Разрушение мировой торговли создает новые шансы для российских производителей

Содержание
[-]

***

Экспорт в чистом поле

Российской экономике рано или поздно предстоит пройти через процесс восстановления от урона, который нанесут ей эпидемиологические ограничения. Причем на работе российских производителей скажутся не только меры российских властей, но и ограничения, применяемые за пределами страны. Ведь многие российские компании являются частью международных цепочек добавленной стоимости и взаимодействуют с многочисленными иностранными поставщиками и клиентами, которым также пришлось столкнуться со строгим карантином.

Остановка работы компаний по всему миру и уменьшение числа связей между партнерами в разных странах привели к резкому сокращению доходов фирм и росту риска их разорения. Глобальная производственная и торговая структура подвергается разрушению, а та ее часть, которая продолжает функционировать, во многом работает нестабильно.

Проблемы связаны в том числе с тем, что логистические компании, отвечающие за поддержание глобальных связей, тоже подчиняются распространяемым в мире эпидемиологическим ограничениям. Это влияет на продолжительность разгрузки и погрузки судов, которая теперь часто требует большего времени, чем до пандемии COIVD-19. В результате многие товары доставляются медленнее.

Правительства разных стран пробуют ответить на кризис пакетами помощи национальным экономикам, но эти действия недостаточно скоординированы между собой. Стоит признать, что сегодня хорошо скоординированная помощь вряд ли возможна в принципе: в нашем мире для нее не существует ни достаточной институциональной инфраструктуры, ни политической поддержки.

Вряд ли глобальная координация для решения экономического кризиса такого масштаба возможна за счет ООН, МВФ, Всемирного банка и других банков развития. И едва ли идея массированной финансовой помощи не только своим, но еще и компаниям из чужих стран может быть популярна среди политиков и избирателей в богатых экономиках (а именно эти страны контролируют львиную долю ресурсов для оказания помощи). Как следствие, сдерживание экономического кризиса оказалось асимметричным.

Богатые страны направляют на помощь своих экономик триллионы долларов, помощь же в менее благополучных экономиках в среднем оказалась значительно ниже. Поэтому разрушение глобальной производственной и торговой сети в развивающейся части мира рискует стать более острым, чем в богатых экономиках.

Чем меньше власти поддерживают свои компании, тем больше шансы на то, что те прекратят собственное существование, а их сотрудники окажутся без работы. Это создает серьезные трудности для российских экспортеров. Они не только страдают от того, что лишаются части своих иностранных поставщиков и клиентов. Из-за эпидемиологических ограничений и недостаточной помощи властей, некоторые из российских компаний сами становятся теми самыми звеньями, которые выпадают из глобальных цепочек добавленной стоимости. Вполне возможно, что такие компании не смогут восстановить свою деятельность после смягчения карантина.

С другой стороны, сложившаяся ситуация создает и новые возможности для российских производителей, если те смогут заменить некоторых иностранных поставщиков, которые прекратили свое функционирование в результате вызванного пандемией COVID-19 экономического кризиса. Важно понять, какие именно звенья могут сегодня заменить российские производители. Поспешные действия в стремлении выйти на новые рынки могут принести больше вреда, чем пользы. Это показывает кейс с использованием российских аппаратов ИВЛ, которое оказалось крайне неудачным. Подобная практика как создает эксплуатационные риски, так и серьезно вредит репутации российских производителей технологичных товаров.

В целом есть сомнения, что шансы для российских производителей стоит искать на рынках сложных товаров. Российские высокотехнологичные товары в большей мере поставляются на рынки соседних с Россией стран. Те же пока предпринимают довольно скромные шаги по оказанию помощи своим экономикам. Вряд ли грядущее экономическое состояние большинства соседей России позволит российским экспортерам начать поставлять им больше технологичных товаров.

Более богатые страны поддерживают своих производителей лучше, но Россия традиционно поставляет на рынки таких стран менее технологичные товары. Поэтому более высокие шансы на экспортную экспансию может иметь российский экспорт, в той или иной мере уже зарекомендовавший себя на глобальном рынке. Однако это не означает, что российским производителям не нужно пробовать встроиться в технологичные сегменты глобальных цепочек добавленной стоимости всякий раз, когда для этого появляются неплохие шансы.

Возможно, определенные шансы на развитие появляются у российских экспортеров сельскохозяйственных товаров. Технологические цепочки в мировом сельском хозяйстве сейчас разрушаются не только в бедных экономиках, что грозит серьезным голодом 300 миллионам человек, но и в богатых странах. Например, в Соединенных Штатах из-за закрытия многих заводов, где разделывают и упаковывают мясо, фермеры вынуждены сокращать поголовье скота. У российского сельского хозяйства и транспортной отрасли появляется возможность и выполнить глобальную гуманитарную миссию, и получить большую долю на мировом продовольственном рынке.

Благоприятная ситуация может сложиться в сфере технологичных услуг. ИТ-решения сегодня крайне востребованы, и высокий спрос на них сохранится в ближайшие годы. Это создает неплохие возможности для российских ИТ-компаний. Насколько удастся воспользоваться тем переоснащением, которое происходит сегодня под влиянием масштабных инвестиций в российскую систему здравоохранения, пока остается неясным. С одной стороны, увеличивается доступность мест интенсивной терапии и оснащенность диагностической аппаратурой, что в будущем позволит обеспечить пациентов более качественным медицинским обслуживанием.

С другой стороны, ровно это же происходит и во многих других странах, что, возможно, не позволит российской медицине получить очевидных конкурентных преимуществ в этой сфере. Кроме того, опыт, полученный в результате лечения COVID-19, может оказаться не слишком полезным для лечения хронических заболеваний, составляющих важную часть глобального спроса на медицинские услуги.

Расширение экспорта является одним из возможных механизмов выхода российской экономики из наступающего кризиса, вызванного пандемией COVID-19. Более высокие шансы воспользоваться изменением структуры глобального рынка имеют те компании, чьи товары и услуги уже зарекомендовали себя на мировом рынке, а также часть сектора высокотехнологичных услуг.

Автор Иван Любимов

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/19/85437-eksport-v-chistom-pole

***

Мнение эксперта: Особенности кризисного шопинга. Россияне стали тратить иначе еще до пандемии

«Ромир» и Boston Consulting Group выяснили, что россияне включили режим жесткой экономии, сократив траты на 90% товаров и услуг, и в ближайшие месяцы намерены двигаться в том же направлении. К прежним показателям рынок может не вернуться не только в 2020 году, но и вообще никогда.

«Дело не только в финансовых проблемах в стране: покупательские предпочтения изменились кардинально за последние два месяца — по цене и ценности продукта, ассортименту, способу покупки, — подчеркивает сооснователь торговой сети FixPrice Сергей Ломакин. — Возможно, тенденции сохранятся и после того, как о коронавирусе все забудут».

Карточка эксперта: Сергей Ломакин — российский предприниматель, сооснователь первого продовольственного дискаунтера в России «Копейка». С 1998 по 2007 год бизнесмен занимал должность генерального директора сети магазинов. После, продав все принадлежащие ему акции сети «Копейка», он в созданной совместно с зарубежными инвесторами инвестиционной компании возглавил направление по организации в России стартапов в ретейле и инвестированию в существующие проекты.

Один из таких проектов, в который инвестировал предприниматель, — торговая сеть Fix Price. На сегодняшний день Fix Price включает в себя более 3000 магазинов на территории России, Грузии, Беларуси, Казахстана и Латвии.

От отрицания к депрессии

Траты на продукты питания планируют снизить около 15% граждан, на одежду и обувь — от 19 до 37%, а 51% минимизируют расходы на развлечения. Восстановления спроса аналитики ждут не раньше 2021 года, а темпы возвращения к докризисным уровням напрямую зависят от длительности режима самоизоляции, действующего в стране.

За четыре недели россияне прошли путь от ажиотажного спроса до отказа от трат. Начало кризиса в России традиционно символизировал кратковременный дефицит гречки. Население в панике скупало все текущие запасы ретейлеров, а временно опустевшие полки запускали следующую волну паники. Впрочем, у нынешнего кризиса есть свои особенности. «Мы не увидели очередей за бытовой техникой, как было в 2014-м, когда люди торопились приобрести три телевизора на все сбережения, а через несколько месяцев пытались их продать. И это хорошо — россияне научились кризисному шопингу», — считает Сергей Ломакин.

По его словам, за волнами покупательской активности хорошо прослеживаются психологические стадии принятия ситуации. Первый всплеск такой активности возник 9–15 марта, когда уже был введен режим повышенной готовности в Москве. Из-за страха введения карантина россияне скупали продукты длительного хранения — крупы, консервы, средства личной гигиены и корма для животных. Объем продаж рос как в офлайне, так и в онлайне. Согласно исследованию Nielsen, с начала 2020 года больше денег потребители потратили только во время новогодней недели.

«На старте никто не верил, что карантин всерьез и надолго, и первые дни воспринимались как неожиданный отпуск — росли покупки книг, товаров для рукоделия и рисования, были и неожиданные всплески, как, например, рост продажи презервативов и товаров для взрослых. Также в самоизоляции россиянам понадобились шуруповерты, аппараты для маникюра, семена… Увеличение было на двух-трехзначные числа. Но на смену разностороннему покупательскому оптимизму приходят неуверенность и тревожность», — говорит Сергей Ломакин.

Как отмечает руководитель отдела исследований потребителей компании GfK Rus Кристина Нарыкова, восприятие ситуации с коронавирусом меняется каждую неделю. Потребитель прошел через все стадии принятия проблемы, начиная с отрицания и торга, а сейчас находится в периоде депрессии. Если на первой неделе самоизоляции наблюдался рост оптимистичных прогнозов развития ситуации с коронавирусом и меры по борьбе с эпидемией находили большую поддержку, то на второй неделе самоизоляции, когда стало ясно, что дома сидеть еще долго, зафиксировано снижение поддержки жестких мер самоизоляции и пошли вниз оценки их эффективности. На третьей неделе росло мнение о преувеличении опасности, и это совпало со снижением доверия различным источникам информации, включая ВОЗ и правительство.

Рост чека при падении продаж

В апреле в рознице зафиксирована парадоксальная ситуация — средний чек растет, а объемы продаж падают. По данным Infoline, в апреле покупатели оставляли во время каждого похода в магазин до полутора раз больше денег, чем в феврале. Но и в магазин они стали ходить реже: люди стремятся сократить число выходов из дома, поэтому падают общие объемы выручки.

За первую половину апреля универсамы у дома лишились около 20% выручки, а в сегменте гипермаркетов потери доходят до 50%.

Гипермаркеты, кстати, стали неожиданной жертвой пандемии. На старте режима самоизоляции часть из них была закрыта из-за некорректной трактовки того, что именно попадает под ограничения. Кроме того, психологически большой магазин вызывает больше страхов, что не всегда оправданно: все-таки на гиперплощадях соблюдать социальную дистанцию гораздо проще. Определенные трудности вызывает у жителей столичного региона оформление пропуска, что тоже лишает магазины большого потока покупателей.

Однако сильнее всего, по оценкам аналитиков, ситуация ударит по несетевым небольшим магазинам и локальным ретейлерам, имеющим в управлении по несколько магазинов. Если крупнейшие федеральные игроки смогут с позиции сильного разговаривать с поставщиками и производителями, когда те захотят поднять отпускные цены из-за инфляции и роста курса валют, мелким сетям и одиночкам остается только принять это как данность. Изменение прейскурантов потребитель точно заметит.

Коронавирус повлиял и на способ совершения покупок. Как говорит директор по аналитике и консалтингу Nielsen Россия Марина Волкова, покупка впрок и рост спроса на персональные средства гигиены (они показывают трехзначные темпы роста) — не единственные тренды, начало которым положила эпидемия: растет число онлайн-покупок, и это стресс-тест для ретейлеров. «На выходе из карантина жизнь, безусловно, изменится по сравнению с тем, что было до него. Люди сохранят привычки, которые были приобретены за два-три месяца эпидемии. Как, например, любовь к онлайн-покупкам. Однажды попробовав этот канал (об этом говорит и опыт других стран), потребители останутся в нем», — отмечает Марина Волкова.

Привычная жизнь по-новому — это ускорение роста онлайн-продаж, в том числе за счет подключения старшего поколения, это пересмотр ассортимента товаров первой необходимости в пользу продуктов с длительным сроком хранения и гигиенических товаров.

Цена выходит на первое место

Очевидно, что фактор цены становится все более значимым для россиян. «Большинство стало осознанно отказываться от дорогостоящих покупок. Но иногда люди все еще позволяют «побаловать себя» в продуктовых супермаркетах. Хотя деликатесы стали попроще, ввиду того, что деньги на одежду, обувь и развлечения не тратятся, это остается доступной радостью шопинга», — считает Сергей Ломакин.

Ретейлеры отмечают, что сократились покупки овощей, фруктов, выпечки, а полуфабрикаты и готовые блюда в корзинах покупателей сменили крупы, мука, свежее мясо. Россияне снова учатся готовить дома.

Долгая домашняя самоизоляция для многих стала настоящим стрессом, это ожидаемо привело к росту спроса на алкоголь. По мнению директора Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя Вадима Дробиза, нынешний кризис похож на затянувшиеся выходные. По итогам марта потребление алкогольных напитков возросло на 20%.

Эту особенность, по словам Дробиза, нельзя назвать национальной: в период эпидемии в Европе продажи спиртного возросли на 30%, а в США — на 50%. Впрочем, и эта статья расходов попадает в дальнейшем под сокращение. Согласно исследованию «Ромира», 28% россиян в ближайшие полгода собираются уменьшать траты на алкоголь.

Восстановление спроса на все товары аналитики ожидают не ранее второй половины 2021 года. Однако просто переждать сложный период у ретейлеров не получится. «Потребители становятся более придирчивыми и к себе, и к брендам: необходимость каждой покупки должна быть доказана, поэтому ретейлерам надо научиться слышать своего клиента, говорить с ним на одном языке», — подчеркивает Вадим Дробиз.

Автор Сергей Ломакин

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/12/85352-osobennosti-krizisnogo-shopinga

***

Стимулирование бизнес-образования в России – важный антикризисный ход

О предложенных Торгово-промышленной палатой России мерах для стимулирования работодателей и населения к участию в профессиональном обучении и дополнительных образовательных программах специально для ИА REGNUM рассказал вице-президент ТПП РФ Максим Фатеев

Современный мир быстро меняется, и готовность к переменам становится одним из ключевых параметров эффективного обучения. Система образования в настоящее время подвергается суровому испытанию, приобретая в то же время бесценный опыт организации работы в специфических условиях карантина и самоизоляции.

При этом сфера дополнительного профессионального образования, в рамках которой осуществляется бизнес-образование (профессиональная переподготовка руководителей и владельцев бизнеса (МВА и ЕМВА)), является одной из наиболее уязвимых и пострадавших в данной ситуации.

Ситуация неопределенности, в которой находится весь мир, заставляет многих задуматься, как пандемия и глобальный кризис изменят бизнес-образование. Сохранится ли оно в том виде, в каком существовало до недавнего времени, или полностью перейдет в онлайн-формат? Насколько эффективны дистанционные бизнес-программы? Смогут ли университеты стать точками сбора новых цифровых компетенций в сложившейся ситуации? Каким образом Торгово-промышленная палата сможет стать проводником образовательного процесса?

В рамках своей работы по подготовке предложений в Общенациональный план действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике, поручение о разработке которого дал правительству РФ президент России Владимир Путин, Торгово-промышленная палата России внесла предложения по поддержке профессионального и бизнес-образования.

В частности, по мнению экспертного сообщества, необходимо в первую очередь стимулировать работодателей и население к участию в профессиональном обучении и дополнительных образовательных программах через следующие меры:

— предложить широкий спектр государственных программ поддержки дополнительного профессионального образования взрослых;

— использовать прямое финансирование обновления навыков работающих граждан через образовательные сертификаты и/или ученические счета (по примеру 50+ и «Президентской» программы подготовки управленческих кадров). Причем преобладать в таком обучении должны программы по повышению производительности труда, системы менеджмента качества, в том числе бережливое производство и предпринимательство. А с учетом сегодняшней обстановки — антикризисный менеджмент, логистика, телекоммуникации, образование для взрослых.

— стимулировать массовое обучение предпринимательству и самозанятости;

— стимулировать создание и внедрение различных цифровых платформ-навигаторов для получения профессиональных компетенций и выбора эффективных образовательных маршрутов.

Особое внимание, на наш взгляд, необходимо уделять работникам старше 45 лет. Они должны получать средства на переобучение, чтобы подготовиться к новой работе в старшем возрасте, а работодателю государство должно компенсировать затраты, которые он несет, сохраняя сотрудника старшего возраста на рабочем месте с новыми трудовыми функциями.

Использование мер поддержки населения и работодателей в получении дополнительного профессионального образования должно стать не только экономическим, но и политическим инструментом обеспечения качества государственного управления и повышения удовлетворенности населения деятельностью правительства Российской Федерации.

Автор: Максим Фатеев

https://regnum.ru/news/economy/2960882.html


Об авторе
[-]

Автор: Иван Любимов, Сергей Ломакин, Максим Фатеев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.06.2020. Просмотров: 37

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta