Расследование убийства украинского журналиста Павла Шеремета

Содержание
[-]

Дело Шеремета. 10 простых вопросов к полиции Украины

12 декабря 2019 года высшие чины МВД Украины продемонстрировали полную схему убийства Шеремета, автомобиль которого взорвался 20 июля 2016 года.

Как пишет Главком, по мнению следствия, организовала преступление группировка ветеранов и волонтеров АТО. Все они уважаемые в своей среде и отмеченные государством различными наградами. Руководил всем якобы ветеран спецназа и рок-музыкант Андрей Антоненко под псевдонимом «Риффмастер», проводила разведку на местности медсестра бригады десантно-штурмовой войск Яна Дугарь, а непосредственно закладывала взрывчатку детский хирург клиники «Охматдет» Юлия Кузьменко. Персонажи как для организации такого жуткого преступления, расследуемого в течение трех лет, подобрались очень странные, и это смутило не только депутатов. А дальнейшие разъяснения министра внутренних дел Арсена Авакова только добавили оснований для сомнений.

… «Увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величество арийской расы». Этот креатив от старшего следователя Нацполиции Бырко быстро стал мемом в соцсетях. Аваков утверждает, что уже просто нельзя было затягивать с задержанием, хотя пока выглядит так, что прямых улик против задержанных просто нет.

Впрочем сейчас, когда первый шок у всех прошел, уже можно сформулировать несколько вопросов, которые вызывает расследование. Конечно, следует помнить, что не все факты были преданы огласке в интересах следствия, и следователи, очевидно, имеют на руках больше информации, чем обнародовано. Но пока выглядит так, что убийственных козырей на руках у правоохранителей нет. Что, конечно, само по себе не делает их версию ошибочной.

При чем здесь «арийская раса»?

О том, что личность заказчика преступления до сих пор неизвестно, на той пресс-конференции обмолвились генпрокурор Руслан Рябошапка и президент Владимир Зеленский. Но когда почти сразу появился текст подозрения, оказалось, что потенциальные убийцы Шеремета руководствовались отнюдь не финансовыми, что было бы логично при заказном убийстве, а идейными мотивами. Да еще и какими - «увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величество арийской расы». Этот креатив от старшего следователя Нацполиции Бырко быстро стал надоедливым мемом в соцсетях. Интересно, что именно такая формулировка в 2015 году была использована в обвинительном акте радикалки Виты Заверухи, обвиняенной в нападении на АЗС в Киеве.

Зачем?

Обвинение утверждает, что следствие отбросило все предыдущие версии ради одной - дестабилизации общественно-политической ситуации в стране, «чтобы привлечь внимание общества к национал-радикальным идеям, которые, по их мнению, смогут изменить жизнь общества». Где Шеремет, а где национал-радикальные идеи - трудно сказать. Тем более, что в результате «заговорщикам» не удалось достичь своей цели - ни дестабилизировать ситуацию, ни популяризировать свои идеи. Или под дестабилизацией имеется в виду возмущение в первую очередь журналистского сообщества, которое три года требовало от того же Авакова расследовать это дело? С такой мотивацией «сюреалистическое» желание Надежды Савченко расстрелять Верховную Раду, чтобы захватить власть, выглядят вполне логичными. Впрочем, сделаем поправку на то, что не всегда мотивы преступников подвергаются стандартной логике.

Почему остановились?

Если эта группа была настолько зациклена на популяризации своих идей, что пошла на громкое убийство, почему на этом успокоилась и продолжила свою обычную гражданскую жизнь, ни в чем больше не засветившись? Шеф МВД назвал преступление сложным с технической точки зрения. Даже предположив, что к нему долго готовились и за его кулисами на самом деле стоят профессионалы, реализация такого сложного сценария откровенными любителями вызывает, по меньшей мере, недоумение.

Куда исчезли Грищенки?

Первыми подозреваемыми, которые всплыли в деле Шеремета, стали супруги «атовцы» Инна («Пума») и Владислав ( «Буча») Грищенко. Их обвиняли в подготовке покушения на «авторитета» из Косова Ивано-Франковской области Михаила Чекурака. Почерк тот же - закладка взрывчатки в автомобиль. О том, что Грищенко могут привязать к делу Шеремета, ранее откровенно говорили они сами и об этом косвенно свидетельствовал факт перевода «косовского» дела в киевский суд. И действительно, в видеоролике, продемонстрированном полицией, именно этой паре и их знакомому Ивану Вакуленко, который покончил жизнь самоубийством после получения повестки на допрос, уделено много времени в завязке сюжета. В схеме, которую рисовало МВД, Грищенко отводилось одно из ключевых мест. Но пока никто из супругов не является подозреваемым по делу Шеремета и в подозрении они совсем не упоминаются. Спикер МВД Артем Шевченко говорит, что сейчас они фигурируют только ... как лица, которые могут иметь информацию об обстоятельствах убийства журналиста.

Какова роль Яны Дугарь?

Журналисты «Слідства. інфо» сообщили, что результаты экспертизы, на которой и базируется обвинение, являются очень неоднозначными. Так, согласно еще одному исследованию, сделанном британским экспертом Айвон Бирч, женщина, которая делала предварительно фото видеокамер в районе, где затем был убит Шеремет, и женщина, которая непосредственно подкладывала взрывчатку, - один и тот же человек. Это ломает версию следствия, что фотографировала видеокамеры военная медсестра Яна Дугарь, а подкладывала взрывчатку детский хирург Юлия Кузьменко. В полиции ответили, что исследование, на которое ссылаются журналисты, было лишь предварительным, а вот потом специалист разобрался, что это два разных человека. Но эта реакция никого не убедила.

Адвокаты Дугарь заявляют, что у нее есть алиби, и она не была в Киеве ни в день убийства Шеремета, ни в те даты, когда якобы находилась на видео. Прокуроры, в свою очередь, обвиняют защиту девушки в манипуляциях. Дугарь - единственная из трех фигурантов этого дела, кого отпустили под домашний арест. Собственно, ее вина выглядит наименьшей в этой группе. Но ее лицо следствие могло установить быстро, но не через причинно-следственную связь, как прочих. Так почему правоохранители сразу не начали распутывать клубок именно с нее, тем более, что Дугарь - довольно известная? Непонятен и риск организаторов убийства: зачем было впутывать в такое деликатную дело, в котором должно быть как можно меньше свидетелей, участника с такой эпизодической ролью? Сейчас Дугарь, как и Антоненко, отказывается давать показания, что Аваков на своем эфире трактовал как подозрительное поведение.

Кто же этот «покровитель»?

После пресс-конференции Арсен Аваков выступил в телепрограмме «Свобода слова Савика Шустера» и ни о каких «арийских взглядах», упомянутых в подозрении, речь уже не шла. Более того - если в подозрении организатором преступления безапелляционно назван Антоненко, который привлек к нему двух женщин, то из уст министра прозвучало упоминание о вероятных неустановленных «инициаторах» трагического взрыва. Также он рассказал сенсационные подробности о предполагаемом покровителе на высших государственных уровнях, которого имеют убийцы Шеремета, и загадочных «людях за кадром», которые намного квалифицированнее, чем исполнители преступления. Якобы в неопубликованной части телефонных разговоров подозреваемые часто вспоминают о таком покровителе.

Куда делись записи с камер?

Глава МВД прямо заявил, что следы от исполнителей взрыва могут вести в Службу безопасности. Аргументировал он это исчезновением важных записей с четырех видеокамер, которые на момент совместного расследования этого дела, пока непонятно было, как оно будет квалифицировано, изъяла СБУ. Как тут не вспомнить историю с «СБУшником» Игорем Устименко, который был замечен на видео с камер наблюдения под домом Шеремета в ночь перед его убийством. Когда это выяснилось, СБУ официально заявила, что Устименко был уволен из СБУ в 2014 году по состоянию здоровья. В июле этого года глава Национальной полиции Сергей Князев заявил, что следствие не подтвердило причастность к убийству журналиста Павла Шеремета бывшего сотрудника СБУ, но осадок остался.

Почему СБУ не присоединилась раньше?

При этом, говоря о поиске заказчиков, Аваков признает необходимость привлечения к их поиску и СБУ, и Главного управления разведки Минобороны. Здесь уже вопрос к полиции - почему такая координация не состоялась раньше, еще до предъявления публике подозреваемых исполнителей? Из-за недоверия к тому же СБУ и «кротов» в этой структуре?

Не рано ли раскрыты карты?

Аваков утверждает, что уже просто нельзя было затягивать с задержанием, хотя пока выглядит так, что прямых улик против задержанных просто нет. Или их пока не демонстрируют. Вся видимая доказательная база основывается на заключении группы экспертов в области оценки походки и движений. Именно после их заключения, что на видео 2016 года - Антоненко и Кузьменко, по словам Авакова, и было принято решение о «накрытии» банды.

Ответов на все вопросы, как признает министр, у следствия до сих пор нет, а представитель МВД Артем Шевченко отмечает, что врученные подозрения являются предположением и могут быть изменены и вообще отменены. Мечты о выпуске кассет «градов» по Киеву и размышления о похищении детей Маруси Зверобой, которые ведет Кузьменко, и неактивные в ночь закладки взрывчатки мобильные телефоны никак не могут быть доказательствами убийства журналиста. Так не поспешила ли полиция с задержаниями и обнародованием подробностей дела?

Тем более что полиция уже садилась в лужу из-за своей спешки - в деле с убийством Екатерины Гандзюк. Тогда после нападения на активистку по горячим следам в нем обвинили ранее судимого Николая Новикова и суд арестовал его на 60 суток. При этом не были приняты во внимание утверждение адвоката и родственников обвиняемого о том, что он в момент нападения вообще не был в Херсоне, а отдыхал на море. Тогдашний советник министра МВД, а ныне его заместитель Антон Геращенко уверенно утверждал, что шансов доказать свою невиновность у Новикова не существует, что известно, как он покупал кислоту и в какую преступную группировку входил. Но в результате алиби обвиняемого подтвердилось и он был освобожден даже до рассмотрения апелляции. Геращенко и херсонской полиции пришлось извиняться перед Новиковым. Не повторится ли подобная история и сейчас?

Зачем было впутывать президента?

Этот вопрос вытекает из предыдущего. Проведение пресс-конференции даже при отсутствии железобетонных доказательств можно объяснить тем, что фигуранты дела сами начали бить в колокола и привлекать внимание к своему преследованию. Силовики должны были обнародовать свою точку зрения на произошедшее. Но присутствие на этом брифинге и, пусть и сдержанная, речь Зеленского в случае зависания дела из-за всех вышеизложенных обстоятельств ударит не только по позициям главы МВД, но и президента.

Автор: Павел Вуец,  опубликовано в издании Главком, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/delo-sheremeta-10-prostykh-voprosov-k-politsii

***

Комментарий. Aресты есть, ясности нет. Расследование убийства журналиста Павла Шеремета продолжается

В Киеве сенсационно объявили о раскрытии убийства Павла Шеремета. Подробности шокируют, но мало что проясняют.

Спустя три с половиной года после трагической гибели в центре Киева нашего коллеги Павла Шеремета МВД Украины, наконец, заявило о раскрытии его убийства. Министр внутренних дел Арсен Аваков сообщил, что лица, заминировавшие автомобиль Шеремета, установлены и задержаны, а представители украинской полиции на пресс-конференции подробно рассказали, как именно им это удалось и почему следствие шло так долго.

Стоит напомнить, что сразу после трагедии, в июле 2016 года, украинские правоохранители вполне прозрачно намекали, что за убийством Шеремета видят «российский след». Теперь ни о каких связях подозреваемых с Россией нет упоминаний: арестованы люди, которых можно заподозрить во многом, но уж точно не в работе на российские спецслужбы.

«Тихо пришел, тихо ушел»

Сначала в деталях о представленной официально версии. Всего в списке пятеро подозреваемых. По мнению следствия, непосредственно устанавливали бомбу в авто Шеремета рок-музыкант, участник АТО и сержант Сил специальных операций Андрей Антоненко, а также детский хирург-кардиолог и по совместительству волонтер Юлия Кузьменко. Впоследствии, впрочем, выяснилось, что непосредственно в боевых действиях сержант Антоненко не участвовал, а находился на фронте в качестве… музыканта. Он, в частности, является автором неофициального гимна украинского спецназа: «Тихо пришел, тихо ушел. / Враг уничтожен, как был приказ», который в свое время активно рекламировал сам президент Петр Порошенко.

По той же официальной версии, изготовили взрывное устройство, которым взорвали Шеремета, двое других участников АТО: Владислав и Инна Грищенко. Оба в прошлом являлись членами «Правого сектора» (запрещен на территории РФ). Владислав еще до войны имел шесть судимостей за грабежи, разбои и мошенничества, на фронте специализировался в минно-взрывном деле. Инна, по ее собственным словам, сначала руководила тренировочным лагерем для добровольцев, затем занималась фронтовой контрразведкой: выслеживала сочувствующих сепаратистам. Пятым участником группы в МВД называют военнослужащую-контрактницу, медицинскую сестру Яну Дугарь: она проводила разведку на месте, где был припаркован автомобиль Шеремета перед тем, как его заминировали.

В ту же группу, по данным МВД, входили и другие лица: например, участники АТО Иван Вакуленко и Петр Киян. Последний приходится гражданским мужем вышеупомянутой Юлии Кузьменко и близким товарищем Владиславу Грищенко. Правда, их роль в покушении на Шеремета правоохранители не конкретизируют, подозрений тому же Кияну, например, даже не предъявлено. Вакуленко тоже не является подозреваемым, так как к настоящему моменту он мертв — якобы покончил с собой.

На пресс-конференции рассказали, что распутать убийство Шеремета помогло другое преступление: покушение на убийство предпринимателя в Ивано-Франковской области.

Его автомобиль тоже пытались взорвать, но взрывное устройство не удержалось на днище машины — бизнесмен заметил подозрительный предмет и немедленно вызвал полицию. Правоохранители не только раскрыли данное преступление, установив исполнителей — тех самых Владислава и Инну Грищенко, но и заметили, что ивано-франковское взрывное устройство имело ту же конструкцию, что и бомба, которой взорвали авто Шеремета в Киеве. Это и навело на мысль, что оба покушения могли быть делом рук одной и той же группы.

Вскоре Владислава Грищенко арестовали. Его жену оставили на свободе: женщину решили использовать в оперативной игре, чтобы установить других участников группы. Телефоны супругов поставили на прослушку. Кроме того, полицейские начали пристально наблюдать за людьми, которые являлись в качестве «группы поддержки» на суды по ивано-франковскому делу — всех «засветившихся» там сличали с кадрами уличных камер наружного наблюдения, записи с которых изъяли после убийства Шеремета. Опознание, к которому привлекли экспертов аж из ФБР, позволило установить, что минерами были Антоненко (его опознали по характерной футболке с принтом и хромоте после операции на ноге, которую он незадолго до покушения на Шеремета перенес) и Кузьменко (ее также опознали по походке, а также по внешности вообще). Что же до «разведчицы», то в ней эксперты признали Яну Дугарь. Иван Вакуленко привлек внимание правоохранителей тем, что после ареста Грищенко пришел забирать его автомобиль: по версии следствия, это свидетельствовало о доверительных отношениях между мужчинами.

Для того чтобы окончательно подтвердить или опровергнуть подозрения, правоохранители затеяли довольно хитрую спецоперацию. Они отправили Вакуленко повестку о вызове на допрос в качестве свидетеля, причем намеренно указали, что дело, по которому его будут допрашивать, это дело об убийстве Павла Шеремета. Вакуленко занервничал и позвонил Инне Грищенко, сообщив о вызове. Та тоже встревожилась и принялась звонить другим участникам группы.

На следующий день Вакуленко пропал. Позже его найдут мертвым: по официальной версии он покончил с собой. После этого Инна Грищенко звонит мужу в СИЗО и, сообщив о самоубийстве Вакуленко, заявляет, что для них все складывается к лучшему. «Будем вертеть теперь как хотим»,— говорит она.

Тревожатся и другие участники группы. Яна Дугарь в телефонной беседе со своей знакомой говорит, что если правоохранители решат провести обыск у нее дома, то найдут много интересного, включая учебники по саперному делу и набор минера. А Юлия Кузьменко обсуждает возможность обыска у нее дома с Кияном, причем Киян утверждает, что это маловероятно, так как ее, Кузьменко, «в деле» (вероятно, имеется в виду дело о покушении в Ивано-Франковской области) нет, и что если к кому и придут, то к нему, Кияну, а таких планов, по данным Кияна, у правоохранителей нет.

Слушая подобные переговоры, правоохранители окончательно укрепляются во мнении, что именно эти люди стоят за убийством Шеремета. К тому же им удается установить, что в ночь, когда заминировали машину журналиста, Антоненко и Кузьменко надолго отключили мобильные телефоны, что для них нехарактерно, а телефоны супругов Грищенко несколько дней лежали без движения в Днепропетровске. По версии следствия, таким образом участники покушения пытались помешать отследить свои перемещения, но, по сути, лишь усилили подозрения полицейских.

«Привлечь внимание»

Когда дошло дело до мотивов убийства, рассказы полицейских начали звучать менее убедительно. Вот, к примеру, как описывают мотивы Антоненко, которого считают организатором покушения, в официальном документе — подозрении о совершении преступления: «Увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величие арийской расы, разделение общества по принципу национальной принадлежности, стремясь сделать свои взгляды объектом внимания общественности, совершая свои действия, чтобы привлечь внимание общественности к определенным политическим убеждениям... решил создать организованную группу, чтобы в ее составе совершить убийство журналиста и радиоведущего Шеремета».

Звучит не очень. Не то чтобы в принципе нельзя было представить, будто музыкант-атошник «увлекся ультранационалистическими идеями». Однако не вполне понятно, как убийство Шеремета само по себе могло помочь ему «сделать свои взгляды объектом внимания общественности». Во-первых, почему убить он решил именно Шеремета? Во-вторых, авторы таких «демонстративных убийств» обычно берут на себя труд пояснить обществу, в связи с чем и по каким мотивам это было совершено. Однако убийцы Шеремета никаких заявлений (ни публичных, ни даже анонимных) не делали, манифестов или чего-либо подобного не обнародовали. То есть «взгляды» «взглядами», но Шеремет и его смерть тут при чем?

Что же касается Кузьменко, то в качестве доказательства наличия у нее преступных намерений приводят несколько аудиозаписей ее телефонных переговоров. На одной она обсуждает со своим знакомым, что для «приведения Киева в чувство» его неплохо бы обстрелять из «Градов», причем собеседник Кузьменко предполагает, что для этого хватит 5–6 залпов, а Кузьменко высказывает мнение, что и половины залпа будет достаточно, и заверяет, что Киева ей, мол, не жалко. Позиция, конечно, довольно сомнительная: патриот, мечтающий об обстреле столицы своей страны из установки залпового огня, выглядит не совсем нормально. Но опять же — при чем тут убийство Шеремета?

Дальше — больше. На записи второго разговора Кузьменко обсуждает с неназванной знакомой вопрос о том, что для «спасения Украины» им нужна «героиня-жертва», причем сходятся во мнении, что идеальным кандидатом была бы известная военнослужащая и активист Елена Самбул, больше известная под кличкой Маруся Зверобой. При этом собеседница Кузьменко высказывает предположение, что, возможно, имеет смысл похитить детей Самбул, а сама Кузьменко говорит, что все «проще» и достаточно было бы, чтобы ее избили сотрудники полиции. «Осталось только найти ментов, которые на это согласятся»,— говорит она.

Правоохранители делают из диалога вывод: Кузьменко планировала убить еще и Самбул. Однако, по сугубо субъективному мнению автора этих строк, из разговора это никак не следует: скорее похоже, что собеседницы хотели бы имитировать насилие в отношении Самбул, которое и позволило бы ей стать «героиней-жертвой» и подняло бы Украину на борьбу против режима Зеленского подобно тому, как действия правоохранителей в центре Киева в октябре 2013 года стали катализатором для Евромайдана. Но самое главное: даже если Кузьменко и планировала нечто подобное для дестабилизации режима Зеленского, то при чем здесь убийство Шеремета в 2016 году? Тогда при власти был Порошенко, и следствие не предоставило ни единого доказательства того, что в дестабилизации его режима у Кузьменко, Антоненко и других участников группы были хоть какие-то мотивы.

В целом убийство Шеремета куда больше похоже на заказное, и единственным мотивом для членов группы служило материальное вознаграждение. На этот факт указывает и то, что Инна Грищенко в одной из бесед с мужем говорит, что, коль скоро речь идет об их собственной свободе, то ей «плевать на деньги», и она, если придется, «утопит всех». В этом случае говорить о «мотивах» исполнителей вообще не приходится: те или иные мотивы мог иметь только заказчик. И вот об этом интересно было бы послушать. Однако складывается впечатление, что как раз о заказчике-то МВД почему-то говорить очень невыгодно, и именно ради того, чтобы уйти от этой скользкой темы, придумывают все эти «идеи величия арийской расы» и стремления «привлечь внимание общественности к определенным политическим убеждениям».

К слову, впечатление такое, похоже, сложилось не только у автора этих строк. Президент Владимир Зеленский, присутствовавший на пресловутой пресс-конференции, по ее итогу заявил, что следствие не должно останавливаться на достигнутом и обязано вычислить и заказчика преступления. Похоже, что в увлечение ультранационалистическими идеями в качестве мотива убийства глава государства также не слишком-то верит.

То, что товарищи и единомышленники задержанных будут яро оспаривать их виновность, было предсказуемо. Суды по избранию меры пресечения подозреваемым сопровождались весьма бурными протестами представителей добровольческо-националистического сообщества. Правоохранителей обвиняли в том, что дело сфальсифицировано с целью дискредитировать добровольческое движение. Хотя, по моему сугубо личному мнению, никакое сфабрикованное дело не дискредитирует это движение лучше, чем шесть судимостей Грищенко и рассуждения Кузьменко об общеполезности обстрела Киева из «Градов».

Повторюсь: защищать своих товарищей «партия войны» стала бы в любом случае. Если уж нашлись те, кто защищали садистов-насильников из батальона «Торнадо», то что уж говорить о данном случае, где речь идет «всего лишь» об убийстве? Проблема же состоит в том, что, рассказывая очевидные глупости о мотивах подозреваемых, полиция дала защитникам арестованных мощные аргументы, которые уже не получается так просто игнорировать. Действительно, если они соврали в этом, то почему бы им не соврать и в остальном?

Сторонники арестованных приводят доказательства их невиновности: так, Яна Дугарь предоставила суду справки с места прохождения службы, согласно которым в то время, как она якобы следила за домом Шеремета, ее вообще не было в Киеве. А Юлия Кузьменко передала распечатки своего общения в мессенджерах в то время, как она, по версии следствия, минировала его автомобиль. Не то чтобы эти доказательства можно было считать бесспорными, но в условиях явной небезупречности позиции правоохранителей вовсе игнорировать их также нельзя.

Иными словами, предоставив сильно притянутые за уши «доказательства» мотивов подозреваемых, правоохранители заложили под здание обвинения мощную мину, которая грозит разнести его на мелкие осколки.

Тем временем в украинских СМИ все чаще появляется информация о том, что к убийству Шеремета может иметь то или иное отношение Служба безопасности Украины — СБУ, или, как ее еще в шутку называют на Украине, «избушка».

Так, экс-нардеп Сергей Лещенко заявил, что арестованные были связаны с, цитируем, «высокопоставленными сотрудниками СБУ», а глава Департамента коммуникаций МВД Украины Артем Шевченко заявил, что часть записей с камер наружного наблюдения, изъятых в ходе следствия, таинственным образом пропала, причем пропали именно те записи, изъятием которых занимались сотрудники СБУ, работавшие над делом вместе с полицейскими.

Ну а самые памятливые не могли не вспомнить громко нашумевшую в свое время историю о так называемых эскадронах смерти Порошенко. Ее рассказал бывший военный инструктор и бывший заместитель начальника учебно-тренировочного лагеря полка «Азов» Сергей Сановский: по его словам, при Департаменте контрразведки Службы безопасности Украины создавались нелегальные группы для организации убийств лиц, по тем или иным причинам неугодным руководителям страны. По словам Сановского, курировал работу таких групп некто Александр Поклад — реально существующий сотрудник СБУ. Именно Поклад якобы предложил Сановскому возглавить одну из таких групп, но получил отказ. На Украине такие истории обычно принято относить к творчеству российской пропаганды. Однако с учетом вышеописанных странностей в деле Шеремета на них поневоле начинаешь смотреть под немного иным углом.

Контексты Авакова

Существует и еще одна версия, объясняющая странности в деле Шеремета. Не секрет, что министр внутренних дел Арсен Аваков не имеет никакого формального отношения к команде нового президента Владимира Зеленского. Более того, если уж говорить об этом, то его скорее можно отнести к команде его предшественника — Петра Порошенко. И тот факт, что Аваков сохранил свой пост при смене власти, стало для многих едва ли не первым большим разочарованием в Зеленском.

Сам Зеленский неоднократно заявлял: Аваков как бы «на испытательном сроке» до нового года и за это время министр, мол, должен показать определенные результаты в работе. Новый год не за горами, и раскрытие убийства Шеремета — едва ли не единственное, что он сможет предъявить общественности в качестве результата.

Некоторые скептики, впрочем, говорят, что дело не в «испытательном сроке», а в неких кулуарных договоренностях между Аваковым и окружением Зеленского, которые и позволили министру сохранить кресло. А все разговоры об «испытательных сроках», мол, лишь мишура, призванная замаскировать такие договоренности. Сути дела это не меняет — разве что тогда в появлении «доказательств эффективности» Авакова заинтересован не только сам Аваков, но и Зеленский. Эта версия может объяснить, к слову, личное присутствие главы государства на пресс-конференции МВД, посвященной раскрытию преступления — явление, согласитесь, неординарное!

Как бы там ни было, эпопея с расследованием убийства Павла Шеремета только начинается. Инна и Владислав Грищенко находятся в СИЗО — еще по своему «основному» делу о покушении в Ивано-Франковской области. Антоненко и Кузьменко, несмотря на бурные протесты, также отправлены за решетку. Яна Дугарь помещена под домашний арест.

Автор: Юрий Ткачев

https://www.kommersant.ru/doc/4196957

***

Мнение эксперта. Обвинение Яны Дугарь: шито белыми нитками

Из чего слеплено обвинение против Яны Дугарь в деле Шеремета. Цель этого действа двойная: организовать разоблачение, которое вызвало бы большой резонанс, плюс дискредитировать группу людей, которая имеет в обществе едва ли не самый уровень доверия, тем самым подорвать авторитет ветеранско-волонтерского движения, у которого довольно напряженные отношения с нынешней властью.

12 декабря 2019 года на брифинге с участием президента Владимира Зеленского, министра МВД Арсена Авакова и генпрокурора Руслана Рябошапки публично обвинили группу известных волонтеров и участников войны с Россией в убийстве журналиста Павла Шеремета. В качестве доказательств традиционно продемонстрировано наскоро смонтированные слайды с фрагментами уголовного производства, вырванными из общего контекста. Одной из обвиняемых в причастности к убийству Павла Шеремета есть совсем юная Яна Дугарь - боевой медик, младший сержант 25-й воздушно-десантной бригады. На ее счету сотни спасенных украинских солдат, она отмечена многочисленными наградами,

Врачом девушка решила стать после того, как с отцом, с которым она жила и о котором сохранила едва ли не единственные хорошие воспоминания в жизни, произошла трагедия. Как-то его сильно избили, но экспертиза подала это как несчастный случай: якобы сам упал. Гематома. Не было денег на лечение. Маленькая Яна сама шесть дней ухаживала отца, который лежал в коме, но мужчина, не приходя в сознание, скончался. Впоследствии Яна вступит в Полтавскую медицинскую стоматологическую академию по специальности «лечебное дело», но с началом войны на Донбассе пойдет добровольцем на фронт.

Около 3 часов пополудни, 12 декабря 2019 года жизнь девушки перевернулась. Во Львове, где она сдавала экзамены в университете физической культуры, без предъявления решения суда, без составления протокола, с лишением права на извещение адвоката или кого-либо из близких Яну задержали сотрудники полиции. Девушку посадили в машину и повезли в Киев. На следующий день, примерно в 11:00 ее доставили в Печерский суд, который должен был ей как подозреваемой определить меру пресечения. Затем девушку снова посадили в машину и повезли в Новомосковск (Днепропетровская область), в общежитие для военных, где она должна была сидеть под круглосуточным домашним арестом. По прибытии на место в 2:30 ночи в квартире Яны и смежных комнатах начался обыск.

По версии следствия, Яна Дугарь была участницей преступной группы, в которой выполняла роль разведчицы и фотографировала расположение видеокамер вблизи места совершения преступления. В качестве доказательства следователи предоставили изображения с камер наблюдения и заключение экспертов, что якобы подтверждает: девушка, изображенная на видео, и является Яной. По крайней мере, так было понятно из слайдов, которые продемонстрировали следователи на брифинге. Для усиления эффекта указано также, что на время «совершение преступления» телефоны девушки были отключены, что для нее не характерно, собрана целая папка фрагментов разговоров. А впоследствии, после проведения обысков в общежитии в Новомосковске, к делу добавят еще и саперную сумку и семь телефонов, которые в конечном итоге не будут изъяты как вещественные доказательства. По мнению следователей, все это должно доказать вину Яны. Но ...

Впоследствии оказалось, что вся эта история не о доказанности вины подозреваемого, как, впрочем, и ее коллег по несчастью. Доказательств самом деле никто не будет собирать. Ни один следователь не поедет в процессе подготовки обвинения к месту, где служила Яна, чтобы выяснить, могла ли она хотя бы физически присутствовать на момент убийства журналиста в столице. Не опросят и свидетелей, и не изымут документы, и не проведут нужных следственных действий, чтобы выяснить, действительно могла ли Яна быть причастной к страшному преступлению.

Все это впоследствии установят ее адвокаты, которые, чтобы защитить девушку, будут вынуждены провести собственное расследование. Они получат справки о том, что Яна Дугарь непрерывно работала в 66-м госпитале близ передовой с июня по сентябрь 2016 года и никуда не ездила. Возьмут показания у медсестер, работавших с Яной, и утверждавших, что она не покидала место службы, потому что это практически невозможно. Госпиталь был закрытым объектом с несколькими уровнями охраны. К тому же на фронте в это время обострилась ситуация, было много раненых и Яне просто не предоставили бы отпуск.

Нашлись также свидетели-воины, которых она лечила после ранения, а еще сапер, чью сумку и телефоны пытались приобщить к делу. Многое нашлось. Например, татуировка на теле Яны, которое она сделала задолго до июля 2016-го и которую не видно на теле девушки с видео. О том, что она сделана еще в 2015 году в салоне в Полтаве, рассказывает девушка, которая в то время работала там мастером по пирсингу и лично посоветовала Яне татуировщика. О рисунках на теле следователи не могли не знать. На Яниной странице в соцсетях фото с их изображением и датой, когда они были опубликованы, немало. Но для экспертизы следователи почему-то выбрали именно те фотографии, где тату не видно.

В конце концов, и не удивительно. Как говорят адвокаты Яны Дугарь, никто и не собирался ничего расследовать, потому что стояла задача как можно быстрее «слепить» дело. Поэтому все обвинения базируется на экспертных выводах, сделанных на основе шести роликов с двух камер, расположенных на одном доме. Это важный момент. Потому что полиция на брифинге заявила, что обработала материалы аж с 221-й камеры. Впрочем, изображений с других камер следователи не обнародовали. «Большего они показать не могут, - уверены адвокаты, - потому что это будет опровергать их доказательства». Непонятно также, зачем вообще было придумывать Яне роль разведчицы, если, по версии тех же следователей, другой фигурант дела Андрей Антоненко якобы имеет квартиру в этом районе и прекрасно ориентируется на местности. Какой смысл откуда-то из зоны АТО приглашать девушку, которая не знает Киева, потому что никогда здесь не жила, когда все можно решить на месте и без лишних свидетелей, - вопрос без ответа.

 «Похоже, что виновных просто назначили, - говорят адвокаты. - Возможно, речь идет о рабочей халатности. Операм сказали быстро кого-то найти, надо кого-то похожего. Они взяли все контакты Инны Грищенко (также одна из фигуранток дела), прогнали их через программу сравнения, посмотрели процент схожести и сказали: подходит. Как подтверждение того, что следователи, видимо, и сами не верят в причастность Яны к преступлению, адвокаты называют странную интерпретацию ими закона. «По ст. 115 ч. 2, по которой обвиняют Яну, предусмотрено пожизненное лишение свободы. А прокуратура сама просит избрать меру пресечения в форме не взятия под стражу, а домашнего ареста. За всю нашу практику, по 115-й даже в ч. 1 прокуратура всегда просит взять под стражу. На первые два месяца - 100%. Поэтому здесь действия органа досудебного следствия и прокуратуры говорят сами за себя».

Наконец, Яна Дугарь действительно «идеальный кандидат» на преступника: сирота, доброволец, участница боевых действий. К тому же действительно немного похожа на девушку с видео. И если не углубляться в детали, то версия может «сыграть». Особенно если при этом еще и прибегнуть к манипуляциям. Сказать, что девушка давно знакома с другими фигурантами дела, и подтвердить это (без указания даты) вырванными из контекста отрывками разговоров за 2019 год. Хотя сама Яна заявляет: «С Антоненко я по сей день вообще не знакома, с Юлией Кузьменко познакомилась в конце сентября, с Грищенко летом 2019-го».

Намекнуть на саперную сумку, найденную в блоке общежития, и не сказать, что Яне она никогда не принадлежала. Замедлить видео, которое дается на экспертизу, чтобы утверждать, что девушка на нем что-то там снимает, и не предоставлять съемку с других камер. Или трактовать выводы экспертов по своему усмотрению. Эксперты, скажем, проанализировав видео с девушкой за 2016 год и образец видео с Яной (за 2019-й), делают промежуточный вывод, что отдельные признаки на некоторых из них преимущественно (т.е. частично) совпадают, а на одном не совпадают вообще. Но следователь принимает этот вывод и заключает, что особенности невербального поведения относятся к одному и тому же лицу. Ну а видео, где признаки не совпадают, не включает в заключение.

«Даже из соображений формальной логики это абсурд, - говорят адвокаты. - Вдумайтесь, насколько это общая характеристика. Отдельные признаки на некоторых видео частично совпадают, значит, это одно и то же лицо. Нонсенс. Там полное несоответствие ни с точки зрения формальной логики, ни с точки зрения соблюдения методики. И это единственное доказательство ... ». Адвокаты утверждают, что имеют выводы экспертов с 20-30-летним стажем, которые полностью опровергают экспертизу и считают, что она логически не складывается в целостный документ, не соответствует методикам и не может быть использована в качестве доказательства в уголовном производстве. Ни с точки зрения закона о судебной экспертизе, ни с точки зрения Уголовного кодекса.

Кстати, источники Тижня в МВД утверждают, что экспертизу следователи вынуждены были заказывать в Киевском научно-исследовательском институте судебных экспертиз Министерства юстиции, потому что родной полицейский научно-исследовательский экспертно-криминалистический центр МВД им отказал. Возможно, не желая ввязываться в мутную историю.

Более того. Адвокаты уже подали заявление в ГБР о незаконном привлечении заведомо невиновного лица к ответственности с искусственным созданием доказательств обвинения. Такое преступление предусматривает уголовную ответственность до 10 лет. Только вот будут ли привлечены к ответственности должностные лица - большой вопрос. Похоже, что это исключительно политическое и имиджевое дело. Ведь речь идет не о праве и справедливости и не о расследовании. Это все о медийном измерении.

Цель всего этого действа двойная: организовать разоблачение, которое вызвало бы большой резонанс, плюс дискредитировать группу людей, которая имеет в обществе едва ли не самый уровень доверия, следовательно, подорвать авторитет ветеранско-волонтерского движения, у которого довольно напряженные отношения с нынешней властью.

Автор: Роман Малко,  опубликовано в издании  Тиждень, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/obvinenie-yany-dugar-shito-belymi-nitkami

***

Мнение эксперта. Фальсификация дела Шеремета спровоцирует радикальный ответ общества

Дело Шеремета шито белыми нитками. Создается впечатление, что доказательства просто "подгоняли" под нужных подозреваемых. Мы снова возвращаемся во времена, когда правоохранительная машина превращается в жесткий репрессивный каток. О том, как наглая абсурдность обвинений сделала Зеленского заложником Авакова.

Об этом в интервью изданию  "Апостроф" рассказал юрист-международник, волонтер Геннадий Друзенко.

изданиe  "Апостроф": - Насколько следователи приблизились к раскрытию дела Шеремета?

Геннадий Друзенко: - Оба моих приезда в Украину совпали так, что большую часть времени на Родине я посещал суд. Даже шутил: если в США я занимаюсь наукой, то здесь - жестко практикую. Очень неприятно поразило ощущение дежавю 2014 года, когда вся эта правоохранительная машина вместо наказания виновных, поиска объективных обстоятельств дела снова превращается, по крайней мере, в деле Шеремета, на жесткий репрессивный каток. Когда не имеют значения факты, не убеждают аргументы, когда видно, что дело белыми нитками шито - это просто режет глаз, но не следователям, не прокурорам, не судьям. Такое впечатление, что мы из параллельных миров. То, что происходит, выглядит дико.

Двери в будущее, которые ассоциировались с победой Зеленского, с обновлением политического класса, репрессивный аппарат, который сейчас символизирует глава МВД Арсен Аваков, пытается закрыть и вернуть нас в худшие времена 2013-2014 годов.

- Давайте подробнее поговорим о деле. Во-первых, прокомментируйте как юрист доказательства, представленные следствием.

- Я знаком только с тем, что есть в свободном доступе. Почему это дело мне близко? Андрей Антоненко (Riffmaster) - ветеран ПДМГ (Первый добровольческий мобильный госпиталь), то есть он две ротации был в нас водителем-санитаром скорой. Я подавал представление министру о награждении его медалью за заслуги перед Вооруженными Силами Украины, на оформление статуса участника войны. Долгое время недалеко от его квартиры на Саксаганского, был офис ПДМГ, где Андрей был частым гостем - мы общались обо всем.

Я далек от идеализации ветеранско-волонтерского сообщества. Среди них есть почти ангелы, а есть откровенные подонки. В любом человеке есть добро и зло. Но общаясь с человеком, ты понимаешь, на что он способен, кого он считает врагом. Андрей Антоненко - совершенно другой психотип. Это артист, человек-экстраверт с очень хорошей творческой амбицией. Это правда, что он сержант сил специальных операций, но долгое время у него была должность киномеханика. Затем он подчинялся пресс-службе, то есть его функция была пропагандистская - привлекать молодых, здоровых людей в ССО.

И чтобы провести операцию уровня подрыва Шеремета, надо быть, как минимум, очень хладнокровным, очень опытным, уверенным в себе. Причем, очень узкосконцентрированным, а не человеком-селебрити, у которого есть куча поклонников. Для меня это стало первым большим вопросом.

- А что вас больше всего удивило?

- Когда я начал разбираться в деле, меня удивило, насколько низкий уровень самого подозрения. Аваков подготовил хорошую презентацию, но мы ознакомились с текстом подозрения... Мотив - "проникшись идеями ультранационализма и культивируя величие арийской расы". У нас есть целый полк "Азов", где это намного лучше клеится. Андрей Антоненко - человек, выросший в еврейском районе, его дед, как он сказал, был еврей. Окей, можем предположить, что он где-то в глубине души действительно ненавидел неарийцев. Но зачем подрывать белоруса Шеремета? Логичнее было бы, с их точки зрения, это предположение, подорвать какое-то общежитие для иностранцев.

Второй мотив - дестабилизация в Украине. Надо быть абсолютным фантазером, чтобы представить, что уничтожение даже таким образом, как взрыв машины Шеремета, приведет к каким-то беспорядкам. Все видели эти ужасные кадры после взрыва. Там не то, что не было дестабилизации ситуации в Украине, даже не произошло дестабилизации дорожного движения на том перекрестке. Поэтому причина, мотивы и последствия совсем не клеятся.

Далее пошли уже факты. Согласно экспертизе, которую продемонстрировал Аваков, рост подозреваемого - около 170 сантиметров, у Антоненко - 180. Телосложение - человек с животом, Антоненко - в хорошей физической форме. На камерах наблюдения мы видим на человеке так называемую бороду "испанку", то есть это выбритые щеки и нижняя часть лица. Хорошо, что Facebook сейчас ведет хронологию нашей жизни, - мы видим фотографии Антоненко за день и после трагедии, где у него была борода, как у меня, только более заросшее лицо. То есть не клеится ничего.

- Еще был вопрос к следствию - кто заказчик?

- Можно нафантазировать все что угодно. Проблема - что версия, озвученная публично во время брифинга с участием президента Украины, генерального прокурора, министра внутренних дел и высоких чинов Национальной полиции, совсем не клеится с текстом подозрения.

Далее простые факты. Врач Кузьменко, которая якобы была в близких отношениях с Антоненко. Они знакомы с 2016 года, потому что таксист, которого вызвала Кузьменко, сбил по дороге ребенка Антоненко. Так они и познакомились, поддерживали отношения как дальние знакомые. У младшей участницы "преступной группировки" Яны Дугарь - железное алиби. Доказано, что она была в это время в воинской части в Покровске, то есть в зоне проведения тогда еще АТО.

- А относительно обнародованных правоохранителями телефонных разговоров, у вас есть замечания?

- Когда я слушал записи, я сразу профессионально заметил, что часть информации, выданной в эфир, совершенно не относится к делу, но направлена на очернение ветеранско-волонтерского движения, потому что было сказано, что они купили дома, машины.

Господа, мы говорим об убийстве журналиста Павла Шеремета. Если вы утверждаете, что эти люди совершили убийство за какие-то деньги, а потом купили какое-то имущество - мне логика понятна. Если вы говорите, об идеологических мотивах ультранационализма и превосходства арийской расы, то вторая часть телефонных разговоров о домах - есть они, нет их - к делу отношения и близко не имеет.

Это сделано, чтобы бросить тень на волонтерско-ветеранское движение, которому общество доверяет больше, чем президенту и власти. Это дело является откровенной провокацией против наиболее пассионарной части населения. Понятно, что вернувшиеся с войны люди имеют определенное обострение чувства справедливости. Они теряли друзей, они заплатили большую цену. Такая наглая абсурдность обвинений провоцирует какой-то радикальный ответ.

- К чему это может привести?

- Если это взорвется, то единственный силовик, который имеет достаточно сил и средств, чтобы навести порядок в стране - это Аваков. Потому что у СБУ есть маленькая "Альфа", они должны работать интеллектуально. И тогда Аваков говорит президенту: я единственный гарант твоей власти, потому что завтра эти сумасшедшие ветераны, волонтеры и "нацики" тебя просто снесут, и никто тебя не защитит, кроме меня.

А дальше повторяется хорошо известная история времен Сталина, когда Лаврентий Берия организовал на него покушение, а потом его же спас от этого покушения и стал незаменимым. То есть схема Авакова мне понятна из истории - спровоцировать, а затем защитить, показать, что я единственный гарант порядка в этой стране.

- Какие вы видите угрозы в случае развития такой ситуации?

- Опасность в том, что тогда путинский нарратив, который он навязывает и нам, и Европе - что в Украине гражданская война, к сожалению, может стать правдой, когда начнется неконтролируемый хаос. Это наихудший сценарий для Украины. Второй вариант: если Авакову удастся довести это дело до конца и стать героем и гарантом порядка, то мы очень скоро получим абсолютное полицейское государство и всякий стимул воевать против "русского мира" исчезнет.

- По вашему мнению, какой мы увидим финал расследования по делу Шеремета?

- Меня обнадеживает, что Зеленский - президент с огромной поддержкой населения. К нему есть много вопросов, но он не закомплексованный автократ, как Гитлер, как Путин. То есть он также небольшого роста, но, похоже, что у него нет этого комплекса, что надо всех "построить". Поэтому он на уровне интуиции должен чувствовать, что эта парадигма, в конце концов, очень быстро сделает его президентом в стране, где руководит не он, а министр внутренних дел или премьер Аваков. Для него этот сценарий развития событий - путь в политическое небытие.

Поэтому я надеюсь, что пользуясь беспрецедентной популярностью украинского населения, Зеленский поймет, что его в это дело втянули, скорее, как заложника, и начнет отыгрывать назад. По крайней мере, Офис президента уже провел встречу с адвокатами, как минимум, начали слушать друг друга. Если на пресс-конференции президент, условно говоря, подписался под чужую игру, то сейчас начались осторожные движения попробовать выслушать другую сторону и понять, не едет ли он в машине, где за рулем не он.

Также есть определенное внимание международного сообщества. Украина в этом плане очень зависима от Запада - это финансовая, политическая поддержка. Также есть политика безопасности. Здесь не столько деньги, сколько символическое участие США - передача кораблей или передача "Джавелинов".

- Значит, есть и международное влияние на это дело?

- Да. Меня очень обнадежило, что выезжая из Украины, временный поверенный в делах США Уильям Тейлор сказал, что у него сложилось впечатление, что Аваков сам сомневается в этих обвинениях. На дипломатическом языке - это очень мощный месседж. И международное сообщество, возможно, даст шанс немного повернуть на путь более беспристрастного, объективного правосудия. Мы же не говорим: освободите их, потому что они наши друзья. Мы говорим: докажите их вину, потому что это является основой государства - презумпция невиновности. Мы лишь просим выполнять Конституцию Украины и международные стандарты в области уголовного правосудия.

Еще важная составляющая - это неравнодушие граждан и внимание СМИ. Пока это дело будет в топе общественного внимания, то шансов на его грубую фальсификацию будет меньше. Это внимание и солидарность - лучшее лекарство против наступления полицейского государства.

Автор: Екатерина Шумило,  опубликовано в издании  Апостроф

http://argumentua.com/stati/falsifikatsiya-dela-sheremeta-sprovotsiruet-radikalnyi-otvet-obshchestva


Об авторе
[-]

Автор: Павел Вуец, Юрий Ткачев, Роман Малко, Екатерина Шумило

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.02.2020. Просмотров: 33

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta