Рабочие-мигранты — рабы мечты о культурном величии арабских эмиратов

Содержание
[-]

Рабочие-мигранты — рабы мечты о культурном величии арабских эмиратов

В Абу-Даби возводят собственный Лувр и музей Гуггенхайма, роскошные гостиницы и рестораны... Условия труда на всех этих стройках навевают мысли о рабстве.

„Atlantico“, Франция : - Что нам известно об условиях труда рабочих на строительстве Лувра в Абу-Даби? Насколько они близки к рабству?

Эмманюэль Дауд, адвокат: Строительство Лувра в Абу-Дабы было начато в 2010 году и должно подойти к завершению в 2015 году.

С самого начала работ правозащитные организации говорили о тяжелейших условиях труда строителей-мигрантов. В первую очередь это подчеркивалось в докладе Human Right Watch в мае 2009 года. Рабочих из Индии и Бенгали набирали у них на родине и заманивали лживыми обещаниями высоких зарплат.

По прибытии на место они оказываются заложниками сформированной работодателями несправедливой системы, в которой они не могут уйти с работы, если не хотят отправиться обратно к себе без пособия. Их паспорта отбирают, заставляют работать по тяжелейшему графику, зарплаты выдаются далеко не всегда вовремя (причем речь тут идет о мизерных окладах без реальной связи с отработанным временем). Кроме того, трудиться приходится на страшной жаре и без должным образом рассчитанных перерывов, что ведет к множеству несчастных случаев и повышенной смертности, которые совершенно не вписываются в западные стандарты проведения строительных работ. Разумеется, пострадавшим во время несчастных случаев и их семьям не выплачивается никаких пособий. Что касается проживания, рабочих, особенно у субподрядчиков, размещают в жутких трущобах.

Если соотнести описанные выше моменты с существующими в законодательстве определениями, например, с действующим во Франции законом от 5 августа 2013 года, условия труда работников-мигрантов в Абу-Даби вполне можно приравнять к рабству:

  • обращение в рабство — это «наделение человека одним из атрибутов прав собственности» (уголовный кодекс, статья 224-1, А).
  • «подневольный труд — это принуждение человека насильственными действиями или угрозой к труду без вознаграждения или в обмен на вознаграждение, которое явно не соответствует объемам проделанной работы» (уголовный кодекс, статья 225-4-1).

Что касается кабального труда, который занимает промежуточное положение между рабством и подневольным трудом, он представляет собой «регулярное нарушение статьи 225-14-1 по отношению к человеку, уязвимость или зависимость которого очевидны или известны» тому, кто совершает это правонарушение.

— Большинство рабочих — это приехавшие на заработки иностранцы. Откуда именно они едут? Как те государства, в которых они работают, мешают им уехать обратно?

— В Катаре насчитывается 1,4 миллиона иностранных работников (по большей части это непальцы, индийцы и филиппинцы) при том, что население страны составляет всего 2 миллиона. Точно так же дела обстоят и в Объединенных Арабских Эмиратах. Рабочие-иностранцы становятся настоящими рабами, они находятся в полной власти своих работодателей, которые полностью контролируют их зарплаты и условия труда, могут выдавать им разрешение на проживание (если у человека его нет, он может отправиться в тюрьму), отобрать паспорт, отказать сотруднику в смене рабочего места и получении выездной визы (в результате люди вынуждены против воли оставаться в стране или пытаться бежать с риском для жизни). По существующей системе у каждого рабочего должен быть катарский покровитель (чаще всего это работодатель), который в некотором роде решает для него вопросы жизни и смерти, потому что именно от него зависит возможность смены рабочего места и выезда из эмирата.

— Существуют ли какие-то юридические рычаги, которыми могут воспользоваться жертвы? Могут ли они подать в суд на эксплуатировавшие их предприятия по возвращении на родину?

— На практике иностранные рабочие не в силах ничего требовать, хотя их зарплаты зачастую выдаются с опозданием, условия труда и проживания недостойны, и они не могут вернуться домой.

Но могут ли рабочие-мигранты по возвращении на родину заявить о своих правах и потребовать наказания для работодателей или компенсации ущерба? В целом, да, потому что арсенал юридических средств действительно существует.

Тем не менее, насколько мне известно, каких-либо масштабных разбирательств по подобным делам до сих пор не было. Такое положение дел вызывает серьезные вопросы по поводу бессилия юридических инстанций родных стран рабочих-мигрантов и бездействия международного сообщества в целом.

Быть может, международное сообщество потворствует всему этому в стремлении угодить государствам Персидского залива, которые превратились в ключевые экономические державы и демонстрируют головокружительные темпы роста, несмотря на застой в обществе? Разве предприятия стран большой двадцатки сами первыми не оказывают давление на правительства с тем, чтобы те воздерживались от излишне резких заявлений и не поставили под угрозу выгодные контракты и будущие тендеры?

— 17 ноября прошлого года Amnesty International обнародовала доклад под названием «Темная сторона миграции: строительный сектор Катара в преддверии Чемпионата мира по футболу». После публикации этого документа международное сообщество выразило возмущение условиями труда в эмирате. Тем не менее, никаких конкретных мер для решения проблемы так и не было принято. С чем это связано? Нехваткой реальных юридических средств?

— Все государства обязались признать рабство преступлением и вести борьбу против любого подневольного труда. В этом направлении был принят целый ряд международных соглашений: Конвенция о рабстве (подписана в Женеве 25 сентября 1926 года), конвенция Совета Европы о противодействии торговле людьми (Варшава, 16 мая 2005 года), конвенция Международной организации труда об упразднении принудительного труда (Женева, 25 июня 1957 года). Не стоит забывать о разнообразных декларациях прав человека, которые носят наднациональный характер и могут применяться судьями на национальном уровне. Наконец, все более частое наказание подобной практики по всему миру становится серьезным оружием и не может не приниматься во внимание всеми сторонами, юридическими и физическими лицами, национальными и международными компаниями.

Тем не менее, как следует из обнародованного 12 июня 2012 года отчета Международной организации труда, в настоящий момент 21 миллион человек по всему миру живут и работают в близких к рабским условиях.

С учетом всего этого, должен сказать, что лично я не верю в бессилие международного сообщества. Скорее это некое потворство в стремлении защитить экономические интересы, которые ставятся выше защиты прав человека в целом и прав рабочих-мигрантов в частности.

В современную эпоху, когда глобализация экономической деятельности делает границы все прозрачнее, а те же французские предприятия (Bouygues, Vinci с дочерней компанией QDVC) активно работают в Персидском заливе в реализации крупномасштабных строительных проектов и прочих программ, эффективное противодействие рабовладельческим практикам должно опираться на конкретизацию уголовной ответственности в трудовом кодексе. Французское государство поставило подпись под множеством самых разных обязательств, и поэтому должно внести реальный вклад в борьбу с рабством.

Поэтому нужно будет без колебаний обращаться во французский суд для преследования французских предприятий и юридических лиц за обозначенные еще в начале нашей беседы преступления так, чтобы они не смогли прикрыться субподрядом. Так, если предприятие в курсе существования нарушающей права рабочих-мигрантов системы, это отягощает уголовную ответственность компании и его руководства, потому что в законе о рабстве отмечаются «очевидность или известность» подневольного труда для заказчика. В результате общественная ответственность предприятия может превратиться в уголовную.

В заключении должен сказать, что юридические средства существуют. Поэтому правозащитные организации и профсоюзы должны перейти к конкретным действиям и принять подобающие меры. Гражданам же нужно призвать к ответу государственные власти, которые молчат и лицемерят во имя защиты занятости и благополучия наших национальных компаний и наплевательски относятся к правам и жизни рабочих-мигрантов.

Так, например, международное сообщество могло бы оказать достаточное давление на ФИФА, чтобы организация лишила Катар права на проведение Чемпионата мира по футболу 2022 года, если тот незамедлительно не предпримет конкретных действий (с последующей их проверкой независимыми наблюдателями) для улучшения условий труда и проживания рабочих-мигрантов, которых приносят в жертву на алтаре спортивного зрелища.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Эмманюэль Дауд

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.09.2014. Просмотров: 232

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta