Россия: O годовщине Великой Октябрьской социалистической революции

Содержание
[-]

***

Российские либералы 90-х сумели остановить коммунизм. Надолго ли? Уже похоже, что нет

Либералы, захватившие власть в России в 1990-е, считали своей главной целью — остановить коммунизм. Им это удалось, думается, временно. Потому что идея коммунизма жива. Жива вообще и жива в России в частности. Годовщина Великой Октябрьской социалистической революции остаётся праздником для миллионов семей и десятков миллионов людей. С праздником, дорогие товарищи!

***

День наш не погас,

Может, и не раз

После расскажут про нас.

Песней станем мы,

Сказкой станем мы,

Будем, как правда, прямы.

Жили мы не зря,

Были, как заря,

В небе победно горя.

— Песня неуловимых из фильма «Корона Российской империи», слова Р. Рождественского

«Ты партию не трогай. Партия — это идея». Эти слова сказала очень старая женщина в самом начале 90-х годов, когда только самый ленивый эту самую партию не пинал. Ровесница века, красный комиссар, прошедшая и строительство новой страны, и 20 лет тюрьмы, лагерей и поселения, у которой оснований для недовольства и критики было, ну, скажем так, несколько больше, чем у нынешних недовольных критиков. Так вот, я хочу немного поговорить об идее. И о сегодняшнем Дне.

Сейчас основной осенний государственный праздник — День народного единства, 4 ноября, память об окончании Смутного времени, когда народ объединился, изгнал захватчиков и восстановил государственность. Можно понять мотивы установления праздника, особенно в нынешних реалиях, наверное, это был правильный выбор. Но людям моего поколения трудно воспринимать этот праздник как личный: нет традиции, и сильна память о другом осеннем празднике. Да, возможно, на демонстрацию ходили и добровольно-принудительно, хотя многие и вполне искренне, но уж устраивать после нее праздник точно никто не заставлял. Помню, искренне восхищались: надо же, как угадал момент! «Вчера было еще рано, завтра будет уже поздно».

И еще трудно потому, что для единства нужна идея. А какая сейчас идея для единства? Что мы строим? И строим ли на самом деле? Для моего поколения традиционный праздник — 7 ноября, день, связанный с Великой Октябрьской социалистической революцией.

Мне очень жаль обращения «товарищ». «Господа» не прижились, нового не случилось. Мне очень жаль, что гимном страны в тот момент, когда надо было сделать окончательный выбор, не стала «Песня о тревожной молодости»: Забота у нас простая,Забота наша такая:Жила бы страна родная,И нету других забот…

Опять же, понимаю аргументы в пользу подкорректированного старого гимна, но как было бы хорошо, если бы почаще звучали вот эти вот слова…

***

Мне очень жаль сегодняшнего праздника. Обидно за то, с какой скоростью и как-то стыдливо мы отказались от своей истории. Небольшая статья — не место для обсуждения столь масштабного события, да и времени прошло не так много для глобального его осмысления. Но вот что очевидно: это было одно из величайших событий не только в истории нашей страны, но и в мировой истории.

А что до соответствующего праздника… Пусть даже сам этот день выглядел не совсем так, как в фильме «Ленин в Октябре». Почему-то никого не смущает национальный праздник Франции — День взятия Бастилии, про День благодарения я уж и вообще не говорю.

Есть такой психологическое явление — нежеланные дети часто чувствуют себя хуже других, вырастают с комплексом неполноценности, зачастую подсознательно отказывают себе в праве на существование, пытаются запустить механизм самоуничтожения. Мы с самого начала были нежеланной страной по целому ряду причин. Но мы у себя есть. Мы не лучше и не хуже любой другой страны и имеем право на свое существование и свою историю. Даже если в ней были неоднозначные события, события, в которых остальной мир видел (и продолжает видеть!) угрозу.

Как имеем право на ошибки, не больше, но и не меньше, чем остальные, если признаем их и постараемся, если возможно, исправить. И имеем право на свои интересы, интересы своего народа, своей страны, своих культуры, образования, экономики.

Октябрьская революция ассоциируется теперь не только собственно с революцией и сменой строя и Гражданской войной, но и с семьюдесятью годами последующей, советской истории. Мы попробовали построить государство на других принципах, и у нас получилось. 70 лет — это очень много для первого опыта. На протяжении этих лет было всякое. Это очень разная история, и про подвиги и достижения, и про жертвы и трагедии, про идею социальной справедливости и про колоссальную несправедливость. Да, было разное. Но вопрос в том, что из этого разного представляется нам главным, важным, что мы будем помнить. Иначе говоря, что останется, когда уйдут не только непосредственные участники событий, но и те, кто помнил этих участников.

Как из истории восстания декабристов мы предпочли помнить, что впервые в истории люди, которые ни в чем не нуждались сами и обладали зачастую огромной властью, задумавшись о судьбах страны и народа, решили изменить несправедливость в пользу справедливости. Хотя и эта история была разная.

В 1991 году закончился Советский Союз. Закончилась история, начатая 25 октября — 7 ноября 1917 года. Вернее, закончился временной отрезок, но не сама история. Возможно, если бы вместо непонятного стремительного посыпания головы пеплом тогда начался подробный анализ этого этапа нашей истории, общественная дискуссия и неторопливое изучение исторического наследия этого периода, были бы проанализированы ошибки и сделаны неангажированные выводы, возможно, настроение в обществе было бы иным, мы бы, подведя итоги, перевернули страницу этой истории и сосредоточились на будущем. Но случилось то, что случилось. Приведу «эпическую» цитату, хорошо иллюстрирующую идеологию 90-х годов.

«Мы занимались не сбором денег, а уничтожением коммунизма. Это разные задачи с разной ценой. Мало кто на Западе понимает, что такое коммунизм на самом деле и какую цену заплатила наша страна за это… Мы знали, что каждый проданный завод — это гвоздь в крышку коммунизма. Дорого, дешево, бесплатно, с приплатой — это двадцатый вопрос, а первый вопрос один: каждый частный собственник в России — это необратимость. Точно так же, как 1 сентября 1992 года первым выданным ваучером вырвали буквально из рук у красных решение об остановке приватизации в России. Точно так же каждым следующим шагом мы двигались в том же направлении. Приватизация в России до 1997 года вообще не была экономическим процессом. Мы решали совсем другого масштаба задачи, что мало кто понимал тогда… Она решала главную задачу — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили, решили ее полностью. Мы решили ее в 1996 году, когда Зюганов отказался от лозунга национализации частной собственности. Отказался не потому, что полюбил частную собственность, а потому, что понимал, что если хочешь власть в этой стране получить, безумие пытаться отнимать все назад. У самого отнимут так, что мало не покажется. Этим самым мы заставили его, независимо от его желания, играть по нашим правилам. Ровно то, чего и надо было добиться».

Самым примечательным было то, что носителями этой идеи были недавние (как бы) комсомольцы и коммунисты, незадолго до того окончательно дискредитировавшие идею коммунистическую. И теперь навсегда ассоциирующиеся с несправедливостью, преступной вольницей, воровством и продажей страны. Они думали, что уничтожают коммунизм. Но у нас не было коммунизма. У нас была идея коммунизма, идея справедливого общества, где от каждого по способностям, каждому по потребностям. Общества, которое выявит и разовьет эти способности, а удовлетворит не только базовые, но и возвышенные потребности. Как и идея партии, лучшие представители которой поднимали бойцов в бой, были первыми в строительстве и восстановлении страны, а не творили ее именем темные дела и не заседали по райкомам на излете страны. А идею убить очень трудно.

***

Так повелось, что в моей семье колыбельными были революционные песни и песни Гражданской войны. Это казалось такой вот нашей особенностью. Но как-то в передаче «Полный контакт» Владимир Соловьев поставил подряд несколько таких песен, и со всей страны стали приходить сообщения: «мы и сейчас их поем», «поем детям», «поем как колыбельные». По всей стране. После почти тридцати лет «уничтожения коммунизма».

А символом эпохи, символом великого слома оказались не «Тихий Дон», не «Бег» или «Белая гвардия», не «Доктор Живаго», не «Комиссар», наверняка более историчные, близкие к реальным событиям, а «Неуловимые мстители». И противостоят они не кажущимся теперь вполне симпатичными «белым», а вот этим вот, могильщикам коммунизма. Несправедливости и упадку. То есть это уже легенда, былина, потребность в связи с тем, что было лучшего в нашей истории.

«Если снова над миром грянет гром,

Небо вспыхнет огнем,

Вы нам только шепните,

Мы на помощь придем».

Миллионы просмотров в интернете. И комментарии: «Родненькие, пора, приходите», «скоро эти песни опять будут актуальны», «а ведь всё вернётся, обязательно вернётся», «то, что сейчас, в этом нет будущего», «может и вправду, пора уже звать на помощь… Класс: была у людей идея, были цели. были стремления, ЖИЗНЬ БЫЛА…»

Вы помните этот фильм? Его не одобрил великий детский писатель Джанни Родари, заметивший, что не может нравиться, когда дети убивают. Я не поддерживаю участие детей в политике, и уж тем более в войне. Но такова уж наша история, наша страшная и, в этом смысле, совсем не европейская история, что у нас дети воевали. Не единицы, но многие. И сейчас мы еще можем успеть сделать выбор: вырастить детей и дать им такое образование, такое воспитание, чтобы они могли анализировать, принимать решения и нести за них ответственность, чтобы они приняли и сохранили страну, чтобы у страны было будущее. Сделать так, чтобы у молодости, хоть и тревожной, была забота о жизни родной страны. Как это есть теперь в нашей общей легенде. Тогда, возможно, и не придется воевать. Или жить сегодняшним днем, проживая и изживая то, что еще осталось. И кто-то, конечно, придет. Вот только на помощь ли…

И последнее. У нас все еще есть наследство, оставшееся от ушедшей великой страны, — люди. Умные, образованные, системно мыслящие, которые помнят, что можно и по-другому. Которые могут еще успеть кого-то выучить, что-то сделать, придумать, решить. Не надо ими разбрасываться. Грядут тяжелые времена. Видимо, мы только входим в глобальный, причем общемировой, кризис. И нам придется решать проблемы в интересах своей страны и своих людей, без оглядки на западные или чьи-то еще ценности, традиции чьей-то демократии и права какого-то, не нашего человека. И помочь нам будет некому. Кроме наших детей.

«Не думай, что всё пропели,

Что бури все отгремели.

Готовься к великой цели,

А слава тебя найдёт…»

С праздником!

Автор: Анастасия Шарова

https://regnum.ru/news/society/2771268.html

***

Комментарий: Великая Октябрьская неудачная революция

То, что произошло в октябре-ноябре 1917 года, - событие исторического значения, как бы мы к нему ни относились. Вот как оценивает его писатель Виктор Ерофеев.

И в самом деле: Великая Октябрьская Социалистическая Революция, как торжественно окрестили коммунисты октябрьский переворот 1917 года, по своим результатам была великой. Она перевернула, по словам Джона Рида, весь мир или же (смотря как смотреть) пустила Историю, как поезд, под откос, но, во всяком случае, она стала, наверное, главным событием ХХ века. Из него, как из сказочного яйца, возникло множество ключевых явлений.

Хотя история не знает сослагательного наклонения, но, думаю, без Октябрьской революции невозможен был бы Гитлер. Ведь, как известно, Советский Союз во главе со Сталиным не дал возможность в начале 1930-х годов объединить левые силы Германии - коммунистов и социал-демократов. И это кончилось, в частности, тем, что Советский Союз, по новейшим данным, потерял в войне с Гитлером больше 40 миллионов человек.

Без Октябрьской революции невозможны были бы Мао Дзэдун и вся новейшая история Китая с ее чудовищной "культурной революцией", истреблением интеллигенции, проституток и даже воробьев, а также с подвигами самого Мао, которые касались как его мифического переплытия Янцзы, так и разных мерзостей.

Без Октябрьской революции, с другой стороны, трудно представить себе активное развитие социальных институций на Западе, переход от капитализма, описанного Марксом, к рыночной социальной экономике, к обществу если не всеобщего благоденствия, то, по крайней мере, цивилизованной демократии. В сущности, бенефициаром Октябрьской революции стал именно Запад, научившийся тому, как не надо делать, и сумевший представить достойную альтернативу советскому тоталитаризму.

Если продолжить разговор о влиянии Октябрьской революции на мировую историю, то ясно, что без Октября не было бы и нынешней ядовитой вспышки международного терроризма. Терроризм - это ведь и наследие большевистской безжалостной тактики не брезговать никакими средствами для достижения своих целей. Ярким и, к сожалению, заразительным примером в этом ряду стала Куба с ее прославленной террористической иконой - Че Геварой. Обожание в разных частях мира этого "профессионального революционера", порожденного также русской революцией, до сегодняшнего дня свидетельствует о том, что в самой человеческой природе заложены семена насилия во имя утопических целей. Они прорастают и в шахидах, в честь которых мы снимаем часы, ремни, ботинки, верхнюю одежду в любом аэропорте мира и колеблемся в выборе между собственной безопасностью и свободой поступков и помыслов.

***

Октябрьская революция 1917 года была столь же неудачной, сколь и великой, по своим результатам. Мы говорили о результатах русской революции для всего мира. Самой же России она не принесла ничего позитивного. Если английскую, французскую и другие европейские революции, несмотря на кровь и ужасы насилия, можно назвать двигателями социального прогресса, то Октябрьская революция обернулась для народов России чудовищной трагедией, равной которой не было в мировой истории. Вот почему разговор о том, что распад Советского Союза является геополитической катастрофой, мне кажется совершенно несостоятельным.

В советском литературоведении часто пользовались терминами "вопреки" и "благодаря" при анализе героев мировой литературы. Если на минуту взять эту методику для определения жизни народа в Советском Союзе, то можно сказать, что он выжил и даже достиг серьезных успехов в науке и в культуре вопреки Октябрьской революции и самому существованию СССР.

В СССР произошла страшная антиселекция населения, когда были уничтожены целые социальные слои - от аристократов до крестьян. Мы превратились в случайных людей. И то, что мы, россияне, не можем до сих пор выбраться из той выгребной ямы, которая была уготована нам Октябрьской революцией, то, что в России по-прежнему не хватает политической культуры, не говоря уже о политической мудрости, - это тоже результат революции. Она утащила нас обратно в пещеры, в архаические представления о добре и зле, лишенные сочувствия к "чужим" и "другим". Она привила нам чувство превосходства надо всеми только потому, что мы - это мы. Она, как бешеный зверь, сначала рвала все русские национальные ценности, которые так внимательно описал Толстой в главах о семье Ростовых. Всеми неправдами раздувала пожар мировой революции, потом бросилась в чудовищный национализм сталинской эпохи, истребивший человеческое достоинство и поселивший в человеке страх, который правит в России до сих пор.

Говорят, что большевики победили, потому что обещали мир и землю. Но все это чистая демагогия. Вместо мира была гражданская братоубийственная война, которая воспитала условную мораль, как верно считал писатель послереволюционной эмиграции Гайто Газданов. Вместо земли было уничтожение лучших крестьян во время коллективизации. Защитники революции скажут: была ликвидирована безграмотность, произошла успешная индустриализация, победили в мировой войне... Но с безграмотностью начали бороться до большевиков, индустриализация шла полным ходом в начале ХХ века, а про жертвы в войне я уже сказал.

Самым обидным и бессмысленным является то, что Октябрьской революции и вообще-то не было. Это был удачный государственный переворот. И как всякий государственный переворот, октябрьские события 1917 года могли случиться, а могли и - нет, рассосаться, растаять в смрадном воздухе Первой мировой войны. Да, Россия нуждалась в революции, и она произошла в феврале семнадцатого. Большевики воспользовались ее слабостями и утопили в крови, терроре и вранье. А дальше включился мотор беззастенчивой демагогии и расстрелов. Это месиво страшной беды так или иначе ощущалось в дальнейшем. Ощущается оно - с новыми нюансами - и до сих пор. Трудно примирить террор и цивилизацию, культуру и насилие, демагогию и разум. Сегодняшние попытки российской власти примирить все и вся построены также на демагогии и атавизме.

***

В России жизнь как условие выживания построена на надежде. Это всегдашняя надежда на лучшее будущее. Будем думать, что однажды, опираясь на новые поколения, эта надежда все же превратится в реальность, и россияне очнутся в нормальном мире. Голова еще долгое время будет болеть, но когда-нибудь мы все же очнемся.

Автор: Виктор Ерофеев   

https://p.dw.com/p/2mxpu


Об авторе
[-]

Автор: Анастасия Шарова, Виктор Ерофеев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.11.2019. Просмотров: 26

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta