Протестные митинги в России в поддержку Алексея Навального 23 января 2021 года

Содержание
[-]

***

«Массовые беспорядки» и массовые сомнения

Протестные митинги в поддержку Алексея Навального 23 января стали самыми масштабными по числу задержанных — их, по последним данным, не менее 3893 по всей России.

Уже возбуждено 19 уголовных дел по семи статьям в девяти регионах и, скорее всего, это еще не конец. Со дня митинга в правозащитную организацию «ОВД-Инфо» поступило около 440 обращений о нарушениях внутри ОВД в 39 городах. По их данным, хуже всего к задержанным отнеслись в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Казани и Новосибирске. В числе самых распространенных нарушений — принудительная дактилоскопия (снятие отпечатков пальцев), угрозы уголовными статьями, насилие, отсутствие воды и еды, отказ вызвать скорую помощь и недопуск защитников и адвокатов.

Будет ли против участников событий 23 января возбуждено дело по 212-й статье УК РФ и какие риски это несет для них и для власти?

Уже нет сомнений, что уголовных дел в связи с событиями 23 января по всей стране будет много — по ст. 318 УК РФ о применении насилия в отношении представителей власти». Вопрос в том, будет ли наряду с ними возбуждено еще и дело — по ст. 212 УК о массовых беспорядках. Мы помним, что эта статья инкриминировалась участникам событий на Болотной площади 2012 года, но все они (27 человек) были осуждены лишь как участники беспорядков, и только Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев были признаны их организаторами — и то частично «через ст. 30 УК» (за приготовление к совершению преступления). Попытка СК РФ соорудить дело по ст. 212 по следам московских протестов лета 2019-го кончилась ничем — в связи с отсутствием реального насилия со стороны протестовавших на политическом, как мы догадываемся, уровне было принято решение эту тяжкую и более чем серьезную статью не применять.

Эпизоды столкновений 23 января оказались более агрессивны, что делает возбуждение дела по ст. 212 УК возможным. Она предусматривает несколько разных составов преступлений: от призывов к массовым беспорядкам (ч. 3, до двух лет) и участия в них (ч. 2 — от трех до восьми лет) до склонения и вербовки (ч. 1.1 — от пяти до десяти лет) и организации массовых беспорядков (ч. 1 — от восьми до пятнадцати лет лишения свободы).

«Участие» по объективной стороне преступления идентично ст. 318 (применение насилия к представителям власти) или хулиганству, и такая фактура в руках у СК будет. Но мы понимаем, что для силовиков выстраивать дело по ст. 212 будет иметь смысл только в том случае, если удастся привлечь как организаторов массовых беспорядков Навального и активистов его штабов. Для этого нужно будет доказывать причинно-следственную связь между их действиями и не просто тем, что произошло на улицах разных городов 23 января, но, как следует из диспозиции ст. 212, «насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия...». Убедительно подтвердить такую связь будет проблематично — были призывы выходить на улицы, но призывов к насилию не было.

Кроме того, попытка сделать Навального «организатором массовых беспорядков» чревата политическими рисками. Само прилагательное «массовые» заставляет задуматься: беспорядки-то такими вовсе не были, а вот выход на улицы 23 января действительно был массовым. Кроме того, всех привлекаемых за участие в них (по ч. 2 ст. 212) придется спросить о мотивах их выхода на улицы, а в медиаполе это заставит снова и снова — сначала на этапе следствия, потом в открытом судебном заседании — возвращаться к деликатному для власти вопросу о дворце в Геленджике.

Пропагандистская артподготовка указывала и на намерения силовиков возбудить дело по ст. 150 УК «о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления». Хотя таких подростков на несанкционированных акциях, видимо, было немного, фиксация этих случаев теоретически дает возможность возбудить дело «по факту», в отсутствие подозреваемых. Однако на уровне поиска виновных оно скорее всего увязнет, так как диспозиция ст. 150 описывает «вовлечение... путем обещаний, обмана, угроз или иным способом». Не годится, если не считать обещанием стандартный лозунг: «Россия будет свободной».

Адвокат «Апологии протеста» Александр Передрук считает, что происходящее в России беспрецедентно — и с точки зрения массовости событий, и с точки зрения реакции на них — в сравнении с предыдущими громкими делами, связанными с митингами: «Болотным» в 2012 году и «Московским» в 2019-м. Передрук отмечает массовые превентивные аресты и «невероятное» количество составов, по которым возбуждены уголовные дела в разных регионах страны. Так, помимо вовлечения несовершеннолетних в совершение противоправных действий, уголовные дела возбуждены по статьям 212.3 УК (призывы к массовым беспорядкам), 318 УК (причинение насилия в отношении сотрудников полиции), 236 УК (нарушение требований карантинного периода).

Новая санкция по статье 267 УК (приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения) связана с блокированием тротуаров и перекрытием дорог. «Этой нормы не существовало в принципе до 2021 года, — отмечает Александр Передрук. — Она была введена в нормативно-правовое регулирование 30 декабря 2020-го. В целом ничто не исключает, того, что всех тех, кто принимал участие в шествиях, проходил по проезжей части, привлекут к ответственности. С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что судебная и правоохранительная система не способны вынести приговоры всем участникам мероприятий, выходившим на проезжую часть».

Впрочем, этого и не требуется, отмечает адвокат. Потому что цель таких популистских уголовных дел — «вызвать страх» и «показать, что участие в каких-либо публичных собраниях, позиция которых отличается от официальной точки зрения, порождает проблемы, в том числе уголовно-правового характера, — и поэтому не нужно участвовать в митингах и демонстрациях».

Автор Леонид Никитинский, обозреватель, член СПЧ

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/26/88889-massovye-besporyadki-i-massovye-somneniya

***

Приложение. С протестами будут бороться экономическими методами

Рост протестных настроений в российских регионах провоцирует власти на увеличение бюджетных расходов и социальных выплат накануне думских выборов 2021 года. До сих пор приближение парламентских выборов в России не считалось серьезным поводом для выплат населению. Но в этом году ситуация может измениться. Эксперты допускают новое повышение социальных выплат.

Ожидания увеличения госрасходов на фоне растущих протестов зафиксировало агентство Reuters по результатам опросов российских аналитиков. «В этот раз в регионах активность возросла; примерно 30% участников вышли на протесты впервые, что указывает на потенциал роста протестной активности», – говорят экономисты банка Наталья Орлова и Анна Киюцевская. Именно тот факт, что протестные настроения выходят на максимум за пределами Москвы, дает основания для ожиданий экономических и бюджетных последствий, считает глава аналитического отдела банка «ЦентроКредит» и автор Telegram-канала MMI Евгений Суворов. «В демократических странах естественным ответом стало бы перераспределение общественного пирога от центра к регионам. Правда, в демократических странах такую концентрацию ресурсов в центре вообще сложно представить. В авторитарных режимах реакции могут быть самыми неожиданными и неадекватными», – цитирует его Reuters.

Приближающиеся выборы в Госдуму, которым власть уделяет очень большое внимание, позволяют предположить дополнительную бюджетную поддержку регионов, рассуждает эксперт. «И это может стать дополнительным фактором роста российской экономики в этом году, который мы по-прежнему ожидаем на уровне выше 3%», – предполагает Суворов. Высокая протестная активность не означает политической дестабилизации, но повышает значимость динамики рейтингов накануне парламентских выборов в сентябре, отмечает главный экономист ING по России Дмитрий Долгин. «Настроения домохозяйств в условиях ускорения инфляции и роста протестной активности, вероятно, требуют поддержки, поэтому мы не исключаем возврата дополнительных бюджетных расходов в повестку дня», – рассуждает он, напоминая, что после всплеска уличной активности 2011–2012 годов наблюдался опережающий рост зарплат в госсекторе.

Вероятности увеличения социальных расходов со стороны государства не исключает и главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. «Это вполне возможно позднее в текущем году и будет скорее вызвано выборным циклом – накануне осенних выборов в Думу. Среди возможных мер: повышение зарплат в госсекторе, дополнительные выплаты семьям с детьми и, возможно, отмена заморозки индексаций пенсий работающим пенсионерам», – приводит его слова Reuters. Даже если такая денежная поддержка будет, вряд ли она окажет сильное влияние на недовольство населения. «Если говорить о влиянии протестов на экономику, мне кажется, они не связаны с социально-экономическим положением страны. Трудно представить, как рост социальной поддержки населения поможет снизить протестную активность», – рассуждает аналитик Credit Suisse Алексей Погорелов.

Часть экспертов также полагают, что ответные действия властей могут касаться только лишь увеличения госрасходов. По мнению руководителя операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка Сергея Романчука, рост протестной активности увеличивает политическую неопределенность, а также заставляет на коротком горизонте ожидать более репрессивных мер со стороны государства и дополнительной волны эмиграции из России, бегства капиталов. Однако он допускает, что протестная активность продолжится как минимум до осенних выборов в Госдуму. «В случае значительного роста протестов бегство в доллар усилится», – прогнозирует он. При этом он признает, что курс российской валюты в большей степени определяется глобальной повесткой.

Рассуждения об увеличении госрасходов и социальных выплат на фоне роста протестной активности связаны с опытом 2011–2012 годов. Тогда в преддверии президентских выборов также росло недовольство населения властями, правда тогда эпицентр протеста фиксировался в первую очередь в Москве. Владимир Путин, избранный президентом в марте 2012 года, впоследствии объявил о начале масштабных реформ в так называемых майских указах 2012 года, которые в итоге вылились в основном в увеличение зарплат бюджетникам.

Впрочем, роста зарплат и социальных выплат ожидают далеко не все. Так, профессор МГУ Наталья Зубаревич отмечает, что думские выборы обычно не являются катализатором для значительной раздачи денег. «Катализатором раздачи денег всегда в РФ являются президентские выборы. Поэтому и в 2012 году, и в 2018 году добавочки субъектам РФ – а они в основном исполнители социальных расходов – были очень существенные. Поэтому не надо преувеличивать роль Госдумы не только в политическом поле РФ, но и в финансовых потоках», – заявила она в эфире радио «Эхо Москвы».

Напомним, в минувшую субботу во многих городах РФ прошли протестные акции. В ходе демонстраций полиция задержала более 3 тыс. человек. Оценки числа собравшихся заметно различались. Агентство Reuters оценило численность собравшихся только в Москве на уровне 40 тыс. человек, протестанты говорили о 50 тыс., а в МВД сообщали о 4 тыс. собравшихся. Старший научный сотрудник РАНХиГС Александра Архипова сообщала Би-би-си, что медианный возраст участника субботнего митинга – 31 год. Ее группа опросила на протестной акции в столице 365 человек. По подсчетам социолога и ее коллег, из группы 18–24 года чуть более 60% респондентов пришли на митинг впервые, а из группы 25–35 лет – 36,7%. Всего 42% опрошенных пришли в этот раз на митинг в первый раз в жизни.

Выход протестующих на улицах и в других российских городах тем удивительней, если учесть, что социологи ранее не фиксировали роста недовольства среди россиян. К примеру, обнародованный за день до акции опрос фонда «Общественное мнение» указывает на ровность протестных настроений. В частности, на вопрос социологов о том, вызывали ли у граждан РФ действия властей недовольство за последний месяц, 38% опрошенных ответили утвердительно. Это даже меньше, чем месяц назад (43%), и почти столько же, сколько и год назад (37%). Не вызывают негатива действия властей у 54% россиян сегодня, следует из данных ФОМа. Для сравнения: месяц назад так отвечал 51% респондентов, год назад – 57%.

Совершенно иную динамику настроений показывал Левада-Центр. Согласно их выводам, в июле 2020 года 30% россиян допускали вероятность демонстраций в своем городе в защиту своих прав и против снижения качества жизни. Столько же были готовы участвовать в них лично. При этом еще летом 2014 года в демонстрациях готовы были участвовать 8%, а допускали их появление в своих населенных пунктах 17% респондентов.

При этом эксперты «НГ» находят экономические предпосылки для раздачи финансовых пряников. «Хотя протесты напрямую не связаны с социально-экономической ситуацией в стране, в 2020 году она заметно ухудшилась. Реальные располагаемые доходы населения, и так заметно упавшие с 2013-го, на фоне коронакризиса сократились еще на 4,3%, выросла безработица, потеря выручки малого бизнеса оценивается в 2,8 трлн руб. Ослабление курса рубля к доллару почти на 20% и ускорение инфляции негативно отражаются на ощущениях потребителей», – отмечает руководитель отдела макроэкономического анализа компании «Финам» Ольга Беленькая, подчеркивая, что оснований для улучшения ситуации пока не проглядывается.

«Бюджетная политика на 2021–2022 годы предполагает довольно заметное сокращение бюджетных стимулов», – напоминает она. Но и на этом фоне власти могут решиться «подбросить пряников» электорату к думским выборам. «Возможность для этого есть. Резервный фонд правительства, по словам Силуанова, должен пополниться в 2021 году на 400–450 млрд руб., не говоря уже о Фонде национального благосостояния, размер которого на начало этого года составлял 13,5 трлн руб.», – говорит Беленькая.

Но даже в случае увеличения госрасходов остается вопрос – насколько они будут эффективными в плане гашения протестов. Однако эксперты «НГ» сомневаются, что общественное недовольство можно будет нивелировать простой раздачей бюджетных денег. «Если представить, какими экономическими мерами можно было бы полностью погасить протест, то, возможно, такой мерой могла бы стать отмена пенсионной реформы, но это из разряда социально-экономической фантастики», – рассуждает главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Судебная реформа могла бы сильно повлиять на настроения оппозиционеров, так как одно из главных их требований – независимые суды и возможность отстаивать в них свои права наравне с силовиками и крупным бизнесом, продолжает он.

Пока у российских властей нет особой необходимости в раздаче каких-либо дополнительных экономических «пряников» населению, считает главный инвестиционный стратег «Открытие Брокер» Константин Бушуев. «В реальности позиции российской власти сейчас с политической точки зрения довольно комфортны, а протестная активность пока находится на низком уровне. Заболеваемость COVID-19 падает, в городах открываются культурно-развлекательные мероприятия», – отмечает эксперт позитивные изменения.

Автор Ольга Соловьева

https://www.ng.ru/economics/2021-01-26/1_8066_economics1.html

***

Дополнение. Власть мобилизуется перед акциями в защиту Навального

Системные партии на заседании Госдумы 26 января жестко высказались против акций в защиту Алексея Навального. При этом в соцсетях вдруг стала раскручиваться информация о митингах в поддержку президента Владимира Путина, якобы намеченных на 30 января.

По информации «НГ», слухи о том, что одним из городов может стать Петербург, пока не подтверждаются. Однако исключать варианта «путингов» нельзя, тем более что у власти есть опыт их удачного применения зимой 2012 года. Показательно, что навальнисты назначили уличный сбор сторонников на 31 января. Между тем в рядах несистемной оппозиции уже осторожно поднимается вопрос о необходимости расширять список политических требований.

Как и предполагалось, системная оппозиция в Госдуме в очередной раз присягнула Кремлю, выступив с осуждением несанкционированных акций 23 января. Они квалифицированы как враждебные действия против всей страны, их организаторами признаны исключительно внешние силы. То есть на исполнителей, в том числе Навального и его соратников, наложено клеймо иностранных наймитов. Наиболее четко эту связку проговорил лидер КПРФ Геннадий Зюганов, по мнению которого «вопрос не в Навальном, он – зажигательный снаряд, чтобы подпалить майдан и развалить Россию».

Первый замруководителя фракции ЕР Андрей Исаев поддержал негодование Зюганова в отношении использования для митингов детей, но отдельно остановился на том, что акции нарушали и антиковидное законодательство. То есть возможные заболевания или даже смерти людей – теперь на совести навальнистов, заявил он. К сожалению, отметил Исаев, какие-то стратегические решения за оставшиеся «до новой тусовки» дни принять не удастся, а потому, уверен единоросс, всем консолидировавшимся сейчас депутатам надо идти в народ, чтобы объяснять враждебную суть призывов незаконно выходить на улицу.

Напомним, что координатор региональных штабов Навального Леонид Волков анонсировал следующий раунд выступлений в защиту Навального на 31 января. Он отверг утверждения, что это был перенос с предыдущего дня, заметив, что воскресенье ближе ко 2 февраля, когда состоится суд над Навальным. Кстати, 28 января Мособлсуд рассмотрит апелляцию на задержание оппозиционера, но Волков уже предупредил, что, даже если Навального отпустят, акции все равно быть. Тем не менее есть подозрение, что в уточнении даты свою роль сыграли и другие факторы.

Например, еще вечером в понедельник в соцсетях и Telegram-каналах стала появляться информация о сборе 30 января сторонников власти на контрмитинги. В частности, такой слух активно распространялся в Петербурге, были даже подробности – дескать, районные администрации якобы приступили к формированию списков бюджетников. В молодежной сети TikTok о митингах в поддержку Путина говорили уже во всероссийском контексте. Однако, как выяснила «НГ», в том же Питере оппозиционеры о провластной акции ничего не слышали.

Исполнительный директор «Открытой России» Андрей Пиоваров сказал «НГ», что ничего подобного не знает. Депутат МО Смольнинское от «Яблока» Екатерина Кузнецова пояснила «НГ»: «Если это действительно утечки, то рано или поздно появится информация, но пока судить о том, правда это или фейки, сложно». Депутат Заксобрания Борис Вишневский сообщил, что к нему такой информации не поступало. «Но даже если эти слухи оправдаются, то заявители уже нарушили сроки подачи уведомления, да и по антиковидным ограничениям эту акцию они организовать не смогут», – отметил он. Депутат Заксобрания от КПРФ Ольга Ходунова пояснила, что «нелогично было бы проводить такую акцию вопреки городским законам, да и положению в стране». Впрочем, заметила она, если будет надо, то власть организуется все за три дня. Яблочник Александр Кобринский заметил, что публикации в Сети он видел. Если они окажутся правдивыми, то тогда, по его словам, понятно, почему навальнисты перенесли митинг: «Если соревноваться с властью, то проиграешь все равно. Бюджетники обязаны засвидетельствовать свое присутствие, а на оппозиционный митинг кого заставишь прийти?».

Понятно, что сторонники Навального в таких условиях соревноваться и не собирались. Судя по всему, они считают пресловутые «путинги» вполне вероятными. Напомним, что этот термин появился в 2012 году, когда «болотные протесты» стали превращаться в некую традицию, что навальнисты сейчас и пытаются повторить. А тогда власть решила показать, что она способна доминировать на улице – и несколько раз выводила туда по 100–200 тыс. человек. Поскольку использовать прежний удачный опыт – это одна из традиций Кремля, то в скором времени, возможно, где-нибудь на Поклонной горе опять соберется толпа за Путина. А пока эти мероприятия скорее всего начнутся в регионах. Тем более что и эпидемия, по заверениям властей, вдруг начала стихать – прямо как в преддверии конституционного плебисцита 1 июля. Между тем оппозиции – по крайней мере в столицах, акции теперь не будут разрешать уже из-за предстоящего чемпионата Европы по футболу. Законопроект об актуализации этого события правительство в Госдуму уже представило.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев заметил, что раньше власть действительно отвечала на вызовы своей мобилизацией. «Но сейчас информация о путинских митингах – это вброс. Сейчас ситуация для таких акций объективно неудобная». Он не исключил, что целью вброса было сбить с толку оппозицию – вот навальнисты уже и перенесли митинги. Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин пояснил «НГ»: «Такие вбросы вполне могут свидетельствовать о том, что планы на подобные митинги только прорабатываются. Опыт 2012 года показал, что людей можно собрать в короткие сроки». По мнению эксперта, власть пытается понять соотношение плюсов и минусов такого решения. При этом Макаркин напомнил, что при желании обойти запреты на публичные мероприятия власть всегда сможет, например, объявив некую патриотическую акцию.

При этом в стане оппозиции уже поднимается вопрос о расширении повестки митингов. Несмотря на то что Волков настойчиво заявляет, что все происходит исключительно «за свободу Навальному», столичный мундеп Юлия Галямина считает, что для того, чтобы протест не затухал, при этом оставаясь мирным, «единственным способом является расширение протестных групп, движений, для которых этот протест станет своим». Вовлечение новых групп предполагает расширение повестки: и борьба за свободу Навальному, по ее мнению, вполне сочетается с протестом против любого беззакония.

Кобринский подтвердил «НГ», что самая большая проблема акций в поддержку Навального – это то, что у организаторов нет политических требований. «Нужна конкретика, а иначе протест умрет, как в 2012 году, например, требование смены власти или смены Путина на другого лидера. Также хороши требования честных и свободных выборов, допуска кандидатов». Макаркин отметил, что у оппозиционеров вовсе не ревность, а рациональный подход к акциям оппозиции: «Они, видимо, хотят продлить протест до начала избирательной кампании, лозунгом в поддержку Навального столько времени улицу не удержишь». Калачев подчеркнул, что слова Галяминой хотя и могут иметь под собой некую ревность, но в целом полны здравого смысла: «Нельзя идти на митинги только с лозунгом «свободу Навальному» просто потому, что люди выходят не только за него, нужны политические требования и социально-экономические лозунги». При этом он согласился, что остальная оппозиция опасается того, что навальнисты будут диктовать свои условия и в ходе выборов.

Авторы Дарья Гармоненко, Иван Родин, заведующий отделом политики "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/politics/2021-01-26/1_8066_politics1.html

***

Комментарий. Дубинки вместо дипломов: Как политический террор разрушает экономику

Вопреки распространенному представлению, само по себе авторитарное правление — и сопутствующие ему политический террор и коррупция — в краткосрочной перспективе обходятся экономике не так уж дорого. Но их долгосрочные последствия могут оказаться чудовищными.

Почему ядерная бомба американское, а не немецкое изобретение?

Проблему политического террора и подавления инакомыслия, которые в той или иной форме сопутствуют любому авторитарному правлению, исследователи чаще всего рассматривают с социальной точки зрения. Но для экономики эффект сильной руки может принять самые неожиданные формы.

Профессор Юрий Аммосов в одной из своих публикаций задал вопрос в жанре «альтернативной истории»: что, если бы Третий рейх в годы Второй мировой войны смог бы установить ядерные боеголовки на ракеты, созданные великим инженером Вернером фон Брауном? В действительности история боевого применения ракет «Фау» оказалась не очень впечатляющей. Но с точки зрения технологии это было колоссальное достижение. Достаточно сказать, что в октябре 1942 года впервые в истории ракета фон Брауна достигла границы открытого космоса на стокилометровой высоте.

А возможности сделать бомбу у немцев были: в начале 1930 годов ХХ века немецкая школа физики была самой передовой в мире, да и Вернер Гейзенберг в самом конце войны все-таки построил ядерный реактор. Но Германию подвел «недостаток человеческого капитала». Уничтожение евреев как основы государственной политики заставило покинуть рейх многих выдающихся ученых. А в июле 1938 года противники нацистского режима помогли бежать из Германии физику Луизе Майтнер. Уже через полгода гениальный ученый Майтнер открыла деление ядер урана и доказала, что избыток массы ядра при этом превращается в энергию. Это был теоретический фундамент для создания атомной бомбы.

История героического спасения Луизы Майтнер могла бы стать сюжетом захватывающего триллера. Но последствия ее побега для судеб человечества были грандиозны. Как писал Аммосов, никто из ученых — современников Майтнер — не разобрался в результатах опытов по облучению урана медленными нейтронами (в том числе и сами авторы опыта немецкие физики Отто Хан и Фриц Штрассман). Так что, если бы не открытие Майтнер, овладение ядерной энергией могло быть отложено минимум на несколько лет. Но, главное, те, кто «сделал ракеты», и те, кто «сделал бомбу», оказались по разные стороны фронтов Второй мировой войны. А ведь откажись гитлеровцы от политики антисемитизма — германские физики и ракетчики вполне могли бы дать в руки фюреру «ядерный меч».

Что сломалось в Аргентине

Но это все-таки военное дело, скажете вы. А как политический террор повлияет на экономику невоюющей страны? Тут есть хрестоматийный пример — Аргентина. После Второй мировой войны это была преуспевающая страна первого мира, в Западном полушарии уступавшая разве что США. В то время «подушевой ВВП» Аргентины составлял 50% от североамериканского и 75% от шведского. Чтобы было проще сравнить: сегодня 50% от американского уровня подушевого ВВП — это Италия. А в 1950 году Италия по уровню подушевого ВВП уступала Аргентине в полтора раза.

По итогам 2020 года подушевой ВВП Аргентины, по прогнозам Всемирного валютного фонда, окажется в три раза меньше итальянского, в пять раз ниже шведского и в шесть раз ниже американского. И дело здесь не в карантинах. Примерно так же аргентинская экономика соотносилась с другими и до эпидемической вспышки. Страна первого мира за 70 лет скатилась во второй мир и продолжает свой путь вниз, в компанию к африканским «сырьевым сверхдержавам». Вернее, Аргентина топчется на месте, а вот первый мир идет вперед.

Как так получилось? Ведь у Аргентины масса возможностей для экономического лидерства. Это и выход к открытому океану, и никакого враждебного окружения, и запасы ресурсов… Да, экономика Аргентины и сейчас «хоть куда» — общий объем ВВП позволяет ей претендовать на место «в первой двадцатке» мировой экономики. Но благосостояние жителей страны определяется не тем, сколько они производят «в целом», а сколько «достается каждому». А с этим у Аргентины неважно — ее подушевой ВВП уступает, например, российскому процентов на пятнадцать. И промышленность у Аргентины есть, и «импортозамещением» Аргентина занималась, и «продовольственную безопасность» себе обеспечила. И ничего не сработало.

При этом аргентинские власти — что при каудильо Пероне, что при его преемниках — валили деньги в аргентинскую промышленность не считая. Тут были и запреты на импорт, и государственные заказы, и инвестиции, и ограничения зарплаты — все, чтобы аргентинские промышленные олигархи, догнали и перегнали весь мир. И было время — в 60-е годы ХХ века, — когда аргентинская экономика вполне себе росла.

А потом все посыпалось. Не помогли ни самые современные станки, ни репрессии против противников режима, требовавших повышения зарплат и обуздания коррупции. Что-то сломалось. Объяснение — что именно «сломалось», причем не только в Аргентине, а во всех странах, где делали ставку на «железо», на «физический капитал», на «реальное производство» в противовес всем этим «услугам», — помог найти израильский профессор Гур Офер, автор знаменитой статьи «Советский экономический рост 1928–1985».

Гур Офер обратил внимание на примечательную статистику: в 1960–70-е годы СССР честно тратил нефтедоллары на станки и машины — «физический капитал». Эти инвестиции увеличивались на 7–8% в год! А вот темпы роста советской промышленности составляли 2%, темпы роста экономики — 1%. То есть техники у вас много, а толку от нее мало. Что здесь не так? Все так, говорит российский экономист Константин Сонин.

За счет «физического капитала» страна может расти только до определенного момента: дальше за счет увеличения физического капитала расти невозможно, нужно развитие человеческого капитала. Но экономика, в которой растет человеческий капитал, может расти и тогда, когда физический капитал находится «на пределе». «Принципиальное различие человеческого и физического капитала в том, что экономический рост за счет физического капитала ограничен, а за счет человеческого — нет», объясняет профессор Сонин.

А разве что-то не так в СССР было с «человеческим капиталом»? А как же «лучшее в мире школьное образование», «хоккейная коробка в каждом дворе», журнал «Ералаш» и лагерь «Артек»? Если уж кто и вкладывался в человеческий капитал, так это Советский Союз, разве нет?

Полицейские и профессионалы

Мало просто «вкладываться» в человеческий капитал, нужно сделать так, чтобы эти вложения — в виде книжек, игрушек и образовательных программ — были востребованы не только «девчонками и мальчишками», но и «их родителями». Причем востребованы активно и постоянно. А здесь мы вступаем на зыбкую почву человеческих мотиваций, которыми авторитарный режим управляет не в пользу экономического роста.

Яркое объяснение мотивации к формированию человеческого капитала при авторитарной власти предложил профессор Милан Сволик, автор книги «Политика авторитарного правления». В качестве примера он выбрал как раз Аргентину, предложив рассмотреть ситуацию «выбора профессии», в которой оказался молодой житель Буэнос-Айреса во времена военной хунты.

Карьерных трека у такого человека по большому счету всего два. Он может получить образование, позволяющее ему жить своим трудом (неважно каким — хоть слесарем, хоть стоматологом). Здесь есть свои риски: нет гарантированного заработка. Но зато нет зависимости от политики режима — будь у власти хоть каудильо, хоть народный совет, но кто-то должен чинить краны или вставлять зубы. Такой профессионал имеет мотивацию к инвестициям в свой человеческий капитал — это пригодится ему при любом начальстве.

Но вместо «профессиональной карьеры» наш условный аргентинец может выбрать «полицейскую карьеру» и записаться в отряды вооруженных наемников власти — на таких тоже немалый спрос. Плюсов здесь много: гарантированный доход, карьера, а также личная безопасность. Правда, в обмен на лояльность режим потребует от «полицая» соучастия в своих преступлениях. Может быть, в мелких, а может быть, в значительных — в убийствах и пытках. Поэтому инвестиции в «полицейскую карьеру» при авторитарном режиме профессор Сволик называет «нетрансферабельными» — они могут оправдаться только при сохранении режима. Сменись власть — и «полицаю» придется отвечать за содеянное.

«Сделать правильную оценку рисков в подобном положении совсем непросто. Если режим находится на пике своего могущества, создается впечатление, что подавляющее большинство его слуг просто проецируют сегодняшнюю ситуацию на будущее, полагая, что им ничто не угрожает», — комментирует сложившуюся ситуацию российский экономист Иван Любимов.

Почему такой выбор плох для экономического развития? Потому что чем больше людей выбирают (в той или иной форме) «полицейскую карьеру», тем больше сокращается рынок «профессиональной карьеры».

Чем меньше спрос на «профессионалов» — тем меньше мотиваций для инвестиций в образование и высокие технологии. Люди прекрасно отдают себе отчет, что нет смысла тратить время, силы и средства на «образование», когда те же самые блага можно с меньшими затратами времени и сил получить просто в нужном месте и в нужное время, присягнув начальству. Чем больше спрос на «полицейских» и «охранителей», тем меньше спрос на «профессионалов» и «инноваторов».

Точка невозврата

Особенно плохо здесь то, что последствия выбора между «профессионалами» и «полицаями» становятся заметны не сразу. В исследовании Всемирного банка Returns to Education in the Russian Federation приводятся примечательные данные о том, имеет ли смысл россиянам инвестировать в «человеческий капитал»? Return to education — отдача от образования или доходность инвестиций в образование. Это зависимость между количеством лет обучения и заработком: показатель «индивидуальной отдачи» означает рост заработка за каждый дополнительный год образования, «социальная отдача» измеряется как прирост национального дохода за каждый год увеличения средней продолжительности обучения.

Так вот, в 90-е годы ХХ века т.н. личная отдача от образования в России резко возросла. Чем более образован был человек, тем на большую зарплату он претендовал. Все разговоры «заводы встали, доктора наук пошли в челноки» — не подтверждаются статистикой. Если настоящие «доктора наук» и пошли «в челноки», то это были какие-то очень хорошо оплачиваемые «челноки». В целом же действовала четкая зависимость: больше знаний — больше денег. К началу нулевых return to education в РФ достиг пика — 9%. Нормальный мировой уровень. Причем для женщин этот показатель был даже выше: девушка «с образованием» зарабатывала заметно больше, чем без него. Короче, «знание — сила».

Но потом, в 2002–2004 годах, что-то «сломалось», и «отдача от образования» начала устойчиво снижаться. И сейчас в два раза уступает среднемировой. Все поняли, что «сила» не в «знании», а в чем-то другом.

В российском исследовании «Социально-экономическое и гендерное неравенство при выборе образовательной траектории после окончания 9-го класса средней школы», опубликованном в журнале «Вопросы образования» еще в 2016 году, говорится следуюющее: «…в последнее время в России распространился миф о всеобщем высшем образовании: якобы большинство молодых людей и девушек поступают в высшие учебные заведения. Однако, согласно данным переписи населения 2010 г., в когорте 1981–1985 годов рождения лишь 37% людей получили высшее образование (правда, в Москве этот показатель выше — 57%). Акцент в дискуссиях об образовательной политике в России исключительно на высшем образовании едва ли обоснован... В 2013 г. лишь 57% учеников, окончивших 9-й класс, продолжили свое обучение в 10-м, и этот показатель неуклонно снижается с середины 2000 годов».

Опять рубеж — середина нулевых. Людям по большому счету все было понятно уже тогда. Отсюда и замедление роста производительности, и преобладание на российском рынке труда «элементарных профессий», и отток самых квалифицированных и конкурентоспособных кадров. Для серьезного развития человеческого капитала нет рынка, нет спроса. Авторитаризм тормозит экономику страны «вдолгую», потому что деформирует систему стимулов для инвестиций в человеческий капитал. Поэтому экономики стран с такими режимами никак не могут пробить потолок «среднего дохода», несмотря на все усилия начальства — инвестиций нет, потому что «нет людей с нужными компетенциями», а «людей нет», потому что люди не видят смысла в получении таких компетенций — просто они зарабатывают на жизнь иначе и прикладывают усилия в другом направлении.

Все эти сокрушения «ах, нет профессионалов» бессмысленны: сегодня мы пожинаем то, что было посеяно в середине нулевых, когда и были окончательно приняты ключевые политические решения, определившие сегодняшний экономический и социальный облик страны.

P.S.

Мне могут возразить, приведя примеры экономически успешных, но авторитарных стран вроде Сингапура при Ли Куан Ю или Руанды, в которой уже 20 лет правит Пол Кагаме, совсем не «демократ». Знатоки могут вспомнить еще и Республику Гану во времена «председателя Революционного совета вооруженных сил» Джерри Роллингса. Придя к власти с автоматом в руках, лейтенант Роллингс начал экономические реформы с расстрела прежних хозяев Ганы. Но всех этих действительно авторитарных правителей объединяет одна нестандартная для диктаторов характеристика. Это огромные инвестиции в образование в своей стране. При Кагаме в Руанде процент детей, посещающих школу, стал выше, чем где бы то ни было в Африке. Роллингс, было дело, тратил на школы и больницы треть государственного бюджета Ганы. Ну а Ли Куан Ю в Сингапуре сделал из образования настоящий культ. Но это исключения из правила. Как еще в XVII веке говорил кардинал Ришелье: «Лучшие солдаты королевства воспитываются в грубостях невежества, а не в изяществах науки».

Автор Дмитрий Прокофьев, специально для «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/25/88876-dubinki-vmesto-diplomov


Об авторе
[-]

Автор: Леонид Никитинский, Ольга Соловьева, Дарья Гармоненко, Иван Родин, Дмитрий Прокофьев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.01.2021. Просмотров: 40

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta