Проект "20 идей для развития России": как снизить смертность в дорожно-транспортных происшествиях?

Содержание
[-]

Гибнут и становятся калеками. В дорожно-транспортных происшествиях. По вине пьяных водителей

Лишь за первую неделю октября и только лишь в одном городе России — Москве — погиб один человек и 11 получили ранения различной степени тяжести. Нет, не в ходе боевых действий. Не во время стихийного бедствия. Не по причине пожара. И не в ходе спецоперации по спасению заложников. Хотя есть в этих историях и заложники, и соучастники. Смотря с какой стороны посмотреть. В масштабах же всей страны, как вы понимаете, цифры более удручающие.

Гибнут и становятся калеками. В дорожно-транспортных происшествиях. По вине пьяных водителей. Казалось бы, громкие истории с участием известных людей, лишившихся свободы в наказание, которые показали, что неприкасаемых нет, должны были чему-то научить, предупредить на будущее. Но уроки, судя по всему, вынесли не все. Или не вынесли вовсе. Каждое седьмое ДТП (19 112) в России в прошлом году произошло с участием водителей в состоянии опьянения либо с его признаками. Каждый шестой пострадавший в этих происшествиях погиб. В 44 из 85 регионов России доля погибших в ДТП с участием нетрезвых водителей превысила 30% от общего числа погибших. Эти данные приводило информагентство ТАСС со ссылкой на статистику Научного центра безопасности дорожного движения о дорожно-транспортной аварийности в РФ за 2020 год. И это на фоне и без того демографических проблем в стране.

Вымираем, говорите?! Можно только догадываться, какого количества детей мы недосчитаемся в результате подобных действий беспечных водителей. Кто заставил их — пьяных — сесть за руль? Страна? Власти нашептали, приказали? Тяжелая жизнь? А между тем за каких-то 5 лет под колесами пьяных водителей вымирает по одному российскому небольшому городу. А сколько детей остались без родителей? Сколько родителей лишились своих детей? Сколько людей перестали вести полноценный образ жизни? Чего ради? В 2019 году Госдума приняла в третьем чтении поправки в Уголовный кодекс РФ (УК РФ), которыми наказание за ДТП, совершенное в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и повлекшее серьезные травмы или гибель других людей, фактически приравняло к наказанию по статье «Умышленное убийство». Напомним, в зависимости от тяжести последствий «пьяного» ДТП нарушителю грозит от 3 до 15 лет лишения свободы с ограничениями профессиональной деятельности. Но несмотря на ужесточения, статистика всё еще неутешительна.

Предприниматель и юрист по образованию Дмитрий Давыдов, изучивший опыт борьбы с пьяной ездой в других странах, на своем сайте «20 идей» публикует предложения, которые, по его мнению, позволят изменить ситуацию. Причем, в отличие от того же опыта Японии, он предлагает всё же применять в России не столь «драконовские» способы борьбы. Так, например, если действующее сегодня у нас в стране наказание за нарушение, не содержащее уголовно наказуемого деяния, состоит из штрафа в 30 тысяч рублей и лишения водительских прав сроком от 1,5 до двух лет, то планку штрафа за вождение в состоянии опьянения нужно увеличить до 100 тысяч рублей, а срок лишения прав поднять до трех лет. Но в России встречаются и более «продвинутые» или «отмороженные» водители, которые, уже лишившись прав или вовсе не имея их, могут сесть за руль изрядно выпивши. В подобных ситуациях Давыдов предлагает не только применять штраф в 100 тысяч рублей, но и увеличить срок административного ареста с 10−15 суток до 30. Удар по кошельку, считает предприниматель, заставит лишний раз задуматься его обладателя, стоит ли ставить под удар свою и жизни других людей.

«Такие изменения послужат серьезной предупредительной мерой и сократят случаи нарушения закона, поскольку, помимо риска долгосрочного лишения прав, каждый случай нетрезвого вождения будет создавать значительную угрозу личному бюджету», — отмечает Давыдов. И о соучастниках и заложниках. Если пассажир, трезв он или пьян, садится в машину, зная о том, что её водитель точно пьян, он его соучастник или заложник? Так вот, никаких сделок с совестью и словоблудия в стиле «я не я, и корова не моя» в таких случаях быть не может.

«Лица, севшие в одно транспортное средство с пьяным водителем, таким образом одобряют и поощряют совершение им правонарушения. Они осознанно подвергают свою жизнь и здоровье опасности. Не сумев отговорить нетрезвого водителя и воспользовавшись его услугами, такие пассажиры становятся соучастниками преступления, исходя из моральных принципов», — комментирует свою позицию Дмитрий Давыдов.

Однако действующее законодательство России, указывает предприниматель, не предусматривает никакой ответственности для подобных пассажиров, за исключением разве что передачи ими транспортного средства пьяному водителю. Это правовой пробел, и его нужно восполнить. Конечно, это не должно касаться заложников таких водителей, в коих могут оказаться пассажиры общественного транспорта и такси. Откуда им знать, что водитель нетрезв. Хотя, к слову, в Японии пассажиру нетрезвого водителя грозит штраф размером до 5 тысяч долларов и лишение свободы до трех лет. Причем не только пассажиры могут поплатиться за свою «беспечность». Наказание может понести, например, бармен, продавший алкоголь клиенту, зная, что тот за рулем. Борьба с нарушениями правил дорожного движения и особо с «пьяным вождением» позволила Японии за 19 лет (с 2000 года по 2019 год), как указывает автор инициатив, снизить смертность на дорогах практически в три раза.

Давыдов подчеркивает, что в 2019 году показатель смертности в Японии составил 3,1 на 100 000 человек, в то время как в Евросоюзе 5,1, а в России — 11,6. Уровень смертности в ДТП с употреблявшими алкоголь в Японии составил 4,9%, что в 5−6 раз меньше, чем аналогичный показатель в России. Причина успеха Японии в снижении смертности на дорогах, по мнению предпринимателя, — суровое наказание за вождение в нетрезвом виде: по данным частного японского OIST, штраф в этом случае составляет до 1 миллиона йен (650 000 рублей) и 5 лет тюремного заключения в зависимости от уровня интоксикации, и привлечение к ответственности владеющих информацией о состоянии водителя, но остающихся равнодушными по отношению к ситуации.

Международный опыт всегда полезно изучать, но везде есть свои нюансы. И это Давыдов, разумеется, осознает. Оговоримся, автор 20 инициатив пишет о себе, что не живет в России и не является ее гражданином. Россия — его историческая Родина. И в память о предках — его прадед и другие родственники погибли, сражаясь в Великой Отечественной войне — Дмитрий изучает тот или иной прогрессивный опыт других стран, предлагая адаптировать его в России для улучшения жизни страны, её граждан. Пока на его портале — 19 идей, в следующем году будет опубликована 20-я. Судя по детализации идей, проделан большой труд. Причем их реализация в России, по мнению автора, не потребует госвложений, необходимы лишь законодательные изменения. То есть борьба с пьяными водителями, которые уносят жизни жителей страны, как вы понимаете, не единственная инициатива Давыдова. Другие касаются и развития медицины и сферы образования, экологии, сельского хозяйства, спортивной инфраструктуры, снижения дорожных пробок, эффективности госслужбы и общественной безопасности. Но возвращаясь к теме ДТП, отметим, что они случаются не только по причине вождения автомобилей в нетрезвом состоянии.

В июле прошлого года издание «Ведомости» публиковало материал о том, что полиция считает невыполнимым поручение Владимира Путина о снижении смертности в ДТП и предлагает в этой связи увеличить вдвое целевой норматив. Издание напоминало, что радикальное снижение смертности на дорогах является одним из главных положений майских указов 2018 года Владимира Путина, поручившего снизить смертность на дорогах в 3,5 раза, как подчеркивается в статье, до 4 смертей на 100 000 жителей, а к 2030 году стремиться к нулевой смертности в ДТП. Между тем если в 2017 году, как писали «Ведомости», в результате ДТП погибало 13 человек на 100 000 населения, то в 2019-м показатель смертности, по данным ГИБДД, которые приводила «Российская газета», составил 11,6 на 100 тысяч человек.

«По данным паспорта нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», в 2019 г. показатель должен был снизиться до 11,7 (т. е. по факту он даже перевыполнен), в 2020 г. — до 10,9, а решающее падение смертности на дорогах закладывалось на 2023 и 2024 гг.», — говорится в одном из тезисов публикуемой «Ведомостями» статьи. Тем не менее Министерство внутренних дел РФ (МВД) настаивало на пересмотре целевого показателя смертности на российских дорогах. Вместо текущей цели на 2024 г. — 4 смерти в ДТП на 100 000 населения — МВД предлагает увеличить в два раза целевой норматив: 8,4 смерти на 100 000, что, как указывало издание, следует из протокола совещания от 19 июня 2020 года у курирующего транспорт вице-премьера Марата Хуснуллина.

«Почему МВД предлагает повысить прогнозный показатель смертности более чем вдвое, неясно», — удивились авторы публикации, добавив, что представитель министерства на запрос «Ведомостей» не ответил, а представитель Хуснуллина от комментариев отказался.

Но, надо сказать, издание между тем сообщало, что эксперты и раньше ставили под сомнение достижение поставленной Путиным задачи. В частности, эксперты Высшей школы экономики в 2019 году предупреждали, что в мировой практике нет примеров, чтобы смертность в ДТП снижалась в 3,5 раза за семь лет. С этой точки зрения предложение скорректировать нормативы логично, говорил изданию директор Института транспорта ВШЭ Михаил Блинкин. Во-первых, уровня в 4 смерти на 100 000 населения достигли всего несколько стран в мире — Швейцария, Норвегия, Сингапур, Великобритания, Нидерланды, Швеция; это высшая лига, даже на сверхбезопасных дорогах в Японии смертность чуть выше, объяснял Блинкин. Во-вторых, недостижим и темп снижения: чтобы добиться целевого показателя, нужно было бы снижать смертность в среднем на фантастические 20% в год, а это нереально, так не бывает в мировой практике, говорил эксперт.

На днях состоялась встреча Владимира Путина с Маратом Хуснулиным, на которой зампредседателя правительства докладывал президенту о положении дел в жилищном строительстве, где затронул также вопросы дорожного строительства, отметив, что годовой план перевыполнен на 12 процентов: по федеральным дорогам в прошлом году вообще был самый высокий показатель по объёму ввода за всю историю. И в этом году, по словам Хуснулина, темпы ускорены плюсом к достигнутым показателям на 6% в физическом объёме освоения по укладке асфальта и на 10% — по деньгам. То есть денег больше, чем асфальта, подметил Владимир Путин, задав таким образом вопрос заместителю главы правительства, также позже отметив, что в стране 500 с лишним тысяч километров — региональных, 60 — федеральных, а 900 с лишним — местных дорог. Президент обратил вниманием курирующего отрасль чиновника, что именно местные дороги в большем объеме были предусмотрены в планах. На что Хуснулин ответил, что все основные дороги страны планируется к 2024 году привести в нормативное состояние, 85%. Это очень, как заметил замглавы правительства, «амбициозный план», но его реализацией ведомство занимается. Помимо качества дорог, зашла речь и о безопасности дорожного движения. Хуснулин доложил, что в рамках нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» смертность снижена.

«Нужно продолжать эту работу вместе с полицией и дорожниками. Мы не можем на дорогах терять столько людей, как при военных действиях. То, что я вижу, — это комплексные усилия, и МВД работает в целом всё лучше, и дорожники. Это комплексные мероприятия, и нужно, конечно, развивать санитарную авиацию, оказывать помощь людям в первый час после аварии. Нужно по всем направлениям, по всем векторам работать», — заявил глава государства чиновнику.

Собственно, в инициативах Давыдова как раз и рассматривается опыт в том числе Японии, а также других стран относительно решения не только проблем со смертностью на дорогах. Так, он предлагает, по сути, создать в России своего рода институт уполномоченных заявителей, которые будут принимать от населения факты, зафиксированные путем фото‑ и видеосъемки нарушений ПДД, заниматься проверкой этих материалов на соответствие законодательным требованиям. В том числе эксперты этих институтов должны будут устанавливать, не смонтирован ли материал специально. Проверенную же информацию такие организации будут уже передавать государству для применения к нарушителям соответствующих мер. В этом случае указанные организации будут получать от государства вознаграждение — 50% суммы от взысканного с нарушителя штрафа. Таким образом, считает Давыдов, можно будет решить сразу несколько проблем: снизить показатели ДТП, в том числе гибели в них и ранений людей, увеличить поступления в бюджет, создать новые рабочие места, что опять же приведет к росту доходов бюджета и расширению возможностей для решения насущных проблем страны.

К слову, подобный институт может заниматься не только борьбой с нарушениями ПДД, но и с теневой экономикой, например, выявляя случаи, при которых клиентам были не выданы чеки о покупке товаров или получении услуг. Вместе с тем, как следует из другой идеи Давыдова, касающейся общественной безопасности, предлагается усовершенствовать и работу правоохранительных органов и в целом систему соблюдения общественного порядка. Поскольку даже предлагаемая здесь же возможность пересмотра в России расчетных показателей штрафа и его увеличения за превышение скорости по аналогии с мерами, действующими в Казахстане, где за превышение скорости на величину более 20 км/час, но не более 40 км/час придется заплатить 15 МРП (месячный расчётный показатель — прим.) (или 6360 руб.), а за превышение скорости от 10 км/час до 20 км/час — 10 МРП (или 4500 руб.), может, по мнению Давыдова, не привести к росту эффективности, если система контроля и выявления нарушителей будет выборочной.

Давыдов считает необходимым также установить на улицах городов максимально возможное количество камер, которые будут фиксировать нарушения в области дорожного движения и безопасности общественного порядка на тротуарах, во дворах жилых домов и зданий, не оставляя возможностей для «слепых зон». За чей счет и каким образом можно решить задачу по обеспечению видеосъемкой городов России, можно посмотреть в разделе «Общественная безопасность» портала «20 идей». Что же касается самих правоохранителей, то Давыдов предлагает запретить выезд их спецтехники без оснащения спецоборудованием, фиксирующим события как внутри автомобиля, так и снаружи. Запрет должен распространяться и в случае поломки такого оборудования. А свести к минимуму уровень коррупции среди сотрудников патрульных служб ГИБДД предлагается путем их постоянной смены в паре, то есть путем исключения устоявшихся связей между ними.

Автор проекта подчеркивает, что несмотря на очевидную эффективность предложенных им мер, их шансы на воплощение всецело зависят от законодательной поддержки государства.


Об авторе
[-]

Автор: Галина Смирнова

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.11.2021. Просмотров: 41

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta