Россия: Кредитная ловушка Центробанка. Необходима система мер для купирования внешних и внутренних угроз стране.

Содержание
[-]

Россия: Кредитная ловушка Центробанка

Очередное повышение ключевой ставки процента по кредитам, эмитируемое Банком России в целях рефинансирования коммерческих банков, сделало кредит окончательно недоступным для большинства предприятий реального сектора экономики.

При средней рентабельности обрабатывающей промышленности в 7,5–8% кредит, выдаваемый по ставкам 10% и выше, не может использоваться большинством предприятий ни для инвестиций, ни для пополнения оборотного капитала. За исключением ряда отраслей нефтегазового и химико-металлургического сектора, реальная экономика этим решением отрезается от кредитных ресурсов, эмитируемых государством.

До этого вследствие бума потребительского кредитования, загнавшего в 10-триллионную долговую яму миллионы граждан, реальная экономика лишилась сбережений населения, которое превратилось в нетто-должника. В дополнение к этому правительство изъяло из нее пенсионные накопления. Санкции стран НАТО лишают экономику основной части внешнего кредита. Для финансирования оборотных средств и инвестиций большинству предприятий остаются только собственные средства, которых явно не хватает для обеспечения не только расширенного, но и простого воспроизводства. Объем прибыли предприятий в этом году составит (с учетом падения цен на экспортные товары) не более 10% ВВП при необходимой норме инвестиций 25–30% ВВП. Нет ничего удивительного в том, что вследствие такого рода решений на фоне оживления экономики почти во всех странах мира в этом году российская испытывает неожиданный спад инвестиций и производства.

Согласно объяснению самого ЦБ, решение о повышении процентной ставки было им принято ввиду внешних обстоятельств: «…цены на нефть значительно снизились, при этом произошло ужесточение санкций, введенных отдельными странами, в отношении ряда крупных российских компаний».

Эта аргументация, равно как и доводы ЦБ, обосновывавшие предыдущие корректировки ключевой ставки, не выдерживает критики.

Фантазии и реальность

Любой предприниматель, имеющий дело с реальной экономикой, а не с утопическими моделями рыночного равновесия, скажет, что повышение процентной ставки влечет удорожание кредита. Это ведет к росту издержек предприятий-заемщиков и соответственно к повышению цен на выпускаемую ими продукцию. Повышение процента сверх нормы рентабельности по активам не имеет смысла для финансирования инвестиций, а сверх рентабельности выпускаемой продукции – для пополнения оборотного капитала. Следствием этого становится сокращение производства, вызывающее рост издержек на единицу выпускаемой продукции и дальнейшее повышение ее цены. Невозможность кредитования инвестиций лишает предприятия возможности снижения издержек путем увеличения масштаба и технологического совершенствования производства, что закрывает основные пути снижения цен.

Все вышесказанное многократно доказано теоретически и подтверждено практическим опытом. Повышение процентных ставок и сопутствующее им сжатие денежной массы всегда, во всех странах приводило к одним и тем же последствиям – падению инвестиций и производства, с одной стороны, и росту издержек – с другой, следствием чего являлось обвальное банкротство множества предприятий, столкнувшихся с невозможностью дальнейшего рефинансирования производственного процесса. И сегодня, так же, как в 90-е годы, эта политика загоняет экономику в стагфляционную ловушку, лишая ее возможности развития.

По всей видимости, руководители ЦБ руководствуются фантазиями, почерпнутыми из учебников по макроэкономике для студентов начальных курсов. В некоторых из них для облегчения восприятия учащимися рыночные механизмы упрощаются до примитивных математических моделей равновесия, почти столетие назад привнесенных в экономическую науку из классической механики. В этих механистических моделях экономика представлена как множество ориентированных на максимизацию прибыли экономических агентов, обладающих совершенным знанием, работающих в условиях совершенной конкуренции и моментальной доступности любых ресурсов. В них увеличение предложения денег, как и любого товара, влечет снижение их цены, что равносильно повышению инфляции. И наоборот, повышение цены денег (процентной ставки) влечет снижение их предложения и падение инфляции. На этом основании в излюбленном монетаристами тождестве Фишера постулируется прямо пропорциональная зависимость между ростом денежной массы и цен. И хотя она статистически не подтверждается, апологеты этой теории упорно исповедуют догму о прямой линейной зависимости между приростом денежной массы и уровнем инфляции, а также соответственно обратной зависимости между последним и процентной ставкой. В силу своей простоты дилетантам она кажется очевидной, благодаря чему легко навязывается общественному мнению.

«Святая простота» руководителей ЦБ, безоговорочно верящих в истинность механистической картины мира моделей экономического равновесия, отнюдь не безобидна и практически подчинена интересам транснационального капитала, частью которого является российская офшорная олигархия.

Происходящее сегодня нарастание кризисных тенденций частично напоминает ситуацию конца 1997 года. Как и тогда, правительство решило резко снизить экспортные пошлины, лишив бюджет значительной части доходов. Начался отток иностранного капитала. Как и тогда, вместо введения ограничений на вывоз капитала поднимались процентные ставки и стимулировалось стягивание капитала на финансовый рынок. Вследствие этого, как и тогда, потеряло смысл кредитование реального сектора и началось падение инвестиций и производства.

Существенная разница заключается в профиците бюджета и отсутствии государственного долга (которое компенсируется наличием аналогичного по весу корпоративного долга), в отказе от поддержания стабильного курса рубля и в наличии больших валютных резервов. Дефолт не грозит государству, чего не скажешь о корпоративных заемщиках.

Имея сегодня намного больший запас прочности, чем в 1997 году, денежные власти сами его разрушают, провоцируя падение деловой активности и дестабилизируя курс рубля. Но это не предотвращает кризис, а лишь растягивает его во времени к удовольствию офшорной олигархии, которая может без особого риска планировать валютные спекуляции. Закономерным результатом этой политики становятся падение производства и инвестиций, снижение доходов, банкротство производственных корпораций, а также очередное обесценение сбережений граждан.

Политика денежных властей уже привела на фоне оживления мировой экономики к стагфляции, проявляющейся в дестабилизации курса рубля и повышении инфляции, с одной стороны, и падении инвестиций и экономической активности, с другой стороны. «Спусковым крючком» кризиса стало введение экономических санкций. С одной стороны, оно выразилось в отказе западных кредиторов от предоставления новых займов российским корпорациям и свертывании иностранных инвестиций. С другой стороны, оно спровоцировало усиление и без того запредельного оттока капитала. Его объем в текущем году ожидается не ниже 100 млрд долл. В том числе не менее трети составляет нелегальный отток (утечка капитала), совершаемый с уводом доходов от налогообложения с ущербом для госбюджета до триллиона рублей ежегодно.

В настоящее время более половины денежной базы сформировано под внешние источники кредита, а посредством офшоров осуществляется 30–40% негосударственных инвестиций. Совокупная внешняя задолженность России достигла 650 млрд долл. (74% долгов номинированы в долларах и евро), превысив объем валютных резервов, который составляет 420 млрд долл. Основная часть внешнего долга приходится на корпорации и банки, в том числе более 60% – на принадлежащие государству. При этом подавляющая часть внешних займов получена из стран, находящихся под юрисдикцией стран НАТО. Введенные ими санкции влекут вывод из России около 11 трлн руб. до конца будущего года. Ужесточение санкций может привести к блокированию российского капитала в офшорных зонах, через которые ежегодно проходит более 50 млрд долл. инвестиций.

Вследствие дестабилизации курса рубля происходит долларизация сбережений граждан, что составляет одну из форм вывода капитала, который уже составил по этому каналу более 30 млрд долл.

Негативные последствия

Несмотря на развернутую США войну против России, ЦБ продолжает держаться за доллар как за первоклассную валюту, используя его и как меру стоимости, и как средство накопления капитала, и как инструмент обмена. Проводимая ЦБ политика подразумевает использование доллара в качестве параллельной, если не основной валюты, по отношению к которой котируется рубль, в которой номинируются валютные резервы, внешнеторговые операции, залоги и кредиты. Эта политика напоминает денежную систему, введенную Третьим рейхом на оккупированной советской территории. Не предпринимает ЦБ мер ни по прекращению оттока капитала, ни по замещению иссякающих внешних источников кредита внутренними. Это многократно усиливает негативное влияние санкций, которое могло бы быть легко купировано простыми мерами валютного контроля в сочетании с расширением внутренних источников кредита. Именно так поступил Виктор Геращенко для выхода из кризиса 1998 года. Зафиксировав валютную позицию коммерческих банков и отказавшись от навязываемого МВФ повышения процентной ставки, Банк России увеличил денежное предложение. Вопреки мнению нынешних руководителей ЦБ, это привело не к повышению, а к быстрому снижению инфляции одновременно с резким подъемом производства и стабилизацией курса рубля. Сегодня ЦБ действует противоположным образом  с соответствующими обратными последствиями: спадом производства, падением курса рубля и повышением инфляции.

Выделяемые Банком России кредиты банковской системе не компенсируют не только вывод капитала западными кредиторами, но даже изъятие денег правительством в стабилизационные фонды. В результате происходит сжатие денежной базы, что влечет сокращение кредита, падение инвестиций и производства. При этом правительство выводит деньги из производственной сферы, изъяв в резервные фонды более 7 трлн руб., а ЦБ выдал кредиты банкам на 5 трлн руб., которые тут же направляются ими на валютно-финансовые спекуляции. Тем самым денежные власти попросту перекачивают деньги из производственной сферы в финансовую, сокращая при этом их объем. К концу следующего года, если политика ЦБ не изменится, прекращение внешнего кредита повлечет резкое сокращение объема денежной базы на 15–20%, что вызовет спазматическое сжатие денежного предложения и приведет к падению инвестиций более чем на 5%, а производства на 3–4%. Сжатие денежной массы создает угрозу обвала финансового рынка, подобно случившемуся в 2007–2008 годах. Отток капитала провоцирует дефолты множества заемщиков, которые могут приобрести лавинообразный характер.

Проводимая ЦБ политика повышения ставки рефинансирования влечет удорожание кредита, закрепляет тенденцию сжатия денежной массы и усугубляет дефицит денежного предложения со всеми указанными выше негативными последствиями. При этом снижения инфляции не происходит как вследствие продолжающегося действия ее немонетарных факторов, так и повышения издержек из-за удорожания кредита, сокращения производства и падения курса рубля. Последнее из-за недоступности кредита не дает позитивного эффекта для расширения экспорта и импортозамещения. Вследствие ухудшения условий воспроизводства капитала продолжается его бегство, несмотря на повышение процентных ставок. Экономика искусственно затягивается в воронку сокращающегося спроса и предложения, падающих доходов и инвестиций. Попытки удержать доходы бюджета за счет увеличения налогового пресса усугубляют бегство капитала и падение деловой активности.

Втягивание экономики в стагфляционную ловушку происходит исключительно вследствие проводимой денежно-кредитной политики при наличии свободных производственных мощностей, загрузка которых в отраслях промышленности составляет 30–80%, неполной занятости, превышении сбережений над инвестициями, избытке сырьевых ресурсов. Экономика работает не более чем на 2/3 своей потенциальной мощности, продолжая оставаться донором мировой финансовой системы.

Чтобы выйти из стагфляционной ловушки, нужно остановить скольжение по спирали «бегство капитала – сокращение денежного предложения – падение спроса и сжатие кредита – повышение издержек – рост инфляции, падение производства и инвестиций». Для этого необходимо одновременно предпринять действия по прекращению оттока капитала, макроэкономической стабилизации, деофшоризации экономики, созданию механизмов кредитования экономического роста из внутренних источников.

Использование комплексной системы мер воздействия на ключевые параметры роста в условиях внешнего давления (детально обсуждены в академическом сообществе, экспертной среде) позволит обеспечить восстановительный рост, проведение импортозамещения, подъем экономики в ближайшие три-четыре года. Для выхода на траекторию устойчивого роста необходимы долгосрочные инвестиции в модернизацию существующих производственных мощностей. Для этого необходимо создать канал рефинансирования Банком России коммерческих банков под залог облигаций и акций системообразующих предприятий по ставке не выше средней доходности по активам обрабатывающей промышленности, с установлением ответственности коммерческих банков за целевое использование получаемых кредитных ресурсов. Здесь необходимо широкое применение принципов проектного финансирования.

Чтобы выйти на траекторию опережающего развития, необходимо резкое наращивание НИОКР и инвестиций в освоение перспективных направлений нового технологического уклада, становление которого закладывает материально-технологическую основу для новой длинной волны экономического роста. Имеющиеся на сегодняшний день институты поддержки инновационной активности с этой задачей явно не справляются. В целях увеличения инвестиций в создание новых производств и освоение новых технологий необходимо сформировать канал рефинансирования Банком России банков развития и контролируемых государством коммерческих банков под права требования на создаваемые активы под 2% годовых и с условием использования кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования с маржой не более 1%. В целях расширения возможностей финансирования институтов развития желательно дополнение бюджетного канала их фондирования механизмом рефинансирования Банком России под 2% годовых на цели проектного финансирования под залог создаваемых активов.

Наряду с созданием механизмов кредитования роста производства и инвестиций в целом должны быть развернуты специальные институты кредитования расширенного воспроизводства отраслей с низкой рентабельностью. К их числу относятся отрасли с явно выраженной сезонностью, цикл оборота капитала в которых составляет не менее года (сельское хозяйство, курортно-рекреационные услуги), и отрасли с длинным производственным циклом (инвестиционное машиностроение, строительство), составляющим более трех лет. Для предприятий этих отраслей должны быть включены механизмы субсидирования процентных ставок через специализированные кредитные институты, некоторые из которых уже действуют. Источником этих средств могут быть стабилизационные фонды, накопленные правительством за счет нефтегазовых доходов. При этом Резервный фонд целесообразно преобразовать в бюджет развития, средства которого должны тратиться на стимулирование инвестиций в перспективные направления роста экономики путем фондирования институтов развития. Для этого накопления Резервного фонда должны размещаться в институтах развития, облигациях госкорпораций, в инфраструктурных облигациях.

* * *

Для выхода на траекторию опережающего развития необходимо многократное расширение финансирования инновационных и инвестиционных проектов. Но это будет иметь смысл только при условии кардинального повышения ответственности за эффективность их реализации. Это предполагает переход на отечественные системы экономической оценки проектов. В частности, в целях снижения системного риска необходима замена иностранных кредитных рейтинговых агентств, аудиторских и консалтинговых компаний на российские во всех процедурах принятия инвестиционных решений органами государственной власти и банков с госучастием. Наряду с этим в целях повышения эффективности инвестиций необходимо создание системы оценки и выбора приоритетных направлений научно-технического и экономического развития в рамках формируемой системы стратегического планирования.

Реализация такой комплексной системы мер по прекращению утечки капитала и переходу с внешних источников кредита на внутренние с одновременной деофшоризацией экономики делает возможным проведение политики опережающего развития на основе многократного повышения инвестиционной и инновационной активности в ключевых направлениях становления нового технологического уклада. Ремонетизация экономики путем форсированного наращивания кредита посредством государственной банковской системы и возвращения из офшоров части выведенного из нее капитала в ближайшие два года позволит выйти на темпы прироста ВВП на 6–8% в год, инвестиций – на 15% в год, расходов на НИОКР – на 20% в год при удержании инфляции на однозначном уровне.

Оригинал 

 


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Глазьев

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.12.2014. Просмотров: 243

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta