra incognita», интернет-версия).

Кроме того, к середине 1942 года немцами была возобновлена работа большинства предприятий Мариуполя, включая металлургический, трубный, судоремонтный, машиностроительный, завод «Металлоширпотреб», хлебозаводы № 1 и № 2, мясокомбинат, молокозавод, макаронную фабрику, водочный и пивоваренный заводы и другие.

На заводах им. Ильича и «Азовсталь» специалистами немецкой компании «Крупп» были восстановлены электростанция, мартеновский, механический, электроремонтный, монтажный и кислородный цеха. На заводе им. Куйбышева немцы ввели в действие мартеновский и броневой цеха, а также электростанцию, которая обеспечивала почти бесперебойное электроснабжение не только самого предприятия но и всего города. (По материалам «Мариупольской газеты»).

Для того чтобы привлечь рабочую силу, немецкая администрация открыла биржи труда, ввела прогрессивную систему оплаты, обеспечила поставки продовольствия для шахтеров, которые получили право на льготы социального характера (в частности, возможность выезда в сельскую местность за продуктами питания, получение земельных участков под огороды и тому подобное). Кроме того, в отличие от советского периода, под немецким управлением на предприятиях и шахтах четко соблюдалась продолжительность рабочего дня, техника безопасности, что существенно уменьшило количество несчастных случаев. Вполне логично, что достаточно большое количество работников угольной и других отраслей вернулись к месту своей довоенной работы (ведь шахтеры пользовались правом «брони» и не призывались на военную службу; к тому же подавляющее большинство не было эвакуировано и осталось на оккупированных территориях).

Именно активное сотрудничество местных промышленных кадров с немецкой администрацией и позволило частично возобновить и обеспечить эксплуатацию угольной отрасли Донбасса. При этом решающую роль сыграли знание советских инженеров условий залегания угольных пластов и особенностей эксплуатации оборудования, а также их высокий авторитет среди рабочих. Кроме получения возможности для элементарного выживания, другими мотивациями таких позиций инженерно-технического состава стали также и распространение антисоветских настроений после массовых репрессий против этой профессиональной группы в 1930-е годы и разочарование социалистическими методами ведения хозяйства по сравнению с немецкой организацией.

Конечно, не обошлось и без принудительного труда военнопленных, многие из которых погибли из-за тяжелых условий. Однако, все это мало чем отличалось от порядков, господствовавших в сталинских лагерях, или от действий НКВД против своего населения.

Кроме части восстановленных шахт и предприятий востока Украины, немецкая администрация также ввела в строй Днепрогэс. Так, на взорванной плотине зиял более чем 100-метровый пролом глубиной до 25 метров, полностью выведены из строя электрогенераторы и другие механизмы.

Во время восстановительных работ в теле плотины было пробито несколько технологических штолен шириной 5 на 5 метров и длиной 35 метров для спуска воды до необходимого уровня. С получением ремонтниками доступа к нижней кромке пролома началось его бетонирование. Цемент доставляли из Германии по железной дороге через Румынию и далее водным путем по Черному морю и Днепру непосредственно в район строительства. Из Германии же завозились и необходимое оборудование и механизмы, в т. ч. электрогенераторы.

Первый из них начал работать уже в апреле, а второй — в мае 1942 года, что позволило вывести станцию на уровень производства 20000 киловатт электроэнергии. До осени было запущено еще несколько электрогенераторов. (Мемуары А. Шпеера; с 1930 года — руководитель военного строительства Германии; с 1942 года — имперский министр вооружений).

Конечно, военные условия, а также нехватка ресурсов и времени не позволили Германии возобновить работу экономики Донбасса в полной мере. Вместе с тем, даже то, что было сделано, позволило спасти жизнь многим мирным жителям востока Украины.

***

Кстати, следом за советской, российская пропаганда продолжает обвинять Германию в массовом уничтожении промышленной инфраструктуры Донбасса после отступления Вермахта в 1943 году. Что там уже оставалось для разрушения после Красной армии и НКВД? Разве, что то, что сама Германия и восстановила.

Характерно, что фотографии взорванного войсками НКВД Днепрогэса и разрушенных предприятий и шахт Донбасса при отступлении Красной армии в 1941 году были предоставлены СССР в качестве доказательств преступления гитлеровской Германии на территории Советского Союза. Именно так Россия сегодня «доказывает» и «преступления украинских националистов на Донбассе».


Об авторе
[-]

Автор: Иван Сичень

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.11.2016. Просмотров: 123

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta