Противостояние России и Турции в Сирии: большая война никому не нужна

Содержание
[-]

***

ПРОТИВ ТЕРРОРИСТОВ ИЛИ ТУРОК?

Война в Сирии разгорается с новой силой, на грани прямого столкновения оказались российские и турецкие войска. Москва тщетно ищет выход из тупика, в который сама себя загнала.

В Сирии — очередное российско-турецкое обострение. 20 февраля силы оппозиции попытались прорвать оборону сирийской армии в провинции Идлиб. «Для недопущения выхода бандформирований вглубь сирийской территории по просьбе сирийского командования самолетами Су-24 был нанесен удар по прорвавшимся вооруженным формированиям террористов», — доложил российский Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС). Он сообщил также, при что поддержке российской авиации армия Башара Асада уничтожила танк, шесть боевых машин пехоты (БМП) и пять пикапов с крупнокалиберным вооружением боевиков.

Российские военные прямо обвинили турецкую армию в том, что она обеспечивала действия вооруженной оппозиции артогнем. Следует иметь в виду, что ранее ничего не сообщалось о наличии танков и бронетранспортеров у вооруженной оппозиции. Более того, источник, «близкий к российским силовым структурам», сообщил газете «Ведомости», что турецкая армия, которая контролирует провинцию Идлиб, передает отрядам оппозиции тяжелую технику и даже форму турецких вооруженных сил.

Очевидно, что российское командование в Сирии прикрылось таким образом на случай прямого боестолкновения с турками. Мол, мы не по туркам наносим удары, а по террористам (которых турки поддерживают).

Официальная Анкара не скупится на жесткие заявления. Президент Турции Эрдоган заявил, что происходящее в Идлибе можно охарактеризовать словом «война». Турецкий министр обороны Хулуси Акар прямо потребовал, чтобы Россия «отошла в сторону» в Идлибе и дала разобраться с армией Асада. 

Впрочем, он же заявил, что воевать с Россией Турция не собирается. Однако, по данным СМИ, был введен запрет на пролет над турецкой территорией российских военных самолетов, следовавших на авиабазу Хмеймим.

НЕИЗБЕЖНЫЙ КОНФЛИКТ

Следует признать: конфликт вокруг Идлиба, который разгорелся в последние недели, был неизбежен. Победное наступление сирийской армии и контролируемых Ираном формирований протекало в последние два года по одному и тому же сценарию. При массированной поддержке российской авиации «террористов» брали в кольцо в очередной «зоне деэскалации». Потом в дело вступали переговорщики из ЦПВС. В конце концов оппозиционеров удавалось убедить покинуть район вместе семьями под российские гарантии. И везли их под охраной российской военной полиции как раз в провинцию Идлиб.

В результате сейчас там скопилось около трех с половиной миллионов беженцев. Среди них десятки тысяч вооруженных людей. В сентябре 2018 года дальнейшей судьбе Идлиба была посвящена специальная встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. Подписанный тогда меморандум Москва посчитала важной дипломатической победой. Была достигнута договоренность, что Турция выставляет 12 армейских постов (каждый — рота, усиленная танками) по периметру идлибской «зоны деэскалации» и сама разбирается с находящимися там боевиками: ликвидирует террористов и устанавливает контроль над умеренной оппозицией. С внешней стороны зоны безопасность должна была обеспечивать российская военная полиция. Для укрепления доверия предполагалось совместное российско-турецкое патрулирование вдоль линии разграничения.

Однако, как это часто бывает с подобными соглашениями, сочинский меморандум оказался невыполним в принципе. В Сирии почти десять лет идет чрезвычайно жестокая гражданская война. В этой ситуации о наличии каких-то «умеренных сил» в составе противоборствующих сторон можно говорить только теоретически. Разделить находящихся в зоне деэсалации на «чистых» и «нечистых» Турция не смогла бы, даже если бы захотела.

А Асад, поддерживаемый Ираном, хочет добиться окончательной победы. В последние недели он развернул наступление в Идлибе, ближайшей целью которого является установление контроля над важнейшими коммуникациями. В частности, над шоссе, связывающим Дамаск и Алеппо.

При этом турецкие посты оказались в тылу сирийских войск, фактически в окружении, погибло около десятка турецких солдат. Разгневанный Эрдоган фактически предъявил Дамаску ультиматум: угрожая широкомасштабным наступлением, потребовал вывода асадовских сил из Идлиба до конца февраля. Началась массированная переброска турецкой военной техники в провинцию.

У турок очевидное превосходство над сирийской армией. Но в соответствии с договоренностями, они не имеют права летать над Идлибом. В небе господствуют сирийцы, а точнее, россияне. Турецкий министр обороны, сообщают СМИ, уже допустил возможность использования для защиты 12 тысяч военнослужащих, развернутых в Идлибе, новейших комплексов ПВО С-400, недавно купленных у России. Немало отечественных комментаторов радовались тому, что этот контракт серьезно поссорил Анкару с союзниками по НАТО, прежде всего с США. И вот теперь получается, что произведенный в нашей стране зенитно-ракетный комплекс будет нацелен на российские самолеты. Мало этого, министр заодно допустил и то, что Анкара может обратиться к Вашингтону с просьбой о развертывании двух батарей комплексов ПВО Patriot.

Надо сказать, что американцы, которые, как и европейцы, довольно критически относились к турецкой активности в Сирии, сейчас поддержали Эрдогана. «Мы отрицаем звучащие в Москве заявления российских представителей, по большей части обвиняющих Турцию в эскалации насилия на северо-западе Сирии, — заявила постпред США при ООН Келли Крафт. — Нет никаких сомнений, что режим Асада и Россия, а не Турция, несут ответственность за организацию и проведение этой военной кампании».

Сам же турецкий президент весьма жестко высказывается о российской позиции, постоянно намекает на ее вероломство. «Кому верить? 3-4 дня назад я поговорил с Путиным. Это был отличный разговор. На следующий день появились заявления с серьёзными обвинениями в адрес Турции. Ничего подобного в беседе с Путиным не было. Что с вами? Значит, наверху одно, а внизу другое», — жалуется турецкий лидер журналистам.

«ЯЛТИНСКИЙ ПОДХОД» НЕ СРАБАТЫВАЕТ

Скорее всего телефонный разговор Путина и Эрдогана, прошедший 21 февраля, несколько успокоит страсти. Но проблемы не решит. Боевикам из Идлиба идти, кроме как в Турцию, некуда. Получается, что в результате побед Асада Россия и Турция в очередной раз оказываются в ситуации прямого военного противостояния.

Представляется, что такую ситуацию продуцирует сам подход Москвы. Раз за разом для решения как глобальных, так и региональных проблем предлагается один и тот же рецепт. Всякий раз Кремль предлагает реинкарнировать «Ялту», которая в глазах Путина и его окружения выглядит вершиной дипломатического искусства. Лидеры великих держав, сидя за одним столом, решают судьбы слабых и малых, определяют их границы и устанавливают правила жизни для них. В этом суть путинской идеи о саммите глав государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН. Эту же «ялтинскую» схему Москва пытается реализовать и в сирийском урегулировании.

Вот уже несколько лет Россия, Турция и Иран пытаются на троих разрешить проблемы этой страны. Получается, как видим, не очень. Что и был вынужден признать глава внешнеполитического ведомства Сергей Лавров, когда выступал на международной конференции по безопасности в Мюнхене: «У России, Ирана и Турции далеко не совпадающие цели в отношении Сирии и всего региона. Не буду вдаваться в детали — мы все понимаем, о чем идет речь».

А речь идет о том, что взаимный обман и лицемерие — обязательный элемент «ялтинского» процесса. Подписывая сочинский меморандум, Путин фактически отдавал под контроль Турции часть территории Сирии, притом что главной официальной целью российского вмешательства было объявлено обеспечение суверенитета и целостности этой страны. И теперь Москва обречена оправдывать наступление Асада. «Сирийские войска отодвигают боевиков и террористов не на чужой территории, а на своей собственной, тем самым восстанавливая контроль законного правительства Сирийской Арабской Республики над своими землями», — утверждает теперь Лавров. Но какой в таком случае смысл в российско-турецких договоренностях? Россия оказывается в неприятной ситуации, когда не она говорит Асаду, что делать, а он диктует ей.

И здесь, как ни крути, возникает вопрос, а чего ради Кремль ввязался в кровавую сирийскую кашу. Чего ради погибли больше сотни наших военных и были истрачены миллиарды долларов? У той же Турции есть вполне ясные интересы безопасности, которые она обеспечивает. На ее территории около трех миллионов сирийских беженцев. В результате наступления проасадовских сил в Идлибе это количество неизбежно вырастет на несколько сотен тысяч. Что до интересов Москвы, то они изначально носили, мягко говоря, умозрительный характер. Послав войска в ближневосточную страну, Кремль пытался выйти из международной изоляции, вызванной его же вмешательством на Украине. Это была попытка под любым предлогом вновь стать влиятельным игроком на международной арене. Добавим сюда последовательное стремление Путина противостоять «цветным революциям» и народным восстаниям.

И вот теперь после многократно объявленной победы Москва обречена снова и снова балансировать между Дамаском, Тегераном и Анкарой, пытаясь найти выход из тупика, в который сама себя загнала. Конца этому не видно.

Автор: Александр Гольц,  опубликовано в издании  The New Times

http://argumentua.com/stati/siriiskii-tupik-voina-rossiya-protiv-turtsii

***

Обострение конфликта в Сирии как угроза мировой войны

В 1997 году американский политолог, советник президента США Дж. Картера (1977-1981 гг.) По вопросам национальной безопасности З. Бжезинский выдал в свет книгу «Большая шахматная доска», которым фактически подвел итоги «холодной» войны второй половины ХХ века. Одна из главных идей упомянутой книги - рассматривать мир как арену геополитической борьбы между различными центрами силы, использующие в своих целях другие страны. При этом последние возникают, по сути, обычными «шахматными фигурами», то есть инструментами действий в руках настоящих игроков на «мировой шахматной доске».

Все это в полной мере соответствует нынешней геополитической ситуации в мире, где может возникнуть новая «холодная» война теперь уже в треугольнике США - Китай - Россия. Причем, если противостояние между США и КНР в основном наблюдается в экономической сфере, то конфронтация между США и РФ все больше перемещается в плоскость военную.

Как недавно отмечалось в моей статье «Поле боя. Сирия и новая «холодная война», проявлениями такой конфронтации на стратегическом уровне является наращивание сторонами своих ракетно-ядерных потенциалов и группировок обычных войск на основных направлениях своего столкновения. В то же время проведение США и Россией военных учений с обработкой различных сценариев войн между ними сопровождается вооруженными столкновениями сторон в зонах кризисов и конфликтов на периферии их интересов.

Также, как и во время предыдущей «холодной» войны, похожи кризиса и конфликты являются элементами геополитической игры между США и Россией, когда привлекаются их сателлиты и марионетки. Именно они в большинстве случаев становятся непосредственными участниками вооруженного противостояния, последствия которого используют те, кто за ними стоит. Впрочем, как и во время шахматной или иных игр, ситуация может выйти из-под контроля игроков и пойти неожиданным путем с непредсказуемыми последствиями. Включая привлечением к вооруженному конфликту именно ведущих центров силы.

Во второй половине ХХ века это были войны на Корейском полуострове и во Вьетнаме, а также арабо-израильские конфликты на Ближнем Востоке - фактически с участием США и СССР. Вместе с тем наиболее опасный прецедент создала Карибский кризис 1962 г., которая чуть не переросла в ракетно-ядерную войну между США и Советским Союзом.

Сейчас по аналогичному сценарию начинает развиваться ситуация вокруг Сирии, где наиболее остро, после Украины, пересеклись интересы США и России. При этом, если такое столкновение на украинском направлении происходит в военно-политической и экономической сферах, то на сирийской территории США и Россия проводят военные операции с диаметрально противоположными целями. И хотя они довольно известны, однако не помешает о них еще раз напомнить. Так, главная цель США - повергнуть в Сирии режим Б. Асада и заменить его проамериканским руководством (как это было сделано в Афганистане и Ираке). В этой связи интересы США по изменению правящей верхушки Сирии объективно совпадают с интересами Турции и Израиля. К тому же Турция является союзником США по НАТО, а Израиль таким же союзником вне Североатлантическим альянсом.

В свою очередь, Россия стремится сохранить власть в руках Б. Асада, как основного российского партнера на Ближнем Востоке. Учитывая это в 2015 году, в разгар гражданской войны на сирийской территории, Россия заключила договор с режимом Б.Асада о предоставлении ему военной помощи и доставила туда свои войска. Иран, исходя из собственных интересов и выступая на стороне Б. Асада и России, также доставил в Сирию свои военные формирования из состава Корпуса стражей Исламской революции (КСИР).

Как и следовало ожидать, это создало угрозу вооруженного столкновения между США и Россией, что вполне может перерасти в масштабный конфликт. Несмотря на это, Вашингтон и Москва до последнего времени пытались избежать такого развития ситуации и преимущественно действовали через своих союзников и партнеров. Так, ВС России в Сирии поддерживают авиацией военные операции режима Б. Асада. При этом РФ избегала прямых действий как против США, так и Турции или Израиля. Со своей стороны, США, Турция и Израиль помогали сирийской оппозиции, в т. Ч. Наносили удары по войскам Б. Асада и подразделениях КСИР, правда также избегая столкновений с вооруженными силами России. Исключение несколько отдельных инцидентов вроде уничтожения силами ПВО Турции российского бомбардировщика Су-24М в ноябре 2015 года, а также удар США по группировке российских наемников из состава частной военной кампании «Вагнер» в феврале 2018 года.

В последнее время такая ситуация принципиально меняется. О чем свидетельствуют события в сирийской провинции Идлиб, где непосредственно противостоят вооруженные силы Турции и войска Б. Асада, которых поддерживает российская авиация. С начала текущего года это уже привело к тому, что отношения между Турцией и Россией ухудшились. Правда, в виде направленных друг против друга взаимных обвинений, угроз или отдельных мероприятий. Так, в середине февраля с. г.. Турция закрыла свое воздушное пространство для пролета российских военных самолетов. В свою очередь, Россия начала наращивать свое корабельная группировка в Средиземном море близ Сирии, в т. Ч. Направляя в его состав ракетные корабли с крылатыми ракетами «Калибр» (являются носителями тактического ядерного оружия) на борту.

Вместе с тем в конце февраля с. г.. конфронтация между Турцией и Россией вышла на качественно новый уровень фактического вооруженного противостояния сторон. Причина - нанесение самолетами Воздушно-космических сил России ракетно-бомбовый удар по колонне ВС Турции в провинции Идлиб в ночь на 28 февраля с. г., в результате чего погибли более 30 турецких военнослужащих. Инцидент вызвал в Турции резко негативную реакцию. Она расценила это как откровенный нападение со стороны Сирии и России.

В ответ ВС Турции нанесли масштабного удара по войскам Б. Асада и пообещали уничтожать все российские самолеты будут угрожать турецком войске. В то же время Анкара, на основе 5-й статьи Североатлантического договора о коллективной обороны, обратилась за помощью к НАТО. Кроме того, оказывая давление на Европу с целью заручиться поддержкой в ​​своем противостоянии с Россией, Анкара сообщила, что может открыть свои границы для сирийских беженцев.

На действия России негативно отреагировало и турецкое общество. Так, в Турции возникли массовые антироссийские акции (в том. Ч. У посольства РФ в Анкаре), а ряд радикальных турецких политиков пообещала «развалить Россию изнутри» с помощью мусульман, проживающих на российской территории. Россия же в привычной для себя манере отрицает участие своей авиации в этом инциденте, одновременно подчеркивая, что ВС Турции попали под удар сирийских войск в результате того, что турецкие подразделения находились в боевых порядках повстанцев. Вместе с тем Россия категорически отказалась останавливать сирийские войска, объясняя это их «борьбой против террористов».

На этом фоне США и большинство ведущих стран НАТО поддержали Турцию. В то же время ООН, НАТО и ЕС призвали сделать все необходимое, чтобы снизить напряженность в Сирии и предотвратить дальнейшее обострение конфронтации.

В целом из приведенных событий можно сделать следующие предварительные выводы и оценки:

  • ... Вооруженные столкновения на сирийской территории создают прямую угрозу американо-российского военного противостояния ...
  • во-первых, фактическое восстановление «холодной» войны в мире на новом уровне вновь превращает его в «большую шахматную доску» или арену противостояния между ведущими центрами силы, сопровождается возникновением вооруженных конфликтов на периферии их интересов;
  • во-вторых, ситуация в Сирии все больше выходит из-под контроля США и России, которые являются ведущими геополитическими игроками в регионе. При этом вооруженные столкновения между их союзниками и партнерами на сирийской территории начинают создавать прямую угрозу американо-российского военного противостояния;
  • в-третьих, обострение обстановки в Сирии показывает, что ведущие международные организации в области коллективной безопасности, прежде всего ООН, не способны не только устранить существующие конфликты, но и предотвратить их распространение и перерастанию в более масштабные военные конфронтации;
  • в-четвертых, НАТО демонстрируют свою преданность основным принципам организации по коллективной безопасности, однако стараются избегать своего участия в вооруженных конфликтах, тем более с Россией. Именно на это и надеется Москва, прибегая к своей агрессивной политики, хотя также не стремится прямого военного конфликта с НАТО,
  • в-пятых, события в Сирии непосредственно влияет на обстановку в Черноморском регионе и непосредственно вокруг Украины. Так, вполне возможна активизация действий России по дальнейшему усилению своего военного потенциала на Юго-Западном направлении с целью достичь безоговорочного превосходства над Турцией. В то же время осложнения российско-турецкого противостояния в определенной степени отвлекать внимание Москвы от Украины.

Автор: Виктор Гвоздь

https://bintel.org.ua/analytics/geopolitics/velika-shaxova-doshka/               

***

«Большая шахматная доска»

Эксперт по российско-турецким отношениям берлинского Фонда науки и политики Дарья Исаченко в интервью DW оценила возможные сценарии развития событий в сирийской провинции Идлиб.

Об истоках конфликта между Россией и Турцией в сирийской провинции Идлиб, сценариях дальнейшего развития событий и причинах открытия Анкарой своей границы с Грецией для беженцев DW рассказала эксперт берлинского Фонда науки и политики Дарья Исаченко.

DW: - Госпожа Исаченко, как вы оцениваете вероятность дальнейшей эскалации военного противостояния России и Турции на севере Сирии?

Дарья Исаченко: - Мы имеем дело с вооруженным конфликтом, в котором возможны непредвиденные обстоятельства - как, например, сбитый в ноябре 2015 года российский боевой самолет. Тот случай привел к тяжелому кризису в отношениях между Турцией и Россией.

Но ключевой вопрос в таких ситуациях - как решать подобные проблемы. И тут надо сказать, что сегодня у России и Турции совсем другие отношения, чем это было пять лет назад. Коммуникация идет на всех уровнях, включая президентов, министров, а также непосредственно командующих войсками в Сирии.

Когда на прошлой неделе погибли свыше 30 турецких солдат, СМИ Турции сообщили, что инцидент стал следствием действий сирийского режима, а не российском армии. Не далее как сегодня президент Эрдоган заявил, что действия Турции на территории Сирии не направлены ни против России, ни против Ирана.

- Как же тогда получилось, что в провинции Идлиб Россия противостоит Турции?

- Началось все не с Идлиба, а гораздо раньше - с сирийского конфликта. Цель России заключалась в том, чтобы предотвратить смену режима и спасти Асада, а также укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. Цель Турции была прямо противоположной - свергнуть Асада. В случае с Идлибом, это было не решение проблемы, а ее перемещение в пространстве, когда террористические элементы (из разгромленного "Исламского государства". - Ред.) были перевезены на автобусах в Идлиб. При этом деэскалации в других районах удалось достичь, но проблема осталась.

С апреля прошлого года Сирия проводит операцию в провинции Идлиб, постепенно расширяя территорию, которую контролируют правительственные войска. В результате Турция начала терять там позиции - и это при том, что Идлиб считается важным стратегическим пунктом. В результате произошла эскалация, которую мы сейчас наблюдаем.

- Россия и Турция - важные торговые партнеры. Если конфликт интересов, который мы наблюдаем в Сирии, будет усиливаться, возможны ли какие-то экономические последствия?

- Страны зависят друг от друга в двух областях. Турция от России в - энергетическом плане, а Россия от Турции - из-за Босфора. Но нужно понимать, что два этих рычага могут быть использованы только в случае крайней эскалации, то есть в случае объявления войны. Без этого Турция не может закрыть проливы для российских судов.

- И эта ситуация маловероятна?

- Мы постоянно слышим от руководства и России, и Турции - никто не заинтересован в такой войне. На политическом уровне есть понимание, что эта война не выгодна ни одной из сторон…

- То есть речь идет о повышении ставок накануне переговоров в Москве?

- Да. Ведь последствия такой войны будут катастрофическими не только для экономических отношений России и Турции, но и для всего мира. Потому что Турция - член НАТО. Скорее идет речь о запугивании.

Да и Россия не может взять и перекрыть поставки газа в Турцию. Даже если вернуться к событиям 2015 года, переговоры по поводу строительства "Турецкого потока" были приостановлены, но действующие поставки газа в Турцию никто не прекращал.

- Мы видим эскалацию насилия на границе Турции и Греции. Чего добивается Эрдоган, заявляя о том, что он открывает границу для беженцев?

- С одной стороны, эти меры можно интерпретировать как сигнал Европе - Турции нужна помощь ЕС в решении сирийской проблемы, нужен рычаг давления на Путина. И обратите внимание: министр обороны Германии уже сделала заявление о том, что ключ к решению проблемы Сирии находится в Москве. Второй аспект - внутриполитическая ситуация в Турции, где находится уже свыше 3,5 миллионов сирийских беженцев, что создает проблемы для местного населения.

Договор между ЕС и Турцией предусматривал, что Анкара получает финансовую помощь и взамен держит беженцев у себя. Теперь Эрдоган обвиняет ЕС в том, что Турция всех обещанных денег не дополучила.

У границ ЕС скопились тысячи беженцев, но все, что мы видим, - это закрытая граница со стороны Греции. Это лишний раз показывает, что долгое время в Европе считали, что беженцы - это инструмент турецкого шантажа и никто особо не думал о том, что делать ЕС в том случае, если Эрдоган действительно откроет границы. Это лишний раз демонстрирует отсутствие стратегии в Европейском Союзе, у которого, по сути, нет единой внешней политики.

Автор: Владимир Есипов   

https://p.dw.com/p/3Yl4c

***

Оценки китайских специалистов действий Вооруженных Сил Турецкой Республики на сирийском направлении

Обозреватели китайских специализированных военно-политических изданий пристально наблюдают за ситуацией в сирийской провинции Идлиб, которая более года назад была объявлена зоной деэскалации внутреннего вооруженного конфликта. Фактически, данная административно-территориальная единица по соглашению российской, сирийской и турецкой сторонами была превращена в район наибольшей концентрации исламистов, которые ранее потерпели поражение в других районах Сирии и согласились на вполне льготных условиях выйти в Идлиб на неопределенный срок.

Вполне очевидно, что вопрос ликвидации исламистов в Идлибе был определен официальным Дамаском и Москвой приоритетным, поскольку существование такого сосредоточения исламистов угрожало территориальной целостности Сирийской Арабской Республики. Кроме того, подконтрольность Идлиба боевикам осложняла транспортную составляющую – высокая опасность для грузовых и пассажирских перевозок по автомагистралям М4 и М5, связывающим ключевые города и регионы Сирии.

Китайские аналитики отмечали, что постепенное сосредоточение исламистов в Идлибе позволило сирийским и российским военным собрать боевиков на небольшом участке территории, а фактически сформировать мишенную обстановку для будущей операции, активная фаза которой началась только в январе-феврале 2020 г. после того, как 25-я дивизия специального назначения, а также 3,4,5 и 6-я дивизии ВС САР получили достаточное количество бронетехники из Российской Федерации, а также накопили необходимое количество боеприпасов для ведения активных наступательных операций на нескольких направлениях одновременно.

После начала наступления сирийские подразделения в течение двух недель добились определенных успехов, которые стали возможны при активной авиационной поддержке ВКС РФ, которые задействовали в основном фронтовые бомбардировщики Су-24М, истребители-бомбардировщики Су-34, а также ударные вертолеты. Именно российские военные нанесли серьезный урон, как боевикам, так и бронетанковым подразделениям СВ ВС Турецкой Республики, которые были выдвинуты на территорию Идлиба, поскольку Командование операцией «Весенний щит» откровенно считает, что турецкие военные не захватывают территорию сопредельного государства, а лишь защищают безопасность своего государства.

После нескольких успешных массированных авиационных налетов ВКС РФ на стационарные объекты ВС ТР в провинции Идлиб, а также уничтожения нескольких десятков  танков и бронемашин турецкие военные переместили в идлибскую зону деэскалации переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) американского и китайского производства, а именно FIM-92 и FN-6 для противодействия самолетам оперативно-тактической авиации ВКС РФ.

Стрелки-зенитчики неоднократно совершали пуски ракет в попытках перехватить российские самолеты, однако пилоты ВКС РФ учли печальный опыт первых лет вооруженного конфликта и перестали выполнять полеты на высотах менее 5000 м, а также более активно используют тепловые ловушки. Китайские специалисты отмечают, что турецкие военные продолжают перемещать в Идлиб мобильные пусковые установки зенитных ракет, созданные на базе бронетранспортера М113. Подобные зенитно-ракетные системы оснащены более эффективными оптико-электронными системами обнаружения и наведения, расширяющими возможности ракетного вооружения в вопросах борьбы с воздушными целями.

Одновременно российские средства массовой информации со ссылкой на источники в Министерстве обороны распространили указанную информацию, однако должного эффекта она не достигла. Высшее военно-политическое руководство Турции сделало вид, что не передавало ПЗРК в руки исламистов и не направляло инструкторов и советников в Идлиб для организации противодействия правительственным силам Сирии. Кроме того, Президент ТР Реджеп Тайип Эрдоган обратился к странам-членам НАТО за военно-технической помощью и одновременно предложил провести 5 марта 2020 встречу с участием руководителей Франции, Германии и России для обсуждения ситуации в Сирии.

Китайские обозреватели отмечают, что по мере развития ситуации в Идлибе подразделения беспилотной авиации ВС Турецкой Республики увеличивают количество разведывательно-ударных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) разных модификацией, которые систематически наносят удары по сирийским военным колоннам и подразделениям – создают серьезные помехи в рамках наступательных действий.

В этой связи китайские специалисты отмечают, что сирийским военным не хватает мобильных  систем радиоэлектронной борьбы для применения  в звене «рота-батальон», а также требуется увеличение количества мобильных ЗРАК 96К6 «Панцирь-С1» и ЗРК «Бук-М2», которые позволяют эффективно бороться с такими турецкими БПЛА, как ANKA-S и BAYRAKTAR-TB2. Указанные БПЛА ведут разведку районов боевых действия и при необходимости выполняют прицельные пуски тяжелых противотанковых ракет, которые обладают достаточно высокой эффективностью в борьбе с основными боевыми танками советского и российского производства. По данным китайских источников, с баз хранения в РФ были сняты танки Т-62, Т-72 и после проведения минимального технического обслуживания переданы сирийским военным для выполнения задач операции в Идлибе.

Данные ОБТ, равно как и БМП-1, БМП-2 и ЗСУ-23-4 не обладают современными системами защиты от тяжелых ПТУР, что приводит к их значительным потерям. Кроме танков 2А4 «Леопард» и М-60Т, самоходных артиллерийских установок Т-155 «Фиртина», ПЗРК и БПЛА указанных моделей турецкие военные перешли к активному применению легких и тяжелых реактивных систем залпового огня (калибр 122 и 300 мм), которые позволяют поражать объекты, как в ближнем тылу сирийских войск, так и наносить удары по объектам, удаленным более чем на 100 км от линии фронта.  Подобное вооружение применяется согласованно с БПЛА, предоставляющими оперативные данные о положении сирийских войск и ситуации на объектах – складах ВВТ, ГСМ и пунктах управления.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что на современном этапе сирийского конфликта турецкие военные активно и масштабно тестируют самые разные образцы ВВТ, а представители национального оборонно-промышленного комплекса получают бесценную информацию об эксплуатации и проблемных моментах. В дополнение  отметим, что особую актуальность для турецких военных приобрел момент применения многофункциональных систем РЭБ, позволяющих не только ослепить РЛС противника, но и замаскировать радиообмен своих подразделений.

Китайские специалисты указывают на такой проблемный для турецких военных момент, как действия групп и отрядов Сил специальных операций ВС РФ, которые за прошедшие пять лет вооруженного конфликта получили богатый опыт в вопросах ликвидации командиров противника и координации действий авиации и артиллерии.

Кроме того, именно в провинции Идлиб турецкие военные специалисты ведут сбор российских боеприпасов, которые не сработали по различным причинам. Образцы боеприпасов передают в исследовательские отделения оборонных предприятий для дальнейшего изучения, копирования и выработки мер противодействия.

Автор: Казанин М.В.

http://iimes.ru/?p=41#more-41

***

Как в русской сказке: куда повернуть Эрдогану?

После непродолжительной паузы, в ходе которой президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, обзванивая своих западных партнеров в надежде заручиться их поддержкой своей политики в Идлибе, осознал, что оказался фактически в международной изоляции. И тогда он стал включаться в астанинский процесс.

Состоялся телефонный разговор между Эрдоганом и президентом России Владимиром Путиным, в ходе которого была достигнута договоренность о личной встрече в ближайшее время. Сообщается, что 5 или 6 марта турецкий лидер должен прибыть в Москву. В то же время Путин провел переговоры и с президентом Ирана Хасаном Рухани, в ходе которого, помимо других вопросов, обсуждалась, конечно, ситуация в Идлибе. Как подчеркнул Рухани в диалоге с российским президентом, Тегеран уверен в необходимости не допустить влияния США на ситуацию вокруг Идлиба. Наконец, разговор состоялся и между Эрдоганом и Рухани. Иран сделал ход, предлагая Турции обсудить ситуацию в Идлибе без участия Москвы в трехстороннем формате Тегеран — Анкара — Дамаск. По словам Рухани, такая встреча могла бы содействовать устранению разногласий по вопросам о территориальной целостности Сирии, ликвидации на территории страны террористических группировок, скорейшему прекращению огня в Идлибе и обеспечению безопасности для мирных граждан. При этом он подчеркнул важное значение взаимодействий в формате астанинской тройки.

Тегеран, безусловно, обратил внимание на то, что в Турции эскалация в Идлибе сопровождалась повышенной антироссийской и антиранской риторикой в СМИ. Утверждалось, что в армии президента Сирии Башара Асада находятся «иранские ополченцы» и за всем этим «стоит Путин». Одновременно Анкаре, пишет американское издание The National Interest, открыто давали понять, что она может рассчитывать на поддержку Запада только в случае разрыва альянса с Россией и Ираном. Но характер западной «поддержки» носит неопределенный характер. Запад понимает, что Эрдоган стал не только откровенно разыгрывать астанинскую карту, заявляя, что астанинские договоренности Турции, России и Ирана по сирийскому урегулированию «перестали реализовываться на практике», но и пытается столкнуть в Сирии американцев и русских, а также, возможно, как заявляют некоторые американские эксперты, «поставить иранцев на место». Одновременно Турция неприкрыто шантажирует Европейский союз, открыв границу нелегальным мигрантам и беженцам, которые стремятся попасть в Европу по морю или суше.

Но, как отмечает турецкое издание Yeni Safak, президент Эрдоган мог пойти на «сжигание мостов» с Путиным только в том случае, если президент США Дональд Трамп во имя «восстановления давнего стратегического альянса изменил бы отношение Вашингтона к курдскому вопросу». Этого не происходит. Зато велика вероятность того, что курдскую карту могут разыграть сирийцы, и тогда Асад на этом направлении способен нанести серьезный удар Эрдогану. Иран это понимает, предлагая Анкаре провести переговоры с участием Дамаска. Потому, что и у него существует курдский вопрос, который США могут постараться довести до «стратегической стадии». При этом Эрдоган в любом случае подорвал к себе политическое доверие со стороны Путина и Рухани, не вернув доверие со стороны западных партнеров. В этом просматриваются очень серьезные провалы в выстраивании турецкой внешней политики. Эрдоган попал в русскую сказку, он стоит на перекрестке перед камнем. Налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — жизнь потеряешь. Кто, как и пожелает ли политически реабилитировать его, будь то на Западе или на Востоке?

Несмотря на успокаивающие американские заявления, Анкаре нельзя спешить возвращаться в объятия Запада. Эрдоган право голоса на Ближнем Востоке получил только благодаря альянсу с Путиным, а не с западными лидерами, которые загнали его в изоляцию. В колоде карт Турции и России остается еще немало козырей, чтобы успешно вести общую стратегическую игру, ведь проблемы не ограничиваются Идлибом и даже всей Сирией. Правы те эксперты, которые считают, что факторы, которые в свое время толкнули Москву и Анкару к тесному торгово-экономическому, политическому и военно-техническому сотрудничеству, продолжают действовать. Надо объективно признать, что Турция оказывается в очень сложной ситуации, Эрдоган нервничает. Ему нужно помочь вырваться из капкана с достойным «политическим лицом», склоняя, как считает турецкое информационное агентство Anadolu, к «общим целям России и Турции в Сирии, даже при наличии различий, сохраняя или спасая астанинский процесс, не подвергая риску развитие двусторонних отношений». Россия может сыграть на чувствительных для Турции проблемах, нейтрализовать ее опасения, и в чем может действовать совместно с Тегераном.

Но и Анкара не должна вызывать настороженность своим тактическим флиртом с американцами. К тому же на такой флирт способен не один лишь Эрдоган. Если же Турция станет выстраивать противовес блоку равновесия Москва — Тегеран — Дамаск вместо того, чтобы начать диалог с сирийцами, впереди ее ждут одни только геополитические потрясения.

Автор: Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/2871646.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Гольц, Виктор Гвоздь, Владимир Есипов, Казанин М.В., Станислав Тарасов

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.03.2020. Просмотров: 63

Комментарии
[-]
 busba | 04.04.2020, 04:05 #
There may be some doubts as to whether people who are at risk for a Coronary 2019 or COVID-19 test are at risk.

>>> pg slot
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta