Провал в Украинe «большой приватизации»

Содержание
[-]

Почему не сбылось одно из главных обещаний Зеленского 

В июне 2021 года премьер-министр Денис Шмыгаль провозглашал: разблокировка большой приватизации — это сигнал, что Украина готова сотрудничать с инвесторами и готова к инвестициям. Тогда на волне успеха малой приватизации власти надеялись на значительные дивиденды и от большой. В частности, миллиарды в бюджет. Однако эти надежды провалились.

Запуск большой приватизации — одна из первых инициатив Владимира Зеленского как президента. Ее анонсировали еще в 2019 году. В январе 2020-го на саммите в Давосе президент призвал иностранных инвесторов в Украину. Это выступление запомнилось обещанием предоставлять каждому из них «персональную инвестиционную няню», отмечает  издание "hromadske". Однако планы пришлось несколько отложить из-за пандемии коронавируса. Вернулись к идее большой приватизации весной этого года. Тогда власть уже имела успехи в малой приватизации. Самый репрезентативный — продажа на конкурсе столичной гостиницы «Днепр»: во время процесса ее стоимость выросла в 14 раз.

Оптимизм излучал и глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко. Чтобы подтвердить успешность приватизации, он привел в пример средний рост цен на аукционах в 2020 году на 191%, а также рост числа участников торгов в этом году в среднем до 3,1 (годом ранее этот показатель составлял 2,2). «Показатели прироста доказывают, что со стороны инвесторов украинские приватизационные соглашения — это не пренебрежительное “купил по дешевке”, а наоборот — ожесточенная конкурентная борьба. Бизнес готов предлагать рыночную цену», — убеждал Сенниченко в своей колонке для НВ в апреле 2020-го.

Это все касалось малой и средней приватизации. Но у властей появились большие ожидания и в отношении большой приватизации, включающей государственные активы, балансовая стоимость которых оценивается по меньшей мере в 250 млн грн. Планы на 2021 год казались превосходными. Из запланированных в бюджете 12 млрд грн от всей приватизации 9 млрд должны поступить именно от большой. Список предприятий впечатлял громкими «лотами»: АО «Одесский припортовый завод«, завод «Большевик», Объединенная горно-химическая компания (ОГХК).

Однако в конце года можно говорить, что надежды оказались тщетными. Фонд госимущества смог продать лишь один актив — завод «Большевик» в Киеве за 1,4 млрд грн. Да и эта продажа не принесла явных бонусов властям. Стартовая цена выросла менее чем на 3%, а сам аукцион имел признаки сговора среди участников. 

На 20 декабря запланирован еще один аукцион — продажа Объединенной горно-химической компании. Это уже третья за год попытка продать актив. И прогнозы о приватизации компании тоже пессимистичны. Почему большая приватизация провалилась в этом году и какие шансы, которые она заработает в следующем, выяснило hromadske.

Как разрушились планы 

Для продажи в рамках большой приватизации на специализированном сайте указаны 18 объектов. В конце прошлого года премьер Денис Шмыгаль анонсировал, что в 2021-м продадут три облэнерго, предприятия «Большевик», Одесский припортовый завод, Объединенную горно-химическую компанию, «Президент Отель». «В Украине есть политическая воля для проведения большой приватизации», — убеждал Владимир Зеленский журналистов в июне 2020 года на форуме «Украина 30. Экономика без олигархов». 

Место, где президент сделал это заявление, показательно. Ведь именно приватизация крупных государственных активов в конце 90-х — начале 2000-х и создала класс олигархов. Поэтому одним из опасений было — не повторить опыт тех времен. Для этого Фонд госимущества на основе соответствующего законодательства пытался делать все максимально прозрачным. Привлекали инвестиционных советников, готовивших объекты к приватизации, искали потенциальных инвесторов. Важна и стартовая цена на аукционах. Для объектов малой приватизации ее определяют по балансовой стоимости. Для большой приватизации советник определяет рыночную стоимость государственного имущества. С одной стороны, таким образом, устраняется угроза продажи по дешевке, с другой — во время аукциона цена может не возрастать в разы, как это происходит при малой приватизации. 

Однако эти предохранители не гарантируют, что объекты в конечном счете не попадут в руки заинтересованным финансово-политическим группам или тем же олигархам. Как говорят источники hromadske в президентской фракции, именно по этой причине из списка продаж в 2021-м исключили облэнерго. О переносе объявили в июне все на том же форуме «Украина 30. Экономика без олигархов». Теперь приватизация облэнерго планируется на 2022 год. 

По информации члена парламентского комитета по экономическому развитию, против приватизации облэнерго выступал секретарь СНБО Алексей Данилов. Представитель президентской команды так объясняет логику властей: отсрочка произошла потому, что не хотели отдавать эти активы Ринату Ахметову. «Их купил бы либо сам Ринат, либо он же, но через третьи руки. А зачем продавать объекты монополистам? Не факт, что Антимонопольный комитет мог бы это установить (что победителем приватизационного аукциона стал монополист, — ред.), чтобы заблокировать продажу», — говорит собеседник из команды Зеленского.

Перенесли на следующий год и продажу АО «Одесский припортовый завод». Вместе с тем собеседники hromadske прямо говорят: это уже совсем не тот актив, за который в предыдущие годы можно было получить от покупателя значительную сумму. «Там металлолом», — кратко описывает состояние предприятия представитель президентской команды. 

Почему не удалось успешно продать другие объекты и получить запланированные 9 млрд грн от большой приватизации? Представители власти возлагают ответственность на руководство Фонда госимущества. «Планы на 2021 год формировались на основе тех прогнозов, которые давал сам Фонд. То есть они как-то говорили, что мы действительно продадим на 12 миллиардов. Поэтому здесь вопрос к Фонду и руководству: как они так планировали в конце прошлого года, что заложили 12, а получили значительное недовыполнение», — говорит депутат-«слуга» Алексей Мовчан из комитета экономического развития. 

Александр Леменов, эксперт неправительственной организации StateWatch, которая осуществляет общественный контроль за приватизационными процессами, считает, что такие высокие ожидания Фонд озвучивал по требованию к нему. «Ты не скажешь, что сможешь продать лишь на 5 млрд, когда на Банковой от тебя ожидают 10 или 12», — говорит Леменов. 

Еще один депутат-«слуга» в разговоре с hromadske рассказывает, что Офис президента выставил Фонду госимущества дедлайн для продажи завода «Большевик». И это стало одной из причин, почему эта приватизация произошла не так, как надеялись. Приватизация Первого киевского машиностроительного завода (более известного как завод «Большевик») состоялась 27 октября. И эта история сразу подверглась громкой критике.  

«Настоящего конкурса не получилось, фактически на аукционе никто не конкурировал», — кратко описывает приватизацию «Большевика» инвестиционный банкир Сергей Фурса. На аукцион пришли трое участников. Их связывают с Василием Хмельницким (народный депутат пяти созывов, «инвестор», — ред.), Степаном Черновецким (сын бывшего мэра Киева Леонида Черновецкого, — ред.) и Виталием Хомутынником (бывший депутат-«регионал», — ред.). В то же время, как таковых торгов не было. Поступило только две ставки, а стартовая цена выросла всего на 40 млн грн — до 1,4 млрд. Победитель — структура, близкая к Василию Хмельницкому. 

«Это был сговор», — считает один из представителей президентской партии. По информации депутата, руководство Фонда госимущества знало, что Хмельницкий хочет купить «Большевик», но надеялось, что торги реально состоятся из-за участия в них Хомутынника. Ожидания не оправдались. «Был ли “договорняк”? Не моя роль предполагать заговоры. Мы сделали все по закону, честно и прозрачно. Антимонопольный комитет начал расследование. Оно покажет, был ли заговор», — объяснял впоследствии Сенниченко в эфире «24 канала». 

Также глава Фонда госимущества рассказал, что перед продажей выходили на полтысячи потенциальных инвесторов. И каждый из желающих мог подать заявку на аукцион. Однако многие могли отказаться из-за проблемности завода. Актив был представлен так, что в него можно вкладывать деньги под застройку. Целевое назначение земли — промышленное, а для использования под застройку нужно соответствующее решение Киевсовета. «Продавали цеха, которые можно снести и дальше решать с Киевсоветом. Кому это нужно? Ни один нормальный инвестор не принял бы такое предложение», — говорит депутат-«слуга» в разговоре с hromadske. 

Другая проблема «Большевика» — судебные процессы. Часть цехов находится в аренде у структур, которые связывают с тем же Хмельницким. Фонд госимущества пытался расторгнуть сделки, но дела увязли в судах. «Невозможно было очистить объект. На это ушли бы десятки лет. Это судебная ветвь власти. У Фонда ресурсов не хватит на все. Должен быть пул органов публичной власти, кто-то должен взять на себя лидерство, чтобы очищать активы, выделять землю», — считает Леменов. 

Сам глава Фонда госимущества оценивал, что «очищать» завод в судах будут еще 2-3 года. Однако не факт, что государство в конце концов победило бы в судебной волоките. Сергей Фурса сетует: финальный покупатель мог оказать влияние на суды через так называемый низовой уровень коррупции — отдельных судей. Потому и создавал проблемы как государству, так и другим потенциальным покупателям. И руководство Фонда не могло справиться с этим. 

«Сенниченко не мог сказать СБУ: “Разберитесь с теми чертями, которые создают проблемы для завода”. Он не мог сказать потенциальным инвесторам: “Если купите, то государство будет вам помогать, и все проблемы разрешатся”. Это может сделать совсем другой человек с другими возможностями. Кто? Президент. Президент или Ермак», — считает Фурса. 

Но в президентской команде проблемность завода из-за имеющихся судебных дел возлагают именно на Сенниченко. «Как у нас это работает: ты должен прийти в Офис президента и сказать: “Помогите”. Дадут Смирнову, который поможет. А у команды Сенниченко была принципиальная позиция не заниматься очищением — мол, это нечестные суды, рейдерство», — объясняет представитель президентской команды.

Собственно, приватизация «Большевика» прошла под одного человека. Под человека, создавшего проблемы государственному активу через судебные решения. И имеющего хорошие отношения с Виталием Кличко, что увеличивает шансы получить соответствующее решение Киевсовета о целевом назначении заводских земель. 

Суды и земля стали основной причиной, по которой от участия в приватизационном аукционе отказались другие участники. И хотя сама продажа была открытой и конкурентной, государство получило гораздо меньше, чем могло за этот же «очищенный» объект. «1,4 млрд грн — и так очень хорошо. Мотоциклетный завод Хмельницкий купил за 80 млн грн. А “Арсенал” вообще бесплатно “отжал”», — говорит депутат-«слуга». 

Другой член президентской фракции Алексей Мовчан называет продажу «Большевика» неуспешной из-за возможного сговора участников. Однако плюс он видит в том, что большая приватизация все же произошла. И государству нужно делать выводы при дальнейшей приватизации, в частности, предусмотреть предохранители против слива информации о потенциальных участниках аукционов. Это сделает невозможным сговор. 

Похожие проблемы и у других объектов из списка большой приватизации. Так, например, уже упомянутый «Президент Отель» до 2034 года полностью находится в аренде у структуры, которую связывают с одесскими бизнесменами Борисом Кауфманом и Александром Грановским. В октябре Фонд проиграл суд о расторжении договора аренды. 

«99% государственных активов имеют так называемые “ядовитые таблетки”. Где-то искусственно созданная кредиторская задолженность, где-то через суды что-то “отчуждают”», — объяснял в эфире «24 канала» глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко. Решать все эти проблемы государство может годами. Без этого, считает Сенниченко, каждый инвестор должен определять для себя, готов ли он бороться на приватизационном аукционе за «ядовитые» объекты. 

С этим согласен и депутат от «Слуги Народа» Алексей Мовчан. Он считает, что Фонд должен выбирать, по какому принципу продавать активы — очищенными или «ядовитыми». «Если мы говорим о продаже с “ядовитыми таблетками”, то продавайте с ними. Но сделайте так, чтобы у всех был равный доступ к этим активам», — говорит Мовчан.

Уже в ближайшее время Фонд попытается продать еще один объект большой приватизации — ОГХК. На 20 декабря назначена уже третья попытка. Предыдущие не состоялись: первую отменили, потому что из трех участников Фонд госимущества не допустил двух, следующую — из-за наличия только двух заявок, одна из которых не отвечала требованиям. 

За долгое время имущество ОГХК арендовал Дмитрий Фирташ. Сырье комбината он поставлял на свой завод «Крымский титан». С 2014 года предприятие попало в сферу интересов депутата от «Народного фронта» Николая Мартыненко. «Это кормушка, которую использовали финансово-политические группы. Такие объекты рискованно продавать, потому что не будут приходить инвесторы. А если иностранцы не придут, то не увеличится и стоимость», — говорит Леменов. 

Однако в Фонде госимущества утверждают, что активом заинтересовались почти 30 потенциальных инвесторов, половина из которых — иностранные. Но последние хотят больше гарантий от государства. «Речь идет о том, что правительство и ФГИ отразят в договоре с покупателем: то, что написано и известно об этой компании, — то и есть правда. Если какой-то “чертик из табакерки” придет и скажет: “Я в прошлые годы здесь владел половиной”, — это не проблема инвестора», — объяснил Сенниченко. 

В возможности юридически прописать подобные гарантии сомневается инвестиционный банкир Сергей Фурса. И добавляет, что без них иностранных инвесторов на аукционе можно не ждать. Поэтому и дкпутат Алексей Мовчан сомневается в успешности продажи ОГХК. «У нас есть кейс “Большевика”,  и мы понимаем, почему другие могут быть неуспешными», — говорит Мовчан.

Кто продолжит большую приватизацию 

На фоне провала большой приватизации глава Фонда госимущества заявил, что подал заявление о добровольной отставке. «Я написал заявление, встретился с президентом, он положительно оценил все реформы. Мы хорошо пообщались. У меня есть поддержка и благодарность», — заявил Сенниченко 18 ноября. Однако в президентской команде несколько иначе оценивают деятельность Сенниченко во главе ФГИУ. Его обвиняют чуть ли не в работе «агентом НАБУ» из-за того, что он сдал трех человек, которые предлагали ему взятки.

«Он за год ничего не продал, но поймал за руку троих воров. Это великолепно. Но если ты агент НАБУ, то занимайся этим, а не разрушай нам приватизацию», — резко высказался представитель президентской команды. Также Сенниченко обвиняют в слишком публичной деятельности, которой он занимался вместо рутины по очистке предприятий. Несмотря на это, у Зеленского признают, что на руководство ФГИУ провели спланированную атаку изнутри фракции «слуг». Якобы группа депутатов атаковала Сенниченко из-за его неуступчивости влиянию заинтересованных лиц на некоторые активы, а во главе этой группы был депутат Андрей Холодов. 

Несмотря на недовольство фигурой Сенниченко, отставка «забуксовала». Его заявление было поддержано на профильном комитете, но на рассмотрение в сессионный зал до сих пор не вынесено. Одна из причин — отсутствие замены. «Нет кандидата. Никто не хочет. Офис хочет классного, а классные кандидаты не хотят», — рассказывает один из депутатов президентской фракции. «Здесь действительно есть вопрос о преемстве. Надо понимать, кто будет дальше», — подтверждает наличие сложностей со сменой руководителя ФГИ депутат-«слуга» Алексей Мовчан. 

Сразу несколько собеседников сообщили, что возглавить Фонд госимущества предложили главе комитета экономического развития Дмитрию Наталухе. Но он отказался. При этом у президента с удивлением выяснили, что их депутат и глава профильного комитета выступает против приватизации. Представитель команды Зеленского назвал hromadske два главных критерия для выбора преемника Сенниченко. Новому главе ФГИ, как и бывшему первому вице-премьеру Любченко, следовало бы быть более закрытым и готовить не столько презентации, сколько чистку крупных приватизационных объектов. 

Кроме того, этот человек должен быть с профайлом, как у заместителя руководителя Офиса президента Ростислава Шурмы, имеющего опыт руководства крупным заводом и разговаривающего с бизнесом на одном языке. «Нужен человек, который сможет объяснить условному Василию Хмельницкому, что, если купить “Большевик” за 3 млрд, а не за 1,5, то всем будет лучше», — объясняет представитель команды Зеленского. 

Однако смена руководителя Фонда не сможет дать значительный импульс большой приватизации. В отличие от олигархической приватизации 20-летней давности, в настоящее время ФГИ все-таки проводит конкурентную приватизацию. Но этот механизм тормозится по другим, не зависимым от Фонда причинам. «Другие изъяны государства, такие как отсутствие верховенства права, не дают этой конкуренции полностью состояться. Инвесторы не хотят идти, учитывая нечестную игру. А честную никто не может обеспечить», — говорит инвестиционный банкир Сергей Фурса.

В июне 2021 года на форуме «Украина 30. Экономика без олигархов» премьер-министр Денис Шмыгаль провозглашал: разблокировка большой приватизации — это сигнал, что Украина готова сотрудничать с инвесторами и готова к инвестициям. Тогда на волне успеха малой приватизации власти надеялись на значительные дивиденды и от большой. В частности, миллиарды в бюджет.

Однако эти надежды провалились. К концу 2021-го это стало очевидно. Решить проблему Офис президента пытается через смену руководителя Фонда госимущества и точечные правки законодательства о приватизации, а не через системные сдвиги, прежде всего, в деятельности судов. «Мы вроде бы и провозглашаем реформы, но оставляем щели, чтобы можно было “порешать”», — заключает представитель президентской фракции. С таким подходом власти и сами понимают, что больших успехов не добиться. На 2022 год в бюджет заложили 8 миллиардов доходов от приватизации — как от большой, так и от малой. Уже сейчас ясно, что это неслыханный оптимизм.

Автор Алексей Братущак,  опубликовано в издании "hromadske"

Источник - http://argumentua.com/stati/proval-bolshoi-privatizatsii-pochemu-ne-sbylos-odno-iz-glavnykh-obeshchanii-zelenskogo

*** 

Комментарий: Олигархический фронт. Против Зеленского создают сплоченный оппозиционный альянс с высоким рейтингом 

Экватор президентского срока Владимира Зеленского ознаменовался сложным выбором. Главе государства нужно решить, с кем и против кого дружить. Делать выбор придется с оглядкой на Запад, Россию и украинских олигархов.

Противостояние с самым богатым человеком Украины Ринатом Ахметовым, слабая кадровая политика, низкие темпы вакцинации и высокая смертность от коронавируса, энергетический кризис, объединения бывших соратников, падение рейтингов — то, с чем сегодня столкнулся Владимир Зеленский спустя 2,5 года своего президентства. Вопрос, сможет ли он выстоять против этих вызовов.

Бывшие действуют сообща. Кто может войти в альянс против Зеленского

Впервые после отставки экс-министр внутренних дел Арсен Аваков появился в эфире телеканала "Украина 24". Политический тяжеловес обвинил действующую власть в некомпетентности, энергетическом кризисе, слабой кадровой политике и допустил мысль, что ее пора менять. Именно этот момент политические аналитики считают новым этапом противостояния между Ахметовым и Зеленским: против президента начали объединяться представители различных политических и экономических элит. 

Ахметов — точка концентрации тех, кто не согласен или против президента 

"Большая группа рисков связана с консолидацией против президента ключевых элит страны. Недовольство вызывают закон об олигархах, новое экономическое регулирование, деятельность СНБО. Против президента сформировался негласный консенсус. Не союз, а именно консенсус, когда люди, не договариваясь, действуют сообща. Представить когда-то союз Порошенко, Ахметова, Медведчука было невозможно. А сегодня Зеленский консолидировал против себя политические и экономические элиты, которые обвиняют его в узурпации власти и монопольной системе управления. И эти люди вместе с Аваковым и Разумковым способны создать кризис для власти и даже замахнуться на нее", — говорит Фокусу политолог Руслан Борт­ник. 

Политический эксперт МЦПД Игорь Петренко расширяет круг недовольных президентом, указывая, что у Ахметова есть целый инкубатор политиков. Если Аваков создаст свою политическую партию, вероятно, туда войдут Арсений Яценюк и Владимир Гройсман. Отдельным фронтом, но сообща идет проект МФО Дмитрия Разумкова "Разумная политика", куда вошел 21 депутат. 

"Против президента большая часть украинских политиков, практически вся оппозиция — Европейская солидарность, часть "Голоса", ОПЗЖ, "Батькивщина" и я бы сюда еще отнес местные политические и бизнесовые элиты, которые также выступают против него. Мы видим недовольство малого и среднего бизнеса, который также не поддерживает закон №5600 и продолжает достаточно сильно качать ситуацию. Ну и интеллектуальные элиты, куда можно отнести журналистов. Противостояние между медиа и Зеленским мы наблюдали во время последнего пресс-марафона", — говорит политехнолог Дмитрий Раимов. 

Схожие вызовы, связанные с олигархической встряской страны, видят в Офисе президента. "Большой вызов — желание отдельных крупных бизнесменов сохранить свои старые олигархические привилегии и законсервировать еще на какое-то время традиционную теневую экономическую систему", — рассказывает Михаил Подоляк, советник ОП. 

Замглавы ОП Кирилл Тимошенко добавляет, что основная задача — не дать искусственно дестабилизировать ситуацию в стране. А нынешняя осень показывает, что пытаются "раскачать" ситуацию по тарифам и другим темам. Также среди вызовов замглавы ОП назвал обещания президента Зеленского, в том числе строительство инфраструктуры.

Противостояние Зеленского и Ахметова: арсенал возможностей 

Эксперты указывают: когда начинают "воевать" два самых сильных человека в стране, волну неизбежно почувствует и обычный народ. И то, что вряд ли этого удастся избежать, говорит о том, что ни одна сторона не собирается отступать. "Либо Ахметов сдастся и примет новые правила, что будет большим бонусом для Зеленского. Это покажет, что его поход на олигархов дает конкретные результаты. Либо он будет идти на самоуничтожение — повышать ставки, использовать свои инструменты, и они приведут к серьезной турбулентности внутри страны. Я думаю, Ахметов начнет "качать" Раду и разбивать монобольшинство", — поясняет Петренко. — Он будет играть по-крупному. В монобольшинстве есть слабые депутаты, их можно пытаться перекупить, есть мажоритарщики, есть Разумков". 

Такой сценарий вполне вероятен, учитывая, что во вторник, 30 ноября, народный депутат-мажоритарщик Роман Соха заявил, что покидает фракцию "Слуги народа". Он сказал, что поддерживал действующего президента Владимира Зеленского, однако разочаровался в кадровой политике. Слабая кадровая политика и те сферы, которые могут удержать единство команды, — еще один вызов перед Зеленским, говорят эксперты. "Сегодня с единством у президента плохо по многим направлениям: в парламенте, внутри Офиса президента и даже правительства. Чем он планирует их сплотить, удержать? Они не объединены идеологическим стержнем, не объединены общей политической платформой и даже финансовыми источниками — это очень серьезный вызов для президента", — говорит Бортник. 

В Офисе президента рассказали Фокусу, что, по их мнению, сейчас Россия замедляет мирный процесс, в том числе надеясь, что украинская власть ослабеет в результате давления олигархов и затем можно будет "выбить" больше ситуативных уступок и как следствие — резко уменьшить санкционное давление. "Чего хотят наши крупные бизнесмены — традиционно сырьевые, старые промышленные, неинновационные? Еще десятилетия назад они приобрели рычаги для давления на государство, они позволяют себе стоять над законом и даже шантажировать общество, когда им это выгодно. Естественно, государство не может и не будет этого терпеть. А они явно давят на государство, прежде всего медийными инструментами, пытаясь таким примитивными образом сохранить нынешние несправедливые правила", — говорит Подоляк. 

У Ахметова есть огромные финансовые ресурсы и понимание политического расклада, так как Зеленский не первый президент, с которым случился конфликт. У Владимира Зеленского — правоохранительные органы и есть лучшее понимание внешних факторов из-за коммуникации с Западом. Политические аналитики говорят, что если президент не боится одного олигарха, то ему стоит подумать о рисках, если они начнут объединяться. "Ахметов — точка концентрации тех, кто не согласен или против президента. Плюс Зеленского в том, что он непредсказуем. Подобные войны сильных и влиятельных ни к чему хорошему не приводят и в экономическом, и в политическом плане. В руках Ахметова огромный бизнес, который при конфликте не сможет нормально работать, а это значительная часть ВВП", — резюмирует Петренко.

Общественный фактор. Что влияет на рейтинг Зеленского

В дополнение к перечисленным проблемам последние соцопросы показали, что рейтинг Зеленского падает, а антирейтинг растет. Кирилл Тимошенко объясняет это сезонностью. Якобы осенью проблем у людей становиться больше, стартует отопительный сезон, начинают приходить первые платежки, и недовольных становится больше. Однако, по его словам, рейтинги носят нестабильный характер, то растут, то падают, но все равно держатся на среднем уровне.

"Мы видим проблемную экономику, энергетический кризис, новые платежки, которые уже приводят к падению рейтинга президента и его команды. У нас же такая система, что государственные системы в стране слабы и не отрегулированы, часто рейтинги это и есть власть. Если ты будешь президентом, но не популярным, с точки зрения будущего, то ты потеряешь власть уже сегодня, несмотря на то что еще остается формальный срок", — говорит Бортник.

В ОП еще одним вызовом считают недостаточные темпы вакцинации, но и здесь видят олигархический след. "Одна из главных причин — дезинформационная кампания, запугивание, которое очень активно распространяют и российские "средства массовой дезинформации", и отдельные украинские деятели — в том числе работники и VIP-гости олигархических СМИ. Например, миф о том, что якобы нельзя делать прививку, пока есть антитела, или о том, что якобы лучше переболеть, чем вакцинироваться, — это же во многом телевизионный продукт, это результат очень последовательной дезинформационной активности", — говорит Подоляк.

Эксперты сходятся во мнении, что главный вызов Зеленского в том, что у него практически не осталось союзников, а президент без союзников — это слабый президент. По факту за ним сейчас стоят СНБО, МВД, Генпрокуратура, СБУ. Но достаточно ли этого, чтобы успешно лишить влияния тех, кому удавалось удержаться при любой власти, — большой вопрос.

Автор - УИАМП

Источник - https://uiamp.org.ua/oligarhicheskiy-front-protiv-zelenskogo-sozdayut-splochennyy-oppozicionnyy-alyans-s-vysokim


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Братущак, УИАМП

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.12.2021. Просмотров: 43

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta