Противостояние Кремля и Запада дошло до блокадной стадии

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Конфликтная ситуация России с Евросоюзом  

***

ЕС обвинил Россию в препятствовании экспорту зерна из Украины и закрыл Калининград для российской стали 

МИД РФ заявил, что «если в ближайшее время грузовой транзит между Калининградской областью и остальной территорией Российской Федерации через Литву не будет восстановлен в полном объеме, то Россия оставляет за собой право на действия по защите своих национальных интересов».

Между тем решение Литвы прекратить транзит российской стали по своей территории до Калининграда было принято с санкции Евросоюза. Это похоже на попытку оказать на Россию воздействие из-за ее позиции по поводу экспорта украинского зерна. Во всяком случае, такой вывод можно сделать после встречи министров иностранных дел ЕС в  Люксембурге. Она была посвящена ситуации, сложившейся с экспортом продовольствия из Украины.

Тональность обсуждения на Совете ЕС по иностранным делам задал глава МИД Литвы Габриэлюс Ландсбергис. Он объяснил, почему его страна остановила транзит российской стали через свою территорию до Калининграда – соответствующее уведомление литовские железнодорожники направили своим калининградским коллегам 18 июня. Ландсбергис сказал, что решение было принято «после консультаций с Еврокомиссией и по ее рекомендации». Дело в том, что 17 июня закончился срок, отведенный Брюсселем на вступление в полной мере запрета на импорт российской стали в Евросоюз. Предполагалось, что до этого времени будут закрыты, без возможности продления, все соответствующие контракты. Правда, относительно запрета транзита запрещенных товаров в текстах принимаемых ЕС санкционных пакетов не было особой ясности.

Литовский запрет пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал беспрецедентным и пообещал, что российские власти определятся с ответом. МИД РФ, в свою очередь, вызвал посла Литвы. В заявлении внешнеполитического ведомства РФ указано, что Россия оставляет за собой право на действия по защите своих национальных интересов. Что имеется в виду, не конкретизировано.

На своей странице Telegram вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев заметил, что решение Литвы нарушает целый ряд международных договоренностей. В том числе – Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией от 1994 года. В 12-й статье этого документа прописано, что «каждая сторона обеспечивает свободный транзит через свою территорию товаров, происходящих из таможенной территории или предназначенных для таможенной территории другой стороны».

В протесте, который выразил российский МИД, указывается еще, что Литва не предупредила о своем решении запретить транзит стали. Это особенно бросается в глаза, учитывая отсутствие ограничений на передвижение российских фур через литовскую территорию до Калининграда. ЕС, запретивший автомобильные грузоперевозки на свою территорию из РФ и Белоруссии, сделал для этого маршрута исключение.

Таким образом, можно предположить, что запрет на транзит стали введен в последний момент и действительно после консультаций Вильнюса и Брюсселя. В дальнейшем, как пообещал Ландсбергис, литовским маршрутом в Калининградскую область не будут пускать прочие подсанкционные товары, когда переходный период на закрытие контрактов по ним истечет окончательно. С 10 июля это коснется, например, цемента и алкоголя, с 10 августа – угля, с 5 декабря – нефти.

Побудительный мотив Литвы стал ясен после заявлений, сделанных в Люксембурге. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель не только поддержал Ландсбергиса, но и упомянул запрет на транзит стали в контексте ситуации с украинским зерном. Он обвинил Россию в умышленной блокаде портов Украины с целью помешать вывозу украинской пшеницы. «Это настоящее военное преступление, поэтому я не могу представить, что это будет продолжаться слишком долго», – сказал Боррель. Он призвал не сравнивать эту ситуацию с запретом на транзит российской стали. Однако сравнение, конечно, напрашивается.

Позиция руководства России по поводу транзита украинского зерна многократно излагалась, в том числе Владимиром Путиным, и остается неизменной. Вина за проволочки с экспортом украинского зерна лежит на Украине, которая не хочет разминировать акваторию контролируемой ею части Черного моря. При этом Россия не возражает против транспортировки зерна по суше, в том числе через Белоруссию, а также через контролируемую РФ территорию. О взаимосвязи этого вопроса с транзитом стали российские официальные лица не говорят.

Как бы то ни было, в документе, принятом по итогам встречи в Люксембурге, утверждается, что ЕС намерен содействовать транспортировке зерна из Украины разными путями – как морским, самым быстрым, удобным, а главное, безопасным, так и сухопутным. Однако белорусский маршрут в Евросоюзе отвергают. Содействие Украине в налаживании сухопутных перевозок планирует оказать не только Брюссель, но и Вашингтон. Правительство Польши ранее заявило о том, что в качестве основного порта, через которое будет идти украинское зерно, рассматривает Гданьск.

Заявления Литвы и Борреля могут свидетельствовать и о том, что в ЕС не удовлетворены результатами посреднической миссии ООН и Турции с целью способствовать налаживанию украинского экспорта зерна морем. На решение вопроса осталось не так много времени. Основными покупателями украинского зерна являются неевропейские страны, в том числе Северная Африка – Тунис, Ливия, Египет. ООН опасается, что проблемы с продовольствием в этом нестабильном регионе могут быть уже в ближайшие месяцы.

Автор Геннадий Петров

Источник - https://www.ng.ru/world/2022-06-20/1_8465_confrontation.html

***

Приложение. Белград остается проводником интересов России в регионе

В последние месяцы Балканы вновь показывают, что недаром носят название «пороховая бочка Европы». Наряду с украинским кризисом, где события развиваются драматично, на Балканах также день ото дня нарастает напряженность.

Масла в огонь подливают такие события, как возрастающее давление на Сербию с целью принудить ее ввести санкции против России, недавнее заявление властей непризнанной республики Косово о желании вступить в Совет Европы, ЕС и НАТО, заявления президента Хорватии Зорана Милановича о нежелательности присоединения Швеции и Финляндии к НАТО, которое он увязал с несправедливым положением хорватов в Боснии и Герцеговине (БиГ), раскол в самой федерации БиГ по вопросам антироссийских санкций, когда решение о присоединении к рестрикциям против Москвы было принято в обход позиции Милорада Додика, лидера боснийских сербов.

Что касается Косово, то непризнанная республика особенно активно пытается стать частью различных международных организаций, решив, по всей видимости, воспользоваться кризисом в Украине и антироссийской истерией на Западе. Так, 12 мая Косово подало заявку на вступление в Совет Европы. Сделано это было специально именно сейчас, когда Россия, которая вне всяких сомнений выступила бы против такой инициативы, уже не является членом данной структуры. Стоит отметить, однако, что помимо прочего Косово никак не может стать членом Совета Европы, поскольку сама заявка на членство нарушает Резолюцию 1244 Совета Безопасности ООН и Вашингтонские соглашения 2020 года (о нормализации экономических отношений Белграда и Приштины), по которым Косово обязалось не вступать в международные организации.

На этом фоне продолжилась отзывная кампания по признанию независимости Косово. По заявлению сербских властей, недавно еще четыре государства (не называется, какие именно) заявили о намерении отозвать признание независимости республики. По предварительным данным, среди них может быть Египет. Таким образом, при продолжении отзывной кампании чаша весов имеет все шансы постепенно склониться в сторону Сербии, когда более половины государств – членов ООН не будут признавать Косово. Если говорить о подаче заявок на вступлении в ЕС и НАТО, то для присоединения к Евросоюзу нужно пройти долгий путь и быть признанным государством в ООН. Для вступления в НАТО нужно заручиться поддержкой стран-членов, а здесь с высокой долей вероятности будет иметь место возражение таких государств, как Испания, Словакия и Румыния, которые, кстати, не признают Косово в принципе.

Очевидно, что Косово хотят втянуть во всевозможные западные структуры с целью уменьшить влияние внешних игроков в регионе, прежде всего Москвы и Белграда, а в перспективе и Пекина. Министр внутренних дел Сербии Александар Вулин оценил рвения Косово вступить в Североатлантический альянс как очередную антисербскую провокацию. Он отметил, что причиной, по которой Косово приняли бы в НАТО, является «провокация, направленная против Сербии, чтобы втянуть ее в конфликт, после чего обратиться к пятой статье, в которой написано, что целостность стран – членов альянса должна быть защищена».

Федерация Боснии и Герцеговины, образованная по результатам Дейтонских мирных соглашений 1995 года, также переживает не лучшие времена. Все более отчетливо маячит перспектива распада страны, состоящей из сербского энтитета (Республика Сербская) и боснийско-хорватской федерации. Последние как раз недовольны нынешним положением вещей, считая, что боснийские сербы под руководством Милорада Додика имеют больше влияния, власти и вообще имеют явную тенденцию к сепаратизму. Додик в одном из недавних заявлений справедливо сказал, что если Косово примут в Совет Европы вопреки всем международно-правовым нормам, то Республика Сербская не замедлит с выходом из состава БиГ. 

Собственно говоря, нынешняя ситуация в БиГ как раз и является, по словам хорватского президента Милановича, причиной отказа Загреба одобрить вступление Швеции и Финляндии в Североатлантический альянс. Хорватский лидер, который вступил в ожесточенный спор с премьер-министром страны Андреем Пленковичем по указанному вопросу, хотел бы по примеру президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, воспользовавшись ситуацией, выторговать для своей страны максимальные преференции по давно назревшим вопросам. Более того, после начала специальной военной операции России в Украине БиГ в обход позиции Додика, то есть в одностороннем порядке, в нарушение законов страны, приняла решение о присоединении к новым пакетам антироссийских санкций. 

Свою долю в поддержание региональной турбулентности вносит Черногория, в которой в конце апреля вроде бы завершилась остросюжетная перипетия с формированием правительства. Новым премьер-министром стал бывший вице-премьер, этнический албанец Дритан Абазович. Стоит напомнить, что происходили и продолжаются эти процессы на фоне церковного раскола, откровенного негативного отношения значительной части населения страны к ее членству в НАТО и поддержке всех антироссийских инициатив Запада. В обществе явно заметна усталость от «черногорского диктатора» Мило Джукановича, бессменно руководящего страной с 1991 года, занимая по очереди ключевые посты и сохраняя при этом безусловное влияние, которое и определяет внешнеполитический курс Черногории, идущий целиком и полностью в русле коллективного Запада. 

Нельзя не упомянуть о жесточайшем давлении на Сербию, которая отказывается от введения санкций против России, как отказывалась и после событий 2014 года. В связи с этим недавним ярким эпизодом такого давления является закрытие соседними с Сербией Болгарией, Черногорией и Северной Македонией воздушного пространства для самолета главы МИД РФ Сергея Лаврова, визит которого был запланирован в Белград на 6–7 июня. Абсолютно очевидно, кто стоит за данной выходкой, а соседним с Сербией странам чести их поступок точно не делает. Как недавно заявил президент Сербии Александар Вучич, Белград мог бы жить гораздо лучше и чувствовать себя куда комфортнее, если бы ввел санкции против Москвы. Однако делать этого не намерен и собирается сопротивляться этому насколько хватит ресурсов. Такая позиция подтверждает суверенность страны и самостоятельность в вопросах принятия внешнеполитических решений. 

Российская сторона в лице пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова и посла в Сербии Александра Боцан-Харченко, в свою очередь, заявляла о понимании позиции Сербии – о том, какое давление на нее оказывают и что антироссийские шаги (как, например, голосование в ООН за осуждение действий России в Украине и голосование за приостановление членства РФ в Совете по правам человека ООН) носят вынужденный характер и не означают на самом деле враждебной позиции Белграда по отношению к Москве.

Это действительно так, поскольку Сербия, имея многолетнюю проблему с Косово, не может не осуждать принципа нарушения территориальной целостности государств де-юре, однако де-факто не ставит под вопрос российскую принадлежность Крыма или защиту русскоязычного населения в Донбассе. Похоже, что Москва и Белград нашли взаимопонимание в данном вопросе. Отношения России с Сербией важны, особенно в обострившейся международной ситуации. Белград является проводником политики России на Балканах, который в силу своих возможностей и ресурсов сопротивляется западному диктату в регионе. Для Белграда эти отношения носят ключевой характер, поскольку Сербия является потребителем российского газа, приобретая его со значительной скидкой. В конце мая лидеры РФ и Сербии провели телефонный разговор, в ходе которого договорились, что Москва и далее будет бесперебойно поставлять газ на «исключительно выгодных», как их назвал Вучич, для сербской стороны условиях. Для Белграда также важна поддержка Москвы по косовскому вопросу.

И для России, и для Сербии, а также для ряда стран Балканского региона крайне важно сохранить в нем стабильность, что в нынешних условиях приобретает особую актуальность. Тем не менее вышеописанные события, к сожалению, стабильности и спокойствия региону не добавляют. Остается надеяться, что балканская турбулентность если не закончится в скором времени, то будет носить хотя бы более мягкий характер.

Но для этого необходимо прикладывать усилия, желательно совместные – России как великой державе, имеющей традиционную сферу влияния на Балканах, мощные ресурсы и возможности: Сербии, являющейся одной из ключевых стран региона: Боснии и Герцеговине, которой нужно стремиться сохранить единство страны при уважении прав всех проживающих в ней народов – сербов, хорватов и бошняков, а также всем заинтересованным странам региона.

Автор: Милан Лазович – программный координатор Российского совета по международным делам.

Источник - https://www.ng.ru/courier/2022-06-19/9_8464_turbulence.html


Дата публикации: 21.06.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 81
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta