Россия - Сирия: что победит — авантюризм или благоразумие? Цена безответственности и безумия

Содержание
[-]

Россия - Сирия: что победит — авантюризм или благоразумие? 

Анализируя драматическую ситуацию в Сирии и вокруг неё на протяжении последних почти пяти лет, мы наблюдаем хаос и различного рода авантюрные действия как со стороны участников конфликта, так и со стороны внешних сил, которые отличаются полным отсутствием рационального начала.

Если бы такое рациональное начало имело место, то участники конфликта, вместо того, чтобы друг друга уничтожать, могли бы попытаться договориться о каком-то взаимоприемлемом формате сосуществования на пути взаимных уступок, а третьи силы — пытались бы выступить посредниками, а не становиться на сторону одного из участников конфликта и таким образом «подливать масла в огонь». Многочисленные примеры истории учат, что насилие порождает только ответное насилие, однако, к сожалению, мало кто руководствуется уроками истории. До настоящего времени ни участники конфликта, ни внешние силы не прилагали достаточных усилий для того, чтобы победил здравый рассудок и добрая воля, а сирийский конфликт был бы урегулирован за столом переговоров. Вместо этого, создаются тупиковые ситуации, когда договориться о мирном разрешении конфликта фактически не представляется возможным.

Многие эксперты, включая и автора этих строк, считают нынешние военные действия России в Сирии авантюрными. Возможно, кто-то из читателей может возразить: а разве действия США и их союзников на Ближнем Востоке вообще и в Сирии в частности не отличаются авантюризмом? Справедливости ради, следует отметить, что США и их союзники предпринимали немало авантюрных действий на Ближнем Востоке. Это, прежде всего, оккупация Ирака в марте 2003 года, последствия которой до сих пор проявляются в виде гражданской войны и террористических акций, уносящих сотни тысяч жизней мирных жителей на протяжении последних 12 лет.

В свое время, будучи молодым сенатором от штата Иллинойс, Б. Обама подвергал уничтожающей критике администрацию президента Дж. Буша-младшего за её авантюризм и последовательно выступал против войны в Ираке еще до ее начала. К сожалению, в 2011 году Б. Обама отошел от своих пацифистских и миротворческих убеждений. В этом году США возглавили военные действия НАТО против Ливийской Джамахирии, погрузивших эту страну в состояние гражданской войны и хаоса на долгие годы.

По долгу службы автору этих строк пришлось в течение нескольких лет в 70-80-х гг. прошлого века работать в Ираке при С. Хусейне, в Ливии при М. Каддафи, бывать в Сирии при Хафезе и Башаре Асаде и наблюдать достаточно высокий уровень жизни и безопасности среди всех слоев населения в этих странах. При этом следует отметить, что во всех трех странах был установлен государственный строй, так называемый «арабский социализм» различных модификаций. И сегодня больно наблюдать вакханалию насилия, возникшую в этих странах после попыток западных государств навязать им демократию западного образца силой оружия. Такая авантюра Запада обошлась народам этих стран очень дорого.

Что касается ситуации в Сирии, то здесь мы наблюдаем более сдержанные и осторожные действия США и их союзников, чем в Ливии. Выступая 7 июня с. г. на пресс-конференции по итогам саммита G-7 в ФРГ Б. Обама «признался», что у него нет стратегии борьбы против ИГИЛ, хотя США и возглавили коалицию в составе более 60 стран для борьбы с этой террористической группировкой ещё в сентябре 2014 года. Это заявление главы Белого дома вызвало шквал негодования со стороны многих американских политиков, обвинивших его в непоследовательности, нерешительности, слабости и отсутствии стратегического мышления в осуществлении внешней политики США. Отвечая на эти обвинения, во многих своих выступлениях Б. Обама заявлял, что Америка не должна быть «мировым жандармом» и решать — каким быть миру. В своем обращении к нации 10 сентября 2013 года Б. Обама заявил: «Я потратил 4,5 года на то, чтобы положить конец войнам, а не развязывать их».

Именно на этой «слабости» Б. Обамы и сыграл В. Путин, обвинивший коалицию во главе с США в бездеятельности и «попустительстве ИГИЛ». В российских СМИ распространяется множество публикаций, авторы которых утверждают, что США сами способствовали формированию сирийской оппозиции против Б. Асада, а также террористической группировки ИГИЛ, которая впоследствии вышла из-под контроля Запада. При этом утверждается, что подобный прецедент в 80-х годах прошлого века имел место и в Афганистане.

Мотивируя свое участие в борьбе против ИГИЛ, в Москве часто говорят о весьма низкой эффективности боевых действий возглавляемой Соединенными Штатами международной коалиции на протяжении целого года. Однако при этом почему-то умалчивается, что военные подразделения армии ИГИЛ, как правило, дислоцируются вблизи населенных пунктов и даже внутри их, что в случае нанесения массированных авиаударов может повлечь за собой многочисленные жертвы среди мирного населения. И действительно, несмотря на точечные удары американской авиации по объектам ИГИЛ, жертв среди мирного населения избежать не удалось …

***

Таким образом, В. Путин позиционирует себя более решительным и принципиальным в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке. И это он решил доказать на деле, отправив военный контингент в Сирию для «решительной борьбы» с ИГИЛ и заодно для поддержки сирийских правительственных войск. Как известно, коалиция во главе с США поддерживает так называемую «умеренную сирийскую оппозицию». Россия, действуя практически в одиночку (не считая Иран), поддерживает нынешнее сирийское государство, вернее то, что от него осталось, во главе с президентом Б. Асадом. По этой причине, предложение В. Путина о создании широкой коалиции против ИГИЛ, включающей и Россию, с которым он выступил 28 сентября с трибуны Генассамблеи ООН, не было воспринято президентом США Б. Обамой и другими западными лидерами. При этом в Вашингтоне и европейских столицах часто говорят о том, что Б. Асад утратил свою легитимность. Однако, по взглядам ряда экспертов, это довольно сомнительный в правовом отношении вердикт, поскольку легитимность того или иного руководителя страны, в данном случае Б. Асада, определяет народ в ходе свободного волеизъявления, а не руководители других стран.

Проведение боевых операций Воздушно-космических сил РФ на протяжении шести недель, начиная с 30-го сентября с. г., отнюдь не изменило ситуацию в пользу сирийских правительственных войск. И тем более не изменило ситуацию на Ближнем Востоке в интересах России. Скорее наоборот. Боевые операции России вызвали довольно острую критику со стороны США, Великобритании, Турции и ряда арабских стран Персидского залива, не говоря уже об угрозах проведения террористических акций на территории России со стороны ИГИЛ.

Продолжение военных операций РФ и США в Сирии могли привести к опасному обострению и без того напряженных двусторонних отношений. Так, кандидат в президенты США Линдси Грэм предложил сбивать российские самолеты в Сирии, чтобы защитить «умеренную сирийскую оппозицию», поддерживаемую США. К этому же призывают и некоторые другие кандидаты в президенты США (Крис Кристи и Марк Рубио), а также сенаторы и генералы Пентагона.

Похоже, что руководство России и США наконец-то осознало бесперспективность и невозможность силового разрешения сирийского конфликта. Поэтому и в Москве, и Вашингтоне начали задумываться о поисках политического решения сирийского кризиса. На протяжении октября с. г. велись усиленные консультации между главами внешнеполитических ведомств Дж. Керри и С. Лавровым, в результате которых в Вене 29-30 октября и 14 ноября с. г. состоялись два раунда многосторонних переговоров, в которых приняли участие министры иностранных дел 17 государств — США, России, Китая, Великобритании, ФРГ, Франции, Ирана, Саудовской Аравии, Турции, Ирака, Италии, Египта, Ливана, Катара, ОАЭ, Иордании, Омана, а также представители ООН (Стефан де Мистура), Евросоюза (Федерика Могерини) и Лиги арабских государств (Набиль аль-Араби).

Как говорится в совместном коммюнике по результатам переговоров 14-го ноября, в течении шести месяцев в Сирии должно быть сформировано переходное правительство, а в течение последующих 18 месяцев — разработана новая конституция и проведены президентские и парламентские выборы. Кроме того, достигнута договоренность о начале 1 января 2016 года переговоров между правительством Б. Асада и представителями оппозиции с целью формирования «заслуживающего доверия и представляющего все религиозные конфессии» переходного правительства, одной из задач которого будет разработка проекта новой конституции.

Однако на переговорах так и не удалось преодолеть разногласия относительно будущего президента Б. Асада. Западные страны в своем большинстве выступают за отставку президента Б. Асада. Так, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер недавно заявил: «Теперь, когда в каждой сирийской семье оплакивают жертв этой войны, можете довериться мне, Асад больше не является человеком, на которого стоит ориентироваться». В то же время Россия, Китай, Иран, Ирак, Египет, Ливан и другие страны считают Б. Асада легитимным президентом Сирии. Министр иностранных дел РФ С. Лавров считает, что устранение лидера еще не означает урегулирования конфликта. В качестве примера он напомнил, что после физического устранения С. Хусейна и М. Каддафи гражданская война не прекратилась ни в Ираке, ни в Ливии. И с этим трудно не согласиться. Специальный представитель ООН по делам Сирии Стефан де Мистура заявил, что только народ этой страны вправе решать то, какую роль надлежит играть Б. Асаду в послевоенной Сирии.

Сохраняются также разногласия относительно того, какие группы, кроме ИГИЛ и связанных с «Аль-Каидой» структур, следует признать террористическими. Естественно, что о переговорах с ИГИЛ, Джабхат ан-Нусра и другими террористическими группировками и речи не может быть. По общему мнению участников переговоров, они должны быть уничтожены. После терактов в Париже в пятницу 13 ноября с. г. лидеры США и РФ преисполнены решимости усилить нанесение воздушных ударов по базам и объектам ИГИЛ в Сирии и Ираке.

Организовывать и координировать переговорный процесс между сирийским правительством и оппозицией уполномочен спецпредставитель ООН по Сирии Стефан де Мистура (дипломат высочайшего профессионального уровня), выполнявший ранее различные дипломатические и посреднические миссии в Афганистане, Ираке, Ливане, Руанде, Судане и бывшей Югославии.

Пять постоянных членов Совета Безопасности ООН согласились в ближайшее время принять резолюцию о прекращении огня в Сирии, мониторинг которого будут осуществлять вероятнее всего военные наблюдатели ООН. Участники переговоров приняли решение провести следующую встречу приблизительно через месяц с целью оценить результаты прекращения огня и начать переговорный процесс между «сирийской умеренной оппозицией» и правительством Б. Асада. При этом С. де Мистура не исключает, что 12-го декабря с. г., после окончания конференции по климату COP-21 в Париже, может состояться саммит на уровне президентов по сирийской проблеме.

Все это хорошо, но для успешного воплощения в жизнь решений конференции в Вене недостает весьма существенной детали — объединенной сирийской оппозиции, желающей вести переговоры с правительством Б. Асада, выдвигать обоснованные требования и идти на компромисс. Если этого не будет, то все принятые в Вене решения останутся только на бумаге. Кроме того, если даже часть сирийской оппозиции согласится на проведение переговоров с правительством Б. Асада, то наверняка останется другая часть «непримиримой» или «неумеренной оппозиции», которая непременно попытается сорвать процесс политического урегулирования.

Вопросы политического урегулирования сирийского кризиса обсуждались и 20 октября с. г. в Москве — во время встречи президента Сирии Б. Асада с президентом РФ В. Путиным и с участием представителей высшего руководства России. В ходе переговоров обсуждались также вопросы, связанные с поддержкой российской авиацией наступательных операций сирийских Вооруженных сил против оппозиционных и террористических группировок. В. Путин отметил, что Россия готова внести свой вклад не только в ходе боевых действий, но и в процессе последующего политического урегулирования в стране.

29 октября с. г. во время переговоров в Вене С. Лавров передал главам внешнеполитических ведомств США, Саудовской Аравии и Турции список из 38 человек, которых Москва считает представителями умеренной сирийской оппозиции, готовой к диалогу с правительством Б. Асада. В список потенциальных участников межсирийского диалога вошли бывшие и действующие руководители Национальной коалиции сирийских оппозиционных и революционных сил, а также представители Национального координационного комитета за демократические перемены, Сирийского национального совета, либерального движения «Дамасская весна», организации «Демократическая трибуна», «Народного фронта за перемены и освобождение», Движения за плюралистическое общество, Партии коммунистического действия, Партии строительства сирийского государства и Партии сирийского единства. В списке также упомянуты представители религиозных и этнических объединений Сирии.

Естественно, это не означает, что США и их союзники сочтут эти списки окончательными и не внесут свои контрпредложения относительно того — какие организации и подразделения сирийской оппозиции следует считать умеренными и готовыми к диалогу с официальными властями Сирии.

15 ноября на саммите G-20 в турецкой Анталье Б. Обама и В. Путин имели возможность обсудить ситуацию в Сирии и на востоке Украины в краткой 20-минутной неформальной беседе, проходившей в присутствии советника президента США по национальной безопасности Сьюзан Райс.

По словам представителя Белого дома, Б. Обама «…приветствовал усилия всех стран по противостоянию террористической группировке ИГИЛ и отметил важность военных усилий России в Сирии, направленных против этой группировки». Кроме того, Б. Обама «…вновь подтвердил, что поддерживает полную реализацию Минских соглашений, включая отвод тяжелых вооружений, удаление всех иностранных военных формирований, освобождение заложников и возврат участка украинско-российской границы под контроль правительства Украины».

Таким образом, между ведущими странами мира во главе с США и Россией достигнуто ещё довольно шаткое взаимопонимание по вопросу об урегулировании сирийского кризиса. Похоже, что благоразумие одерживает верх над безответственным авантюризмом. Время покажет — так ли это.

Цена безответственности и безумия 

Вооруженная агрессия России против Украины и дальнейшее военное вмешательство Москвы в сирийский конфликт в очередной раз продемонстрировали циничность, безответственность и беспардонность политики режима Путина, откровенно пренебрегающего всеми нормами международного права во имя достижения своих геополитических целей.

Такие действия Кремля не могли пройти ему даром, что и подтвердило уничтожение турецкими истребителями 24 ноября с. г. российского фронтового бомбардировщика Су-24, вторгшегося в воздушное пространство Турции, несмотря на неоднократные предупреждения турецкой стороны о недопустимости таких действий.

Несмотря на вроде бы локальный характер такого события, оно обязательно будет иметь стратегические негативные последствия для Российской Федерации.

Анализ ситуации вокруг инцидента, проведенный экспертами «Борисфен Интел», позволяет сделать следующие выводы и прогнозы:

  • во-первых — наличие в России ядерного оружия не гарантирует безнаказанности действиям режима В. Путина. Такие действия Кремля возможны только в отношении заведомо более слабых противников, но не останутся без ответа в тех случаях, когда Россия выступит против сравнительно сильного противника, а тем более стран-членов НАТО,
  • во-вторых — реакция Североатлантического союза на инцидент подтвердила единство Альянса и показала, что он готов защищать безопасность своих членов. На примере Турции военно-политический союз НАТО четко продемонстрировал, что ожидает Москву в том случае, когда она решится на агрессивные действия против стран Балтии или Центральной и Восточной Европы;
  • в-третьих — уничтожение ВВС Турции боевого российского самолета в турецком воздушном пространстве стало прецедентом и примером и для других стран, ставших объектами агрессии со стороны Москвы, в т. ч. и для Украины. В этой связи совершенно уместным и адекватным стало заявление секретаря СНБО Украины А.Турчинова о готовности нашего государства уничтожать российские военные самолеты в том случае, если они вторгнутся в украинское воздушное пространство;
  • в-четвертых — дерзость действий России по отношению к Турции и откровенное пренебрежение ее интересами, по сути, делает невозможным реализацию кремлевских планов по налаживанию сотрудничества с США, ЕС и их партнерами (в т. ч. Турцией) в рамках совместной борьбы с исламским экстремизмом в Сирии. В свою очередь, это полностью нивелирует и чаяния Москвы на возможность отмены западных санкций против России. Фактически разрушены все политические дивиденды Москвы, полученные ею после терактов против российского пассажирского самолета 7 ноября с. г. над Синайским полуостровом, а также террористической атаки исламских экстремистов в Париже ​​13 ноября с. г.;
  • в-пятых — так называемый «адекватный» ответ Москвы на инцидент в воздушном пространстве Турции, в т.ч. прикрытие ударных самолетов истребительной авиацией, а также развертывание комплексов ПВО С-300 (или даже С-400) на российских военных базах в Сирии не имеет никакого смысла. Все это не только не будет способствовать усилению безопасности российских войск на сирийской территории (из-за отсутствия у противников Б.Асада любых средств воздушного нападения, а также агрессивных намерений в отношении России у США и их союзников), но и наоборот — значительно повышают угрозу новых столкновений РФ с участниками международной антитеррористической коалиции во главе с США. Единственное, что могут «попробовать» сделать в таких обстоятельствах россияне в Сирии — это сбить турецкий самолет «в ответ» (боевой патрульный/ударный или даже гражданский), мотивируя это тем, что он якобы вошел в зону воздушного пространства над авиабазами, где базируются российские самолеты (дальность действия С-300/С-400 составляет от 150 до 400 км и более, в зависимости от типа ракеты)
  • в-шестых — наращивание российского военного присутствия в Сирии объективно приводит к дальнейшему втягиванию Москвы в вооруженное противостояние на Ближнем Востоке. А это требует от России дополнительных финансовых расходов, военных и человеческих ресурсов, а также может иметь непредсказуемые для нее последствия в плане увеличения количества жертв среди российских военнослужащих и активизации диверсионно-террористической деятельности исламских экстремистов на территории Российской Федерации;
  • в-седьмых — антитурецкая кампания, начавшаяся сегодня Россией (включительно: запрет на продажу туристических путевок в Турцию; ограничение/запрет доступа турецких товаров на российский рынок; введение эмбарго на поставки российских энергоносителей и продовольственных товаров в Турцию, а также «замораживание» турецких инвестиционных проектов в России и т. д.), обязательно вызовет реальные адекватные действия со стороны Анкары, а также выход на турецкий рынок других/выход Турции на другие, прежде всего, европейские рынки и в целом существенно ускорит евроинтеграционные шаги Турции. По последним данным, ЕС может ввести безвизовый режим для граждан Турции с осени 2016 года, а также готов выделить значительные финансы для содержания беженцев на турецкой территории (по разным данным, от 3 до 6 млрд евро).

В частности, такими действиями могут стать присоединение Турции к западным санкциям против России, окончательный ее отказ от реализации стратегически важного для Москвы проекта сооружения газопровода «Турецкий поток», а также введение жесткого запрета на работу турецкого бизнеса в Крыму (включительно с прекращением морского сообщения Турции с Крымским полуостровом) и др.

Кроме того, в случае активизации Москвой и далее антитурецкой политики (особенно по стимулированию экстремистской деятельности курдских экстремистов на турецкой территории и вблизи границ с Турцией), не исключается возможность поддержки Турцией как выступлений исламистов Северного Кавказа РФ, так и крымскотатарского населения Крыма по отстаиванию ими своих интересов перед Российской Федерацией. Первой «ласточкой» такого развития ситуации можно считать слова Президента Турции Р. Эрдогана о «...возможности расширения сирийского конфликта также и на российскую территорию».

Таким образом, уже традиционная для России агрессивная внешняя политика, а также пренебрежительное отношение к ее потенциальным партнерам вместо конструктивного сотрудничества с ними — в который раз наносят сокрушительный удар по самой Российской Федерации.

Следствием такого удара уже стали усиление международной изоляции России, потеря Москвой возможности выхода из политико-экономического кризиса, усиление в отношении ее угрозы исламского экстремизма. Именно так расплачивается российский народ за безответственность и безумие режима В. Путина.

 


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.12.2015. Просмотров: 213

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta