Роль Соединенных Штатов в мире многих раздражает, но и очень недооценивается

Содержание
[-]

Почему Америка всем надоела

Как бы сие банально ни звучало, но Соединенные Штаты не похожи ни на одну страну мира. И ни одно другое государство на нашей планете не вызывает столь бурные и противоречивые эмоции – от подчеркнуто нелепого обожания и гротескного поклонения до лютой нескрываемой ненависти.

Об Америке (как и о футболе) по-прежнему могут, не моргнув глазом, высказать свое мнение абсолютно все, что в нашей стране, что в любой другой – от рядового телекомментатора до не менее рядового депутата. Плюс на Америку принято либо молиться до нанесения травм собственным лобовым выступам, либо именно на нее можно всегда свалить вину за все на свете – от уличного протеста в Африке до появления вируса в Азии.

Однако важнейший и, пожалуй, самый недооцениваемый аспект факта существования современных США обычно упускается из виду. А именно: с момента окончания Второй мировой войны именно Америка фактически управляет неким глобальным правительством, выполняя многие его важнейшие функции и «командуя всемирным парадом», как если бы наша планета была какой-то единой страной.

Разумеется, этими самыми «мировыми правителями» очень многие не просто недовольны, но и открыто возмущаются. Американцы лезут во все дырки. Всем, кто не согласен жить по-американски, угрожают. «Непонятливым» для начала читают устами своих министров и президента «обучающие лекции», а если кто не понимает «по-хорошему» – пуляют ракетами и устраивают разного рода «цветные политфестивали» по свержению законно избранных правительств (в американской интерпретации – диктаторов и нарушителей прав человека).

Если внимательно пройтись по списку недовольных Америкой, то выясняется, что даже среди ее союзников (не говоря уже о РФ и Китае) полным-полно несогласных и возмущенных. А если какой мировой политик утверждает, что их, американцев, надо как можно скорее поставить на место, сократить зоны американского влияния и отказаться от доллара с картинками президентов этой страны – так вроде как сразу же после подобных мер вокруг установится так называемый многополярный мир. А жизнь нашей планеты станет справедливее, и главное – безопаснее.

Но ведь даже если всем вроде как надоевшую своей наглостью, беспардонностью и вызывающей спесью Америку с поста мирового лидера попытаться отодвинуть, то в глобальном, а отнюдь не местечковом масштабе неизбежно возникнет очень даже серьезная проблема. Готов ли кто-то взять на себя американские обязанности и ответственность по огромному числу проблем, с которыми сегодня сталкивается мир? Есть ли вокруг нас на сегодняшний день такие желающие? Тем более что ведь ни Россия, ни Китай, ни кто-то иной даже в помине этого не потянут, хотя и не особенно пока к этому стремятся.

В результате каждый раз на встречах глав государств БРИКС подспудно доминирует уже не первый год одна и та же тема: позволять Америке по-прежнему править миром или с ней всем неамериканским коллективом продолжать бороться? Вот только по какой-то заколдованной случайности борцов с Америкой, как правило, в серьезном, а не декларативном формате так пока и не находится. Да и поддерживать хотя бы минимально конструктивные (если уж не партнерские) отношения с США желающих на порядок больше, чем тех, кто брызжет от ненависти в отношении Вашингтона исключительно антиамериканской слюной.

Если же забыть о существовании целого сонма различных международных организаций, континентальных и региональных структур самой разнообразной политической и экономической раскраски, то на сегодняшний день именно Соединенные Штаты функционируют не только как сильнейшая мировая держава, но и как негласное всемирное правительство. С той лишь разницей, что за него никто за границами Америки не голосует, а его распоряжения и указания далеко не всеми принимаются в мире как обязательные к исполнению.

Америка ведь по своему собственному усмотрению устанавливает некий «правильный» порядок для всех остальных государств мира. Правда, возмутительно? Еще бы. Да кто же с таким смирится? Поэтому показать себя на людях антиамерикански настроенным считается отнюдь не только в России, но и во многих других странах мира неким высшим политическим пилотажем. Правда, это происходит до того момента, пока критик США не встречается с самими американцами (особенно на что-то в мире влияющими).

И тут происходит прямо-таки магическое перевоплощение (особенно часто мне доводилось это видеть в Вашингтоне в лице президентов и премьеров постсоветских стран, их коллег из Латинской Америки и Африки). Куда сразу же девалась их антиамериканская спесь! И тут же они, заливаясь соловьем, выступали и «за равноправное и взаимовыгодное сотрудничество с США», и за «понимание американской позиции по ключевым вопросам современности», и за «важность инвестиций из Соединенных Штатов в национальную экономику». Не говоря уже о том, что практически у всех членов правительств государств Южной и Центральной Америки, а также Карибов дети, внуки и даже правнуки многочисленными семьями обитают именно в США, а вовсе не в Гондурасе или Гаити.

Беседуя в Вашингтоне с первыми лицами самых различных государств мира, мне часто приходилось слышать жалобы, будто США – это «самый большой и опасный террорист в мире». Это они, американцы, нападают на всех слабых, бомбят, не спрашивая ни у какой ООН разрешения, того, кто посмеет им в чем-то перечить. Да и единственное применение ядерного оружия в истории человечества совершили именно Соединенные Штаты. То есть известная доля сермяжной правды в этом обличении, очевидно, присутствует. Но это только для тех, кто с Америкой не связан и ею не управляет.

А вот сами американцы – что политики всех мастей, что политологи – абсолютно уверены, что только Соединенные Штаты обеспечивают и координируют самую важную борьбу в мире с самой для него серьезной угрозой (хотя с этим очень даже можно поспорить) – распространением ядерного оружия в «отмороженных государствах» и среди террористических групп. Именно Америке есть дело до ядерного разоружения Ирана и КНДР (непонятно, правда, а с какой стати, если ядерное оружие имеется и у самих США, и всех тех, кто пытается всем остальным его владение запретить). А вот другие государства подобный вопрос не особо волнует (кроме бесконечных дипломатических дискуссий).

А посмотрите на состояние мировой экономики. В ней Соединенные Штаты играют роль своего рода мирового экономического и финансового надсмотрщика и обеспечивают относительную стабильность всей системы мировой торговли. Разумеется, все это делают вовсе не ООН, не ВТО, не все остальные с виду предназначенные именно для этого международные структуры. Да в принципе и само их существование в любую секунду без американского участия (особенно финансового) потеряет всякий смысл.

Сколько лет на всех мировых форумах только и твердят: доллар США теряет свои позиции, он уже не главная валюта в мире, настало вроде как время с ним покончить окончательно и бесповоротно. И что? Да все по-старому. Единственной мировой валютой – что в Челябинске, что в Читтагонге – по-прежнему остается именно американский, а не австралийский или канадский доллар. И это, между прочим, тоже своего рода гарантия для всего мира, что на что-то реально осязаемое в мировых финансах по-прежнему можно не только банкирам-ростовщикам, но и обычным, еле сводящим концы с концами гражданам ориентироваться.

А ведь именно США после окончания Второй мировой войны обеспечивают сравнительно гарантированный и бесперебойный поток энергоресурсов на глобальные рынки, в том числе – из района Персидского (Арабского) залива. Опять-таки это может очень сильно не нравиться целому ряду стран, в том числе в мире весьма влиятельных. Но начнись в этом снабжающем энергией мир регионе крупный конфликт, навести там порядок ни у кого другого (по разным причинам) ни рука, ни сжимаемое в ней оружие не поднимется. За исключением американцев. Вспомните хотя бы «Бурю в пустыне» на территории Кувейта, занятой иракскими войсками.

Не случайно, что в том же Вашингтоне помимо всего прочего расположены штаб-квартиры таких контор, как Всемирный банк, Международный валютный фонд, Межамериканский банк развития и Организация американских государств. Да, можно с уверенностью сказать, что американская администрация имеет на эти структуры огромное и во многом определяющее влияние. Ну так пусть попробует кто другой нечто подобное над этими и иными организациями установить. Не думаю, что какая-то из этого выйдет польза.

Что же касается МВФ, то ни для кого не секрет, что американцы фактически им руководят (назначаемые туда по квотам европейцы и прочие клерки из других стран ни на что в глобальном масштабе не влияют) и выступают единственным гарантированным, замечу, заемщиком для стран, оказавшихся в финансовом тупике. Можно осуждать эту практику, можно полностью отказаться от любых дел с МВФ и его кредитами. Но ничего другого, что бы именно в мировом масштабе позволяло той же Аргентине по причине неизбежного финансового краха избежать гражданской войны (или вспомните ту же ситуацию в РФ в начале 1990-х), нет, и пока никто ничего похожего не придумал.

Кстати, в списке стран, против которых Америка ввела различные санкции, насчитывается 87 государств. При этом США довольно успешно заставляют к этим санкциям присоединяться своих ближайших вассалов-партнеров. Почему никто из них особо не упирается? Да потому, что Соединенные Штаты – крупнейший потребитель товаров со всего света: что китайских, что мексиканских с канадскими. Товаров самых разнообразных и в огромных количествах. Есть в мире страна, которая по этой позиции сможет заменить Америку? Да нет таковых. Поэтому, когда Вашингтон предлагает альтернативу – торговать с Россией, Ираном и КНДР или с американцами, выбор все без исключения страны мира сделают правильный.

Еще вот что надо обязательно учитывать. Если жгучее желание пнуть Америку ногой под столом перевешивает некое разумное начало, а потом так и захочется рассказать о содеянном на каком-нибудь форуме без участия американской стороны, помнить стоит следующее. Роль «мирового надсмотрщика», «распоясавшегося жандарма», «волка-санитара» в политических и торговых чащобах США взяли на себя отнюдь не по собственному желанию. А в силу сложившихся после Второй мировой войны обстоятельств.

Были ли шансы на подобное у кого другого? В принципе нет. Да, это сам западный мир вроде как негласно «поручил» американцам как наименее пострадавшим в войне, да еще с ядерной дубинкой в руках, взять на себя бремя защиты его интересов. Чтобы было совсем страшно, взяли и провозгласили своей целью борьбу с коммунизмом (хотя понятия не имели, что это такое и какой строй на самом деле в СССР). И что показательно: до сих пор никто даже не собирается с американцами соперничать в том, чтобы взваливать на себя все те «западные обязанности», которые по случаю тогда перепали Америке.

Никто и не спорит, что «мировое американское правительство» вполне обоснованно и регулярно во всем мире критикуется. Согласен: иногда оно просто кошмарно работает и проваливается. Но, на удивление даже самых записных критиков США, в определенных ситуациях просто поражаешься, что это самое «мировое правительство» вообще работает. А не приводит ситуацию к вооруженным столкновениям и горячим войнам со всемирными катастрофическими последствиями.

И здесь возникает резонный вопрос: если Америка столь важна и необходима для всего мира и обеспечивает столь важные составляющие его нынешнего существования, то почему же Америку столь люто многие откровенно ненавидят? Причем даже в тех странах, для которых, казалось бы, Соединенные Штаты сделали массу очень даже полезных и важных вещей?

Завидуют? Ну, так всегда было и будет, что богатым, здоровым и успешным (по крайней мере, внешне) и завидуют, и желают зла (если ты и твои близкие сами туда еще пока не перебрались). В конце 1990-х во время работы в ООН мне никак не желал выдать ооновские водительские права начальник транспортной службы родом из Ирака. Тогда как раз американцы бомбили его страну, а Россия вроде как этому не осмелилась помешать. А поскольку у меня основные водительские права были выданы в Вашингтоне, а паспорт был российский, то этот самый транспортный начальник мне откровенно признался: «Ты права у меня не получишь никогда, потому что ответишь тем самым и за бомбардировки Клинтона, и за бездействие Примакова».

Когда же я ему объяснил, что лично в бомбардировках Ирака не участвовал и помешать с российской стороны им никак не мог, он сменил гнев на милость и после того, как подписал мне бланк на получение ооновских прав, полушепотом промолвил: «У меня сыну 20 лет. Помоги ему попасть в Америку – на любую учебу, работу – куда угодно». «Как же так, – говорю ему, – ты же только что эту самую Америку поливал помоями, называл их проклятыми империалистами и врагами всех арабов в мире. Так зачем твоему сыну туда ехать и пытаться там остаться?» Он посмотрел на меня с грустной улыбкой и промолвил: «А ты что, разве не понимаешь?»

На этой почве периодически у отдельных оппозиционных политиков (но не глав государств) возникает страстное желание Америку как-то подвинуть в мире с командных постов. А уж о так называемом современном полицентричном мире чиновники каких только стран, занимающиеся внешней политикой, не твердят! В какой-то степени, может быть, подобное сделать было бы желательно. Но…

А ведь не было с момента окончания Второй мировой войны ни одного совместного усилия со стороны ряда стран или групп отдельных государств не только для того, чтобы хотя бы в чем-то ограничить американское влияние, но и чтобы попытаться его заменить чем-то своим, собственным, и главное – эффективным.

Замечу, что при всей довольно примитивной антиамериканской риторике против США не было за все послевоенное время создано никаких сильных и влиятельных коалиций других стран. Причем прежде всего потому, что на деле (а не в политической риторике, не имеющей практического применения) они вовсе не считают, что США им чем-то реально угрожают. Как показывает практика, во многих случаях правительства антиамерикански настроенных государств в случае возникновения внутренних проблем обвиняют в этом некоего ненавистного внешнего врага. А Соединенные Штаты для этого – самый подходящий клиент.

Хотя если непредвзято оценить все те смены власти, которые произошли в последние несколько лет в целом ряде государств (Украина, Грузия, Боливия, Ливия, Ирак, Афганистан), «американское вмешательство» в эти процессы составляло от силы 10–15%. Все остальные причины – полный бардак в самих этих странах, полнейший развал их государственности, гнилость и продажность тамошних политиков, вреда от которых своим же странам намного больше, чем от деятельности пресловутого «вашингтонского обкома».

И тут, казалось бы, парадокс. Стоит кому-то из экспертов о подобном заикнуться (и не только в России, Китае или Иране, но и в Европе), такого человека могут обвинить в продажности или в пребывании на зарплате у Госдепартамента США. Зато на шее Америки любят покататься ее многочисленные вроде бы «союзники», которые на деле являются просто обычными циничными вассалами. А нынешний президент Дональд Трамп использует в их адрес весьма унизительный термин «фри райдерс», то есть «любители покататься на халяву».

В связи с тем, что мир нынче совершенно непредсказуем и нестабилен, да и идет он куда-то явно не туда, сами американцы задаются все чаще вопросом: как долго их страна будет оказывать остальному миру некие услуги, которые США сами на себя взвалили в лице «единственного мирового правительства»? Скорее всего большинство стран мира будет и дальше критиковать Америку и обвинять ее во всех смертных грехах, присущих современному человечеству. И утверждать, что Америке «вот-вот наступит каюк», ее раскол на левых и правых, либералов и консерваторов, демократов и республиканцев столь кошмарен, что страна эта уже в самом ближайшем будущем расколется на несколько государств (был один такой российский «эксперт», который предсказывал подобное еще к 2010 году).

Вне зависимости от того, кто будет следующим президентом США, его будут по-прежнему осуждать за все, что в мире по-американски происходит. При этом сами недовольные Америкой и ее поведением постараются любой ценой ни во что принципиально важное для мировых дел не вмешиваться (только представьте себе, что по генералу Сулеймани запустили бы ракеты болгары или голландцы – ведь они тоже члены НАТО).

А что случится, если Америка в один прекрасный день элементарно умоет руки и публично заявит устами своего президента (этого или нового): «Все, мы уходим». Готова ли какая-то другая страна или группа стран взять на себя американские «глобальные обязательства»?

Вряд ли у кого-то остаются сомнения в том, что никакие ООНы, ЮНИСЕФы, МВФы, Всемирные банки и даже НАТО с ОДКБ ровным счетом ничего и никому в мире не гарантируют и не обеспечат. Есть, правда, идея разделить нашу планету на несколько зон ответственности (вот уж с чем США никогда заведомо не согласятся в силу своей мессианской культуры и ощущения собственной всемирной исключительности), в каждой из них будет рулить «по взаимной договоренности» самый сильный и влиятельный в регионе. Но это будет уже похоже на борьбу без правил за штурвал мирового корабля сразу нескольких капитанов.

В результате подобной неизбежной потасовки такой корабль гарантированно либо сядет на мель, даже не выйдя из порта, либо неизбежно и в очень короткие сроки потерпит крушение в открытом море. На это нынче куда больше шансов, чем была вероятность столкновения с айсбергом «Титаника».

Автор: Юрий Сигов,  журналист-международник.

http://www.ng.ru/ideas/2020-02-26/7_7803_usa.html

***

Приложение. Над пропастью во лжи, или Вся правда о Бреттон-Вудсе (в порядке справки)

В 1913 году в США был принят закон о «Федеральном резерве», который обеспечил контроль над эмиссией и денежным обращением со стороны частных лиц (бенефициаров банковской системы). Именно этот момент и можно назвать точкой окончательного формирования «Западного» глобального проекта, который в этот момент еще находился в сетевой стадии.

Кстати, сразу отвечу разным критикам, что якобы ФРС является государственной структурой, поскольку ее руководителя назначает президент США (с согласия Конгресса). В реальности совет управляющих ФРС состоит не только из назначаемых президентом членов (которых, кажется, 4 или 5), но и из ротируемых председателей резервных банков (всего их 12), которых в совете управляющих всегда больше половины. А резервные банки — частные, так что контрольный пакет не у государства.

В то время доллар был еще привязан к золоту (как видим, это далеко не специфика бреттон-вудской модели), и потому печатать их вот прямо, без ограничений, для удовлетворения интересов банкиров, было сложно. Поэтому во время «Великой» депрессии использовалась другая схема, которая позволяла перераспределять активы в пользу банкиров, которые могли получать кредит (в условиях денежного голода) практически в неограниченных масштабах. Они их получали, выкупали интересные активы, а затем ФРС убирала с денежного рынка избыточную ликвидность. Иными словами, ФРС фактически облагала специальным налогом всех владельцев денег в пользу своих бенефициаров.

Тем не менее доля финансистов в перераспределении прибыли была на тот момент ограничена, не более 5% от её общего объема. Беда была в том, что банкирам нужна была эмиссия и для её получения был придуман замечательный инструмент: бреттон-вудская модель. Смысл её был прост: доллар должен был стать главной мировой валютой и заменить в резервах и обращении другие региональные валюты. Именно для этого и была проведена бреттон-вудская реформа мировых финансов.

На первом этапе она касалась только Западного мира (СССР в конференции участвовал и документы подписал, но затем их не ратифицировал, а в 1950 году привязка рубля к доллару была отменена, и он был привязан к золоту). Но в результате образовался колоссальный ресурс эмиссии доллара (сфера обращения которого серьёзно увеличивалась), который и позволил бенефициарам ФРС легализовать эту эмиссию как свою прибыль.

Экономический смысл этой операции состоял в том, что вся Западная Европа (с которой и начался процесс превращения доллара в мировую валюту) представляла собой в 1945 году гору битого кирпича. И даже если построить заводы (а они строились), то продавать их продукцию было некому. И фокус состоял в том, что для стран Западной Европы открыли не только план Маршалла (то есть долларовые инвестиции!), но и рынки США. На которых можно было получать прибыль, продавать свой товар. Но! Только за доллары.

Соответственно, уже под эти доллары (получившие название «евродоллары») можно было выпускать национальные валюты (под присмотром бреттон-вудских институтов, МВФ, Мирового банка и ГАТТ, которое потом сменило своё название на ВТО) и платить ими зарплату, обеспечивая внутренний спрос. Но вся эта модель могла работать только потому, что на тот момент доля США в мире, и по потреблению, и по производству, составляла более 50% мировой. Затем эта схема была повторена для Японии и Тайваня (после провозглашения в 1949 году социалистической КНР), для Южной Кореи и Гонконга и, наконец, для самого Китая. К слову, сравнивать рост Китая и СССР совершенно некорректно: если бы доступ на рынки США получил бы СССР, экономический рост в нём был бы колоссален. Но ни СССР, ни Россия доступа на американские рынки не получили.

После кризиса 70-х годов (который был связан с тем, что все потенциальные сферы расширения доллара были исчерпаны, а доля финансового сектора в перераспределении прибыли выросла в США до 25%) начавшаяся политика «рейганомики» придала бреттон-вудской модели окончательный вид. Теперь она выглядела так. С одной стороны, транснациональные банки за счёт эмиссионных долларов инвестировали в страны с дешёвой рабочей силой, что позволяло создавать там производство дешёвой продукции. С другой — за счёт этих же эмиссионных долларов кредитовался частный спрос в США (и других странах западного мира), что позволило резко повысить уровень жизни населения и сформировать доминирующий в социальной системе «средний» класс, сформировав тем самым устойчивый стереотип потребительского поведения.

С 1981 по 2008 год средний долг американского домохозяйства вырос с 60−65% от реально располагаемых доходов до более чем 130%. При этом стоимость обслуживания этого долга всё время сокращалась, поскольку падала стоимость кредита (учетная ставка ФРС за этот же период упала с 18% практически до 0). При этом покупательная способность средней заработной платы в США находится сейчас на уровне конца 50-х годов. Зато доля финансового сектора в части перераспределения прибыли в свою пользу выросла уже до 50% (а в отдельные моменты поднималась даже выше).

К 2008 году ситуация стала критической: граждане «развитых» стран тратят устойчиво больше, чем реально зарабатывают, частный долг запределен, а рефинансировать его при низких ставках невозможно. Бреттон-вудская система зашла в тупик. Обращаю внимание, кстати, что к механизму валютных обменов эта система вообще никакого отношения не имеет.

Тем не менее бреттон-вудские институты (МВФ, ВТО, Мировой банк и аффилированные с ними рейтинговые агентства, консалтинговые и аудиторские компании) продолжают жестко требовать соблюдения принимаемых ими правил. В частности, вывод бюджетных денег из российской экономики (т. н. «бюджетное правило», в соответствии с которым все нефтяные доходы от превышения мировых цен выше некоторого уровня, выводятся из страны), запрет на ограничение валютных спекуляций, рестрикционная кредитно-денежная политика — всё это требования МВФ.

Беда всей системы в том, что она больше не способна обеспечить экономический рост в мире. Эмиссия больше не вызывает рост, более того, уже более 10 лет капитал в мире не воспроизводится. Банкиров это не очень бы волновало, если бы они имели контроль над эмиссионным институтом, но бреттон-вудская реформа мировых финансов в 1944 году не была доведена до конца, ФРС осталась в национальной юрисдикции. Банкиры за прошедшие с тех пор годы пытались эту ситуацию изменить, в частности в 2011 году, но у них ничего не получилось (знаменитое дело с арестом Стросс-Кана). Теперь уже Трамп активно и небезуспешно подминает под себя руководство ФРС, выводя её из-под номинального контроля банкиров.

В общем, на сегодня можно сказать, что бреттон-вудская модель мировых финансов закончила свою историю, и самый главный вопрос, который при этом возникает: какой будет новая модель…

Источник - https://regnum.ru/news/economy/2850991.html

***

Дополнение. Либерализм с нечеловеческим лицом

К «либерализму», как его описывают в философских словарях, эта модель социально-политических отношений, выстроенная в интересах одной, достаточно узкой экономической группы, никакого отношения не имеет. Впрочем, это довольно часто осуществляемая в реальной жизни система подмена понятий, направленная на обеление того или иного явления и маскировки его реальных целей и смыслов от общества.

Описание окружающей нас либеральной парадигмы — тема важная, а потому и само её определение нуждается в чётких и понятных формулировках.

  • Первое. Современный либерализм — это не философский термин, это социально-политическая (не экономическая!) идеологическая модель, выстроенная в интересах финансистов. Здесь необходимо уточнение, что значит «в интересах»? Это значит, что целью этой модели является такое построение социальных и политических институтов, механизмов и структур, которое минимизирует разрушение власти финансистов на политическом уровне. Отметим, что эта задача была решена практически полностью — пока ещё не было ни одного случая избавления от доминирования финансистов на политическом уровне. Про экономику пока говорить не будем.
  • Второе. Причиной доминирования финансистов является их ключевое влияние с точки зрения обеспечения экономического роста во всём мире. Не вдаваясь в детали (которым посвящена вся моя деятельность последних 20 лет и которые можно прочитать в моей новой книге), могу только отметить, что доля финансового сектора в перераспределении прибыли в экономике за последние 80 лет выросла с 5% (то есть нормальной ставки посредника) до более чем 50%. Есть что защищать.
  • Третье. Для финансистов всегда особую опасность представляют консервативные идеи и концепции. Поскольку они крайне негативно относятся к ростовщичеству во всех его формах (в том числе ссудному проценту). Нет, это не значит, что его в консервативных обществах не существует, но он общественной моралью не поддерживается и не одобряется. Что, разумеется, создаёт для финансистов (банкиров) постоянную угрозу. В том числе их политическому влиянию, без которого обеспечить существенный рост доходов невозможно. При этом обойтись без ссудного процента современное общество не может, капитализм так устроен, что без кредита построить индустриальную экономику просто невозможно. Но при этом доля финансового капитала (с точки зрения консервативной логики) должна быть ограничена, в то время как в реальности она всё время растёт. Так что проблема у финансистов реально была.
  • Четвёртое. Главным носителем консервативных ценностей является семья. И финансистам всегда очень хотелось этот институт ограничить. Но это было невозможно до недавнего времени, поскольку именно семья, через пропаганду консервативных ценностей, обеспечивала социальную стабильность общества. Трогать семью было нельзя, до тех пор, пока не был придуман новый механизм обеспечения социальной стабильности. Механизм этот был построен на институте «среднего» класса. Попытки его создать были давно (с момента создания ФРС США в 1913 году), но беда была в том, что пребывание в этом «классе» было, во-первых, ограничено по времени, а, во-вторых, его влияние во всём обществе было недостаточно. Ситуация изменилась после начала «рейганомики» в 1981 году, когда «средний» класс стал доминировать в западном обществе.
  • Пятое. «Средний» класс нуждается в государстве (финансистов) и социальной стабильности, поскольку имеет активы (которых нет у бедных), но не имеет самостоятельных ресурсов для их защиты (как богатые). И финансисты предлагают такие институты (от имени государства), что даёт им возможность перестраивать социально-политическую систему в своих интересах. И интересы эти направлены на разрушение консервативных институтов, прежде всего семьи.

Важное и принципиальное замечание:

Проблемы либеральной группы в России не только в том, что она не в состоянии обеспечить экономический рост. Она ещё и в том, что, будучи созданной в процессе приватизации, она защищает интересы крупных собственников (частью которых себя ощущает), а не «среднего» класса. В результате защита собственности в России стоит очень дорого, рядовому представителю «среднего» класса не по карману, и это создаёт дикую ненависть у общества в целом к либеральной идеологии даже у тех, кто теоретически должен был бы эту идеологию поддерживать.

Вся современная либеральная концепция в отношении семьи (ювенальная юстиция, гей-культура, разрушение половой идентичности и так далее) направлена на её разрушение, поскольку в современном обществе роль семьи больше не принципиальна, существуют другие институты обеспечения социальной стабильности.

Проблема только в том, что в результате экономического кризиса «средний» класс исчезнет, а восстановить семью быстро не получится и, как следствие, в ближайшее время западный мир столкнётся с очень серьёзными социальными проблемами. Разумеется, либеральная идеология касается не только семейных вопросов, но именно на них (поскольку, казалось бы, какое они имеют отношение к финансам?) она проявляется наиболее чётко.

Ну и в заключение остаётся добавить, что собственно к «либерализму», как его описывают в философских словарях, эта модель социально-политических отношений, выстроенная в интересах одной, достаточно узкой экономической группы, никакого отношения не имеет. Впрочем, это довольно часто осуществляемая в реальной жизни система подмены понятий, направленная на обеление того или иного явления и маскировки его реальных целей и смыслов от общества.

Автор: Михаил Хазин

Источник - https://regnum.ru/news/economy/2850999.html


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Сигов, Михаил Хазин

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.03.2020. Просмотров: 46

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta