Роль и место исламских партий в европейской политике. В Европе растет влияние и пропаганда радикальных исламистских движений

Содержание
[-]

Роль и место исламских партий в европейской политике 

В европейском обществе разгораются дискуссии по поводу активизации участия исламских партий в политической жизни Европы.

Важно отметить, что в данной публикации речь идет в первую очередь об «умеренных» исламских партиях традиционной направленности. Имея перед глазами пример успешно действующих различных христианско-демократических партий Старой Европы, сравнительно молодые исламские партии также стремятся занять свое место в общедемократическом процессе европейской политики. Ведь в Европе растет влияние и радикальных исламистских движений, которые ведут активную пропаганду, принимают в ислам европейскую молодежь, вербуют наемников для участия в боевых действиях в Сирии и Ираке в рядах ИГИЛ.

Мусульмане Европы

Ислам на сегодня является второй по величине религией в Европе, а по темпам роста численности верующих мусульмане уверенно опережают христиан-европейцев. В Европе на сегодня насчитывается до 24 млн мусульман и по некоторым прогнозам их численность может удвоится в ближайшие 15 лет (в т. ч. за счет трудовой иммиграции и более высокого уровня рождаемости в мусульманских семьях). Вместе с ростом численности мусульманских диаспор в европейских странах усиливается их роль и влияние на общественно-политические процессы в Европе.

Мусульмане все чаще оказываются в центре общественного внимания коренных европейцев. Это происходит как после очередной террористической атаки исламистов, так и из-за непрекращающихся дискуссий по вопросам ношения хиджаба, строительства новых мечетей и минаретов, изучения ислама и арабского языка, радикализации молодежи в мусульманских кварталах, шариатских «патрулей» и т. п. Постоянные дебаты ведутся относительно целесообразности членства Турции в Европейском союзе, по проблемам построения мультикультурного общества, эффективности управления иммиграционными потоками, а главное — об отношении европейцев к исламской религии в целом.

Коренные европейцы высказывают все более глубокую обеспокоенность самим фактом наличия иммигрантов мусульманского происхождения. Тревогу вызывает «многочисленность» мусульманского населения, его быстрый рост в результате иммиграции и высокой рождаемости, высокие правительственные расходы на социальные программы поддержки мигрантов, непривычная для европейцев приверженность традициям исламской религии, соответствующим обрядам, поведению и нормам быта, нежелание многих мусульман-выходцев из стран Ближнего Востока и Магриба ассимилироваться в европейское общество, их нежелание учить язык страны пребывания и т. п. После 11 сентября 2001 года мигранты (к которым ранее относились исключительно, как к временной рабочей силе) все более воспринимаются в качестве угрозы национальной безопасности. Мусульманское происхождение участников некоторых резонансных террористических атак способствует широкому распространению в европейском обществе ксенофобских и исламофобских настроений.

Чрезвычайно показательным является пример Чехии, где проживает менее 0,1 % мусульман. При этом, согласно недавним соцопросам — около 87 % граждан Чехии поддерживают введение более жестких правил въезда в страну для представителей мусульманских стран, а две трети чехов выражают свои опасения относительно ислама.

Откровенные провалы политики интеграции мусульманского населения в светское европейское общество приводят к обострению взаимоотношений между коренным населением европейских государств и иммигрантами, росту антииммигрантских настроений и массовым протестам европейцев против «либеральной» миграционной политики национальных правительств. В качестве ответной реакции на требования коренного большинства европейцев национальные органы власти вводят все больше дискриминационных ограничений по отношению к мусульманскому населению. Тут следует отметить массовое введение запретов на ношение традиционных женских мусульманских одеяний (бурки, никаба, хиджаба и паранджи) в общественных местах (Франция — в 2004 и 2011 годах, Бельгия — 2011, федеральная земля Гессен в Германии — 2011, Нидерланды — 2012, кантон Тичино в Швейцарии — 2013). В Италии подобный закон был принят еще в 1975 году. Аналогичные запреты планируются к рассмотрению в парламентах Австрии и Испании. В Швейцарии по итогам референдума в ноябре 2009 года вообще был введен запрет на строительство новых мечетей.

Понятие «толерантности» по отношению к исламу, как религии, и к мусульманским мигрантам, как к «партнерам-соседям» — такое характерное и само собой разумеющееся для украинского общества, — становится все более чуждым для европейских наций. Последние январские теракты исламистов в Париже и реакция на них европейцев еще более обострили эти проблемы. При этом мантры лидеров европейских стран о сплоченности в борьбе «исключительно с терроризмом, а не с исламом», не могут заглушить растущую исламофобию и расовую нетерпимость в европейском обществе.

Одним из катализаторов такой тенденции является отсутствие единой, скоординированной программы правительств европейских государств по отношению к исламу. Программы, призванной предотвратить не распространение ислама вообще, а его радикальных проявлений — радикального исламизма.

В этих условиях, необходимость отстаивания собственных интересов и разрешения насущных социально-экономических вопросов вынуждает европейских мусульман активизировать свое участие в политических процессах. Мусульмане становятся членами политических партий, избираются в городские советы, выдвигаются кандидатами в парламенты всех уровней (от местных до Европейского), участвуют в работе исламских объединений и ассоциаций, создают новые общественно-политические исламские движения и партии.

Политическая активность европейских мусульман. Политические деятели мусульманского происхождения пока еще слабо представлены в европейской политике. Немного их и среди депутатов Европейского парламента, большее количество представлено на национальном уровне, еще большее — на местных (городских и региональных) уровнях. При этом в европейских странах со значительным мусульманским населением (во Франции, ФРГ, Великобритании, Нидерландах и Бельгии) степень их участия в политическом процессе неуклонно растет.

В основном, мусульманские кандидаты выдвигаются в рамках традиционных европейских политических партий. Они стараются не акцентировать внимания на своей этнической или религиозной принадлежности, т. к. это может оттолкнуть от них и немусульманское большинство избирателей (коренных европейцев) и мусульманское меньшинство (из-за религиозных и национально-этнических различий).

Также разнится отношение мусульман к политическим процессам в разных странах. Например, во Франции большинство мусульман являются выходцами из стран Северной Африки. Им свойственны традиционная аполитичность, скептическое отношение и недоверие к выборному процессу. Соответственно, активность на выборах и степень представительства французских мусульман в политической жизни страны крайне низки. Наоборот, в ФРГ большинство мусульман — выходцы из светской Турции, страны с устоявшимися почти демократическими институтами. Поэтому немецкие мусульмане проявляют большую активность на выборах всех уровней. Их представители занимают ряд постов как в органах власти, так и в немецких политических партиях.

Мусульманские кандидаты стараются не акцентировать внимания на своей этнической или религиозной принадлежности. Европейские мусульмане традиционно отстаивают свои интересы через региональные этнические или исламские общественные движения и ассоциации, а также через уже существующие европейские общенациональные либо региональные политические партии. При этом общей тенденцией европейской политики является крайне низкий процент мусульман среди членов традиционных политических партий.

В основном, поддержку большинства европейских мусульман получают левые партии с их либеральной риторикой по вопросам социального обеспечения, миграции или межкультурной политики. Однако усиливающиеся в Европе антиисламские настроения заставляют как правительства, так и левые партийные движения с осторожностью относиться к поддержке мусульманских диаспор, что вынуждает мусульман создавать собственные политические партии.

Исламские партии в Европе

Растущая социально-политическая активность и стремление мусульман к защите своих интересов вызвали тенденцию увеличения количества исламских общественно-политических движений и партий в Европе. В европейских странах активно действует не такое уж и большое число политических партий, представляющих интересы мусульман. Однако с увеличением мусульманского населения его роль в политической жизни Европы будет возрастать, а процессы становления собственных политических партий — усиливаться.

На сегодня в Европе действуют следующие исламские политические партии:

Партия возрождения и объединения в Испании — «Партия возрождения и объединения» (Partido Renacimeinto y Unión España, PRUNE), зарегистрированная в 2009 году в Гранаде. Она призывает к моральному и этическому возрождению общества на основе принципов ислама. Партия активно спонсируется правительством Марокко. Еще в 2011 году планировалось участие этой партии в муниципальных выборах в ряде регионов, но она так и не была представлена в избирательных бюллетенях. В мае 2015 года партия собирается участвовать в муниципальных выборах в Малаге, Мадриде, Барселоне, Мурсии, Валенсии, Овьедо и Толедо.

Партия исламских демократов в Нидерландах — «Партия исламских демократов» (Islam-Democraten). Основанная в 2005 году партия выступает за борьбу с религиозной дискриминацией, увеличение количества мусульманских школ, изучение арабского языка. С 2006 года партия участвует в муниципальных выборах в Гааге, где ее представители занимают несколько мест в городском совете. В начале 2015 года два политика турецкого происхождения, изгнанные из голландский Лейбористской партии, создали новую мусульманскую партию «Denk» (Думайте), с основной задачей — усилить борьбу против расизма и дискриминации в голландском обществе.

Мусульманская демократическая партия в Бельгии — партия «Ислам». Созданная в 2012 году партия по результатам местных выборов в октябре 2012 года получила по одному месту в советах брюссельских коммун Андерлехт и Моленбек-Сен-Жан. В мае 2014 года партия безуспешно участвовала в федеральных и региональных выборах, получив 13,7 тыс. голосов избирателей (0,2 %). Арабская Лига Европы (действующая также и в Нидерландах) создала коалиционную партию «Сопротивление» (Resist) дляучастия в парламентских выборах 2003 года и «Мусульманскую демократическую партию» (Moslim Democratische Partij) для местных выборов 2004 года. Оба проекта оказались неудачными и ее представители не набрали достаточного количества голосов. Свою политическую партию создало и «Движение юных мусульман» (Mouvement des Jeunes Musulmans, MJM), но также безуспешно. Кроме того, две исламские партии участвовали в выборах 2003 года в Брюсселе — NOOR (впоследствии партия «Ислам») и Партия гражданства и процветания (PCP, Parti Citoyenneté et Prospérité). Отстаивающая радикальный ислам PCP набрала на тех выборах около 8 тыс. голосов, однако вскоре развалилась из-за проблем с руководством.

Альянс за мир и справедливость в ФРГ — «Альянс за мир и справедливость» (Bündnis für Frieden und Fairness, BFF). На выборах в августе 2009 года в земле Северный Рейн-Вестфалия этой мусульманской партии удалось впервые добиться положительного результата, и она была представлена в муниципальном собрании.

Союз мусульманских французских демократов во Франции — «Союз мусульманских французских демократов» (L'Union des démocrates musulmans de France, UDMF). На приближающихся в конце марта этого года региональных выборах в законодательные органы ряда французских департаментов эта партия выдвигает несколько кандидатов. Основанная в ноябре 2012 года UDMF насчитывает около 600 активных членов. Это не первая исламская партия во Франции. Аналогичные, но безуспешные попытки предпринимались в стране в 1997 и 2009 годах.

В Швеции — мусульманская партия «Политический Исламский союз» (Politisk Islamisk Samling, PIS). Сформированная в 1999 году организация со строго политическими целями является на сегодня лишь формальным политическим собранием для мусульман.

Движение за права и свободы в Болгарии, имеющей около 13 % турецкого этнического меньшинства, в 1990 году была основана партия «Движение за права и свободы» (ДПС). Она является единственным исключением из общего правила формирования и развития европейских исламских партий, т. к. является в первую очередь турецкой «этнической» партией. Сегодня партия «ДПС» представлена как в национальном, так и в Европейском парламентах.

Исламская партия Британии в Великобритании — в 1989-2006 гг. действовала «Исламская партия Британии» (Islamic Party of Britain), созданная для участия в парламентских выборах. Однако на выборах в 1990 и 1992 гг. усилия партии не увенчались успехом. Партия с программным лозунгом «К лучшему будущему с исламом» ставила своей целью наделение исламской религии теми же правами и привилегиями, которыми пользуется англиканская церковь.

В Норвегии — в 2009 году была образована «Современная партия» (Samtidspartiet). Созданная выходцем из Пакистана, она претендовала на право представлять интересы всех мусульман в Норвегии. На парламентских выборах 2009 года в графстве Осло партия получила 264 голоса (меньше 0,01 %).

Кроме того, в настоящее время некоторые европейские общественные движения и ассоциации добиваются права получения статуса политических партий:

Союз итальянских мусульман в Италии — «Союз итальянских мусульман» (Unione dei Musulmani in Italia, L’U.M.I.). Основанный марокканскими религиозными лидерами в 2007 году в Турине союз ставит своей целью создание мусульманской политической партии. Одноименный немногочисленный союз L’Unione Musulmani d’Italia (UMI), созданный скандально известным с 2001 года Аделем Смитом, всегда позиционировал себя в качестве политической партии. После смерти своего основателя в августе 2014 года, этот союз не имеет перспектив. Другой организацией, представляющей интересы мусульман Италии, является «Союз исламских объединений и организаций» (Unione delle Comunita e delle Orhanizzazioni Islamiche in Italia, UCOII). Организация со штаб-квартирой в Риме была основана в 1990 году на базе более старого Объединения мусульманских студентов Италии (USMI). Официально этот союз не является политической партией, однако является центром многих мусульманских организаций Италии.

Финская исламская партия в Финляндии — «Финская исламская партия» (Suomen Islamilainen Puolue). Эта политическая ассоциация была создана еще в 2007 году, но так и не набрала достаточного количества голосов, чтобы получить официальную регистрацию.

Все вышеперечисленные политические силы нельзя назвать крупными или влиятельными, хотя число их приверженцев будет неуклонно возрастать. Однако общим сдерживающим фактором для развития всех этих партий (за исключением этнической турецкой «ДПС» из Болгарии) является проблема политического объединения из-за религиозных и национально-этнических различий. Ведь потенциальным электоратом для таких партий являются этнические арабы из Северной Африки или с Ближнего Востока, чернокожие мусульмане из Западной и Центральной Африки, выходцы из Турции, Пакистана или Индии. Каждая из этих диаспор имеет свои традиции и жизненный уклад, нормы поведения и быта, придерживается различных направлений и течений в исламе. При этом обычной практикой является доминирование одной из этих этнических групп в районе проживания на локальном уровне. Противоречия между различными диаспорами и взаимное неприятие между ними приводят к тому, что попытки сформировать некую всеохватывающую исламскую партию в большинстве своем заканчиваются провалом.

Другой тенденцией является отсутствие в европейской политике чисто этнических мусульманских партий, представляющих интересы конкретных национальностей за пределами регионов их компактного проживания.

Выводы и прогнозы

Роль и влияние исламских политических партий на политическую жизнь европейских стран несомненно будет возрастать. В первую очередь — на региональном и местном уровнях. Попытки организовать мусульман через общеевропейские или государственные организации пока продолжают оставаться безуспешными, чему препятствуют этнические и религиозные разногласия. Можно полагать, что не найдя своего места в общеполитических процессах, радикальная мусульманская молодежь будет искать ответы не столько в исламском экстремизме или терроризме, сколько в основном в уличных протестах и обще-криминальной активности.

Чтобы воспрепятствовать таким тенденциям соответствующие евроинституты и отдельные европейские государства активизируют реализацию программ по интеграции мусульманских меньшинств. Наряду с этим усилятся мероприятия по приобщению «умеренных» мусульман к устоявшимся общеполитическим и выборным процессам в рамках традиционных политических партий.

Приоритетная для европейцев задача интеграции иммигрантов, тем не менее, вряд ли будет предусматривать существенные им уступки. Наоборот, неизбежное дальнейшее ужесточение иммиграционной политики как на уровне отдельных государств, так и Евросоюза будет только усиливать антагонизм между мусульманами и коренными европейцами.

Рост антиисламских настроений в европейском обществе усилит популярность ультраправых и националистических партий в европейских странах

В свою очередь, рост антиисламских настроений в европейском обществе усилит популярность ультраправых и националистических партий в европейских странах. Это уже находит свое отражение в увеличении представительства таких сил как на местном и национальном уровнях (например, «СИРИЗА» в Греции), так и на уровне Европейского парламента (французский «Национальный фронт»). Последние (в мае 2014 года) выборы в Европарламент убедительно подтвердили популярность разного рода радикально-националистических и сепаратистских партий, набравших в общем зачете около 14,4 % голосов.

Рост националистических и евроскептических настроений в европейском обществе, в свою очередь, может привести к изменениям в партийно-политических процессах как в европейских странах, так и в политике Евросоюза в целом (в т. ч. и по вопросам расширения). Вызванные этими процессами центробежные тенденции на уровне Европы вряд ли усилят евроинтеграционные перспективы Украины. Наоборот, угроза активизации дезинтеграционных процессов среди европейцев приведет к сужению временных рамок приобщения Украины к политике «открытых дверей» Евросоюза.

Такая ситуация в очередной раз остро ставит вопрос об ускорении проведения национальных украинских реформ, направленных на европерспективу, неотложность и жизненная важность которых не только очевидна, но и (пока еще!) на сегодня крайне востребована украинским обществом.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: «Борисфен Интел», Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.04.2015. Просмотров: 396

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta