Республика Казахстан: промежуточные итоги и перспективы в новом геополитическом ландшафте

Содержание
[-]

***

Токаев победил Назарбаева. И что изменилось?

Чуть больше месяца назад в Казахстане произошли события, которые одни называют Январской трагедией, а другие — Кровавым январем. Самые массовые протесты за всю историю страны, после которых начались беспорядки с применением летального оружия, продолжались неделю — и за это время полностью изменили республику. Или нет? Давайте же разберемся.

Назарбаева больше нет. Но он есть

Всю острую фазу протестов первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который до этого был воплощенным божеством на земле республики, ловил тишину. Кто-то говорил, что он болен, некоторые вообще считали Назарбаева умершим, а СМИ писали, что лидера нации увезли то ли в Кыргызстан, то ли в Эмираты. И только 19 января Елбасы обратился к народу в эфире местного телеканала. Назарбаев заявил, что он простой «пенсионер» с 2019 года, и, мол, не трогайте меня, поддерживайте президента Касым-Жомарта Токаева. После этой речи все выказали уверенность, что теперь-то эпоха Назарбаева закончилась окончательно. Говорили о серьезном конфликте между Елбасы и Токаевым и о сдаче Назарбаевым всех позиций: с руководящих должностей, политических и силовых постов послетали его родственники, а ему самому существенно урезали полномочия и фактически исключили из цепочки принятия решений. Взамен первому президенту оставили его многочисленные богатства, имя и статус. И правда: развенчания культа личности не произошло. Токаев сначала на съезде правящей партии, а затем в официальном интервью заявил: «Мы будем помнить о Нурсултане Абишевиче только хорошее».

Трагедию января тщательно расследуют. С помощью пыток невиновных

Официальная версия того, что произошло в стране со 2 по 9 января, звучит так: после мирного протеста, который начался на западе страны из-за повышенных цен на сжиженный газ, а затем перекинулся на большинство городов страны, в Алматы и другие крупные областные центры пришли «бандиты» и «террористы». Сначала говорилось о том, что их было 20 тысяч, но у этого утверждения сложная судьба. Президент Токаев, который первый об этом заявил, потом потер свой твит, а затем в интервью снова вернулся к этому вопросу.

Откуда бы в итоге ни прилетели «бандиты», страна до сих пор не знает имен подозреваемых. Часть тел нападавших, по утверждению властей, была похищена из моргов, и, хотя под Алматы потом нашли какие-то захоронения «бандитов», никто так и не говорит, даже откуда конкретно приехали эти люди — какие уж тут сведения об их именах!

Единственный иностранец, о задержании которого было известно доподлинно, — это джазовый музыкант из Кыргызстана Викрам Рузахунов, которого избили силовики, а потом стало известно, что он вообще ни при чем. После возмущенного окрика и ноты протеста из Бишкека Рузахунова пришлось отпускать. Другим повезло меньше, они родились в Казахстане. Во время январских событий было задержано почти 10 тысяч человек. Часть из них позже отпустили, зато тех, кого силовики подозревали хоть в чем-то, ждали настоящие пытки. Некоторых людей забирали прямо из больниц в тяжелом состоянии и отправляли в СИЗО. Причем пыткам подвергались даже те, кто точно не участвовал в вооруженных беспорядках. К примеру, задержанного по делу о сносе памятника Назарбаеву в Талдыкоргане жителю Алматинской области Азамата Батырбаева пытали утюгом. И это не единичный случай: пытки по лекалам белорусского изолятора на Окрестина и даже круче стали в этом году в Казахстане общим местом.

Власть признала количество погибших — но ни в одной из смертей себя виновной не считает

Официальное количество погибших во время Кровавого января — 227 человек. И это единственные данные, которые готовы признать казахстанские силовики. Как и в случае с подозреваемыми в нападении на города, власти не сообщают практически ничего о том, кто и при каких обстоятельствах погиб. За них эту работу выполняют немногие оставшиеся в Казахстане свободные СМИ, которые публикуют свои списки и истории погибших.

Хотя власти и говорят о том, что проводят расследование о гибели гражданских лиц, их позиция в целом незыблема: среди погибших большинство — люди, участвовавшие в беспорядках, а все мирные жители были убиты как раз «бандитами». Очень удобная позиция — особенно в условиях, когда сами пострадавшие и родные погибших вынуждены доказывать, что они ни в чем не виноваты.

Токаев сменил старую команду — и все равно многие остались во власти

Одним из «завоеваний» Января считается замена правительства страны и уход в отставку нескольких важных политических тяжеловесов: зампреда партии «Нур Отан» Бауыржана Байбека, спикера нижней палаты парламента Нурлана Нигматуллина, акима Алматы Бакытжана Сагинтаева, старшей дочери первого президента Дариги Назарбаевой (хотя она как раз сохраняет мандат). Проблема лишь в том, что после замены правительства места в креслах министров заняли другие выходцы из команды Нурсултана Назарбаева, а некоторые министры, —например, глава МВД Ерлан Тургумбаев, к которому больше всего вопросов, — и вовсе остались на своих местах. Те изменения, которые в итоге все же произошли, тоже устроили не всех. К примеру, назначение на должность министра информации одного из конструкторов казахстанской пропаганды Аскара Умарова привело к недовольству со стороны демиурга пропаганды российской Владимира Соловьева

С новыми назначениями тоже не все в порядке. К примеру, на должность акима Алматы (в Казахстане их не выбирают) Токаев поставил Ерболата Досаева. Досаев сначала был министром здравоохранения — и при нем в Шымкенте около ста человек, 84 из которых — дети, были заражены ВИЧ-инфекцией (по одной из версии, при переливании донорской крови). А после Досаев стал главой Министерства национальной экономики — и при нем Казахстан хотел отдать землю в аренду иностранцам. Это привело к предыдущим массовым протестам в стране.

Да и на более мелком уровне ситуация кардинально не поменялась, просто депутаты и прочие чиновники теперь хвалят не елбасы, а Токаева. Депутат Мади Ахметов, известный своим предложением установить памятник Назарбаеву в Алматы, теперь спокойно голосует за ограничение его полномочий. А новым исполнительным секретарем партии «Нур Отан» стал Асхат Оралов. Посмотрите, как он восторженно отзывался о предыдущей власти. Кадровая политика в республике просто класс, не правда ли?

Казахстан ничего не должен России за помощь — но все равно готов опутывать себя новыми договорами с ней

Самым обсуждаемым решением президента Токаева, помимо приказа стрелять на поражение, стала просьба к ОДКБ ввести миротворческий контингент. Многие восприняли это как приглашение России войти в регион и остаться там «на подольше». И вначале это так и выглядело, поскольку количество российских военных в составе миссии ОДКБ было существенно больше, чем войск всех остальных государств вместе взятых. Однако уже в середине января вся миссия ОДКБ была завершена, а военные вернулись в места своей постоянной дислокации. Казалось бы, история на этом завершена, да и сам президент Токаев говорит, что дальше, мол, мы сами. Все действительно так?

На самом деле, так совпало, что сразу после январских событий президент Токаев едет в Москву подписывать новые договоры в рамках «союзнических отношений» и «союзного государства» (раньше эти формулировки в отношении Казахстана и Россией не применялись). Кроме того, по-прежнему не решен вопрос по поводу строительства АЭС в республике — на этот подряд претендует как раз Москва, а электронное правительство Казахстана хотят отдать в разработку специалистам Сбера. Люди в стране этим не очень довольны и прошлой осенью по этому поводу даже протестовали.

Правда, есть ощущение, что к таким протестам прислушиваться теперь не будут — и вообще постараются их в стране больше не допустить.

Автор Вячеслав Половинко

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/02/10/tokaev-pobedil-nazarbaeva-i-chto-izmenilos

***

Волнения в Казахстане продолжаются

Заложенная и реализованная Назарбаевым откровенная колонизация Западом и Китаем Казахстана в отсутствие сильной и убедительной позиции и лидерства России, формализма нашей внешней политики привела к одному из тяжелейших кризисов на постсоветском пространстве.

Волнения в Казахстане продолжаются. Несмотря на информационную завесу в Казахстане и России, социальные сети полны видео митингов рабочих, в первую очередь в западном Казахстане, в Жаноазене. Президент республики Токаев пока не может справиться с протестами, только репрессивными мерами он сумел их локализовать. 

Для Токаева как сравнительно недавнего главы государства вполне естественно замалчивать продолжающиеся протесты. Борьба за сохранение и укрепление личной власти, личного авторитета, особенно после беспрецедентно длительного правления его предшественника, бывшего 1-го секретаря ЦК компартии Советского Казахстана, а потом многолетнего президента, «Елбасы», «отца нации», не могла не вызвать вскрытия социально-политических нарывов. Но видимость власти, видимость стабильности, политическая борьба (именно и только борьба за власть) почти всегда доминирует над государственными интересами. 

Двоевластие всегда кончается мирной или военной победой одной из сторон. Фундаментальные социально-экономические противоречия вплоть до образования территориальных и отраслевых феодов в Казахстане были и остаются главной причиной продолжающихся протестов. Бывший до недавнего времени номинальным президентом Казахстана Касым Токаев не мог и не хотел принять на себя реальную политическую ответственность за продолжение грабежа страны кланом Елбасы, состоящим в основном из его родственников. Но пока неизвестно, каких договоренностей достигнут бывший и нынешний президенты, ясно только, что Токаев стоит перед угрозой беспрецедентных вызовов именно в качестве преемника Назарбаева. 

Полемика, развернувшаяся в соцсетях вокруг событий в Казахстане, подтверждает, что за экономическими требованиями всегда следуют политические. Оппозиция всё более уверенно поднимает не националистические лозунги, а идеи социальной справедливости вплоть до возвращения если не коммунизму, то как минимум к социал-демократии. Русофобский дискурс на какое-то время стал маргинальным, социальное в сознании очень многих казахов вытеснило национальное, во всяком случае, в его крайних, экстремистских формах. В этом смысле быстрый вывод миротворцев ОДКБ, в первую очередь России, хотя и напоминал эвакуацию, всё же сыграл положительную роль. 

Через месяц после событий приходится констатировать, что пока президенту Токаеву не удалось достичь внутреннего согласия в Казахстане. Элиты раздроблены и продолжают бороться за активы или, точнее, участие в их прибылях, поскольку основные активы принадлежат и эксплуатируются Западом. Социальное недовольство подавлено лишь отчасти, хотя и жестко. При этом в Казахстане проживает разнородное население, которое в случае хаоса может начать добиваться родоплеменной самостоятельности вплоть до государственности. Долгосрочное эффективное государственное управление в таких условиях невозможно. 

Согласие и установление бывшим президентом Нурсултаном Назарбаевым колониальной модели управления, когда все ресурсы республики вывозятся «в обмен на бусы» для малой части приближенных, в основном родственников, — главное в трагедии Казахстана. Но у нее есть и международное измерение, от западных бенефициаров до крайних исламистов. Металлургия, нефть и газ Казахстана — главное достояние республики — на две трети или больше принадлежат западным «инвесторам» или находятся под их управлением. Принцип «кто управляет, тот и владеет» остается неизменным в колониальной политике. Временное затишье в Казахстане связано только с желанием иностранных «инвесторов» оценить свои собственные риски и предпринять необходимые действия, разумеется, с учетом мнения их правительств. 

Токаев находится сразу перед несколькими вызовами: внутриэлитной борьбой, объективным социально-экономическим и политическим недовольством, вызовами во внешней и внешнеэкономической политике. Заложенная и реализованная Назарбаевым откровенная колонизация Западом и Китаем Казахстана в отсутствие сильной и убедительной позиции и лидерства России, формализма нашей внешней политики привела к одному из тяжелейших кризисов на постсоветском пространстве.

Автор  Александр Савельев

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3498580.html

*** 

Конфликт в Казахстане носит комплексный характер и представляет региональную угрозу

Большой передел в Казахстане носит объективный и отчасти вынужденный характер; борьба между давно сформированным кланом Назарбаева и новым кланом Токаева только начинается. Запад и Китай вступили в решительную схватку за богатейшие природные ресурсы республики.

Январские события в Казахстане имеют вполне четкое международное измерение. Краткосрочная помощь ОДКБ законному президенту республики Касыму Токаеву лишь один фактор из тех, что формируют новый геополитический ландшафт региона. Независимо от того, насколько были справедливы продолжающиеся социальные протесты в Казахстане, в любой ситуации всегда находятся внешние игроки, преследующие исключительно свои корыстные интересы.

Сырьевая экономика Казахстана почти полностью (около 70−80%) принадлежит западным корпорациям, им же реально принадлежит право собственности. Цветная и черная металлургия, нефтяная отрасль — главные статьи казахстанского экспорта еще с середины 1990-х годов находятся в собственности и/или под прямым управлением спекулятивного капитала западных транснациональных корпораций. Реформы, проводившиеся тогда под патронажем Нурсултана Назарбаева под красивыми лозунгами повышения эффективности и привлечения западных инвестиций для модернизации производства, на деле превратились в узаконенный неоколониальный грабеж.

Дело доходило до того, что директорами и собственниками крупнейших и знаменитых предприятий, таких как Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат, Джезказганский и Балхашский медные комбинаты, становились ставленники компаний-трейдеров. Перекупщики продукции построенных еще в советские времена предприятий стали вершителями судеб самих предприятий, рабочих и политики Казахстана. Не лучше обстояло дело и в нефтегазовой отрасли. Впрочем, свои «бусы» в виде дворцов-убежищ на Западе и многомиллиардных счетов в западных и прочих банках семья бывшего члена Политбюро ЦК КПСС получала вполне в колониальном духе.

После прихода к власти Касыма Токаева встал вопрос о власти и собственности. Для нового президента Казахстана было невозможно нести ответственность и сохранять далее политику своего предшественника без реальных экономических рычагов. Крошки со стола пирующих на обнищании Казахстана транснациональных корпораций стали привычны для клана Назарбаева. Международный спекулятивный капитал, оккупант крупнейшей республики, не собирался и не собирается отказываться от завоеванного им положения. Конфликт был неизбежен.

Насколько решительно Токаев будет отстранять от влияния назарбаевский клан и его реальных хозяев, покажет только время. Новый президент будет перераспределять экономическое и политическое влияние в стране, чтобы сохранить и укрепить свою власть. Как человек, долго проработавший в Китае и нуждающийся во внешней поддержке, Токаев, вероятно, будет постепенно и не без проблем замещать западное внешнее влияние на китайское. Россия, оставаясь военно-политическим зонтиком для постсоветского пространства, в силу собственной экономической слабости и высокой международной токсичности не сможет составить конкуренцию ни Западу, ни Востоку.

Большой передел в Казахстане носит объективный и отчасти вынужденный характер; борьба между давно сформированным кланом Назарбаева и новым кланом Токаева только начинается. Запад и Китай вступили в решительную схватку за богатейшие природные ресурсы республики. Анкара со своей идеей «тюркского» мира уже давно включила весь регион в зону своих интересов. Военно-политическая и религиозная составляющие продолжающегося в Казахстане конфликта только отчасти являются отражением его сути.

Конфликт в Казахстане носит комплексный характер и представляет региональную угрозу, игнорировать его не может себе позволить ни одна глобальная держава или страна-сосед. Россия как ведущая страна многочисленных интеграционных объединений — СНГ, ЕАЭС, ОДКБ — должна убедить руководство Казахстана и его граждан в целесообразности более тесной экономической кооперации. Именно это, при условии создания основ социальной справедливости, а не ввод войск поможет умиротворить республику и обеспечить безопасность на протяжении 7600 км российско-казахстанской границы. Внешнее воздействие на Казахстан будет возрастать в меру решительности Касыма Токаева. Военно-политические и националистические вызовы по-прежнему остаются актуальными для страны.

Автор  Александр Савельев

Источник - https://regnum.ru/news/3501145.html


Об авторе
[-]

Автор: Вячеслав Половинко, Александр Савельев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.02.2022. Просмотров: 94

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta