Распад СССР — результат предательства или «модный приговор»?

Содержание
[-]

О причинах распада СССР, о восприятии россиянами событий 1991 года и их итогах для современной России

18 марта на площадке пресс-центра МИА «Россия сегодня» ведущие российские эксперты приняли участие в круглом столе ЭИСИ на тему: «Референдум марта 1991 года — Августовский путч — Беловежские соглашения: как работают механизмы исторического мифотворчества в политической повестке». Эксперты обсудили причины распада СССР, восприятие россиянами событий 1991 года и их итоги для современной России. Модератором дискуссии выступил Павел Данилин, директор Центра политического анализа. 

Михаил Мамонов, руководитель практики политического анализа ВЦИОМ, представил социологические данные по восприятию гражданами событий 1991 года, отношению к СССР и причинам его распада. 65% опрошенных смогли назвать причины распада СССР, среди которых назвали следующие: работа правительства и политика руководства страны (13%), экономические причины (9%), вина отдельных руководителей, влияние Запада (7%), предательство элит (6%). Более того, данные продемонстрировали, что россияне возлагают в основном ответственность за распад СССР на М. Горбачева (42%; 59%) и на Б. Ельцина (25%; 40%), при ответе на открытый и закрытый вопросы соответственно. При этом при ответе на закрытый вопрос только 29% россиян возложили ответственность на страны Запада. Таким образом, по мнению эксперта, распад СССР гражданами приоритетно воспринимается как следствие внутренних процессов, протекавших в тот момент в стране.

Что касается неизбежности распада Союза, эксперт отметил, что 64% россиян заявили, что его можно было предотвратить. В отношении эмоционального восприятия социологические данные однозначно показали преобладание негативных оценок — разочарование, жалость, грусть и т.д. Так, например, 67% россиян заявляют, что сожалеют о распаде СССР, причем стабилен этот показатель с 2005 года. Если бы референдум состоялся сегодня, 73% опрошенных заявили бы о своем желании сохранить Союз, даже в самой молодой возрастной группе значительная часть поддержала бы такую идею. По мнению эксперта, несмотря на такую массовую ностальгию, присутствует и историческая оценка состоявшегося события: восстановить СССР выразило желание только 49% опрошенных. И сегодня 72% заявляют, что восстановление уже невозможно. Также эксперт подчеркнул, что сохранению лучшего из советского времени россияне обязаны в первую очередь В.В. Путину, Е.М. Примакову и С.К. Шойгу.

Борис Кагарлицкий, политолог, директор ИГСО, прокомментировал основную причину распада Советского Союза следующим образом. По его мнению, СССР выполнил свою миссию по организации общества. От аграрной страны в индустриальную, от неграмотной — к стране ученых, от отстающих — к серьезным игрокам одной мировой лиги.

«Задача модернизации была решена, но парадокс в том, что это и был приговор Советскому Союзу. Потому что в тот момент, как базовая задача, требовавшая сверхусилий, задача, которая могла в какой-то степени объяснить, если не оправдать, в том числе и жертвы, и чрезвычайные события, и даже в какой-то степени преступления, эта задача, будучи решенной, перестала диктовать задачи дальнейшего развития. И по сути дела страна встала перед необходимостью меняться. А номенклатура, правящая партийная элита меняться не собиралась, потому что смысл ее дальнейшего существования состоял в конвертировании достижений…

И наконец, последнее, что с этой элитой стало потом: эта элита, с одной стороны, деградировала, с другой стороны, приспособилась к новым условиям. Она была единственной частью советского общества, которая массово, коллективно, совместно нашла узкий, эгоистический выход, за исключением отдельных личностей. Она достаточно быстро начала трансформироваться в буржуазию, в олигархию. Одним это удавалось лучше, другим хуже. Но мы прекрасно видели, как именно номенклатурная элита очень успешно перешла в новое капиталистическое будущее, в нём устроилась. Тоже в общем-то достаточно закономерно, потому что это итог ее собственной внутренней эволюции. То есть почему я сказал, что предательство не совсем подходит», — пояснил он.

Также эксперт добавил, что та политика ностальгии, которую используют коллеги из КПРФ и других организаций, дает им возможность существовать в политическом процессе, поскольку ностальгия конвертируется в какое-то количество голосов. Но при этом они не могут конвертироваться во власти, в проект реальных политических, экономических, социальных преобразований и реформ, так как люди хотят сохранить социальное государство, социальные гарантии, но ни в коем случае не однопартийную систему. Поэтому он считает, что лучше как можно скорее преодолеть ностальгию по Советскому Союзу в эмоциональном и политическом плане.

«Это не означает, что мы должны становиться на позиции антикоммунизма, позиции либерального разоблачительства. Мы должны просто понять, что это был важный и драматический исторический опыт, который надо изучать, но который остался в прошлом», — сказал он.

Алексей Мартынов, директор Института новейших государств, обратил внимание, что сама формулировка вопроса на референдуме 1991 года была не совсем корректной. Он также согласился с предыдущем спикером в том, что поведение национальных элит нельзя назвать предательством. Просто КПСС, которая, по словам эксперта, была не столько политической партией в советское время, сколько была связывающей общественно-политической системой, прогнила настолько, что она была готова к любому предательству.

Алексей Мартынов заострил внимание в своем выступлении на том, что по итогам 30-летнего юбилея России следует принять важное решение. «С очень печальным результатом постсоветское пространство подходит к 30-летнему юбилею — продолжаются войны, нищее сосуществование и часто, в основном за счет большой России, которая по старой исторической памяти продолжает активно так или иначе помогать всем, несмотря на, зачастую, откровенно враждебную позицию со стороны политических элит стран постсоветского пространства… 30 лет как раз хороший срок, чтобы принять для нас очень важное решение. Оно заключается в том, насколько нужно нам постсоветское пространство, бывшие советские республики, насколько они наши? Мы каждый год отсрочиваем это решение, оплачивается это время наши ресурсами, невозвратными кредитами, политическими ресурсами и т. д… Я думаю, что только разговор об этом многих сильно отрезвит в постсоветских странах», — дополнил он.

Олег Бондаренко, директор Фонда прогрессивной политики, высказал мнение о том, что сам факт распада СССР и его причин требует переосмысления в нашем обществе. «До сих пор в нашем обществе нет общественной дискуссии, нет идеологической дискуссии о том, что с нами случилось 30 лет назад. Есть одна сторона, которая обвиняет в том, что эти люди потеряли эту страну, а с другой стороны нет внятного и понятного объяснения того, что с нами случилось… Поэтому, на мой взгляд, очень правильно, чтобы в рамках текущей избирательной кампании политические партии взяли это на вооружение, это, безусловно, не является монополией Коммунистической партии, это тема, на которую должны дать ответ все политические силы, по крайней мере те, которые серьезно на что-то претендуют. В первую очередь правящая партия — «Единая Россия», и «Справедливая Россия», и все остальные. И только тогда, когда мы поймем систему координат, которую нам предлагают нынешние современные политические силы, тогда можно будет пытаться строить, исходя из нее, какое-то новое понятное государственное и политическое пространство», — отметил он.

Александр Рудаков, эксперт ЭИСИ, продолжил рассуждения экспертов на тему того, что к распаду СССР следует подходить рационально и оценивать проведение референдума, действия ключевых политических фигур, прежде всего следуя логике борьбы за власть, которая была продиктована личными амбициями политических игроков, прежде всего Ельцина и Горбачева. «К этим событиям нужно подходить рационально, избегая лишней мифологизации. Восприятие референдума 1991 года — в памяти народа оно сохранилось как важный эпизод в борьбе за целостность страны, в то время как в реальности сам факт его проведения и заложенные в нем достаточно лукавые формулировки, ключевой из которых было словосочетание «обновленный Союз», — они реально работали на развал государства, то есть получилось так, что в ответ на попытки помешать наведению порядка в Прибалтике и Закавказье, которые начал проводить союзный центр со стороны республиканского центра, со стороны Ельцина, союзный центр начал свою игру с автономиями прежде всего в составе Российской Федерации, а на практике это означало попытку потушить пожар керосином.

Итогом новоогаревского процесса, который стартовал после референдума 17 марта 1991 года, стала, как мы помним, договоренность о совместном подписании нового союзного договора с союзными автономными республиками. И таким образом, обновленный Союз, за который проголосовали наши соотечественники и многие из нас, мыслился его архитекторами не как единое государство и не как федеративное, а как конфедерация, в которой было бы минимум 27 субъектов, а это 9 союзных республик и 18 автономных», — продолжил он. Эксперт также согласился с мнением, что историческая правда о событиях 1991 года и о том, как проявила себя КПСС, нуждается в анализе и в очень пристальном рациональном изучении, чтобы избежать создания вокруг этих событий сплошных политических мифов.

Михаил Ковалев, политолог, эксперт в области интернета и социальных сетей, объяснил, почему советская пропаганда всё же оказалась в 90-х годах неуспешна и что важно учитывать, чтобы выигрывать информационные войны. «Магия агитации советской пропаганды не очень работала, не американцы у нас выиграли, а мы сами все проиграли, как раз те самые коммунисты. И победила как раз эстетика, эстетика победила этику, потому что все хотели джинсы, все хотели кока-колу, все хотели боевики голливудские смотреть, и почему-то противопоставить было нечего», — прокомментировал он.

В отношении информационной войны эксперт однозначно подчеркнул, что этот вопрос актуален и сейчас.

«И тогда, и сейчас — это проблема модного государства, и она первична у молодых людей, все хотят жить в государстве, которое очень модное, которое производит товары и услуги, которые пользуются спросом не только внутри, но и которым респект выражается на Западе. По моим ощущениям, модное государство максимальные пики испытало на сочинской Олимпиаде и на чемпионате мира по футболу, когда мы были центром притяжения всего мира: самая современная инфраструктура, лучший чемпионат, мы сами себе неожиданно нравимся в 100 раз больше, иностранцы нас обожают и так далее. И в России, на самом деле, есть много чем гордиться… Я хотел сделать акцент на том, что эстетика победила этику. Нужно заниматься дизайном пространства. Думать о людях», — дополнил он.

Рассуждая на тему мифологизации политических событий, Игорь Задорин, социолог, руководитель Исследовательской группы ЦИРКОН, выделил следующую закономерность. Как правило, через двадцать лет после какого-то масштабного события у героев события возникает необходимость передачи следующему поколению правильного восприятия истории. В этом смысле «советский миф» и ностальгия по советскому прошлому оказались весьма жизнеспособными в России именно из-за того, что не сформировалось никакого контрмифа, как это произошло во многих постсоветских странах. Те элиты, которые пришли при распаде СССР, например в Грузии, Армении, Казахстане и на Украине, смогли сформировать новый контрмиф — национального суверенного государства. Там гораздо меньше людей сожалеют о распаде Союза.

«Вот этого «можно было избежать» уже практически нет в близлежащих странах, там вполне укоренилось два тезиса. Первый — избежать было невозможно, это естественное развитие. Второй — новая независимая траектория суверенного государства — это действительно великое достижение, у которого есть свои герои и соответствующий миф. У нас контрмифов не сформировалось — поэтому этот миф оказался настолько живуч», — обозначил он.

Сергей Шмидт, доцент кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета, назвал определяющими судьбу советского народа события 1990 года. «Дело в том, что в оценке событий перестройки, как мне кажется, мы мифологизируем 1991 год, год непосредственного распада Советского Союза. Но все-таки любой нормальный исторический анализ, как мне кажется, покажет, что судьба Советского Союза была решена в 1990 году, там произошли все важнейшие процессы, которые уже вырулили на события 1991 года и, откровенно говоря, другого поворота уже сложно было ожидать. И я хотел бы в знак справедливости сказать, что, наверное, важнейшим событием 1990 года стало мартовское событие — 4 марта, когда в стране прошли выборы Съезда народных депутатов, были выбраны те самые народные депутаты, которые потом, 12 июня приняли декларацию о независимости РСФСР со знаменитыми словами, что конституция РСФСР выше советских законов. О каком дальнейшем сохранении Советского Союза могла идти речь?» — аргументировал он.

Также эксперт пояснил, что следует исключать внешнеполитическое участие в процессе распада Союза. Так как с учетом даже самых холодных взаимоотношений СССР с США, последние не были заинтересованы в этом распаде. Причиной этого было нежелание видеть некий «хаос» в огромной стране, обладающей ядерным оружием.


Об авторе
[-]

Автор: Анна Наводничая

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.03.2021. Просмотров: 29

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta