Россия: Победители свалки. Зачем молодые пенсионеры идут во власть?

Содержание
[-]

Зачем молодые пенсионеры идут во власть

На пенсии жизнь только начинается, по крайней мере, жизнь политическая. В подтверждение этого тезиса группа общественников младшего пенсионного возраста, пройдя полосу аппаратных препятствий, взяла власть в подмосковном сельском поселении Букаревское и решила поднимать заброшенные поселки своими силами.

"Осенью 1941 года фашистские оккупанты 22 дня хозяйничали у нас и почти полностью разрушили Глебовскую птицефабрику, но еще не завершилась битва за Москву, как началось ее восстановление"...

Это слова из документального фильма, кинопленку с которым жители поселка Глебовский чудом отыскали на руинах когда-то крупнейшей в СССР птицефабрики. Другие "оккупанты", выкупившие фабрику у работников в 1990-е годы, применили более изощренный метод: остались вроде хозяйничать на фабрике, но, несмотря на все обещания, полностью остановили ее работу.

— Ужасные вещи тогда творились,— рассказывает 62-летний Владимир Васильченко, депутат сельского поселения Букаревское, учитель музыки и МХК, в молодости, как и почти все здешние старожилы, трудившийся на птицефабрике.— Свириденко Николай Кириллыч, который больше 20 лет фабрику нашу возглавлял и всю душу в нее вложил, не выдержал того, что с ней сделали, и застрелился. А он был офицер, мужик с принципами. Представляете, даже после того, как его сняли в 1994-м, устроился на фабрику сторожем, хоть что-то пытался спасти, но сделать ничего не дали...

Сегодня эта легендарная птицефабрика в 68 км от Москвы — настоящий город-призрак на площади в 600 га, с десятками пустующих аварийных строений, все железные конструкции из которых выломаны и сданы на металлолом. Повсюду разбросаны разноцветные кассеты для яиц — их прежде на уроках труда изготавливали поселковые школьники. Порос бурьяном и монумент "Символ трудовой славы", на котором в советские времена при сборе каждых 100 млн яиц загоралась новая звезда. Лишь несколько зданий собственник все еще формально существующей птицефабрики сдает в аренду продавцам стройматериалов: там теплится жизнь. А охраняет все это огромное хозяйство дед Юра — он обычно покуривает у будки, на которой с советских времен сохранилась ржавая табличка с грозной надписью: "Производится личный досмотр и досмотр вещей".

Верить в светлое будущее в депрессивных интерьерах поселка Глебовский (это центр Букаревского сельского поселения) непросто. Сами глебовцы и не пытаются: "птицефабрика — это кладбище", "поселок пошел ко дну" — до недавнего времени невесело шутили в этих краях. Но в этом году, похоже, появился просвет.

Все дело в том, что на сентябрьских выборах в совет депутатов сельского поселения 11 из 15 мандатов — вероятно, от полной безнадеги — получили местные общественники, выдвигавшиеся от КПРФ и ЛДПР. Это стало самым крупным успехом "несистемных" выдвиженцев на выборах этого года во всем Подмосковье. Впрочем, есть и иная версия: костяк депутатов составили молодые пенсионеры и те, кому "под 60", все местные и к тому же успевшие проявить себя как одна команда: они добились закрытия полигона твердых бытовых отходов в 800 метрах от поселка. Ну а потом эти политики "нового типа" своими силами создали музей славных лет Глебовской птицефабрики, весьма впечатливший, как они уверяют, руководителя администрации Истринского муниципального района Андрея Дунаева.

Битва со свалкой

Группа единомышленников и поиск корней в славном прошлом — это чудесно, но как в российской политике, пусть даже в поселковом масштабе, без лидера, да такого, чтобы с харизмой? Эту роль на себя взяла 60-летняя Татьяна Кулагина, ныне — глава Букаревского сельского поселения и председатель совета депутатов. Впрочем, бывший учитель угадывается в ней безошибочно.

— Мой отец, инвалид войны, работал трактористом на птицефабрике,— говорит Татьяна Кулагина.— Сама я после пединститута всего год здесь отработала учителем истории, потом вышла замуж, уехала в Москву, 15 лет работала в школе N 1830, была завучем. А вернулась 10 лет назад: так вышло, что мой внук родился с аллергией, мы и решили в семье, что я буду за ним присматривать. Тем более что сын дом построил в Глебовке...

В Глебовском, который все местные зовут Глебовкой, жизнь бабушки у Кулагиной не сложилась. Да, похоже, и не могла.

— В 2009-м меня выбрали в совет депутатов от КПРФ, хотя в саму партию я не вступила,— рассказывает она "Огоньку".— А когда у нас незаконно стали вывозить мусор в чистый песчаный карьер — представили карьер как землю, которую нужно рекультивировать, а сами устроили свалку,— я подняла на ноги всех, кого могла. Мы делали съемки с дельтаплана, с любительского самолета, добрались до профильных комитетов Госдумы, природоохранных организаций... Внука с собой таскала... Были четыре года жесткой борьбы, давили на нас — угрожали, были наезды, на судебных прениях говорили, что "Кулагину крышует мафия"...

Ключом к победе стала активная поддержка местных жителей. Свалка достала всех, поэтому боевую пенсионерку поддерживали и словом, и делом.

— Мы ездили на свалку, спрашивали, есть ли талоны у тех, кто приезжает, номера машин записывали, иногда оставались на ночь,— вспоминает соратник Кулагиной по общей борьбе, депутат сельского поселения Букаревское Владимир Васильченко.— Едет человек на грузовике, его спрашивают: "Талон есть?" Водитель, среднеазиат, на ломаном русском отвечает: "Нэт. Как всегда наличкой. Пятерка". Это 5 тысяч рублей за утилизацию, значит...

Полтора года назад Кулагина и ее представители одержали победу в арбитражном суде и последующих инстанциях. Полигон закрыли, свалки мусора возле поселка теперь нет. Жители Глебовки довольны, а вот администрация Истринского района не очень, ведь полигон для мусора пришлось искать в другом месте. Еще жители уверены, что свалка приносила доход 72-летней Анне Щербе, которая 17 лет руководила Истринским районом, но после назначения Андрея Воробьева губернатором Московской области была отстранена от должности и решением суда помещена под домашний арест. Ее подозревают в махинациях с землями.

Добытая в борьбе с разными инстанциями победа инициативную группу во главе с Кулагиной вдохновила: избавившись от свалки, решили работать на позитив — создать музей поселка Глебовский. Экспонаты собирали с миру по нитке: на столбах писали объявления о том, чтобы жители несли свои или родительские документы, связанные с птицефабрикой, печатали объявления в прессе.

— Музей мы сделали за год,— говорит Татьяна Кулагина.— Отремонтировали два зала в подвале совета ветеранов, заказали рекламные щиты, поместили на них фото из истории фабрики и снимки глебовских фронтовиков, сделали красочные кубы. Мы и свои кровные тратили, и к спонсорам обращались. По-моему, получилось.

Третий зал музея — зал для ветеранов. Туда закупили тарелки и рюмки, чтобы одинокие жители поселка чаще встречались. Один из ветеранов принес микроволновую печь. Выпускник Гнесинского училища Владимир Васильченко подарил фортепиано и теперь под него лихо исполняет джаз и русские романсы. Над фортепиано — бюст Ленина, отмытый и покрытый краской, рядом — красное знамя. Антураж напоминает глебовцам о лучших временах — когда птицефабрика работала.

Ноу-хау музея — это, без сомнения, четвертая комната, в которой стоит бильярдный стол. Когда музей открыт, желающие могут сыграть партию. Прежняя местная власть тоже внесла свою лепту — приобрела для музея телевизор и холодильник. В общем-то это единственное, за что инициативная группа выражает благодарность предыдущему главе сельского поселения Юрию Исаеву, который находился на этом посту 10 лет.

— Он был поваром по образованию, ну что он мог? — говорят новоизбранные народные депутаты.— Не мог провести совещание, про ветеранов вообще забыл. А когда надо публично выступать, всегда говорил заму: "Ой, скажите, что я в пути, что заболел, что уехал в район..."

Похоже, и в 2014-м прежний глава рассчитывал, что все пройдет по накатанной: самовыдвиженцы получат большинство голосов на выборах в совет депутатов, а потом опять изберут его на пост главы поселения. Все последние годы технология выбора такой и была.

Властный педсовет

Но на этот раз вышло иначе — пришли другие люди. Те, кто боролся с мусорным полигоном, кто создавал музей. Они заряжены идеей: изменить к лучшему жизнь в родной Глебовке и окрестностях, убеждены — им это по силам. А то, что денег за такую работу не полагается, их не смущало. Их — это 61-летнего владельца местного торгового центра Владимира Борисова, которого здесь уважительно зовут "кормилец" (а если надо более официально, то "спонсор"), 57-летнюю Наталью Потапович, в прошлом возглавлявшую отдел ЖКХ Истры, а теперь вышедшую на пенсию и вернувшуюся в родную Глебовку...

— Всего наша группа выдвинула 21 кандидата, в совет в итоге прошло 11,— говорит Татьяна Кулагина.— Плюс четыре самовыдвиженца, ребята амбициозные, молодые, которым главное — во власть войти.

Вскоре, однако, выяснилось: дистанция от победы на выборах до строительства лучшей жизни довольно длинная.

— Когда мы в сентябре выиграли, с нами не знали, что делать,— признается Кулагина.— Выборы-то были честными, мы провели серьезную кампанию, выложились по полной... Ну а в октябре-ноябре оставалось только ждать и друг друга успокаивать.

Время было нервное. К полноценной работе Кулагина и соратники смогли приступить только... на прошлой неделе. По закону полномочия бывшего главы Юрия Исаева истекали 12 октября, а до этого времени он должен был назначить исполняющего обязанности, который бы собрал совет депутатов, уполномоченный избирать главу поселения. Исаев, однако, собирать совет не стал. Тогда решили в соответствии с федеральным законодательством встретиться без него и избрать главой поселения Татьяну Кулагину. В ответ прежнее руководство заблокировало доступ к документам и печати, а газеты Истринского района отказались публиковать решение о назначении Кулагиной. Параллельно на депутатов стали давить: сомнительные ходоки, представляясь самыми разными властными структурами, называли Кулагину "неадекватной" и "не понимающей вертикали власти". Предлагали избрать другого руководителя. Команда отбивалась как могла: писали в Совет Федерации, в Госдуму, в прокуратуру. Что в итоге сработало — не до конца понятно, но на прошлой неделе Кулагина провела свою первую планерку на новом рабочем месте — в администрации поселения.

— По учительской привычке я называла ее педсоветом,— смеется Кулагина.— Жаль, по новому закону у местной власти мало полномочий, из содержательного, по-моему, только благоустройство, культура и спорт. С этого и начнем — сейчас нам нужно принять бюджет и генплан, тогда сможем и старые гаражи снести, и зону отдыха оборудовать.

Жизнь в поселении потихоньку сдвинется с мертвой точки, уверены ее избиратели. Учителя начинают водить школьников в музей, а после того как фильм о Глебовке выложили в YouTube, историей родного края заинтересовалась и местная молодежь. С районными властями Кулагина вроде бы помирилась, а в ближайшие дни в поселок, к памятнику на братской могиле, должны приехать губернатор области Андрей Воробьев и крупный федеральный чиновник — к их приезду расчистили площадку и привели в порядок деревья.

— Наши люди достойны лучшей жизни! — восклицает Татьяна Кулагина.— Конечно, такого, как во времена расцвета Глебовской птицефабрики, когда вся страна вкладывалась в поселение, уже не будет, поэтому надо самим учиться устраивать свою жизнь. Мы ведь местные, нам мошенничать незачем, незачем воровать у себя. Что нам нужно — земля, что ли? Зачем? У меня на кладбище место уже заготовлено — рядом с мамой, папой и братом...

Потом задумывается вдруг и начинает рассуждать о том, что благоустройство кладбищ напрасно передали на вышестоящий уровень — это должно быть задачей муниципалитетов. Ее, то есть, задачей.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Мельников

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.12.2014. Просмотров: 255

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta