Россия, Санкт-Петербург: Антикоррупция в комплексе. О противодействии коррупции в деловой среде

Содержание
[-]

Россия, Санкт-Петербург: Антикоррупция в комплексе 

Общественная приемная Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу по защите прав в сфере предпринимательской деятельности работает уже третий год. Вполне логично подвести промежуточные итоги ее деятельности – особенно в том, что касается противодействия коррупции в деловой среде (иными словами, в наиболее коррупциогенной области «соприкосновения» бизнеса и власти).

На вопросы издания «Эксперт Северо-Запад» в эксклюзивном интервью отвечает руководитель Общественной приемной, глава общественной организации «Центр общественного контроля» Анна Филоненко.

Издание «Эксперт Северо-Запад», Россия: – Коррупция – один из главных отрицательных факторов общественного и социально-экономического развития. Вы с этим согласны?

Анна Филоненко: – Коррупция в нашей стране уже давно стала одним из главных отрицательных факторов как экономического, так и общественного развития. Она представляет реальную угрозу безопасности государства и общества и является одним из основных факторов политической и социально-экономической нестабильности. По сути, это настоящая общественная болезнь, которую лечить просто необходимо! По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, общий ущерб от коррупционных преступлений в 2014 году составил почти 40 млрд рублей. К уголовной ответственности привлечены 1,6 тыс. должностных лиц федерального и регионального уровней. А в Санкт-Петербурге было выявлено более 3 тыс. нарушений коррупционной направленности, также были наложены административные штрафы в размере около 1,5 млн рублей на коммерческие организации, в интересах которых передавались взятки. Борьба с коррупцией все-таки набирает обороты. По данным фонда «Общественное мнение», число россиян, считающих уровень коррупции в стране высоким, сократился с 84 до 66%, а считающих низким – выросло с 12 до 20%.

– Почему бизнес не жалуется на взяточничество чиновников?

– Может быть, потому что взяточничество тоже стало своеобразным «чиновничьим бизнесом»? Предприниматели просто-напросто принимают навязываемые правила игры, считая, что жаловаться некому, потому что появляется страх: «рука руку моет», что каждый, к кому они придут с жалобой, может оказаться участником коррупционной схемы. И, конечно же, появляется опасение мести со стороны чиновников, которая может привести в конечном результате, к потере бизнеса. А вот этим рисковать никто не хочет. Считают, что проще заплатить. Кому? Таким же «бизнесменам», только из государственного аппарата.

В то же время бизнесмены жалуются не только на коррупцию, но и на создание административных барьеров, которые используются для достижения тех же целей – получения вознаграждения за какое-то решение вопроса.

В анонимных опросах многие предприниматели говорят, что им приходится давать взятки. По сути, это фактические признания в совершении преступления. Такие данные красноречиво показывают отсутствие антикоррупционной культуры в обществе как таковой. Культуры, которая должна воспитываться в гражданах с самого раннего возраста.

– В какой сфере сегодня самая масштабная коррупция?

– На мой взгляд, это субсидирование, госзакупки и управление государственным имуществом. Хотя список можно продолжить.

Что касается закупок – это отдельная тема для разговора. Во-первых, именно эта сфера содержит самые большие государственные средства. А во-вторых, в сознании людей сформировалось мнение: «Хочешь получить государственный заказ – плати откат».

При этом глава государства своим указом давно утвердил Национальный план по противодействию коррупции. Похожий документ был разработан и в Санкт-Петербурге, он включает комплекс мероприятий по всем направлениям антикоррупционной политики. В нем присутствует и раздел, предусматривающий меры по противодействию коррупции в государственных учреждениях и государственных унитарных предприятиях. Губернатор на заседании правительства лично призвал обратить внимание на размещение государственных заказов и правомерность их размещения, отметив, что это должно быть на особом контроле.

– Несмотря на принимаемые антикоррупционные меры, одной из наиболее коррупционных сфер остается сфера государственных и муниципальных закупок? Почему?

– Почти всегда рядом с бюджетными деньгами находится чей-то карман, хозяин которого ждет, когда и ему перепадет доля государственных средств. Разработанные схемы откатов при закупках бывают настолько сложны, что только при пристальном внимании соответствующих служб или даже общественных контролеров, можно найти в этих витиеватых коррупционных тропинках вход и выход. Борьба с коррупцией в любой сфере невозможна без комплексного подхода к решению этой сложной проблемы. Остается высоким процент чиновников, которые используют процедуры государственных и муниципальных закупок в личных интересах.

Генеральный прокурор Юрий Чайка не раз говорил, что значительная часть бюджета страны откровенно разворовывается с помощью различных механизмов, которые позволяют это делать. Одна из причин – недостаточный контроль за расходованием средств. Прозрачность закупок очень эффективна в теории, но на практике пока не смогла себя достойно проявить. Можно сказать, что 44-ФЗ лишь изменил методы создания и воплощения коррупционных схем, но не искоренил их вовсе, а предусмотренная законом ответственность за нарушения кажется смешной по сравнению с масштабами коррупционных схем. Отсутствие именно здоровой конкуренции на корню убивает совершенствование производства. А что такое борьба с коррупцией в итоге? Это повышение качества жизни, снижение цен, ведь все затраты по откатам бизнес вкладывает в цену товара, за который платим мы с вами. Так что снижение уровня коррупции – это рост уровня жизни населения.

 – Возглавляемая вами общественная организация «Центр общественного контроля» с конца марта 2015 года активно мониторит городские закупки. Можете ли вы привести какие-нибудь примеры резонансных закупок?

– Да, действительно, волонтеры, активисты центра постоянно фиксируют различные нарушения. К ним можно отнести указание конкретного производителя или подготовку технических заданий под конкретного исполнителя, конкретного поставщика услуг. Встречаются достаточно часто и необоснованные закупки. Так, к примеру, у многих вызвали неподдельное удивление закупки одной организации, занимающейся развитием инвестиционной привлекательности города. Она приобретала игрушки «Обучающий руль», «Умный Я», «Пиратский корабль», чехлы для iPhone и iPad, обложки для паспорта Askent, Talisman, обложки для студенческих билетов и зачетных книжек, а также обложки для автодокументов исключительно от Sergio Belotti и т.д. Всего 308 лотов на сумму, сравнимую с покупкой автомобиля класса «люкс». И чем эти закупки помогут в деятельности такой организации? Или, к примеру, закупки посуды исключительно немецкого производителя? Неужели у нас не производят хорошую посуду? Производят! Только стоит она дешевле, хотя и при одинаковом качестве. А дешевле, видимо, уже не так «интересно».

Дорогие иностранные автомобили заказчики тоже предпочитают стороной не обходить. Например, некое Санкт-Петербургское государственное унитарное предприятие в конце марта объявило закупку на приобретение Nissan Terrano, а один из муниципальных округов в феврале разместил две закупки на поставку внедорожника Nissan X-Trail. Все эти примеры косвенно свидетельствуют о наличии личной заинтересованности тех, кто объявляет эти закупки. И перечень можно продолжать.

Проводя мониторинг нарушений, мы столкнулись с тем, что для работы с отраслевыми специализированными закупками, в том числе для выявления чьей-то личной заинтересованности, необходимо привлекать экспертов, которые могут квалифицированно проконсультировать волонтеров по тем или иным заявленным позициям технических заданий. Ведь ответы на многие вопросы могут дать только обладающие определенными профессиональными знаниями специалисты. Чем в данный момент мы активно и занимаемся – формируем группу экспертов, к которым можем обращаться за консультациями. И очень радует, что наши предложения не только воспринимаются с пониманием, но и находят живой отклик в обществе. С каждым днем в наших рядах становится все больше и больше экспертов, волонтеров и просто тех, кто разделяет наши идеи. Уже сегодня общее число наших сторонников превышает тысячу человек.

– В некоторых странах мира для искоренения коррупции применяются различные устрашающие меры, вплоть до казни. Какие методы, по вашему мнению, были бы наиболее эффективными в России?

– Неотвратимость наказания, формирование общественной уверенности в том, что борьба с коррупцией происходит на всех уровнях власти, и в ней нет неприкасаемых. В законодательстве также должны быть четко проработаны и прописаны механизмы защиты тех, кто проявляет гражданскую позицию и не готов идти на поводу у коррупционеров. Крайне важны анонимность и конфиденциальность. Сообщивший о факте коррупции должен чувствовать свою защищенность и действовать исключительно на благо общества, а не преследуя личную выгоду. Именно поэтому считаю, что создание системы вознаграждений для стимуляции подачи заявлений о фактах коррупции, которую недавно предложили внедрить, очень опасной. Это может стать новым видом бизнеса. Хочу отметить, что в последнее время активность предпринимателей в вопросе борьбы с коррупцией повышается. Так, недавно в одном из районов Санкт-Петербурга при получении 150 тыс. рублей был задержан начальник районного КУГИ, а заместителя председателя Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры задержали за взятку 5 млн рублей. В Ленинградской области сотрудники управления собственной безопасности УФСИН по Петербургу и Ленобласти задержали заместителя начальника колонии, которого подозревают в получении взятки в размере 60 тыс. рублей. Предположительно, он получил средства от бизнесмена, у которого был договор о сотрудничестве с колонией.

Конфискация имущества может сыграть большую роль в борьбе с коррупцией. Конфискация и штрафы, в несколько раз превышающие сумму взятки. Без срока давности, без смягчающих обстоятельств. Украл – неси ответственность. А что такое коррупция? Это же ущерб нам, гражданам. Ведь предприниматели, давшие взятку, затраченные средства внесут в стоимость продукции или услуг. Иначе говоря, средства, потраченные на взятку, предпринимателю вернут обычные покупатели, то есть мы с вами. Необходимо поменять отношение к коррупционным проявлениям в принципе. Ответственность должны нести все, кто виноват. И все должны знать, что это случится обязательно. Именно поэтому давать взятки станет нерентабельно.

Сейчас в российском Уголовном кодексе есть статьи 290, 291 и 291.1, а именно: «получение, дача взятки и посредничество во взяточничестве». Но получение взятки можно доказать, исключительно если деньги были переданы под оперативно-розыскным сопровождением сотрудников соответствующих ведомств. Нельзя просто прийти в кабинет коррумпированного чиновника и арестовать его без прямых доказательств. Есть зафиксированный факт получения взятки, значит, есть доказательства для передачи дела в суд.

Коррупция мешает развитию бизнесу и отпугивает потенциальных инвесторов. Она, как сеть, втягивает в себя огромное количество людей, которые в итоге наносят весьма серьезный вред не только экономике государства, каждому из нас, но и имиджу страны и, конечно же, подрывает доверие к властям.

– Что необходимо сделать, чтобы у чиновников не возникало желание брать взятки?

– Эффективность антикоррупционной политики зависит от взаимосвязи мер, а также их системности. Антикоррупционные меры должны сочетаться с мерами по повышению общей эффективности госуправления, со снижением административных барьеров, доступности государственных услуг, открытости деятельности чиновников.

Об этом уже много говорилось, но я все-таки в очередной раз буду утверждать, что одной из ключевых задач в борьбе с коррупцией является формирование общественной атмосферы нетерпимости, в которой складывается уверенность, что ведущаяся сейчас борьба с коррупцией не кратковременная кампания и не фрагментарные усилия, а реальная повседневная борьба на всех уровнях власти. Что нет неприкасаемых. К слову, если наши активисты, которые занимаются мониторингом госзаказов, обнаруживают нарушения, они не задумываются над тем, можно или нет предавать их гласности в зависимости от того, какая структура их допустила. Есть нарушение – должны быть конкретные ответственные, которые обязательно понесут наказание.

– Отношение к коррупции в России довольно лояльно со стороны населения. Вам так не кажется?

– Да, это действительно так и есть, к сожалению. И причин тому много, в том числе и привычка, и отсутствие правовой грамотности. Никто ведь особенно не задумывается, что каждая взятка, каждый нечистоплотный договор – это вытащенный камень из фундамента страны. В обществе должно сложиться четкое понимание, что коррупционер наносит вред своей стране, подрывает основы государственности. Вот тогда, если такое отношение будет воспитываться в наших детях с малых лет, начиная с детского сада, далее в жизни они не будут считать взятку нормальным путем для решения проблем.

– Многие общественные формирования занимаются борьбой с коррупцией. Как вы считаете, насколько они сами безупречны?

– В последние годы появилось достаточно много различных общественных организаций, которые активно информируют о своей деятельности, используя в том числе социальные сети и блогосферу. Появились также псевдоборцы с коррупцией – общественные объединения с очень громкими и патриотичными названиями, позиционирующие себя как структуры, приближенные к правоохранительным органам, в то же время за плату обещающие бизнесменам «различные услуги», а по сути – участники коррупционных схем или же обычные мошенники. Если с мошенническими схемами все ясно и просто, то с первым вариантом не так однозначно. Вор, кричащий «держи вора», в последнюю очередь вызовет подозрение. Паразитируя на патриотической волне борьбы с коррупцией, они могут нанести еще больший вред, чем сами коррупционеры. В таких случаях необходимо понять, откуда идет финансирование этих организаций. С какой целью и кто выделяет средства для подобной подрывной деятельности? Вопросов больше, чем ответов. К счастью, таких «борцов» немного, и их выводят на чистую воду. Подобные инциденты не являются показателями общего состояния дел. Основная часть общественных организаций, конечно же, вносит серьезный вклад в борьбу с коррупцией. В качестве примера могу привести деятельность Национального антикоррупционного комитета, возглавляемого Кириллом Кабановым.

Общественные организации, искренне желающие процветания своей стране, всегда будут активно и бескорыстно принимать участие в искоренении таких государственных пороков, как мздоимство и закостенелая негибкая бюрократия. Работать, помогая государству искоренить свои пороки.

Все ведь зависит от нас.

 


Об авторе
[-]

Автор: Роман Романюк

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.07.2015. Просмотров: 295

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta