Россия, Западнaя Сибирь: Кадры для инноваций. Как инновационные компании Новосибирска готовят себе будущих работников

Содержание
[-]

Россия, Западнaя Сибирь: Кадры для инноваций

Директор по развитию ГАУ НСО «Центр» Анна Елашкина — о том, где инновационные компании Новосибирской области готовят своих будущих работников и как удержать успешных студентов в регионе.

Инновационные компании, как правило, жалуются на нехватку квалифицированных кадров — подготовить такие вузы обычно не в состоянии. Правительство Новосибирской области решило помочь бизнесу и создало «Новосибирский регио­нальный ресурсный центр», который, по сути, является связующим звеном — анализирует запросы рынка и предлагает студентам-магистрантам работу в инновационной сфере. Помимо прочего, у ресурсного центра есть собственная учебная программа, тренинги и лекции. В итоге студенты получают необходимые профессио­нальные навыки и опыт, а компании, в свою очередь, будущих компетентных работников.

«Еxpert.ru»Расскажите, что собой представляет целевая межвузовская магистратура и как она появилась?

Анна Елашкина: — Межвузовская магистратура уже давно существовала в Новосибирской области, но в другом виде: администрация доплачивала вузам за модернизацию программ для инновационных нужд предприятий. Однако, по мнению самих инновационных предприятий, польза от такой поддержки была малоощутима. Польза может быть только в том случае, когда есть минимум три участника процесса: вуз, компания и некий небольшой институт развития, который проводит организационно-технические работы. ГАУ НСО «Центр», организатор целевой межвузовской магистратуры, как раз и выступает в этой цепочке тем самым небольшим институтом развития. Наша организация проводит аналитику инновационных проектов, которые есть на территории Новосибирской области, затем конкурсная комиссия формирует своего рода «шорт-лист» — в прошлом году в него вошли 27 проектов. Мы стараемся подобрать таких руководителей проектов, которые помогут студентам видеть все целое, а не только свой узкий фрагмент работы, потому что только в проекте можно научиться тому, что поможет потом стать предпринимателем.

Потом мы идем в вузы и набираем студентов, желающих принять участие в разработке этих проектов. Таким образом, студенты поступают в обычную магистратуру в своем родном вузе и дополнительно к этому посещают лекции, семинары и тренинги, разработанные нами в рамках сетевой инженерной магистратуры (проектное управление, управление инновациями, искусство ведения спора, промышленный дизайн и еще многое из того, что необходимо современному специалисту). Ну и главное: с первого дня учебы магистранты участвуют в реальных проектах предприятий — трудоустраиваются туда, работают два года параллельно с обучением в магистратуре и еще год после нее. Для них это выигрышная ситуация — они получают массу дополнительных профессио­нальных знаний, стаж, о котором все мечтают, и гарантированное рабочее место в самых продвинутых регио­нальных компаниях.

— А что им делать дальше? Они отучатся и отработают здесь три года, а потом уедут с полученным стажем.

— Наша цель — чтобы молодежь оставалась в инновационной экономике Новосибирска. Даже если у студента не срослось в компании, мы всегда можем сориентироваться, в какую компанию его можно перевести. Беда в том, что студенты либо просто не рискуют идти в инноватику и устраиваются на более безопасные, но в будущем не такие прибыльные места, либо уезжают за границу. Все инноваторы очень боятся, что успешные студенты просто уедут. Оставить их здесь можно только, если случится массовый системный эффект — появится много инновационных предприятий и бизнес-среда. Я же сама преподаю в НГУ, разговариваю со студентами — они не хотят уезжать, они хотят работать в интересных проектах. Студентов прекрасно бы устроило, если бы на их территории были проекты, интересное дело, дающее достойный доход. Если такая среда появится, то образовательная экосистема сложится. Мы надеемся на то, что даже в кризисной ситуации у руководства области хватит воли продолжить начатый процесс и мы сможем сложить здесь свою экосистему.

Кроме того, в сетевой межвузовской магистратуре проектное образование, поэтому студент может получить управленческую компетенцию плюсом к своим предметным знаниям. Например, в первом семестре магистранты прослушали курс «Искусство коммуникаций», потому что есть такой заказ со стороны работодателей — студенты должны уметь говорить. Если ты не умеешь общаться в инновационном предприятии, ты сильно «просаживаешь» проект.

— Сколько студентов у вас учатся?

— У нас сейчас 23 студента, и это очень много. Вообще, для того чтобы выращивать будущих предпринимателей и будущих руководителей проектов, начинать надо максимум с десяти, а мы переборщили. Мы проводили исследования по истории инженерии и техники — если в стране есть десять сильных инженеров и управленцев, то тысячи людей обретают рабочие места. Поэтому я за то, чтобы их было не десяток, а сотни, чтобы мы весь мир завалили своими специалистами, но начинать можно с малого числа — эффект уже будет. Думаю, на следующий год набор на целевое образование будет примерно того же порядка. За 50 человек мы не выйдем, потому что это уже учебное заведение, а мы все-таки институт развития с образовательными функциями.

— Сейчас вы сотрудничаете с НГУ и НГТУ, а если присоединится, например, НГПУ — самый большой университет города, — то студентов все равно не станет значительно больше?

— Мы идем от потребностей предприятий-победителей конкурса проектов. Когда мы в прошлом году обсуждали с несколькими предприятиями проекты, наш собственный аналитик часто отмечал, что вот предприятие заказывает разработчика — инженера, физика, механика, химика, а по проекту видно, что в этом году ему нужен маркетолог, и только в следующем году — разработчик. Но нам пришлось в первый год существования целевой инженерной магистратуры пойти на поводу у ситуации и набрать студентов технических специальностей. Зато уже сейчас от нескольких крупных предприятий поступили очень интересные запросы: нужны технари, которые рискнут в магистратуре перейти на управленческую часть. Например, физик, который поступил в магистратуре на экономфак, или химик, который поступил на бизнес-факультет в НГТУ. У каждой фирмы есть свои осмысления по этому поводу, мы будем с этим работать.

Но количество студентов вряд ли от этого сильно возрастет. Мы будем добавлять вузы, но больше, чем 20 проектов одновременно, под присмотром мы держать не можем. Все будет зависеть от того, сколько будет нужно в проекты студентов. Мы рекомендуем брать по два студента — из педагогических и управленческих со­ображений, потому что когда студенты имеют возможность между собой обсуждать, у них гораз­до быстрее идет осмысление происходящего. Если получается рабочая пара, они горы свернут. Опыт показывает, что во всем мире мощные инновационные проекты делают люди в парах.

— А если из этого сложится не плодо­творный тандем, а конкуренты?

— В проекты же берут не на конкурентные должности, а на разные позиции: например, программист и физик, экономист и разработчик-химик. У меня два отношения к конкуренции: первое — тут такая пустыня, столько всего можно еще придумать, создать огромное количество новых проектов, что несколько человек с хорошими компетенциями всегда смогут разойтись на этом поле. Второе — мировой опыт говорит, что успешными становятся не отдельные проекты, а те, которые сразу вычислили, в какой кооперации они будут двигаться. Выигрывают группы из проектов. Кооперироваться люди пока не умеют, но мы работаем над этим. Плохая ситуация, когда через стенку в одном здании делают один и тот же продукт, но команды не знают друг о друге. Они конкурируют на рынке, но не встретились, не обсудили и не договорились, как будут взаимовыгодно работать. Мы стараемся научить этому студентов: комплексному видению рынка и умению кооперироваться.

— Чем именно руководствуется работодатель, когда дает запрос на управленца и технаря в одном лице?

— С одной стороны, труд должен быть разделенным, когда химик работает с пробирками, экономист считает, сколько это все будет стоить, директор управляет, а уборщица убирает. С другой стороны, людям, которые выходят в позицию «управление проектом», надо знать несколько предметных областей. Сочетание ученого и управленца много дает. Эти люди становятся теми, кто хорошо ставит задачи, хорошо организует кооперацию и управляет проектом. И такие нужны. Посмотрите по самим инновационным фирмам, кто там успешные директора? Часто у них несколько разных образований. Просто получается все лучше, когда оба полушария работают. Директора наших институтов демонстрируют потрясающие управленческие компетенции, но не всегда верят, что этому можно научить, что это не приобретенный с годами опыт. Мы стоим на позиции, что таких людей можно целенаправленно выращивать и воспитывать. Но действительно, ряд физиков, химиков и биологов в Академгородке — это еще и прекрасные управленцы, экономисты, великолепные маркетологи, отличные промышленные дизайнеры, даже социальные инженеры.

— Запрос на «универсального» работника только сейчас появился? Понимание пришло?

— Этот запрос давно есть. Но тут сошлось: вопрос кадров встал уже совсем остро, появилась воля внутри областной администрации, и ни один регион не хочет быть аутсайдером. К тому же, появились мы — коман­да, готовая за это взяться. Поверьте, для нас это не бизнес, мы совсем немного получаем, мы просто умеем и хотим делать нашу работу. У нас растут здесь дети, мы преподаем в университетах и видим, как тяжело после вуза как-то куда-то приткнуться. Мы хотим, чтобы наши студенты в жизни реализовались. Поэтому все сошлось: старые кадры вымываются, происходит разрыв поколений, поэтому нужны новые люди. К тому же, построен Технопарк, где можно проводить общие собрания студентов, инноваторов, преподавателей. Если убрать одну из составляющих, то реализовать такой проект стало бы в разы сложнее. Если совсем не делать такого рода проекты, то надо паковать вещи и уезжать. Потому что если ты живешь в Новосибирской области и не работаешь на развитие региона, то зачем тогда здесь оставаться?

— А как тогда будет звучать «спасибо» от региона? Работаешь ты здесь на его благо, а что дальше?

— Мне «спасибо» от региона не надо. Позволяют работать, проявляют свою волю — и слава богу. Я же смотрю объективно: появляется ли здесь с нашей помощью студенческая среда с новыми компетенциями, появляются ли здесь новые проекты с участием наших студентов. Если да, значит, для меня есть перспектива. Я сама оценщик своей работы, и если вижу, что процесс пошел, сама себе «спасибо» скажу. Со стороны кажется, что мы просто кому-то позвонили и студентов взяли, на самом деле это поиск проекта, переговоры с предприятием и студентом, подготовка аналитики. Многие думают, что все происходит само собой, особенно в инноватике и образовании — какая-то невидимая рука рынка, якобы построят инфраструктуру — и все само заведется. Наверное, про нас тоже когда-нибудь скажут «само завелось», но я точно знаю, что это воля многих людей, это продумано и технологизировано.

Вот вы сказали, что один предприниматель с хорошим инженером-конструктором создадут тысячу рабочих мест. Что вы имели в виду? Как это работает? Сейчас сложно представить — время тяжелое.

— Сейчас, конечно, мы достигли точки бифуркации. Действительно, назрело многое. Вообще, структура рынка труда не предполагает, что молодежь пойдет в инновации — это все-таки тяжелая и рискованная работа, наши студенты могли пристроиться в более теплое и уютное местечко. Идти в инноватику можно только с надеждой, что ты разовьешься и проект разовьется. Вторая проблема: работают старые кадры, было мало высокотехнологичных мест, где можно было поколению обучиться, не произошло естественного обновления технологий. К тому же, вузы не могут оперативно реагировать на требования к образованию, поэтому студенты выходят не готовыми к реалиям. Студенты говорят: «Надо прокачаться», вот мы им эту прокачку и предоставляем.

Но это 23 студента. А что делать остальным тысячам?

— На территории Академпарка ведется колоссальная работа по привлечению молодежи. Часть оседает в НИИ. Не вижу большой беды в том, что мы учим только 23, ведь мы еще и расшевеливаем ситуацию. Эти пойдут вперед, и за ними потянутся остальные. Надо с чего-то начинать. У студента вообще нет понимания, куда идти после вуза. Если в советское время вся информационная индустрия вольно или невольно работала на профориентацию, сейчас такого нет. Появляются новые профессии, идет разрыв поколений, в телевизоре нет профориентации. Если наши 23 студента покажут, как это устроено, то остальные подтянутся. Идея именно в системном эффекте, в демонстрации образца, куда можно пойти.

— А сколько кадров готов принять рынок?

— Смотря какой рынок. Насколько я знаю, проектов на территории много, но они лежат на полках. Нет людей, которые могут этими проектами управлять. Студенты, конечно, во главе проекта встать не смогут, поэтому ограничение количества учащихся связано с ограниченным количеством руководителей проектов, которые готовы взять на себя долю ответственности. Таких людей не очень много, точно не тысяча даже. Мы пока смогли договориться примерно с десятком, каждый может взять по два–три студента. Поэтому рынок не очень большой. И наши мощности ограничены.

К тому же, сейчас компании наоборот предпочитают «затягивать пояса» и сокращать штат…

— Пояса затягивают все, но немножко по-разному. Очень трудно поверить, что в ситуации кризиса надо думать о развитии. Но я не замечаю, чтобы говорили о том, что стало нужно меньше кадров. Логика такая: предприниматели хотят заработать больше денег, для этого нужно больше конкурентоспособных проектов, для которых необходимы кадры. Да, им не будут платить сразу много, но они нужны, иначе вообще денег не будет. Как можно отказаться от станка, который зарабатывает тебе деньги? Сокращают тех, кого сдуру набрали, когда все хорошо было, а ищут тех, кто будет заниматься развитием. Меняется ситуация.

— Как студент меняется? Он способен заниматься развитием?

— Если не дать студенту закиснуть к концу магистратуры, то он прекрасен. Может, работать с нами, подписывать контракт для них довольно рискованно, но к нам попали отличные, живые ребята, не трусливые. Это хорошее поколение. Они намного умнее, чем были мы. У меня нет ощущения, что они отуплены Интернетом — наши студенты достаточно начитаны, у них неплохие ценностные ориентиры. Им не хватает только видения перспективы.

— То есть это помощь именно студентам, а не инновационным компаниям?

— Мы находимся в межведомственной ситуации. Конечно, официально мы под Министерством образования и вкладываемся в студентов, но тем самым мы развиваем и инновационные предприятия. Мы стараемся избежать консалтинга для предприятий, у нас нет этого в госзадании, но мы все равно влияем на развитие инноватики. Поэтому сложно сказать. Работаем со студентами, а результат получаем для инноваторов.

Можно ли попасть в ваш проект, не будучи магистрантом одного из вузов?

— Мы оказались в ситуации, когда можем работать только с магистрантами, поступившими на целевую форму. Но это вопрос развития, мы думаем, что надо переходить и на другие юридические формы. Если поддержка и воля области будет, то мы готовы рассмотреть другие формы. Очень важна переподготовка кадров для инновационных предприятий. Мы продумываем перечень курсов, которые могли бы помочь этому.

— Несчетное количество раз мы упоминали инновации. К ним у многих уже давно отношение двоякое: с одной стороны, как к панацее, с другой стороны — уже хорошую оскомину набило. Что это для вас?

— По-хорошему, надо читать образовательный курс и выстраивать наконец это понятие. На Западе есть целые науки, которые это изучают. Для меня инновации — это то, что вставляется в новую технологическую платформу. Или даже инициирует платформу. Например, делается стекло с «умным» покрытием — солнечная батарея. Это сразу включается в целую сферу следующих коопераций с другими изобретениями. Просто новый продукт — для меня это не инновации. Супермодное приложение для айфона в это понятие тоже не входит. Хорошо было бы сделать серьезный анализ трендов, но на это у нас пока нет сил. Хотя понятно, что Новосибирская область — это ИТ, биотех, по-прежнему промышленность, авиастроение, тема новой энергетики, ЖКХ и умных сред, материалы и приборостроение. По предметам я их вижу, но что из этого на какую технологическую платформу сейчас претендует, быстро сказать не могу.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Елистратова

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.03.2015. Просмотров: 210

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta