Режиссер Джанфранко Рози: "Проблема беженцев касается всех". O кинофильме «Огонь в море» и его героях

Содержание
[-]

"Проблема беженцев касается всех"

На нынешнем Берлинале впервые победил документальный фильм — "Огонь в море" Джанфранко Рози. Это рассказ о мигрантах, которые плывут в Европу. Обозреватель "Огонька" поговорил с режиссером.

«Коммерсант, Огонек»: — Вы год прожили на острове Лампедуза (итальянский остров в Средиземном море, в 205 км от Сицилии и в 113 км от Туниса, на который обрушиваются потоки беженцев.— "О"). Каким был ваш первоначальный замысел?

Джанфранко Рози: — Я отправился на остров, чтобы снять короткометражку — про само место, его жителей и про сложившуюся ситуацию. Говоря иначе, про многочисленных беженцев, которые туда ежедневно прибывают. Когда я приехал на остров, то встретил там врача Пьетро Бартоло, которой обследует беженцев, после того как им позволяют сойти на берег. Среди этих людей много больных, пожилых, есть беременные женщины. После разговоров с Пьетро и собственных наблюдений понял, что мой проект займет гораздо больше времени, чем пару недель, и что такую сложную тему не объяснить в короткой ленте. В результате я провел на острове около года. Когда я только приехал со своей съемочной командой на место, центр, который принимал беженцев, был закрыт на реконструкцию. Я начал бродить с камерой по острову, наблюдал за местными жителями. Мне всегда хотелось включить в картину детей, рассказать о том, как они живут, какое у них детство. Так я встретил Самюэля, и у меня возникла параллельная сюжетная линия, посвященная ему — сыну рыбака, который родился на Лампедузе, там живет, растет и ежедневно наблюдает за драматическими событиями. Рассказ о происходящем идет от его лица, мы видим трагедию его глазами.

На этом мои сюжетные линии не исчерпываются. Другой темой картины, которую мне важно было показать, стали действия военно-морского флота Италии. Поначалу у беженцев была возможность доплыть до Лампедузы, высадиться на берег. Теперь граница проходит по морю, где лодки с беженцами останавливают и контролируют. Это началось с тех самых трагических событий, когда 400 человек утонули недалеко от острова. После этого итальянский военный флот решил взять контроль и безопасность беженцев на себя. Сначала они возглавили операцию под названием Mare Nostrum 2013, а затем и другие. Контролируются не только беженцы. Задерживаются криминальные группировки, которые пытаются проникнуть сначала на остров, а затем на материк. Мне было важно объяснить, как работают эти спасательные группы.

— На пресс-конференции вы сказали, что хотели снять политический фильм, но не пользоваться при этом политическими заявлениями...

— Конечно, фильм получился политическим, потому что сама тема — политическая. Но это "политика над политикой". Я не могу дать ответов на сложившуюся сегодня ситуацию в мире и Европе. Исторические события происходят на наших глазах. Правильные мысли и решения часто приходят уже после того, как проблема себя изжила.

Политики едва ли справляются со сложившейся в мире ситуацией — ежедневно в Европу прибывают тысячи беженцев как с Ближнего Востока, так и из Африки. Что вы хотели сказать политикам?

— Фильмы не меняют действительность, но кино, будучи искусством массовым, способно достучаться даже до самого невежественного члена нашего общества. Сегодня мы выступаем живыми свидетелями катастрофы, которая разворачивается у нас перед глазами. 60 млн человек оказались без крова и пищи. Ежедневно погибают сотни и тысячи людей. Моя задача в "Огне в море" — документировать хронику, исследовать действительность с камерой в руках.

Пока мы, европейцы, ищем счастье в жизни, достаток и любовь, в мире все больше становится людей, которым отказывают даже в праве жить. Или у них почти нет шансов, чтобы выжить. Несмотря на кризис и социальные проблемы, все же мы — одни из самых богатых народов в мире. Пришло время поделиться с другими. Бесполезно выстраивать стены, закрывать границы, поджигать дома для размещения нуждающихся. И мне смешно читать новости, что Канада щедро пообещала предоставить жилье и убежище 5 тысячам сирийцев, дабы поддержать Европу. Пяти тысячам человек? Это шутка?.. У нас на Лампедузу ежедневно прибывают 2-3 тысячи беженцев!

В вашей картине беженцы выступают все же в качестве массы, основная сюжетная линия больше занята парнишкой Самюэлем, его буднями, чем буднями беженцев... Почему?

— Потому что среди беженцев очень тяжело вычленить отдельных людей, тем более наладить с ними более доверительный контакт за тот короткий период, пока они находятся на острове. У них нет лиц, мне трудно вычленить индивидуальности: эта страдающая, обездоленная, обессиленная масса — масса людей. Даже с помощью специального допуска мне разрешили проследовать за тем или иным беженцем всего лишь несколько часов. Есть, конечно, и исключения, как один африканец в моей картине — рэпер, который прошел через всю пустыню Ливии, пересек Средиземное море и добрался до Южной Европы. Его рэп — словно крик души, наивысшие страдания — такие сцены более эмоциональны, они лучше любого интервью, которое я мог бы провести с этим африканцем. С другой стороны, я ввел в картину персонаж, Самюэля, с определенной задачей. Это не просто очевидец. Он — метафора. Например, он играет в войну. А вокруг него разворачиваются реальные военные действия. Ему нужно к врачу, один глаз перестает хорошо видеть. А наше общество и его политики тоже, можно сказать, ничего не видят...

Финал напоминает "Стачку" Сергея Эйзенштейна. Последняя сцена — десятки мертвых тел лежат на дне лодки...

— Я вначале не планировал снимать эту сцену, она была слишком тяжелой даже для меня. Но капитан команды по спасению сказал: "Ты же ищешь правду? Вот она! Это твоя обязанность — рассказать другим, что здесь происходит!" И я почувствовал моральную ответственность, понял, что мне нельзя щадить зрителя. На фестивале впервые досидел до конца своего фильма. Обычно покидаю зал уже через десять минут после начала сеанса. Не выдерживают нервы. Но в этот раз я привез в Берлин маленького Самюэля и врача Пьетро и пообещал им остаться. Когда слышал, что зритель реагировал как раз в тех местах, в которых я ждал реакции — со смехом, с негодованием и даже аплодисментами,— меня охватывало чувство, что у нас есть еще надежда вместе найти решения общих проблем во имя нас же самих.

 

***

Визитная карточка: На уровне правды

Джанфранко Рози родился в 1964 году в Асмаре, Эритрея. Жил в Стамбуле, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Риме. Окончил университет в Италии, киношколу в Нью-Йорке. Его первый фильм "Лодочник" (1993) получил множество призов на фестивалях. В 2008 году вышел его фильм "Под уровнем моря" — о заброшенной военной базе в 250 км от Лос-Анджелеса, где живет группа людей без электричества и воды, без полиции и правительства. Следующей сенсацией стал фильм "Наемный убийца. Номер 164" (2010) — 80 минут в номере отеля с бывшим профессиональным убийцей, который, раскаявшись, живет под охраной полиции. В 2013-м Джанфранко Рози получил "Золотого льва" в Венеции за фильм "Священная автокольцевая" про обитателей римского "МКАД". Преподает в Нью-Йорке, в учебных заведениях Мексики, Швейцарии. Профессор документалистики на кафедре кино в Женеве.


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Розенштайн

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.03.2016. Просмотров: 222

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta