Противостояние и его контекст: Взгляд на Россию из Европы в свете украинских событий

Содержание
[-]

Противостояние и его контекст

Взгляд на Россию из Европы в свете украинских событий

Сегодня мир переживает самый глубокий кризис после окончания холодной войны. Эксперты сравнивают украинские события с Берлинским и Карибским кризисами. В ситуации кризиса внешнеполитические образы переформатируются. Это в полной мере относится к образу России, сформировавшемуся в Европе. Что же в политике России вызывает тревогу европейцев? И в чем она может рассчитывать на их понимание?

Ситуация кризиса

Образы других стран и народов аккумулируют в себе устоявшиеся стереотипы и историческую память. Представления о Другом амбивалентны: на одном полюсе Россия воспринимается как великая культурная держава, на другом – как угрожающая Западу империя. В условиях международного кризиса образы поляризуются, становятся черно-белыми. Это следует учитывать, обращась к образу России, формировавшемуся в Европе по мере развития событий в Украине.

В конце ноября 2013 года в Вильнюсе проходил саммит «Восточного партнерства» ЕС, в ходе которого ожидалось подписание акта об ассоциации Украины с Евросоюзом. Этого не произошло, в ответ в Киеве начались антиправительственные выступления. Первая реакция европейских СМИ на события в Киеве носила оптимистический характер: в Украине произошла демократическая революция, украинцы высказались в поддержку Европейского союза, а следовательно, они являются подлинными демократами и европеистами. В публикациях западных СМИ прослеживалось деление на «хороших» и «плохих» граждан Украины, первые – сторонники Европы, вторые настроены на сближение с Россией. Встречались и более нюансированные подходы. Историки напоминали об этноконфессиональной неоднородности Украины, ее сложной истории, наличии разных культурных традиций. Эксперты отмечали, что протест неоднороден: наряду с людьми, выступающими против коррумпированной власти, активно действуют экстремистские группировки. На тот момент внимание европейцев было приковано к Киеву.

Ситуация кардинально изменилась в связи с событиями в Крыму. На полуострове 16 марта 2014 года состоялся референдум по вопросу о присоединении к РФ, а 18 марта был подписан межгосударственный договор о принятии Крыма и Севастополя в состав РФ. Реакция глав европейских государств была немедленной: референдум в Крыму признавался нелегитимным, а присоединение Крыма к России оценивалось как аннексия. За официальными заявлениями последовали конкретные действия. «Большая восьмерка» приостановила членство РФ в своей организации. В марте прошлого года страны ЕС, США и ряд других западных государств ввели против РФ санкции. Российское руководство обвинялось в нарушении принципов европейской безопасности. Высказывалось мнение, что российский президент готовится захватить половину Украины и хочет на востоке страны создать новые непризнанные государства.

События в Украине развивались. Восток Украины – Луганская и Донецкая области – отказался подчиняться новым властям Киева. В мае 2014 года в Луганской и Донецкой областях были проведены референдумы и провозглашена «государственная самостоятельность». Теперь Россию в Европе обвиняли не только в присоединении Крыма, но и в поддержке вооруженных сепаратистов на востоке Украины. В июне встреча G7 прошла во Франции без участия РФ. Тем не менее Владимир Путин был приглашен на празднование 70-летия высадки союзников в Нормандии. К тому времени позиции европейских стран определились: одни настаивали на усилении давления на Россию, другие делали ставку на поиск политического компромисса.

Летом 2014 года, когда усилилось военное противостояние между сепаратистами Донецка и Луганска и подразделениями украинской армии, в европейских СМИ много писалось о поставках российских вооружений на восток Украины, участии в конфликте под видом добровольцев российских регулярных частей. Но в целом к этому времени поток информации о событиях в Украине сократился. Складывалось впечатление, что комментаторы перестали понимать, что происходит в регионе. Информации о событиях явно не хватало. В сентябре между противоборствующими сторонами при содействии ОБСЕ в Минске было достигнуто соглашение о прекращении огня и обмене военнопленными. Перемирие было прогрессом, хотя на протяжении осени и зимы постоянно нарушалось обеими сторонами.

Содержание образа

В условиях украинского кризиса в европейских странах начал формироваться образ России – страны, которая угрожает своим соседям. Впервые после окончания Второй мировой войны, подчеркивал французский аналитик Рафаэль Алеви, создан прецедент, нарушающий стабильность на Европейском континенте и несущий в себе огромную опасность. Украинский кризис актуализовал ряд популярных на Западе тем, которые используются, когда речь заходит о России.

Центральное место в этом ряду принадлежит имперской теме. Выстраивался ассоциативный ряд: Российская империя, советская империя, постсоветская империя. В основе аналогий идея исторической преемственности – времена и правители меняются, а Россия остается неизменной. С наибольшей озабоченностью реагируют на имперскую тему соседи бывшей Российской империи и особенно те страны, которые входили в ее состав. Серьезное беспокойство она вызывает в тех странах, где сильны сепаратистские настроения (Фландрия в Бельгии, Каталония в Испании).

Несомненную озабоченность у европейцев вызвали заявления президента РФ о том, что Россия будет поддерживать соотечественников во всем мире. «Означает ли это, что Россия готова к конфронтации со странами Балтии, Беларусью, Казахстаном, где проживает большое число русских?» – задаются вопросом граждане Европы. Подобные заявления, рассуждает западный дипломат, усиливают недоверие к России.

В условиях украинского кризиса в центре внимания европейских СМИ оказался российский президент. Путин времен украинского кризиса – это завоеватель, готовый идти на все до победного конца, не считающийся с нормами международного права и мнением международной общественности. Но характерно, что наряду со страхом российский президент у части западной общественности вызывает восхищение как человек, умеющий добиваться поставленных целей. Осенью прошлого года американский журнал Forbes во второй раз подряд признал его самым влиятельным человеком в мире.

Дифференциация пространства

Украинский кризис и роль в нем России поляризовали европейское пространство. В ЕС линия раскола проходит между странами, стремящимися оказывать жесткое давление на РФ, и теми, кто делает ставку на политический диалог с Россией. Отношение европейских стран определяется историей, традицией, спецификой их взаимодействия с Россией, национальными интересами. Среди стран, занявших наиболее жесткую позицию в отношении РФ, – Польша, страны Балтии, Румыния.

На противоположном фланге сдержанной была реакция Германии. На момент начала украинского конфликта большинство немцев придерживались нейтральной позиции, в основе которой чувство ответственности за прошлое. Умеренностью отличалась политика Великобритании. У нее для этого есть основания: агентство Reuters подсчитало, что за последние два десятилетия компании из РФ и других бывших республик СССР перевели в Лондон 82,6 млрд долл., часть из которых осела на счетах фирм лондонского Сити. Ситуация во Франции неоднозначная. Исторически для Франции ценности важнее интересов. Но именно глава Французского государства организовал первую встречу российского и украинского президентов в Нормандии (июнь 2014 года). В декабре Франсуа Олланд встретился с Владимиром Путиным в Москве. В ходе встречи французский президент заявил: Франция не поддерживает вступление Украины в НАТО.

События в Украине и роль в них России стали своеобразным «полем сражения», на котором развернулось противостояние между различными идейно-политическими течениями внутри европейских стран. Это отчетливо видно на примере Франции. Сегодня политическое размежевание во Франции проходит не между левыми и правыми силами, как это было на протяжении истории, но между сторонниками самостоятельной внешней политики и атлантистами. «Суверенисты» выступают за самостоятельную внешнеполитическую линию своей страны на международной арене. Сторонников национального суверенитета можно встретить и в неоголлистской партии «Союз за народное движение» (СНД), и во Французской социалистической партии (ФСП), где это течение возглавляет Жан-Пьер Шевенман, специальный представитель МИД Франции по России. Другим основанием пророссийских настроений во Франции является антиамериканизм. Для французов-антиамериканистов Россия, если и не обладает сопоставимым с СССР международным влиянием, остается серьезным противовесом США в мировой политике. Среди симпатизирующих России выделяются представители праворадикального «Национального фронта» (НФ). Политику Франции в отношении России лидер НФ Марин Ле Пен определяет как холодную войну, инспирированную США.

На противоположенном политическом фланге – сторонники укрепления союза с США. Для них Россия – это страна, продолжающая жить в мире неоимперских представлений, готовая ради укрепления собственных геостратегических позиций нарушать территориальную целостность соседних государств и нормы международного права. России как новой угрозе, считают представители этого течения, следует противопоставить объединенные силы Запада.

Внешнеполитические образы двойственны: политики, критикующие внешнеполитический курс России и высказывающиеся за оказание давления на нее, могут хорошо относиться к россиянам, любить и уважать русскую культуру. В современной Европе «ястребы» существуют, но они составляют меньшинство. В массе своей европейцы хотят мира и опасаются превращения регионального кризиса в полномасштабную войну. А поддержка внешнеполитического курса РФ не означает симпатии в отношении сложившегося в России политического режима.

Санкции и бизнес-сообщество

В большинстве стран Европы не принято, чтобы бизнес открыто вмешивался в большую политику. Тем не менее в ходе кризиса бизнес-сообщество ряда европейских стран заняло позицию, направленную против антироссийских санкций. Экономические санкции были направлены против контролируемых государством российских финансовых институтов и компаний. США непросто было уговорить европейских партнеров ввести санкции: Германия, Великобритания, Франция, Италия, Испания – давние экономические партнеры РФ. Неоднозначную позицию в отношении санкций заняли представители немецкого бизнеса. Большинство руководителей предприятий ФРГ (65%) поддерживали политику властей. Против выступили крупнейшие компании, работающие на российском рынке: химический гигант BASF – партнер «Газпрома», группа Siemens, Volkswagen, Adidas.

Введенные против России санкции осудило французское бизнес-сообщество. Трудно припомнить случай, когда французские предприниматели выступили бы столь сплоченно в политическом вопросе. Санкции, как считают во влиятельном Движении французских предприятий, наносят удар по франко-российскому экономическому сотрудничеству, которое выстраивалось десятилетиями. Не следует делать предприятия заложниками международного кризиса, считают французские предприниматели.

После крушения советской системы казалось, что в новой Европе установится климат взаимного доверия. Сегодня мир переживает новый международный кризис. Россия оказалась в центре событий. Еще до начала украинских событий аналитики указывали на снижение популярности России в Европе. В настоящее время Россию считают в Европе главной виновницей дестабилизации ситуации в Украине. В глазах бывших партнеров Россия утратила «моральный престиж». «Это не сиюминутная реакция. Потребуется время, чтобы восстановить утраченные позиции», – полагает директор франко-российского аналитического центра «Обсерво» Анри Дюбьен.

Нынешний международный кризис далек от завершения, и в момент, когда пишется статья, он вновь вступил в активную фазу. Одновременно кризис – это момент истины, позволяющий лучше понять позиции участвующих в нем сторон. В этой связи встает ряд вопросов.

Вопрос первый. В Европе кто-то рассматривает Россию как чуждую страну и хотел бы «отодвинуть» ее в Азию. В самой России ситуация противоречивая. Исторически наша страна гордилась своей принадлежностью к Европе. «Россия – европейская страна», – записано в «Наказе» Екатерины II. О европейских корнях русской культуры писали Карамзин, Пушкин, Достоевский. В последние годы официальная пропаганда ориентирована на приверженность традиционным ценностям, собственному историческому пути, особенностям русской цивилизации. Эти идеологические установки воспринимаются общественным сознанием, в котором формируется «образ врага». В декабре 2014 года 87% россиян считали, что страны Запада проводят враждебную политику в отношении России.

На какой модернизационный проект может рассчитывать Россия, повернувшись спиной к Европе? Не думают же российские руководители, что восточные партнеры заменят им европейцев, с которыми наша страна работала на протяжении десятилетий? И сможет ли Европа существовать без России? Речь в данном случае идет не о российском газе или других природных ресурсах. Как Европе без России противостоять новым угрозам: исламскому фундаментализму и терроризму? Как без России выстроить систему безопасности? Будет ли полноценным европейское пространство без русской культуры и творческого гения?

Вопрос второй. Как воспринимать российскую политику в отношении русскоязычного населения? Означает ли она готовность РФ поддерживать культурно-цивилизационный проект или речь идет о геостратегическом направлении внешней политики, которое предполагает присоединение к нынешней РФ территорий, населяемых русскоязычным населением? Каким образом наша страна намерена укреплять русский мир: силовыми методами или силой убеждения?

Вопрос третий. В европейском политическом истеблишменте есть пророссийски настроенные политики. У них различная мотивация: для кого-то Россия, как в прошлом СССР, – это единственный в мире противовес гегемонии США, для других – исторический партнер, для третьих – пример того, что в глобальном мире государство может проводить самостоятельную внешнюю политику. Почему же России не вести открытый диалог с той частью европейского политического класса, которая доброжелательно относится к нашей стране? Почему не использовать этот канал, чтобы разъяснять свою позицию, убеждать оппонентов?

Вопрос четвертый. Процесс коммуникации в современном обществе основывается на взаимодействии множества субъектов, включая институты гражданского общества. Чтобы быть понятой и услышанной в Европе и мире, РФ недостаточно вести переговоры на высшем уровне. В условиях роста взаимного недоверия больше, чем когда-либо, существует потребность во взаимодействии между гражданскими организациями. Россия обладает уникальным человеческим ресурсом, однако в условиях кризиса он не задействован. И как можно его задействовать, если в последние годы в РФ приняты законы об «иностранных агентах»?

* * *

Сегодня, в острой ситуации, когда международный кризис далек от завершения, российским политикам, экспертам, научному сообществу важно задуматься над тем, что можно сделать, чтобы не были разрушены связи с нашими историческими партнерами и друзьями в Европе. А также – что следует предпринять, чтобы изменить сложившийся на Западе образ нашей страны. Пока Россия не ответит на поставленные вопросы, ей будет сложно сохранить влияние и уважение к себе в мире.  

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Наталья Лапина

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.02.2015. Просмотров: 349

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta