Путин: Непредсказуем и опасен. Российский самодержец, по всей видимости, мнит себя членом мировой политической элиты.

Содержание
[-]

Путин: Непредсказуем и опасен

Я недавно написал о девальвации, даже опошлении понятия «гений». Не менее девальвировано, опошлено и понятие «национальный лидер». Из политических фигур прошлого и нынешнего веков без натяжки, по «гамбургскому счету», к таковым можно отнести Кемаль-пашу Ататюрка.

По масштабу мышления, по политической воле, силе характера, по глубине, охвату, быстроте проведенных им реформ и, главное, по устойчивости, прочности созданного им социально-экономического переустройства никто в наш исторический период не может с ним сравниться. Даже такие выдающиеся личности, как Рузвельт, Аденауэр, де Голль, Дэн Сяопин и Ли Куан Ю, хотя они заслуженно утвердили себя в истории, как реформаторы, как созидатели, заложившие основу национального благоденствия после потрясений. Это высшая лига. У кого из нынешней мировой политэлиты есть шансы войти в неё? По-моему, ни у кого. Да никто, пожалуй, кроме Путина и не претендует на это.

Российский самодержец, по всей видимости, мнит себя членом этой лиги. Сообщил же он  еще несколько лет тому назад корреспонденту Der Spiegel, что считает себя «абсолютным и чистым демократом» и что «настоящая трагедия» в том, что он «такой один, других таких в мире просто нет». И посетовал: «После смерти Махатмы Ганди и поговорить не с кем.» Что это—самоирония или он таким действительно себя осознает? Ей богу, возникают сомнения в его вменяемости.

Нет, в самом деле, от такой абсолютной власти, не завоеванной в политических баталиях, неожиданно, ни за что ни про что преподнесенной на пресловутом блюдечке, от вознесения на мировой политический Олимп, от всего этого у кого «крыша не поедет»? Похоже, что она у него уже несколько сместилась. Он о себе на последнем Валдайском форуме: «Решения, которые я принимаю, основываются на моральном чувстве правоты, а не на том, как это отразится на карьере. Для меня политическая карьера никогда не являлась самоцелью.». Как сказал  булгаковский Романус, «Сэ нон э веро, э бен тровато, а может быть, еще сильней!».

Forbes после Time второй раз назвал  Путина «самым влиятельным человеком в мире». В 1938-м, после «Мюнхена»,  Тайм присвоил этот титул Гитлеру. Влиятельным — в каком смысле? После аннексии Чехии и Моравии в нарушение подписанных им в Мюнхене соглашений, после захвата Мемеля, стало окончательно ясно, что Гитлер продолжит экспансию, шантажируя готовностью начать мировую войну, что следующая в его меню—Польша. Он был убежден, что союзники сдадут Польшу, как сдали Чехословакию. Гитлер уверенно играл на страхе западных демократий перед войной. Варварской бомбежкой Герники в 1937-м, кошмар которой увековечил Пикассо в своей знаменитой картине, он продемонстрировал, на что он способен, что будет с Лондоном и Парижем, если мюнхенские капитулянты не отступят во второй раз перед страхом войны, которую он готов развязать, которой он их шантажировал. И, до поры до времени, они поддавались его шантажу, искали возможность уступить ему даже после нападения на Польшу, т.е. после начала войны.

Да, тогда Гитлер был «самым влиятельным человеком в мире». По тем же причинам и держателя ядерного чемоданчика Путина, пребывающего, по словам Ангелы Меркель, в «параллельной реальности», следует отнести к этой категории.  Избитым стало сравнение Путина с Гитлером. К сожалению, немало поводов для этого и становится все больше. Но Гитлер ведь не блефовал. Блефует ли Путин, нагнетая своими авантюрами страх перед мировым апокалипсисом? Гитлер был психически не вполне нормален. А Путин?

Те же безграничная власть, культ его внутри страны и страх за её пределами. Впрочем, не только страх. Искренних поклонников  в мире у Гитлера, как сегодня у Путина, было немало. Сам духовный лидер Индии, и не только Индии, Махатма Ганди, общества которого так не хватает Путину, писал в газете Harijan 22 июня 1941г. о германском фюрере: «Немцы будущих поколений будут чествовать господина Гитлера как гения, как смелого человека, несравненного организатора и более того. Germans of future generations will honor Herr Hitler as a genius, as a brave man, a matchless organizer and much more.».

***

О Валдайском performance Путина, как и вообще о реальном положении России, во всех аспектах—внутри- и внешнеполитическом, экономическом, социальном, демографическом и пр. столько уже написано, что и добавить-то нечего. Пионтковский, Алексашенко, Ремчуков, Радзиховский и многие другие обнажают реалии путинского режима, положения превращенной его властью в «Кущевку», страны. Коснусь лишь одной темы — доминирующего в риторике Путина антиамериканизма, безудержно внушаемого «ящиком» вполне предуготовленным к её восприятию массам. Все эти эрнсты-добродеевы-соловьевы-киселевы, добившись  необратимой в обозримом будущем взаимной вражды, если не сказать ненависти, к «украм», столь же успешны в нагнетании американофобии. По нарастающей, днем и вечером идет ожесточенная антиамериканская пропаганда, пропаганда ненависти не только к « Вашингтонскому обкому», не  к «американским империалистам», как это было в советские годы, а к «америкосам», «пиндосам» и пр., т.е. вообще к американцам. Это что-то новенькое. Даже после всего, что принесла России гитлеровская Германия, Сталин запретил культивировать ненависть к немцам: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается.»

Но не будем преувеличивать достижения кремлевских пропагандистов по внедрению американофобии в коллективное бессознательное российского большинства, в котором вообще фобии преобладают над филиями, в котором, судя по опросам, популярно представление о России, как антитезе Западу, о её «особом пути». Их усилия не были бы столь поразительно успешны, если бы не соответствовали  уже существующим представлениям. По авторитетному мнению Льва Дмитриевича Гудкова «Никакая пропаганда не может быть действенной, если она не опирается на определенные ожидания и запросы массового сознания, если она не адекватна уже имеющимся представлениям, стереотипам понимания, мифологическим представлениям. Внести что-то совершенно новое в массовое сознание – дело практически безнадежное.» Технология политической консолидации общества, использующая образ «врага», и профилактики инакомыслия, многажды успешно аппробирована на практике и Геббельсом, и советским агитпропом, описана Оруэллом, проанализирована Карлом Шмиттом и Ханной Арендт. Ничего нового креативщики из путинского «министерства правды» в неё не привнесли.

Пытаюсь понять их, вполне просвещенных, все, конечно, понимающих, ведающих, что творят, психологию, мотивацию. «Чечевичная похлебка»? Конечно. Да еще какая наваристая! Думаю, что  они уже махнули рукой на себя, на свою репутацию в среде, к которой принадлежали, где пользовались профессиональным уважением: «а, плевать, живем-то однова!». Но и еще, и это  мне представляется главным, из области антропологических извращений: особое наслаждение от осознанно совершаемой подлости, своего рода душевный мазохизм, несравненно описанный Достоевским в «Записках из подполья»:

«… до того доходил, что ощущал какое-то тайное,  ненормальное, подленькое наслажденьице, сознавать, что вот и сегодня сделал опять гадость, что сделанного уже никак не воротишь. И внутренне  грызть себя… до того, что горечь обращалась наконец в какую-то позорную проклятую сладость и  наконец—в решительное, серьезное наслаждение! Да, в наслаждение, в наслаждение!… Я вам объясню: наслаждение было тут именно от слишком яркого сознания  своего унижения; от того, что уж сам чувствуешь, что до последней черты дошел;.. что уж  нет тебе выхода, что уж никогда не сделаешься другим человеком».

Возможно психоаналитики могут объяснить феномен психики нынешних московских «виртуозов пера и акробатов фарса», но так доходчиво, так проникновенно, как в этой цитате, у них вряд ли получится.

Как я уже как-то писал, я не отношу себя к апологетам нынешней американской внешней политики. Нахожу её во многом неуклюжей, во многом бестактной, утратившей стратегические ориентиры и тактическую гибкость. В отношении Украины, в частности. Было стыдно за заместителя госсекретаря Викторию Нуланд, суетливо раздающую печеньки на Майдане. Вообще, прожив уже 37 лет в Америке, не идеализирую её, знаю её проблемы, болезни. Всего у нас хватает: и коррупции, и непотизма, и лицемерия, и расизма. Ничто человеческое нам не чуждо. Но масштабы совсем не те, что в странах «третьего мира», в России. «Скелеты из шкафов» политиков, включая самых влиятельных, то и дело вытаскиваются на всеобщее обозрение с соответствующими вслед за этим для них последствиями.

Несмотря на все потрясения, основы общественного устройства, заложенные отцами-основателями: подлинное, а не имитационное, разделение властей—законодательной, исполнительной и судебной, не поколеблены. Только что это подтвердили выборы в конгресс, которым предшествовала напряженная общественная дискуссия, конкуренция кандидатов, их публичные дебаты, транслируемые в масс-медия на протяжении всего года. Выборы проявили недовольство президентом и возглавляемой им демократической партией. Маятник качнулся вправо, к республиканцам. Перефразируя известную фразу Черчилля о демократии, скажу, что при всех недостатках Америки, нет лучшего общественного устройства для расчитывающего на себя, на самореализацию, человека в нашем цивилизационном пространстве, к которому отношу и Россию.

***

Похоже, что затянувшийся период выздоровления американской экономики после «Великой рецессии», период рискованных, но, как оказалось, успешных, финансовых экспериментов, закончился. На фоне спада всех мировых экономик, американская набирает темпы роста. Он в этом году оказался самым высоким за минувшие десять лет. Инвестиции американских компаний  выросли почти на 4%, инфляция порядка 2%, безработица сократилась с 7,2% в ноябре прошлого года до 5.8% в текущем ноябре — самый низкий уровень за пост-кризисный период (было 10 % в 2010г). Существенно  сократился дефицит бюджета. Стремительно сокращается дефицит торгового баланса: растет экспорт автомобилей, нефтепродуктов, промышленного оборудования, потребительских товаров.

Важнейшую роль в улучшении торгового баланса играет  высокотехнологичный экспорт: дают себя знать массированные инвестиции в перспективные исследования. Непоколебимым остается мировое лидерство в инновациях, в высоких технологиях, в науке, в преумножении «человеческого капитала». Америка вплотную приблизилась к энергетической самодостаточности. Цена бензина самая низкая за последние четыре года—порядка 3 доллара  за галлон (около 4-х литров). Самое неожиданное: возвращаются выведенные за рубеж производства, регенируются базовые отрасли промышленности, деградировавшие много лет тому назад — химическая, металлургия и др.

Конечно, остается еще масса проблем, проблемы с занятостью, с колоссальным госдолгом, с растущим материальным неравенством, с чрезмерно высокой стоимостью высшего образования и многие другие. Усиливается раскол, поляризация общества по многим вопросам. Только в экстремальных ситуациях, таких, как война, стихийные бедствия или «11 сентября», мгновенно  возникает национальное единение. Чтобы сплотиться, «большая беда нужна», как сказал Жванецкий. Всё это так, но факт таков: огромный дредноут американской экономики медленно разворачивался, медленно набирал ход, но, судя по динамике ключевых показателей, он его набрал.

Путин выдает желаемое за действительное: его заклинания об уходе Америки с мировой сцены в качестве глобальной супердержавы, об обреченности доллара, как мировой валюты, о том, что юань и рубль вот-вот его отодвинут и т.д. и т.п.,  звучат в свете приведенных фактов жалко и нелепо. Цель начатой им гонки вооружений, кампании милитаризации общественного сознания, отвлекающей от насущных экономических проблем (его отказ представить бюджет Федеральному собранию о многом говорит), нагнетание антиамериканизма, пропаганда изоляции, антизападничества — все это легко объяснимо и объяснено объективными аналитиками. Не так много людей, самостоятельно мыслящих, понимающих, что всё это диктуется одним, доминирующим над всем, стремлением сохранить власть, что все остальное — производные от этого. Большинство ведется.

***

Мегаломания Путина стала запредельной. Дает установки ученым-историкам, как Сталин дал схему интерпретации истории России в письме в редакцию журнала  «Пролетарская революция». Он не только национальный лидер, нет, он мировой лидер. Россия т.е. он, Путин, противостоит Америке. Подразумевается, что противники находятся в одной весовой категории. Ежедневная демонстрация в «ящике» успехов в наращивании вооружений, самых новых, которым нет аналогов, возможно, создает у россиян иллюзия достигнутого превосходства в этой сфере. С довоенного детства помню:  «На земле, в небесах и на море/ Наш напев и могуч и суров:/ Если завтра война/ Если завтра в поход/ Будь сегодня к походу готов».

Отправившись в Брисбен на саммит «двадцатки» в текущем ноябре, Путин приказал направить к берегам Австралии военную эскадру для, как расценило это австралийское министерство обороны, демонстрации «ауры мощи» российского президента. Воскресил давно ушедшую в прошлое gunboat  diplomacy — дипломатию канонерок. Уверен, что никому из членов «двадцатки» не пришло в голову демонстрировать подобным образом свою военную мощь. Полеты российских бомбардировщиков вблизи границ США, стран НАТО, подлодка  в водах Швеции, почти ежедневное нагнетание напряженности — это что, это с какой целью делается? По-видимому, с целью устрашения. Согласно Йенсу Столтенбергу, истребители НАТО в текущем году более ста раз перехватывали самолеты российских ВВС. Это бы ладно, но «многие их пилоты не включают передатчики, позволяющие самолетам обнаруживать друг друга, не общаются с диспетчерами гражданской авиации.» Если так, то высока вероятность очередной катастрофы в воздухе с соответствующим резонансом в мире.

Пропаганда российских достижений в сфере вооружений и реформирования армии, при том, что здесь много сделано и делается в последние годы, сродни комплексу Эллочки Щукиной. Все потуги российского ВПК, все колоссальные в масштабах российского бюджета инъекции в него, ради которых приносится в жертву социальная сфера, всё это ни в какое сравнение не идет с потенциалом ВПК Америки, а тем более с консолидированным потенциалом ВПК НАТО. Оборонный бюджет Америки текущего года, если не изменяет память, порядка 550 миллиардов долларов, совокупный НАТО—где-то под триллион. Но не только в финансовых ресурсах дело. Научно-технический, инновационный и производственный потенциал ВПК США, а тем более НАТО в целом, разве уместно сравнивать с тем, что по силам России, даже при предельном напряжении сил? Что можно сопоставить в мире с мощностями таких гигантских американских корпораций, составляющих ядро американского ВПК, как Lockheed Martin, Northrop Grumman, Raytheon, General Dynamics, Boeing, Livermore National Laboratory и др.?  Присоедините к этому инновационный потенциал израильского ВПК, который работает в тандеме с американским.

Осознает ли Путин во что он ввязывается, на что обрекает Россию? Он обоснованно страшится развития систем ПРО, но он ведь провоцирует это. Ну, что за бред—угроза НАТО России, России—ядерной супердержаве! Какой в здравом уме американский политик может хотеть распада полиэтнической, поликонфессиональной  России? Можно себе представить, что начнется на её нашпигованной ядерными боеголовками огромной территории, если, не дай бог, рухнет над ней власть Москвы! Америке, Западу, перефразируя Петра Аркадьевича Столыпина, не «нужны  великие потрясения», но и не «нужна Великая Россия». В наших эгоистических интересах нам нужна стабильная Россия, не закомплексованная имперскостью, не покушающяяся на  независимость соседей, поглощенная благополучием своих граждан, и их, а не путинской клики, безопасностью. Но что поделать, большинство россиян устраивает путинская «суверенная демократия», оно готово по предложению Жириновского сделать Путина «верховным правителем» или монархом. Воля ваша, только перестаньте зариться на соседей, воображать себя «хозяином тайги» и шантажировать мир ядерной войной. А в другой у путинской России нет шансов победить. Разве что Украину, которая не член НАТО.

До определенного момента, точнее до 2008г., до Грузинской войны, можно было считать, что расширение НАТО на восток неоправданно, происходит в нарушение заверений, данных в том или ином виде Москве, когда Горбачев согласился на объединение Германии, на ликвидацию Варшавского блока. ( И я был такого мнения.) Но уже после августа 2008 стало ясно, что страх перед Москвой поляков, прибалтов, чехов, венгров, одним словом, так назывемой «новой Европы», это не паранойя, что он вполне обоснован, что только членство в НАТО дает им возможность сохранять независимость, не вернуться опять на орбиту Москвы после всего, что они пережили, будучи её сателлитами. Украинский кризис подтвердил это.

Думаю, что если до него у Путина и было намерение оконтурить пространство «ближнего зарубежья», как зону российского влияния, то вряд ли сейчас это остается в его повестке дня. Можно допустить, что на западе, но не на юге.   Пекин, который устами официального представителя МИД Китая Хуа Чуньин заявил, что поддерживает территориальную целостность Украины ( «Китай последовательно выступает за соблюдение принципа невмешательства во внутренние дела, за уважение суверенитета и территориальной целостности Украины.», Интерфакс 03.11.2014), вряд ли безразлично среагирует на повторение своим младшим партнером украинского сценария в Центральной Азии, особенно в Казахстане. Не является ли столь определенное заявление МИДа Китая своего рода предупреждением Путину? Можно ли предположить, что он рискнет распространить свою «доктрину Русского мира» на страны Центральной Азии—члены ШОС, ОДКБ, которые практически уже включены в зону влияния Пекина? Пекин —  «хозяин тайги» (точнее степи) в этой части Евразии, а не Москва. К тому же, надо обладать куриными мозгами, чтобы подорвать хрупкую стабильность в граничащем с Россией регионе с преобладающим мусульманским населением, к которому вплотную приблизился фронт наступления объединенного радикального ислама, в поле зрения стратегов которого Центральная Азия — очевидная цель.

***

Четкая позиция Пекина по Украине обозначила его отношение к праву наций на самоопределение, проигнорированное Путиным в случае Чечни, но взятое им на вооружение и   преподносимое российской пропагандой в качестве правовой основы легитимации «самопровозглашенных республик» Южной Осетии, Абхазии и теперь — Донбасса. Возникает, или уже возник, новый «мировой порядок», утверждает Путин, из чего следует, что международные соглашения, табуирующие суверенитет государств, начиная с Вестфальского договора и кончая Хельсинкскими соглашениями, фактически утратили силу. Эдакий международно-правовой нигилизм. «Если Бога нет, все дозволено», как сказал Иван Карамазов. И право наций на самоопределение выдвигается новоявленным самопровозглашенным «мироустроителем», как принцип, оправдывающий его «гибридные войны», его экспансию.

Включенный в Международные пакты о правах человека, во многие декларации Генассамблеи ООН, принцип «самоопределения наций» получил широкое признание в прошлом веке и стал основным принципом деколонизации. Он актуален и сейчас, когда ощущение своей национальной идентичности особенно обострилось,  в противовес нивелирующей этно-культурные различия глобализации. Только вот что иметь в виду под «нацией — -нацию в гражданском смысле, независимо от этнической принадлежности граждан, или  чисто этническую общность?

Принцип самопределения был положен странами Антанты и Америкой в основу нового мироустройства после Первой мировой войны, когда распались многонациональные империи. Но, заметим, применяли его страны-победители избирательно, только к народонаселению побежденных стран—Германии, Австро-Венгрии и Турции. Собственных империй они не касались. Первую скрипку в трио победителей играл президент США Вудро Вильсон, выступивший в январе 1918- го с  программой послевоенного урегулирования («14 пунктов Вильсона»), в которой предложил «самоопределение» наций, придав этому принципу этнический смысл. Но его госсекретарь Роберт Лансинг был умнее, дальновиднее  своего шефа. Он предупреждал: идея самоопределения этнических групп «нагружена динамитом».

Политологи и юристы-международники пытаются разрешить неразрешимое поныне противоречие  между правом на самоопределение и принципом территориальной целостности государства.  Центральная  государственная власть, конечно, настаивает на примате принципа территориальной целостности над правом на самоопределение. Масса истолкований, противоречащих друг  другу резолюций международных организаций и форумов было принято по этому поводу. Но нет, да и, пожалуй, не может быть, в политической реальности нашего времени однозначного, окончательного, безоговорочного, узаконенного на международном уровне решения. В этом-то все и дело.

Логика, мифология этнонационализма порождают межэтнические конфликты и движения за независимость. Извне нетрудно спровоцировать, подогреть сепаратизм, если есть к этому объективно обусловленная предрасположенность. А она, вобщем-то, всегда есть в крупных, да и не только в крупных, полиэтнических или поликонфессиональных государствах. Пассионарные националисты-романтики или схватившие момент авантюристы, будучи вброшены, как бродило, фермент в  до того еще инертную массу, доводят её до состояния брожения и взрыва.

Да, «Косовский прецедент» был роковой ошибкой Клинтона. Единственное, что можно привести в оправдание — это  устроенный сербами геноцид мусульман-косоваров. Достаточно одной Сребреницы, чтобы убедиться в этом. Что нибудь подобное было в Крыму? Или в Донбассе? И разве Америка претендовала на контроль над Косово? Казус «Косова» свидетельствует о несостыковке, о непримиримом противоречии между двумя международно-правовыми принципами: правом наций на самоопределение вплоть до отделения и правом государства на нерушимость границ.

Приоритет первого принципа обуславливает цепную реакцию «самопровозглашения», появление десятков-сотен новых мини-государств – членов ООН, что окончательно парализует её дееспособность, гарантирует возникновение  новых замороженных и размороженных конфликтов, «балканизацию» огромных территорий, кровавые междоусобицы… Фантазии не хватает, чтобы вообразить кошмарные последствия реализации права этнонаций на самоопределение в условиях нашего времени, неискоренимых этнических и конфессиональных фобий, количества оружия.

Китайское руководство, по-видимому, осознает это. Ему не свойственен авантюризм Путина. Пекин послал ему сигнал: охолонись!

Такое впечатление, что он не был готов к столь резкой и единодушной атаке на только что прошедшем саммите в Брисбене по поводу Украины. Вел себя не в усвоенном им   нагловатом, развязном, с пошлыми байками, стиле попавшего в приличное общество парвеню. Думаю, что слухи о том, что он вот-вот покинет саммит, имели под собой почву. Занервничал. Никакого смягчения в отношениях с Западом там не произошло. Напротив, отчетливо проявилось ужесточение позиции Обамы и европейцев. Он им стал окончательно понятен. Ему не верят. Не полагаются на компромиссы. Но он не может отступать. Похоже, что картина мира, которую озвучил в интервью Российской газете Патрушев, действительно владеет параноидальным сознанием российского военно-политического истэблишмента и самого Путина. И это страшно.

Остановился бы на аннексии Крыма,… как-то бы сошло. Но в Донбассе он завяз. Бросить уже не может. Его занесло. Оставить самопровозглашенцев без подпитки оружием, «отпускниками», горючим — значит предать их, согласиться на их поражение «украми». Продолжать «гибридную» войну накладно и «груз 200» будоражит народ, а это опасно. Но главное — что дальше, какова цель? Адаптировать Донбасс в его нынешнем состоянии, взять на российский бюджет миллионы обездоленных людей, восстановление жизнедеятельности? Инвестировать туда никто не будет, только российский бюджет, а его состояние известно. Перейти от «гибридной» войны к настоящей, ввести войска на Украину? Будучи в трезвом уме Путин не пойдет на это.

Но и давать задний ход с потерей лица он не может: рухнет весь наработанный рейтинговый капитал. Репрессировать прозападных либералов — одно дело, но ура-патриотов, призывающих «Даешь Новороссию!», он позволить себе не может. Сам же раскочегарил этот бойлер. Продолжать по- нарастающей конфронтацию с Западом, нагнетать напряженность? Так ведь и второй «Карибский кризис» спровоцируешь, притом без уверенности, что закончится он так же, как первый. Вот таков, как мне представляется, расклад карт сегодня перед заигравшимся российским самодержцем. Какую карту он вытянет—не знаю. «Знал бы прикуп — жил бы в Сочи.». Да и он, думаю, не знает. Похоже, что плана на ближайшее будущее, не говоря уже о стратегии, у него нет. Решения принимает по ситуации.

Пребывающий в «параллельном мире» российский «фюрер», с его непредсказуемостью, представляет собой реальную опасность для мира. «Он играет услугами полулюдей». Его агитпроп довел народ до забвения собственной, еще недавней, трагической истории, до воскрешения «культа личности», до помрачения рассудка, до реанимации худших стадных инстинктов. На нем лежит взаимная вражда двух «братских народов», гибель, бедствия десятков тысяч людей, несчастных беженцев, стариков, детей, разорение городов и сел Донбасса. « Каждому воздастся по делам его».

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Борис Румер

Источник: exclusive.kz

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.11.2014. Просмотров: 251

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta