Россия: Нужно опираться на собственные силы

Содержание
[-]

Россия: Нужно опираться на собственные силы

Журнал «Профиль»: Сергей Юрьевич, в связи с эскалацией украинского кризиса Россия столкнулась с угрозой широкомасштабных экономических санкций со стороны Запада. Но если нефтяное эмбарго выглядит пока маловероятным, то ограничения на экспорт в нашу страну технологий вполне реальны. Вы согласны, что это станет большой проблемой для нас?

Сергей Глазьев, советник президента РФ: Это одна из наиболее серьезных угроз из всех возможных. У нас из-за разрушения научно-технического потенциала в последние десятилетия образовались существенные пробелы и уязвимые места, и наша экономика во многом переориентировалась на иностранную технологическую базу. Нам надо в спешном порядке формировать программу импортозамещения и создания собственных технологических цепочек, которые для нас критически важны. Эта задача неоднократно поднималась Российской академией наук — в течение последних лет было сделано полтора десятка докладов на эту тему.

 - Но как это сделать?

 - Рецепты здесь очевидные. Надо многократно увеличивать финансирование НИОКР с концентрацией ресурсов в тех секторах, где образовалась критическая зависимость от Запада. Разумеется, мы вряд ли сможем быстро закрыть все пробелы, но на ключевых направлениях нового технологического уклада мы сделать это сможем. Если мы выйдем на передовой уровень хотя бы в некоторых секторах, производящих высокотехнологическую продукцию, пользующуюся спросом на мировом рынке, то нам будет чем обмениваться с другими странами, даже если будут введены санкции. Меняя политику в научно-технической сфере, стоит задуматься и о преобразованиях в институциональной сфере. Может быть, вспомнить опыт, который был в нашей стране, когда Госкомитет по науке и технике СССР внимательно отслеживал существующий технический уровень, выявлял узкие места и формировал приоритеты для их расшивки. Таким образом мы, например, достаточно спокойно пережили санкции, которые действовали против нас после ввода советских войск в Афганистан.

 - Вас обвиняют в том, что вы тянете нас назад в СССР, а ведь советская система оказалась в конечном итоге неэффективной. Не стоит ли попробовать стимулировать инновации с помощью рыночных механизмов, создавая благоприятный инвестиционный климат и конкурентную среду?

 - Такого нигде в мире нет. Только у очень далеких от инженерной практики людей могут быть иллюзии, что рынок сам все отрегулирует. Даже в такой высокоприбыльной отрасли, как нефтегазовая, у нас наблюдается острая нехватка расходов на НИОКР и геологоразведку, что выражается в огромных потерях нашего геологического потенциала и истощении минерально-сырьевой базы. Научно-технический прогресс, который является основой экономического роста, наполовину финансируется государством даже в США, ЕС, Японии. Государство финансирует фундаментальные и поисковые исследования, вводит налоговые льготы для частных предприятий в сфере НИОКР, создает систему венчурных фондов. Инновации — это всегда риски, которые частный сектор берет на себя неохотно. В нашем случае это сопряжено еще и с тем, что создаваемая продукция на первых этапах может быть дороже зарубежных аналогов. Так что без активной государственной помощи нам не обойтись.

 - Но за счет каких средств финансировать нарисованную вами программу технологического развития? Напомним, что недавно рейтинговое агентство Standard & Poor’s понизило кредитный рейтинг России, что неизбежно приведет к удорожанию кредита и сокращению инвестиций...

 - Это усугубляет ситуацию, поскольку многие западные кредиторы уже ухудшили условия предоставления займов российским компаниям и банкам. Если говорить об отдельных компаниях, то они могут сильно пострадать, но в целом состояние нашей финансовой системы позволяет нейтрализовать весь негатив от санкций за счет расширения внутренних источников кредита. Россия является донором мировой экономики — общий объем финансового трансферта из российской экономики остальному миру составляет около $100 млрд в год. У нас ни разу за последние 20 лет не было отрицательного сальдо платежного баланса. Но проводимая денежно-кредитная политика выталкивает наши корпорации за рубеж в поисках длинных и дешевых источников кредита. По мере того как росли наши золотовалютные резервы, росли и внешние заимствования. В них с точки зрения макроэкономики не было никакой необходимости. Денежные власти России так и не научились генерировать длинные деньги. Сейчас необходимо расширять каналы рефинансирования, удлинять сроки кредитования, снижать процентные ставки. Для этого Центральному банку надо научиться контролировать целевое использование кредитных ресурсов, чтобы деньги, направляемые в экономику, не уходили на валютный рынок, на спекуляцию против рубля, на образование пузырей и не перетекали в конечном счете за рубеж.

 - И как же этого добиться?

 - Существующие механизмы банковского и валютного контроля позволяют это делать. Нам также необходимо проводить последовательную политику по деофшоризации. Стоит начать переход на расчеты в национальной валюте, в том числе с Европой и Китаем. Переход на расчеты в рублях должен быть подкреплен созданием системы кредитования внешней торговли в рублях. Задействование внутренних источников кредита потребует модернизации всей финансовой инфраструктуры. Мы должны отказаться от услуг международных рейтинговых агентств, которые нам навязываются при посредничестве ЦБ и Минфина. Нам необходимо создать собственные технологии оценки рисков и опираться на свои рейтинговые агентства.

 - И все же, где взять деньги, если частные и в том числе иностранные инвестиции будут сокращаться?

 - В современной экономике деньги создаются под долги. Американцы печатают деньги под государственные казначейские обязательства, европейцы — под долги своих стран-членов, японцы и китайцы — под обязательства и корпораций, и государства. Здесь не надо изобретать велосипед. Есть два вида обязательств — это обязательства государства и обязательства компаний. Сейчас у нас денежная эмиссия идет в основном по каналу рефинансирования коммерческих банков под залог государственных и частных ценных бумаг, зарегистрированных в ломбардном списке. Но из-за маломощности этого канала получается, что у нас основным кредитором экономики является не Центральный банк, а правительство, которое в течение года накапливает на счетах в банках бюджетные деньги, а в конце года изымает их. В итоге наша денежная политика сводится к циклу: с января по ноябрь экономику кредитует правительство, а в декабре кредитором становится ЦБ. У предприятий при такой денежной политике горизонт планирования ограничивается тремя-четырьмя месяцами. Нам нужно создать полноценную систему рефинансирования коммерческих банков под обязательства предприятий производственной сферы. Здесь я никаких проблем не вижу, эта технология была полномасштабно реализована в Европе после Второй мировой войны. Для этого нужно оценивать риски заемщиков, опираясь на собственную методику, о чем я уже говорил. Нужно также понимать потребности предприятий в кредите. В эмиссии под обязательства государства ключевую роль должны играть банки развития, которые должны фондироваться Центральным банком. Банки развития должны работать по приоритетным проектам государства, таким как строительство инфраструктуры, реконструкция промышленности, модернизация, финансирование ОПК, НИОКР.

 - Не приведет ли такое эмиссионное финансирование экономического роста к всплеску инфляции?

 - Нет, потому что эмитируемые деньги должны направляться на кредитование роста производства и инвестиций. В результате на рынке появляются новые товары, а в производстве внедряются новые технологии, снижающие издержки производства. И то, и другое ведет к снижению цен. Но для этого, конечно, нужно контролировать целевое использование денег, эмитируемых по каналам рефинансирования коммерческих банков.

 - Вы полагаете, что сегодняшнее обострение отношений между Россией и Западом не лишает нашу страну возможности для роста?

 - Слово «кризис» имеет двойное значение в китайском и греческом языке и подразумевает новую возможность. Финансовый сектор у нас является узким местом — в экономике наблюдается нехватка кредитных ресурсов на фоне того, что производственные мощности загружены на две трети, есть избыточная занятость, неограниченные природные ресурсы. За счет перехода на внутренние источники кредита, за счет облегчения доступа к кредиту широкого круга предприятий и компаний, за счет создания эффективной финансовой системы мы сможем проблему санкций превратить в источник роста и обеспечить прирост ВВП на не менее чем 5% в год.

 - Вы верите в то, что политика российского правительства может измениться?

 - Я каждый день работаю в этом направлении. И этот комплекс мер, хотя и медленно, но уже начинает реализовываться. Для развития нужно опираться на свои силы, которые надо создавать и поддерживать. Другого пути у нас просто нет. Конечно, мы могли это сделать и вчера, и позавчера, но сейчас мы стоим перед необходимостью сделать это под угрозой выживания.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Журнал «Профиль», Россия

Источник: glazev.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.06.2014. Просмотров: 190

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta