Россия, Москва: O храме Василия Блаженного в его прошлом и настоящем

Содержание
[-]

«Здесь нужно включать фантазию» 

Храму Василия Блаженного 12 июля исполняется 455 лет. Пообещав в случае победы над Казанским ханством возвести в столице собор невиданной красоты, Иван Грозный наградил Москву загадкой в камне, над которой ломают голову пятый век архитекторы и прохожие.

Мифами и легендами символа Москвы и России накануне его юбилея с "Огоньком" поделилась директор музея "Покровский собор" Татьяна Сарачева.

Покровский собор — одно из немногих туристических мест в центре Москвы, где необходимость в переводе отпадает сама собой. Теряясь за резкими поворотами и пригибаясь под низкими сводами, туристы и не пытаются скрыть удивление, которое на всех языках мира звучит одинаково. Французы скрупулезно изучают снятые с куполов детали, китайцы испытывают акустику, перешептываясь через слуховые оконца в стенах толщиной в три метра, а испанцы безуспешно ищут два одинаковых цветка в растительном орнаменте XVII века.

По мнению директора храма-музея (официально он считается филиалом Исторического музея) Татьяны Сарачевой, главная загадка собора Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву (так звучит его полное название) связана не с потайными ходами и ненайденными сокровищами, она у всех на виду — в мастерстве древних зодчих. О нем Татьяна Сарачева и рассказывает, открывая перед нами неприметную дверь с той стороны собора, что выходит на Москва-реку.

«Коммерсант, Огонек»: — Храм был построен в период Казанского похода царя Ивана Грозного. Значит ли это, что каждая церковь символизирует победу?

Татьяна Сарачева:  — За четыре с половиной века вокруг Покровского собора родилось множество мифов, и это как раз один из них. Собор построен в память о Казанском походе в 1552 году. Накануне похода царь действительно пообещал, что если ему будут благоволить небесные силы, то он возведет храм в Москве. Но нынешний собор был заложен только весной 1555 года, то есть спустя два с половиной года. Дело в том, что на месте нынешнего Покровского собора стояли деревянные церкви, а в камне он был построен позже. Собор уникален, потому что у здания высотой более 60 метров нет глубокого фундамента — только высокий подклет на искусственно подсыпанном холме. Так что сокровища в подвалах собора искать бесполезно — просто негде. Для православного средневекового храма и архитектурная композиция собора — новшество: он состоит из девяти самостоятельных церквей, у каждой из которых свой вход и собственное посвящение. Проще говоря, Покровский собор неповторим.

— Почему памятник державной архитектуры приобрел такой "пряничный" и нарядный вид?

— Если бы мы с вами оказались на Красной площади середины XVI века, мы бы собор не узнали. Он казался более строгим и при этом нарядным: собор был расписан в технике фрески, имитирующей кирпичную кладку, то есть был красно-белым, с цветными изразцами, которые украшали шатер центральной церкви. Разноцветие в росписях и главах появилось только в XVIII веке, когда на средства, выделенные Екатериной II, был проведен ремонт собора. Тогда-то главы окончательно стали цветными и узнаваемыми во всем мире. Обратите внимание: на путеводителях по Москве обычно изображают даже не Кремль, а именно Покровский собор. Это неофициальный символ столицы и России. Музей в Покровском соборе был популярным всегда. Достаточно сказать, что в 1970-е он принял миллионного посетителя за год.

— Такой поток посетителей не влияет на устойчивость собора? Вы же говорите, у него нет глубокого фундамента...

— Он довольно устойчив. Нам остается только дивиться мастерству зодчих XVI века: во время строительства собора они применяли передовые инженерные идеи. Несмотря на отсутствие компьютеров и даже чертежей в современном понимании, собор выстроен очень грамотно. Кстати, это один из первых кирпичных соборов: в XV-XVI веках из кирпича в основном строили оборонительные сооружения, но не соборы.

— Что уцелело в храме Василия Блаженного с XVI века?

— Очень многое. Архитектурная композиция на втором ярусе из девяти церквей, которые никогда не перестраивали. Порталы, полуколонны, небольшие арки в интерьерах, подклет — все это относится к XVI веку. Своды церквей никогда не разрушались, только однажды, когда в ноябре 1917-го Кремль обстреливали, осколки снаряда попали в свод церкви Входа Господня в Иерусалим. Мы специально не реставрируем поврежденный участок стены.

У здания высотой более 60 метров нет глубокого фундамента — только высокий подклет на искусственно подсыпанном холме. Так что сокровища в подвалах собора искать бесполезно — просто негде

Но при этом собор изменился. Поэтому, когда гуляешь по нему, нужно включать фантазию и представлять, что в XVI веке не было крылец, церкви Василия Блаженного, совершенно другой была колокольня. Если отбросить эти более поздние пристройки, то мы увидим здание со строгой композицией: в центре шатровая церковь, ее окружают восемь боковых церквей. Архитекторы расположили их так специально, чтобы глаз зрителя не уставал: когда долго разглядываешь собор, благодаря игре линий невольно замечаешь динамику форм в его облике. Раньше храм был более воздушным, он возносился на высоком берегу реки будто свеча, а более поздние пристройки немного приземлили его.

— Как выбирали место для собора? С одной стороны — Кремль, с другой — Лобное место. Есть какая-то символика в этом расположении?

— Трудно угадать, как заказчик — царь Иван Грозный — выбирал место для храма. Мы точно знаем, что решение, каким быть собору, во многом зависело от митрополита Московского и всея Руси Макария. Скорее всего, именно ему принадлежит идея "города церквей". Обычно заказчики так объясняли свой замысел архитекторам: например, этот элемент должен быть такой, как в Архангельском соборе в Кремле, этот — как в соборе во Владимире, а шатер пусть будет высоким, как в Коломенском, которое находится в другой точке водной артерии столицы — Москвы-реки. Потом мастера объединяли все эти пожелания в едином проекте. Думаю, с нашим собором все было именно так. А может, когда царь возвращался из Казанского похода через Спасские, тогдашние Фроловские ворота Кремля, ему понравился этот взгорок и простор на берегу Москвы-реки. И он возвел на нем самое высокое в столице здание. Пока не перестроили колокольню Иван Великий, именно Покровский собор был архитектурной доминантой в городе: едва завидев его купола, человек сразу понимал, где находится, и не блуждал, не зная дороги и не имея современных навигаторов.

Есть легенда, что храм вынесли за пределы кремлевских стен, потому что в них просто не хватило бы места подобной постройке. Место Покровскому собору, конечно, нашлось бы, но его все-таки возвели на границе с Китай-городом. Возможно, собор символизировал связь между посадскими людьми, горожанами, и средоточием власти — Кремлем.

— Можно сказать, что петербургский храм Спас на Крови — архитектурный преемник храма Василия Блаженного?

— Недавно мы видели обескураженного иностранца перед нашим собором — у него в руках был журнал с фотографией храма Спас на Крови на обложке. Он все недоумевал, каким образом так быстро перенесся или он — в Петербург, или храм — в Москву. Конечно, у храмов есть общие черты: архитекторы конца XIX века, как и многие современные дизайнеры, черпали вдохновение в архитектуре этого средневекового храма.

— Предшественников у храма, конечно, нет?

— На Руси мы их не найдем — стоит обратиться к архитектуре итальянской. Например, к планам архитектора Донато Браманте — создателя базилики Святого Петра в Ватикане, или к чертежам ученого и художника Леонардо да Винчи. В них мы найдем примеры идеального круглого храма с девятью церквями. Конечно, они отличаются от нашего храма, но, согласитесь, заманчиво предположить, что мастера, строившие Покровский собор, либо знали итальянцев, либо сами были из Италии. А центральная шатровая церковь напоминает храм Вознесения Господня в Коломенском. Храм Василия Блаженного — это плавильный котел, в котором перемешались совершенно разные культуры. Причем все это сочетается с удивительным богатством фантазии архитекторов: некоторые элементы убранства, которые можно заметить в одной церкви, ни за что не найдешь на соседней. Иногда мне даже кажется, что Покровский собор строили 10, а то и 20 мастеров, и каждый торопился привнести свое новшество, которое не успел выдумать сосед.

— Покровскому собору несколько раз угрожал снос за всю историю его существования. Чем именно этот сбор вызывал недовольство властей?

— Трудно сказать, так ли это. В Отечественную войну 1812 года в подклете Покровского собора французские солдаты держали лошадей; затем Наполеон собирался взорвать это здание. Однако его планам не суждено было сбыться. После войны Красную площадь начали благоустраивать. Покровский собор обнесли подпорной стеной по проекту Осипа Бове, уничтожили множество сооружений вокруг него — и он принял знакомый нам современный вид. Ведь в начале XIX века собор для нас тоже был бы неузнаваем. Есть даже легенда: когда император Александр I приехал в Англию, ему показали изображение Покровского собора без пристроек — и он тут же выразил желание иметь подобный храм у себя на Родине. На что ему ответили: он уже с середины XVI века стоит в Москве. За свою историю собор несколько раз освобождался от поздних пристроек, росписей, от "крокодильей кожи", по словам реставраторов 1920-х годов. В старину собор, возведенный на открытом после очередного пожара пространстве, "дышал" и воспринимался совершенно иначе, чем сегодня. Он был задуман как архитектурный калейдоскоп: пока с западной стороны к нему не пристроили нарядное крыльцо, у него не было единого фасада, то есть его надо было обходить по кругу и любоваться им со всех сторон.

В созданном в советские годы музее начали проводить выставки: например, в честь годовщины революции 1905 года, съезда ВЛКСМ 1938 года. Это музейные работники пытались уберечь собор и его убранство от уничтожения.

— Почему его собирались сносить в 1930-е годы?

— Нет ни одного официального документа, в котором говорилось бы об этом, но известны генеральные планы Москвы, на одном из которых мы видим абсолютно чистую Красную площадь без храма Василия Блаженного и Исторического музея. Можем только догадываться, почему собор действительно не исчез, опираясь разве что на анекдоты и легенды о некоем партийном заседании, когда Сталин сказал Кагановичу, убравшему было макет собора с карты столицы, вернуть его на место. В 1920-е годы собор активно реставрировали, что, правда, не спасло многие памятники от сноса. В созданном в соборе музее начали проводить выставки: например, в честь годовщины революции 1905 года, съезда ВЛКСМ 1938 года. Казалось бы, какое отношение они имеют к Покровскому собору? Это музейные работники пытались малой кровью уберечь собор и его убранство от уничтожения. Например, как спасали бесценный иконостас? Музейные работники объясняли, что на его примере они и вели антирелигиозную пропаганду: между иконами были помещены соответствующие цитаты из Ленина, Маркса. Они сохранились и в послевоенное время, когда тоже было неспокойно. Тяжело полностью оценить труд историков и реставраторов в первые десятилетия советской власти. И в течение Гражданской войны, и во время строек 1930-х они добивались того, чтобы на реставрацию Покровского собора выделялись средства.

— На ваш взгляд, кто сегодня в храм приходит чаще — русские или иностранные туристы?

— Сейчас больше наших соотечественников, хотя несколькими годами раньше соотношение было другим. Срабатывает стереотип: увидев собор снаружи, многие — и прежде всего москвичи — решают, что видели его целиком. И даже не подозревают, насколько многообразны интерьеры храма. Например, на втором ярусе нас часто спрашивают, как можно подняться выше. Понять снаружи, что у собора только два яруса, почти невозможно. Пять этажей как минимум! Это стереотип восприятия: я видел — значит я знаю. Чтобы понять Покровский собор, надо по нему немного поблуждать, причем лучше зимой или осенью, когда туристов меньше. Иностранцев, впрочем, и сегодня много: они прекрасно понимают, что нигде такого чуда больше не увидят.

— Когда-то давно в подклете собора хранилась царская казна. Какие еще роли, не связанные с церковной жизнью, доводилось играть собору?

— Возможно, это и домысел летописца, но подобные указания встречаются. В подклете собора много ниш, а если их заложить кирпичом, то получается надежное хранилище со стенами толщиной в три метра, которые способны не только выдержать вес собора, но и уберечь богатства от пожаров. В деревянной Москве они не были редкостью.

— Когда вы сами впервые оказались в Покровском соборе?

— Примерно 25 лет назад, когда я и не думала, что буду работать в музее, побывала здесь с дочкой. На меня произвели огромное впечатление архитектурная композиция и иконостасы. Росписи в начале 1990-х еще не были отреставрированы, изнутри собор казался более мрачным. Каждый находит что-то свое в Покровском соборе: сложная архитектура и яркие росписи привлекают любителей русской культуры и истории, для современных дизайнеров это настоящий источник вдохновения, а для детей — просто-напросто архитектурное чудо и кладезь загадок. Он сохранился во многом благодаря тому, что мы сумели минимизировать музейное вмешательство в пространство храма. Богослужения, которые проводятся здесь каждое воскресенье,— это тоже ступенька к пониманию храма Василия Блаженного. Он вовсе не похож на выхолощенный храм-музей, где нет ничего, кроме витрин.

***

Легенд, связанных с Покровским собором, множество. Вот главные

Создатели собора

Одна из загадок Покровского собора — его создатели. По распространенной версии, которая опирается на летопись XVII века, царю Ивану Грозному были посланы два русских мастера — Постник и Барма. Обоих царь ослепил по окончании работ, гласит легенда, чтобы они не воссоздали подобное чудо. Однако есть и другая версия: над Покровским собором работал один человек — именитый псковский зодчий Постник Яковлев по прозвищу Барма, имя которого связывают и со строительством Благовещенского собора Казанского кремля. Третья версия приписывает возведение храма, в облике которого традиции русского зодчества переплелись с архитектурными открытиями эпохи Возрождения, неизвестному мастеру, возможно, прибывшему из Италии.

Юродивый Василий Блаженный

Известный московский чудотворец, который, по легенде, собирал деньги на строительство храма, много времени проводил у его стен. Умирая, он завещал похоронить себя неподалеку от него — гроб на кладбище Троицкой церкви, что на Рву, несли бояре и сам царь, который почитал юродивого "яко провидца сердец и мыслей человеческих". А когда с 1588 года по Москве пошли слухи о чудесах, совершающихся у могилы юродивого, он был канонизирован. Вскоре на месте его погребения появилась новая церковь, которой дали имя Василия Блаженного.

Подклет-сокровищница

На нижнем этаже собора молва прятала то царскую казну, то легендарную библиотеку Грозного. В источниках встречаются упоминания о том, что в подклете хранились богатства царя и зажиточных горожан: мощные стены и вправду могли защитить здесь имущество от пожаров, но с тем же успехом царь мог устроить сокровищницу и в подземельях Кремля. Впрочем, несколько лет назад подтвердилась теория о ходах, ведущих от храма на территорию Кремля,— в случайно обнаруженный провал у фундамента пробрался барсук, предположительно из Тайницкого сада. Как, впрочем, он попал туда — еще одна большая загадка.

Переезд собора в Париж

По одной из легенд времен Отечественной войны 1812 года, император Наполеон Бонапарт был так восхищен красотой Покровского собора, что пожелал увезти его из охваченной огнем Москвы. Когда стало ясно, что оперативно транспортировать собор до Парижа Великая армия не сумеет, император приказал артиллеристам взорвать собор, чтобы он не достался никому. В основание храма заложили взрывчатку вопреки мольбам москвичей, но внезапно пошел дождь и погасил фитили.

 


Об авторе
[-]

Автор: Анна Сабова

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.07.2016. Просмотров: 441

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta