Роль ФРГ в Минском переговорном процессе в рамках «нормандского» формата: надежды, провалы и перспективы

Содержание
[-]

Роль ФРГ в Минском переговорном процессе в рамках «нормандского» формата: надежды, провалы и перспективы 

Вопреки декларациям режима В. Путина относительно «стремления России к миру», роль Москвы в событиях на Востоке Украины становится все масштабней и приобретает новые формы.

Так, Российская Федерация существенно расширила объемы поставок оружия на Донбасс, включительно с тяжелой военной техникой, а также приступила к формированию регулярных группировок ВС РФ на оккупированных украинских территориях с перспективой их дислокации на постоянной основе. Кроме того, российские войска и пророссийские вооруженные формирования продолжали систематические обстрелы позиций украинских Вооруженных Сил, а также проводили локальные наступательные действия на отдельных направлениях. После некоторого перерыва было также возобновлено и нанесение огневых ударов по пограничным районам Украины, прилегающим к зоне конфликта.

С целью сокрытия нарушений Минских договоренностей (в рамках Минск-1) и агрессивных действий против Украины руководством Российской Федерации были начаты мероприятия по созданию осложнений в работе миссии ОБСЕ в зоне конфликта на Донбассе. В частности, во второй половине октября 2014 года Москва заблокировала решение ОБСЕ по расширению мандата миссии Организации на украино-российской границе. Вследствие этого Совет ОБСЕ был вынужден продолжить мандат имеющейся миссии лишь на один месяц в составе 16 наблюдателей только на двух пропускных пунктах, что фактически оставляло восточную границу Украины открытой для России.

В такой ситуации, согласно своим международным обязательствам, ФРГ взяла на себя основную координирующую роль в осуществлении давления на Россию по выполнении ею Минских соглашений. Кроме того, именно ФРГ стала главным модератором экономической и политической помощи Украине, а также консолидации усилий ЕС по урегулированию ситуации вокруг нашего Государства. При этом Германия применяла весь спектр имеющихся у нее возможностей влияния на Российскую Федерацию как собственными силами, так и с привлечением к этому всего потенциала Европейского Союза.

Так, по требованию ФРГ, 6 октября 2014 года развитие ситуации на Востоке Украины было вынесено на рассмотрение специального заседания Европейского парламента. Во время слушаний Высокий представитель ЕС по внешней и безопасностной политике Ф. Могерини признала невыполнение Россией Минских договоренностей и продолжение Москвой вооруженной агрессии против Украины. По словам Ф. Могерини, с момента заключения Минского протокола и Меморандума, фактически над их выполнением работала лишь Украина, а верхушка Российской Федерации и управляемые ею боевики продемонстрировали откровенный саботаж взятых на себя обязательств.

Этот вывод был подтвержден специальным координатором правительства ФРГ по вопросам сотрудничества с Россией, Центральной Азией и странами «Восточного партнерства» Г. Эрлером. Находясь с визитом в Москве в октябре 2014 года, он констатировал «полное игнорирование Кремлем своих обязательств по оказанию влияния на людей, контролирующих Донецк и Луганск, с целью реальной реализации Минских мирных договоренностей».

С учетом этих обстоятельств, ФРГ и Франция выступили с предложением о необходимости усиления международного мониторинга развития событий на Донбассе, в первую очередь в контексте соблюдения Москвой режима прекращения огня в зоне конфликта. В частности, в этой связи Берлином было выдвинуто требование по увеличению количества международных наблюдателей ОБСЕ в зоне конфликта на Востоке Украины.

По оценкам международных экспертов, именно с этого момента ФРГ и Франция полностью поменяли свое отношение к России и перешли к проведению жесткой и бескомпромиссной политики в отношении режима В. Путина. Твердость и негативный характер позиций Берлина и Парижа в отношении Российской Федерации были подтверждены в ходе второй встречи «Нормандской четверки» 16-17 октября 2014 года в итальянском городе Милан. Никаких конкретных договоренностей не было достигнуто, однако Москве еще раз было указано, что она напрасно надеется на безнаказанность российских деяний в отношении Украины.

Попытки России «легитимизировать» самопровозглашенные ДНР и ЛНР

В сложившейся ситуации режим В. Путина также пошел на ряд изменений в реализации тактики и стратегии своих действий на украинском направлении, а именно — сосредоточил усилия на «легитимизации» ДНР и ЛНР при формальном сохранении их в составе Украины, однако под полным контролем Москвы. В то же время Россия и террористы ДНР/ЛНР поддерживали перманентную военную напряженность на Донбассе путем продолжения ведения локальных боевых действий на линии соприкосновения сторон.

За счет этого Кремль пытался получить мощные и долговременные рычаги влияния на Украину (в первую очередь, для недопущения вступления Украины в НАТО и ЕС), истощить военные и экономические ресурсы Украины, дестабилизировать внутреннюю ситуацию в стране и, в конечном итоге, — создать предпосылки для реставрации пророссийской власти в Украине.

После требований России об украинском и международном признании ДНР и ЛНР, очередным шагом режима В. Путина на этом пути стало проведение 2 ноября 2014 года т. н. «президентских и парламентских выборов» в самопровозглашенных республиках. «Выборы» проводились по своим «законам» без учета избирательного законодательства Украины, что стало очередным нарушением Россией Минских договоренностей. По результатам «голосования» полностью прогнозируемую победу одержали действующие «лидеры» ДНР и ЛНР — ставленники Российской Федерации. Этим же Россия переводила конфликт на Востоке Украины в затяжную и долговременную форму борьбы, по существу — борьбу ресурсов и потенциалов сторон.

Изменения в политике России по отношению к Украине вызывали немедленную и адекватную реакцию со стороны союзников и партнеров нашего Государства. Так, политическая оценка «выборам» на Донбассе была дана Федеральным канцлером Германии А. Меркель уже на следующий день после их проведения. От имени Европейского Союза она признала незаконность и нелегитимность «голосования» в ДНР и ЛНР, а также назвала их существенным дополнительным препятствием в деле восстановления мира в регионе. По словам А. Меркель, ЕС никогда не признает результатов подобных «выборов». О нелегитимности «голосования» на Донбассе заявили также ООН, ПАСЕ и Совет ЕС.

В то же время ФРГ значительно расширила объемы экономической поддержки Украины. В частности, Федеральное правительство ФРГ оказало Украине помощь на сумму 25 млн евро для обеспечения проживания в осенне-зимний период временно перемещенных граждан из Донецкой и Луганской областей и Крыма. В октябре-декабре 2014 года в Украину были направлены сборные конструкции модульных домов, пригодных к использованию в зимних условиях. Немецкие жилищные городки для беженцев были развернуты в Днепропетровской, Запорожской, Харьковской и ряде других областей и населенных пунктов Украины. Кроме того, по инициативе А. Меркель, ФРГ направила гуманитарный конвой на общую сумму 10 млн евро для предоставления помощи населению пострадавших районов Донбасса.

Правительство Германии также предоставило государственные гарантии на сумму свыше 500 млн евро по кредитам на возобновление экономической и социальной инфраструктуры Донецкой и Луганской областей. Дополнительные грантовые средства в сумме 500 млн евро были выделены также МИДу ФРГ на обеспечение социальных потребностей беженцев и вынужденных переселенцев.

Вместе с этим, союзники и партнеры Украины продолжали усиливать санкции против России. 12 ноября 2014 года к санкциям Европейского Союза относительно Москвы присоединилась Швейцария. 24 ноября — секторные санкции в отношении Российской Федерации ввела Новая Зеландия. В частности, были закрыты счета «Газпромбанка» и ряда других российских финансовых учреждений, в первую очередь нефтегазовой сферы. 27 ноября Государственный Департамент США запретил поставки в Россию материалов, использующихся в радиоэлектронном и военном секторах промышленности.

Вместе с тем, действия Запада лишь частично сдерживали Москву, которая не собиралась отказываться от своих планов относительно Украины. Так, Россия лишь имитировала выполнение Минских договоренностей в рамках Минск-1, а на самом деле использовала их лишь с целью получения дополнительного времени для перегруппировки своих сил и пополнения вооруженных формирований террористов.

При этом Россия постоянно поддерживала напряженность на Донбассе, а в середине января 2015 года возобновила активные боевые действия в зоне конфликта на Востоке Украины. В этот раз главными направлениями таких действий стали Донецкий аэропорт и район города Дебальцево. Кроме того, российская сторона усилила военную активность вблизи Мариуполя, Волновахи и Горловки, в северных предместьях Луганска, а также на ряде других направлений.

За счет очередного обострения вооруженного противостояния на Донбассе руководство РФ пыталось достичь нескольких стратегических и оперативно-тактических целей, имевших важное значение для режима В. Путина. В первую очередь, это касалось оказания давления на Украину для принуждения ее к выполнению российских условий «урегулирования» конфликта на Донбассе. Этим же Россия надеялась создать предпосылки для снятия с нее западных санкций на почве «решения украинской проблемы» и, в то же время, сохранить свои позиции в Украине.

Вместе с этим Москва намеревалась улучшить положение ДНР и ЛНР путем захвата дополнительных территорий и важных экономических объектов. В этой связи основные усилия российско-террористических формирований были направлены на установление контроля над Донецким аэропортом, который фактически находился в пределах города Донецк, и городом Дебальцево — основным транспортным узлом между двумя самопровозглашенными республиками.

Такие действия Российской Федерации полностью разрушили всю систему Минского переговорного процесса, основанного при ведущем участии ФРГ, а также создали прямую угрозу возникновения широкомасштабного вооруженного противостояния на Востоке Украины с непредсказуемыми последствиями. Так, вполне вероятными стали попытки Москвы по реализации своих планов создания сухопутного коридора в Крым и Приднестровье путем захвата южных (приморских) регионов Украины.

Срыв Россией Минских договоренностей в рамках Минск-1 стал прямым вызовом для ФРГ и Франции, которые приступили к проведению срочных мероприятий в ответ. 5-6 февраля 2015 года Федеральный канцлер Германии А. Меркель и Президент Франции Ф. Олланд посетили Киев и Москву, где представили свои предложения по прекращению вооруженного противостояния на Востоке Украины. В ночь на 10 февраля предложения обсуждались и согласовывались в ходе срочной встречи в Берлине заместителей министров иностранных дел стран «Нормандской четверки».

Минск-2: беспочвенные ожидания и безнадежные реалии

Все это позволило провести переговоры на высшем государственном уровне, которые состоялись 11-12 февраля 2015 года в Минске с участием А. Меркель, Ф. Олланда, П. Порошенко и В. Путина. В целом переговоры в формате глав государств «Нормандской четверки» продолжались около 17 часов. При этом лидеры ФРГ и Франции пытались убедить В. Путина в необходимости возврата Москвы к миру на Донбассе. В свою очередь, В. Путин продолжал отрицать причастность России к конфликту в регионе и требовал от Украины признания самопровозглашенных республик.

Тем не менее, по результатам этой встречи лидеры «Нормандской четверки» согласовали Комплекс мероприятий по выполнению Минских соглашений с целью деэскалации вооруженного конфликта на востоке Украины, а также приняли «Декларацию в поддержку Комплекса мероприятий по выполнению Минских соглашений», включающий 13 пунктов и предусматривающий: немедленное и всестороннее прекращение огня в отдельных районах Донецкой и Луганской областях Украины и его суровое выполнение с 00:00 15 февраля 2015 года по киевскому времени; отвод тяжелых вооружений обеими сторонами на установленное расстояние с целью создания зоны безопасности, а также мониторинг и верификацию ОБСЕ режима прекращения огня с применением всех необходимых технических систем, включая спутники, БПЛА и радиолокационные системы.

В дальнейшем Комплекс мероприятий по выполнению Минских соглашений с целью деэскалации вооруженного конфликта на востоке Украины, а также «Декларация в поддержку Комплекса мероприятий по выполнению Минских соглашений» получили неофициальное название: Минских договоренностей — Минск-2.

Вместе с тем, из-за отказа В. Путина, достигнутые договоренности не нашли официального подтверждения на высшем государственном уровне «нормандского» формата. Вместо лидеров четырех государств новые Минские договоренности были подписаны в рамках Трехсторонней контактной группы, при участии представителей Украины, России, ОБСЕ и ДНР, и ЛНР. Тем самым, режимом В. Путина была сделана очередная попытка как легитимизировать представителей самопровозглашенных ДНР/ЛНР, так и снять с себя юридическую ответственность за разрешение вооруженного конфликта на востоке Украине с сохранением всех возможностей вмешательства в него.

Тем более, что Россия и не собиралась прекращать такое вмешательство и продолжала боевые действия на Донбассе, откровенно демонстрируя пренебрежение к своим западным партнерам по переговорному процессу. Так, еще во время встречи «Нормандской четверки» в Минске российско-террористическими формированиями самопровозглашенных ДНР/ЛНР, при поддержке российских войск, было активизировано наступление на город Дебальцево, продолжавшееся и после официального объявления перемирия.

При этом как руководство РФ, так и лидеры ДНР/ЛНР и далее цинично утверждали, что у них «отсутствуют возможности для оказания влияния на вооруженные формирования, принимающие участие в боевых действиях на Дебальцевском направлении». В то же время, именно Украина обвинялась Россией и ее ставленниками на Донбассе в «нарушении Минских договоренностей». Базируясь на таких «обвинениях», пророссийские террористы откровенно угрожали Украине захватом города Мариуполь, а также всей территории Донецкой и Луганской областей.

Очередная демонстрация Россией открытого пренебрежения своими международными обязательствами, а также прямого неуважения к лидерам ведущих стран ЕС и в целом Европейского Союза, и ОБСЕ вызвали новую волну возмущения во всем цивилизованном мире. С данного момента США и ЕС почти окончательно удостоверились в невозможности установления любых договоренностей с режимом В. Путина и фактически поддержали курс на смену российской власти путем целенаправленного развала российской экономики в рамках международных политико-экономических санкций и других ограничительных мероприятий.

Так, уже 18 февраля 2015 года, фактически сразу же после захвата российско-террористическими силами г. Дебальцево, спикер А. Меркель — Ш. Зайберт выразил намерения ЕС ввести новые санкции против режима В. Путина. Вместе с тем, ФРГ и другие ведущие страны Европейского Союза все еще надеялись убедить руководство Российской Федерации в необходимости реализации мирного плана в рамках Минских договоренностей.

19 февраля 2015 года, по инициативе А. Меркель, ситуация на Донбассе обсуждалась в телефонном разговоре глав государств «Нормандской четверки». Никаких конкретных результатов не было достигнуто. Как и ранее, Россия и террористы продолжали боевые действий в зоне конфликта на востоке Украины. При этом дополнительно были захвачены украинские территории за пределами линии разграничения сторон, определенных в Минске.

В то же время, как и в ситуации конца августа-начала сентября 2014 года, понесенные потери вынудили Россию и террористов снизить интенсивность атак на позиции украинских войск и временно приостановить проведение наступательных действий практически во всех направлениях.

Кроме того, под давлением Запада режим В. Путина пошел на определенные уступки, касающиеся выполнения Минских договоренностей или, по крайней мере, демонстрировал такие намерения. В ходе очередных телефонных переговоров «Нормандской четверки» на высшем уровне в ночь с 2 на 3 марта 2015 года было достигнуто соглашение по увеличению количества наблюдателей ОБСЕ и их размещению в районах нарушения режима прекращения огня.

Вместе с тем, Россия продолжала уклоняться от реального выполнения ключевых положений Минских договоренностей («Минск-1» и «Минск-2»). Этот вопрос стал основной темой телефонного разговора Федерального канцлера Германии А. Меркель и Президента Украины П. Порошенко 6 марта 2015 года. А. Меркель подтвердила неизменность позиций ЕС по сохранению и усилению санкций в отношении России в случае затягивания Кремлем процесса реализации положений Минского мирного плана.

В этой связи А. Меркель и Ф. Олланд, при участии Председателя Европейского Совета Д. Туска, начали согласовывать новый пакет санкций против России, непосредственно связанных с невыполнением Кремлем Минских договоренностей. Санкции предусматривалось ввести в ходе саммита ЕС 19-20 марта 2015 года с дальнейшим их пересмотром в конце этого же года.

В то же время, в рамках демонстрации поддержки международной изоляции России, А. Меркель отказалась от приглашения В. Путина на мероприятие по случаю Парада победы 9 мая в Москве и 70-й годовщины окончания Второй мировой войны. Приглашения Кремля были отклонены и большинством других лидеров ведущих государств мира, что стало болезненным ударом по международному имиджу В. Путина, который формировал свою внешнюю и внутреннюю политику на тезисе «решающей роли России в победе над фашизмом».

Усиленное внимание к ситуации вокруг Украины проявляли и Соединенные Штаты Америки. Так, 18 марта 2015 года Президент США Б. Обама и Федеральный канцлер Германии А. Меркель провели специальные переговоры, посвященные событиям на Донбассе. Стороны пришли к согласию о необходимости сохранения санкций против России до полной имплементации мирных соглашений, включая возвращение Украине контроля над ее восточной границей.

Четкая позиция ФРГ, а также поддержка А. Меркель со стороны Б. Обамы, Ф. Олланда, Д. Туска и лидеров других ведущих стран ЕС позволили сохранить единство санкционной политики Европейского Союза в отношении России, невзирая на призывы отдельных европейских стран о возобновлении экономического сотрудничества с Российской Федерацией. 20 марта 2015 года Совет ЕС единогласно принял решение о введении нового пакета политико-экономических санкций против России.

Первые признаки беспомощности ФРГ и Франции перед Россией

Вместе с тем, как и в прошлом году, после определенного перерыва на возобновление своих сил, Россия опять приступила к активизации вооруженного противостояния на Донбассе. В течение апреля 2015 года боевые действия на востоке Украины приобретали все большие масштабы с признаками подготовки России к проведению комплексной наступательной операции вглубь территории Украины, в том числе с целью захвата города Мариуполь, а также выхода на административные границы Донецкой и Луганской областей.

В ответ на это ФРГ, Франция и в целом Европейский Союз усилили давление на Россию. Так, 27 апреля 2015 года Федеральный канцлер Германии А. Меркель выступила с прямым предостережением Кремля о намерениях ЕС ввести новые санкции против России уже в июне-июле этого же года.

В то же время ФРГ и США попытались предпринять и достаточно более решительные меры в плане осуществления прямого давления непосредственно на В. Путина. В этом контексте наиболее резонансный характер имели личные встречи с президентом РФ А. Меркель 10 мая 2015 года в Москве и Государственного секретаря США Дж. Керри 12 мая 2015 года в Сочи.

Лидеры ФРГ и США впервые прямо и открыто оценили действия В. Путина против Украины, как преступление против человечества и угрозу мировой и европейской безопасности. Кроме того, президенту России был выдвинут ультиматум по применению против России мер «критического действия» в том случае, если Москва возобновит полномасштабные наступательные действия на востоке Украины. Среди таких мероприятий упоминались: предоставление летального оружия Украине (в частности противотанковые средства и средства ПВО); блокирование личных счетов В. Путина и его окружения за рубежом, а также обнародование фактов причастности властной верхушки Кремля к коррупционной деятельности.

Вопреки реальным фактам, визиты А. Меркель и Дж. Керри в Россию были поданы российскими СМИ, как «дипломатическая победа Москвы» в плане «прорыва международной изоляции России». При этом сам В. Путин решился на откровенно провокационные и неприличные шаги по публичному оправданию пакта Молотова-Риббентропа (предусматривал оккупацию и раздел Польши между сталинской Россией и гитлеровской Германией), а также демонстрации пренебрежительного отношения к Дж. Керри.

Предпринятые усилия ФРГ и США все же смогли удержать Россию от развертывания стратегического наступления на востоке Украины, однако так и не смогли остановить Москву в реализации ее планов в отношении нашего Государства. Уже через три недели — 3 июня 2015 года российско-террористическими формированиями ДНР, при поддержке подразделений Вооруженных сил России, была предпринята попытка захватить город Марьинка с целью создания предпосылок для окружения Мариуполя.

Нападение на Марьинку было успешно отбито Украиной, что свидетельствовало о росте боевого потенциала и уровня подготовки украинских Вооруженных Сил, а также способности противодействовать атакам российских войск с нанесением ощутимых и неприемлемых для них потерь.

Кроме того, на стратегическом уровне все более негативное значение для России приобретали последствия западных санкций против Российской Федерации, которые фактически поставили российскую экономику на грань масштабного кризиса и неуклонного развала.

В такой ситуации режим В. Путина внес новые коррективы в стратегию и тактику своих действий на Донбассе в плане перехода к циклическому (управляемому) обострению обстановки в зоне конфликта с дальнейшим возобновлением мирных переговоров. За счет этого Россия имитировала «выполнение» положений Минских договоренностей, а также делала попытки «затянуть время» и истощить Украину и ее союзников.

В свою очередь, ФРГ и Франция, как страны, фактически возложившие на себя ответственность за безопасность Украины, продолжали усиливать давление на режим В. Путина. Так, каждый из новых случаев провоцирования Россией обострения обстановки на Донбассе сопровождался встречами и переговорами на разных уровнях как в рамках «Нормандской четверки», так и в других форматах, которые в основном инициировались ФРГ. Кроме того, Германия оставалась и одним из главных проводников украинских интересов в Европейском Союзе.

В частности, в связи с очередной эскалацией вооруженного противостояния на Донбассе, по инициативе немецкой стороны, 24 августа 2015 года в Берлине была проведена встреча А. Меркель, Ф. Олланда и П. Порошенко без участия В. Путина. Кроме ситуации на Донбассе и совместных действий сторон по обеспечению реализации Минских договоренностей, стороны обсудили также и вопрос реализации Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом, а также усиление энергетической безопасности Украины. Вместе с тем, западными партнерами Украины была отброшена идея расширения формата «Нормандской четверки» путем подключения к ней других стран и международных организаций.

Следующим актом демонстрации ФРГ поддержки Украины была встреча А. Меркель с П. Порошенко 27 августа 2015 года в Нью-Йорке в рамках 70-го заседания Генеральной ассамблеи ООН. При этом Федеральный канцлер Германии отказалась от встречи с В. Путиным, чем еще раз продемонстрировала свое отношение к нему. В то же время А. Меркель обвинила Москву в нарушении Минских договоренностей и подтвердила намерение Евросоюза продолжить санкции против России.

Вместе с тем, ни ФРГ, ни Франция, ни Украина не отказывались от продолжения диалога с Кремлем с целью урегулирования ситуации на Донбассе. В этой связи Германией было предложено проведение очередной встречи «Нормандской четверки», уже при участии России, для решения принципиальных вопросов, касающихся минского процесса.

Необходимость такого диалога понимало и руководство РФ, которое пыталось использовать его в своих целях в плане доказательства «конструктивности» позиции России и с целью дальнейшего «затягивания во времени» процесса урегулирования конфликта на востоке Украины.

Для этого Россией был применен и еще один «внешнеполитический прием», а именно — прямое вмешательство в вооруженный конфликт в Сирии. За счет таких действий режим В. Путина надеялся отвлечь внимание Запада от вооруженного конфликта на востоке Украины, а также создать предпосылки для возобновления «на равных» отношений с США и Европейским Союзом на почве «совместной борьбы с международным терроризмом».

Учитывая общность интересов сторон на Ближнем Востоке, США и ЕС пошли на определенное сотрудничество с Россией по Сирии. В это же время, западные страны полностью отбросили возможность обмена своих интересов в Сирии на интересы России в Украине, что вынудило Москву пойти на демонстрацию очередных уступок США и ЕС.

2 октября 2015 года в Париже была проведена очередная встреча «Нормандской четверки» в полномасштабном формате, с участием А. Меркель, Ф. Олланда, П. Порошенко и В. Путина, формально ставшая наиболее знаменательным событием в урегулировании ситуации вокруг Украины на период того времени. Так, в ходе переговоров был принят ряд принципиально важных решений, которые, казалось бы, должны гарантировать мир на Донбассе.

В частности, принятые решения включали договоренности по прекращению огня, отведению войск и тяжелых вооружений от линии соприкосновения сторон (калибром свыше 100 мм), обмену пленными, расширению полномочий наблюдательной миссии ОБСЕ, а также проведению выборов на оккупированных территориях в 2016 году по украинскому законодательству. Кроме того, еще раз подтверждалась необходимость передачи под контроль Украины ее восточной границы. По установленной практике, реализация таких решений была возложена на Трехстороннюю контактную группу, которая в это время фактически работала в непрерывном режиме.

Фактический провал Минских договоренностей. Что дальше?

Вместе с тем, ни одно из достигнутых Минских соглашений и договоренностей так и не было выполнено Россией или использовалось Москвой исключительно в своих интересах. Свидетельством этого стало и продолжающееся обострение обстановки на Донбассе, которое наблюдается в последнее время.

К сожалению, достаточно декларативные заявления Федерального канцлера Германии А. Меркель в начале 2016 года о возможности решающих сдвигов в урегулировании вооруженного противостояния на востоке Украины уже в ближайшей перспективе так и не нашли практической реализации.

Последний перечень событий, практических шагов и публикаций как в украинских, так и западных СМИ очерчивает параметры того выбора, ответственность за который во многом ложится на плечи украинской политической элиты. Отыграть обратно будет очень сложно и практически — почти невозможно.

Приведенные обстоятельства подтверждают неэффективность имеющегося механизма решения кризиса вокруг Украины, который предусматривает принятие принципиальных политических решений в рамках «Нормандской четверки» с их последующим принятием в формате Трехсторонней контактной группы в Минске.

Такой подход позволяет России и далее уходить от ответственности за происходящее в Украине, одновременно сохраняя возможность влияния на ситуацию на Востоке нашего Государства. При этом, западные санкции хотя и наносят экономические убытки России, однако все еще не имеют критического характера для режима В. Путина.

Более того, отмечаются определенные признаки достижения Россией своих целей в контексте постепенной «усталости» Запада от украинской проблемы. Свидетельством этого являются предложения отдельных европейских политиков по урегулированию ситуации вокруг Украины фактически на российских условиях (в частности, касающихся проведения «выборов» на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей до возобновления в них безопасностной ситуации и контроля Украины над восточной границей государства).

Речь идет о попытках ФРГ и Франции, а в целом и Брюсселя склонить Украину к позорной капитуляции перед Путиным, а также об опасных перспективах, которые вырисовываются перед нашей страной в последующие 10 месяцев, в течение которых Б. Обама все еще будет находиться в Белом доме.

Фактически, сегодня и Париж, и Берлин, и в целом Брюссель требуют от Украины, чтобы она просто-напросто согласилась на проведение так называемых «президентских и парламентских выборов» в самопровозглашенных «автономных» государственных образованиях, которые будут проводиться Москвой и боевиками, после чего взять этих моральных выродков-террористов на полное содержание. Качество и законность этих «выборов» европейцев не очень то и волнует, равно как и вопрос обмена пленными или передача восточной границы под контроль Украины — «...это все потом, может быть, когда-нибудь». Главное — ритуал, после которого немцы с французами «умывают руки», объявив, наконец, о своей политико-дипломатической победе, а также избавившись от надоедливой «украинской проблемы». В ином случае — Украине угрожают отменой санкций против России, а также, что наиболее достоверно, «замораживанием» программ инвестиционно-финансовой и материально-технической помощи нашей стране.

И по существу, это достаточно легко объясняется. Шантажируя Украину отменой санкций относительно России, как Берлин и Париж, так и Брюссель выходят из сегодняшних реалий, а именно: кризис в Европейском Союзе; определенная деградация европейских элит, а также активная информационно-пропагандистская работа Москвы — постепенно ускоряют в самих разных странах ЕС приход к власти политических сил, которые или являются откровенными друзьями Кремля, или, как минимум, не являются друзьями Киева.

Таким образом, к необходимости проведения «выборов» на неконтролируемых территориях Донбасса украинскую власть европейцы сегодня «подталкивают» заметно жестче, чем ранее. Наиболее откровенно демонстрирует свое раздражение министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер: «Ясно одно: эти выборы нельзя дальше откладывать... Ситуация с безопасностью не должна быть оправданием того, что мы не работаем над законом о выборах». То есть, принятие закона о проведении выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) руководитель МИДа ФРГ назвал «первоочередной задачей».

Что же касается Барака Обамы, то его виденье международной повестки дня выглядит следующим образом: в целом, «мир лежит в среде зла», но США Б. Обамы не намерены противодействовать этому злу больше, чем это необходимо для устранения прямых жизненно важных угроз для себя. США настолько опередили в развитии все другие страны, что их могущество не может быть «расшатано» тем же неадекватным Путиным.

При этом, по мнению Б. Обамы, США не могут защитить Украину, поскольку она не является членом НАТО, а Россия всегда будет иметь возможность усиливать давление, потому что Украина («страна-клиент России») находится в сфере ее жизненных интересов. Хотя «в целом» Б. Обама уже победил Путина и с помощью своей бездеятельности — а тот, хотя и «не совсем дурак», разрушает Россию внутренними и внешними конфликтами, сырьевой экономикой и международной изоляцией. Поэтому при Обаме (с которым по «украинскому вопросу» спорят его же собственные Госдепартамент и Пентагон) нынешний уровень поддержки Украины является максимальным. Главное для нас, чтобы и он не снижался.

Все это, безусловно, исходя из объективных реалий, требует смены подходов мирового сообщества к решению всего комплекса проблем, касающихся вооруженной агрессии России против Украины. В первую очередь, такие изменения должны касаться расширения формата «Нормандской четверки» путем подключения к ней других ведущих стран мира, владеющих реальными рычагами влияния на Москву, в первую очередь, стран-подписантов Будапештского меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия — США и Великобритании. Кроме того, к международным переговорам по Украине могут подключаться также и другие страны, в частности — Польша, являющаяся стойким и последовательным лоббистом украинских интересов в НАТО и ЕС, а также занимающая наиболее непримиримые позиции в отношении Российской Федерации.

При этом, в отличие от нынешнего, по существу, «рекомендательного» статуса «Нормандской четверки», новый формат международных переговоров должен получить возможность наложения юридических обязательств на Россию по безусловной реализации принятых решений относительно Украины. В данном контексте, попытки Москвы уклониться от взятых на себя обязательств или их очередные нарушения должны вызывать немедленные и жесткие санкции других участников переговорного процесса в наиболее чувствительных сферах для Российской Федерации (энергетике, финансов и военно-промышленного комплекса).

Решение этого вопроса позволит изменить и нынешнее положение Минской контактной группы, ограничив ее функции исключительно организацией практического выполнения решений, принятых на высшем уровне. Тем самым, Россия и ДНР/ЛНР будут лишены возможностей манипулирования ситуацией в своих целях.

Вместе с тем, действительно стратегически важное значение для Украины на долговременную перспективу имело бы развертывание международных миротворческих сил на Востоке нашего Государства под эгидой НАТО, как наиболее мощной мировой организации в сфере коллективной безопасности. Это позволило бы не только сделать невозможным дальнейшее военное вторжение России в Украину, но и создать реальные предпосылки для интеграции нашего Государства в состав Североатлантического союза.

Последовательная и целенаправленная реализация вышеприведенных подходов могла бы позволить радикально изменить ситуацию, тем самым обеспечить как безопасность Украины, так и безопасность Европейского Союза и НАТО на Восточном стратегическом направлении (со стороны России).

Все это требует понимания и принципиальных политических решений лидеров ведущих западных стран, в первую очередь ФРГ и США как стран, возложивших на себя главную ответственность по сдерживанию России и урегулированию конфликта вокруг Украины. Как показывает опыт, ни одно из соглашений (или договоренностей) с Россией не выполняется Москвой, если это не отвечает ее интересам.

В условиях любого режима в России, сдерживание неоимперских амбиций Москвы возможно лишь посредством вооруженной силы или ее эквивалентов в виде политико-экономических действий по разрушению (уничтожению) российской экономики, как это было случилось с бывшим Советским Союзом.

При таких обстоятельствах Украине следует позиционировать себя, исходя из своих национальных интересов и национальной безопасности, а не из желания заслужить похвалу Б. Обамы, А. Меркель или Ф. Олланда, по существу бессильных и беспомощных (как показал опыт последних двух лет!) и перед бандитами Путина, и перед внутренними проблемами своих стран, главные из которых — словесная «озабоченность», субъективизм и сытое бюргерство (мещанство).

 


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Радковец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.03.2016. Просмотров: 287

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta