Прощай, уголь! Декарбонизация Украины: спасибо России и сепаратистам Донбасса

Содержание
[-]

Но энергетику страны нужно срочно перестраивать 

20 декабря 2021 года экс-президенту Украины Петру Порошенко объявили подозрение в государственной измене. Причина – незаконная покупка угля у ОРДЛО в начале оккупационных действий.

Тогдашняя ситуация, в которой оказалось государство, в частности, энергосектор, была непредсказуемой и сверхсложной. Ведь компенсация потерянных в результате объемов угля, в том числе путем импорта и изменения структуры генерации – процесс, требующий времени. Страна нуждалась в электроэнергии и быстрых решениях, а каждое решение имеет свою цену отмечает издание  "ТЕКСТИ". 

Расскажем обо всем последовательно: как развивалась ситуация с потерей добычи угля из-за оккупации Донбасса, к чему это привело и что происходит сегодня. 

Почти восемь лет идет вооруженная агрессия Российской Федерации против Украины, в результате которой наше государство потеряло контроль над Автономной Республикой Крым и частью Донецкой и Луганской областей. Кроме потери наших территорий, война существенно повлияла на технологическую цепочку «уголь-электроэнергия», следовательно и на энергобезопасность страны в целом. Собственная добыча угля в довоенное время полностью покрывала потребности энергетики, сейчас Украина вынуждена импортировать из-за рубежа, большинство из России. Динамика импорта угля из РФ напоминает известную иллюстрацию слона, которого съел удав. Но не велика ли эта добыча? 

Кривая графика импорта напоминает ситуацию из сказки "Маленький принц" Антуана де Сент-Экзюпери, где мальчик нарисовал удава, проглотившего слона. Слон – это метафора угольной отрасли Украины, удав – хищный сосед, пожелавший полакомиться добычей. Как и в случае дикой природы, такая ситуация выглядит как шутка. Однако, как мы убедились – в каждой шутке есть доля истины. Форма существ отражает следствие содеянного – увеличение импортной зависимости.

Что мы потеряли? 

Угольная промышленность – одна из важнейших составляющих топливно-энергетического комплекса Украины. Уголь – единственный энергоноситель, которым Украина может обеспечить себя самостоятельно в полном объеме. По геологическим запасам ископаемого угля Украина занимает второе (после Германии) место в Европе и восьмое в мире, что создает возможности как для обеспечения собственных внутренних потребностей в угле, так и его экспорта. 

На оккупированных территориях осталось 95 угледобывающих шахт, 67 из которых государственной формы собственности и 28 – частной. При этом основные балансовые запасы каменного угля (67%) и подавляющее большинство угледобывающих мощностей Украины сосредоточены внутри Луганской и Донецкой областей. Сегодня на подконтрольной украинскому правительству территории в режиме угледобычи работают всего 47 шахт.

На утраченных территориях находится и много вспомогательных предприятий отрасли: шахтостроительные и спасательные подразделения, предприятия, обеспечивающие процесс угледобычи и охраны труда. В результате боевых действий повреждена и разрушена часть угледобывающей и транспортной инфраструктуры, часть шахт закрыта и затоплена. Оборудование многих закрытых шахт разграблено и вывезено как металлолом. Все это делает невозможным или существенно усложняет эксплуатацию угледобывающих шахт после деоккупации. 

По расчетам Центра экономических стратегий, экономический ущерб из-за оккупации Донецкой и Луганской областей насчитывает 375 млрд грн без учета стоимости активов, расположенных на неподконтрольных Украине территориях. Кроме того, оккупация привела к серьезным экологическим последствиям: загрязнение поверхностных и грунтовых вод растворимыми элементами угля, выделение газа, проседание грунтов, разрушение зданий и т.д. 

С конца 2014 года самопровозглашенные власти ОРДЛО не предоставляют официальную информацию о состоянии угледобывающей отрасли на неподконтрольных Украине территориях. Соответственно, нет данных о фактических объемах добычи угля и экологическом состоянии региона.

Добыча упала втрое 

Уголь является основным горючим для тепловой генерации, и собственная добыча полностью покрывала эти потребности. По данным Минэнерго, к началу военных действий на Востоке Украины годовая добыча угля составила более 80 млн. тонн рядового угля, треть из которых – антрацитовой группы (марки А и П).

Уже в 2014 году общие объемы добычи уменьшились до 65 млн тонн, а по итогам 2015 года – до 39,7 млн ​​тонн, то есть более чем вдвое по сравнению с объемами до начала оккупации. Хотя боевикам не удалось полностью захватить территорию Донбасса в административных границах областей, они установили контроль над территориями, где сосредоточено 100% добычи антрацитового угля. 

Общая добыча угля в Донецкой и Луганской областях в 2013 году составила почти 64 млн тонн, или 76% от общеукраинской добычи, тогда как в 2015 году – более чем в три раза меньше, а именно 19 млн тонн, или 47% от общеукраинской. 

Добыча антрацита к 2017 году упала до нуля. Это именно тот уголь, который на момент оккупации обеспечивал работу 7 из 14 тепловых электростанций страны.

Следует отметить, что добытый уголь с оккупированных территорий до марта 2017 года еще поступал на подконтрольную правительству с ООО «ДТЭК Свердловантрацит», ООО «ДТЭК Ровенькиантрацит» и других, о чем свидетельствуют данные Минэнерго. Это продолжалось, пока в ОРДЛО не провели «национализацию» украинских предприятий. 

Тогда же, в 2017 году правительство приняло решение о прекращении перемещения грузов, в частности, угля, через линию столкновения в пределах Донецкой и Луганской областей. Украина полностью потеряла поставки собственного угля с оккупированных территорий, в том числе и антрацита. По данным СМИ, несколько лет уголь с неподконтрольных территорий попадал в Украину, в том числе под видом импорта из России. Хотя Украина и сохранила часть добычи на подконтрольных территориях, однако в течение 2017-2020 годов добыча угля сокращалась на 5-7% ежегодно.

Последствия для энергосистемы 

Упомянутые выше утраты и падение объемов добычи угля напрямую повлияли на энергобезопасность Украины, ведь без необходимого топлива осталось значительное количество тепловых электростанций (ТЭС). В украинской электроэнергетике именно ТЭС используются в качестве основного инструмента регулирования графика пиковой нагрузки: вечером и утром. 

В общей структуре производства электроэнергии в 2014 году тепловая генерация обеспечила 43,4% производимой электроэнергии. Потеряв отлаженные поставки угля с оказавшихся на оккупированной территории шахт, тепловые электростанции сократили производство электроэнергии, а часть станций должны были временно прекратить работу в ожидании топлива.

Особенно дефицит угля почувствовали ТЭС, точнее - работающие на антраците энергоблоки, поскольку запасы антрацитового угля стремительно начали падать осенью 2014 года. За год доля тепловой генерации в общем энергомиксе упала с 43% до 35%, которую частично компенсировали другими видами генерации, в том числе атомной. 

Следствием дефицита маневровых мощностей ТЭС, в частности в периоды пиковой нагрузки энергосистемы (с 08:00 до 20:00), стали веерные отключения электроэнергии выбранным категориям потребителей по всей стране. Красным обозначены часы, когда доля генерации ТЭС была наименьшая, зеленой – наибольшая. Источник: НЭК "Укрэнерго". Красным обозначены часы, когда доля генерации ТЭС была наименьшая, зеленой – самая большая. Источник: НЭК “Укрэнерго”

Импорт – первый компенсатор 

Как отмечалось ранее, собственная добыча угля упала более чем в два раза. Перекрыть этот дефицит более-менее удалось благодаря импорту и внесению изменений в структуру потребления ТЭС. Системное увеличение импорта угля началось после запрета правительства в начале 2017 года перемещать грузы угля через линию столкновения. 

Решить эту проблему пытались, обеспечив генерирующие предприятия достаточным финансированием. Для этого в структуру цены электроэнергии заложили цену угля по импортному паритету, что более известно как формула «Роттердам +». Впрочем, это не привело к желаемой диверсификации и существенному уменьшению зависимости от импорта из РФ. В 2017 году доля России в общем импорте угля была 74% и достигла 92% в 2020 году.

Уголь для нужд энергетики Украина закупает из Южно-Африканской Республики (ЮАР), США, Казахстана, Польши и Австралии. Антрацитовый уголь составляет базу импорта и поступает в большей степени из России. В течение 2017-2019 годов из страны-агрессора было импортировано 11,5 млн. тонн угля антрацитовой марки. Для сравнения: кроме России, уголь закупался еще из ЮАР (1 млн. тонн) и из США (0,73 млн. тонн). 

В последние два года (2020–21 гг.) из-за пандемии значительно сократилось потребление электроэнергии, а значит, уменьшилась потребность в импорте угля – объемы закупок антрацита составляли 4 млн. тонн и поступали исключительно из России.

Изменение структуры потребления – второй компенсатор 

Уменьшение зависимости от внешних поставок антрацита первоначально произошло благодаря усиленному использованию энергоблоков ТЭС, работающих на угле газовой группы. Впоследствии начали модернизировать оборудование, работающее на антраците, чтобы можно было использовать уголь газовой группы. 

В 2017-2019 годах на сжигание газового угля было переведено 10 энергоблоков ТЭС общей установленной мощностью 2,1 ГВт. В 2017 году переоборудовали на сжигание газового угля 2-й и 5-й блоки Змиевской ТЭС, общей мощностью 360 МВт, 7-й и 8-й блоки Приднепровской ТЭС (300 МВт). В 2018 году: 4-й блок Трипольской ТЭС (300 МВт), 6-й блок Змиевской ТЭС (185 МВт), 9-й блок Приднепровской ТЭС (150 МВт). В 2019 году: 3-й блок Трипольской ТЭС (300 МВт), 10-й блок Приднепровской ТЭС (150 МВт) и 1-й блок Криворожской ТЭС (315 МВт).

Благодаря переоборудованию энергоблоков потребление антрацитового угля в Украине существенно сократилось: з 12,8 млн тонн в 2016 году до 6,1 млн тонн в 2017 году и до 2,9 млн тонн в 2020 году. 

Преодолели ли кризис? 

Краткосрочно кризисную ситуацию по обеспечению ТЭС углем удалось разрешить, впрочем, в долгосрочной перспективе появились новые проблемы.

К 2020 году ситуация выровнялась благодаря модернизации и переоборудованию энергоблоков. Увеличение атомного и возобновляемой генерации помогли частично справиться с последствиями оккупации, однако не избавили украинскую энергетику от угольной зависимости.

Учитывая основное направление импорта, Россия получила еще один рычаг влияния на Украину. Ситуация с запасами угля в конце 2021 года – яркий пример: на складах электростанций есть 0,5 млн тонн угля, что является историческим минимумом за последние годы, и около 20 блоков не работают из-за отсутствия топлива.

Все это свидетельствует о том, что Украине нужно активно двигаться в направлении изменения энергомикса генерации, в частности, ввода маневровых мощностей на других видах топлива, в том числе и возобновляемых.

Автор Оксана Зуева, опубликовано в издании "ТЕКСТИ"

Источник - http://argumentua.com/stati/proshchai-ugol-dekarbonizatsiya-ukrainy-spasibo-okkupantam

*** 

Приложение. Заброшенные шахты: Донбассу грозит экологическая катастрофа 

Заброшенные угольные шахты Донбасса угрожают загрязнением грунтовых вод и проседанием почв. Огромные территории могут стать непригодными для сельского хозяйства, а жители - остаться без воды.

"До войны я поливала свой огород речной водой, а теперь не могу", - вздыхает 82-летняя Людмила Тарасова, указывая на реку Камышеваха. Вода в ней течет тревожного оранжевого цвета. Пенсионерка живет в небольшом деревянном доме на окраине города Золотое на востоке Украины. Камышеваха является притоком Северского Донца, важнейшего источника пресной воды в Донбассе. Когда-то здесь был крупнейший промышленный и угледобывающий центр Украины.

За последние 200 лет в Донбассе было добыто около 15 млрд тонн  ископаемого топлива. С началом продолжающегося уже семь лет российско-украинского конфликта работа на нескольких шахтах остановилась. Со временем они обветшали. С экологической точки зрения это могло бы показаться хорошей новостью. Но все обстоит ровно наоборот. Надвигается экологическая катастрофа, потому что шахты были закрыты непрофессионально.

Сотни тысяч жителей подвергаются опасности из-за загрязненной воды 

Когда шахта закрывается, необходимо откачать воду из подземных горизонтов. В противном случае, они будут затоплены грунтовыми водами. Опасность заключается в том, что вода в шахте может быть загрязнена тяжелыми металлами. Если загрязненные грунтовые воды попадают в окружающие почвы, то эти территории становятся непригодными для сельского хозяйства.

"Чрезвычайная опасность" из-за загрязнения почв грунтовыми водами из бывших шахт угрожает по меньшей мере 300 000 человек в районах, контролируемых пророссийскими сепаратистами. Такие данные содержаться в докладе Национального института стратегических исследований Украины за 2019 г. Каждое четвертое домохозяйство вблизи так называемой линии соприкосновения, отделяющей правительственные войска от сил сепаратистов, больше не имеет безопасного источника питьевой воды, отмечается в документе.

Оранжевая вода в реке Камышеваха. Экологи нашли в ней значительное превышение допустимых норм содержания хлоридов, сульфатов и марганца. "Такие заболевания, как острые желудочно-кишечные инфекции, особенно у детей до четырех лет, встречаются здесь в десятки раз чаще, чем в среднем по стране", - говорит гидрогеолог Евгений Яковлев из Национальной академии наук Украины, описывая ситуацию в Донбассе.

В 2017 году Яковлев руководил последним крупномасштабным исследованием, призванным оценить влияние затопления угольных шахт на качество воды в регионе. Результаты, по его словам, были пугающими. "Девяносто процентов воды, проверенной вне системы регулярного водоснабжения, оказались непригодными для питья", - сказал ученый в интервью DW.

Большая часть воды в Донбасс поступает из канала Северский Донец - Донбасс. Однако сегодня он проходит через линию фронта. Водопроводные трубы, проложенные в 1950-е годы, частично обветшали и неоднократно повреждались в результате боевых действий. Поэтому людям часто приходится полагаться на воду из загрязненных колодцев.

Исследование Яковлева было последним, проведенным по обе стороны линии фронта. С 2017 года больше нет данных об экологическом ущербе в районах, контролируемых сепаратистами.

Радиоактивные частицы в реках и Черном море? 

Особую тревогу вызывает ситуация на шахте "Юнком" в Енакиево. Там в 1979 году под землей взорвали небольшую ядерную бомбу, чтобы уменьшить напряжение в горных породах и частоту внезапных выбросов газа и тем самым повысить безопасность отработки угольных пластов.

Хотя там до сих пор фиксируется остаточное радиоактивное загрязнение, в 2018 году сепаратисты из так называемой "ДНР" решили прекратить дорогостоящее обслуживание шахты. В результате, по данным украинских властей, радиоактивные частицы попадают в грунтовые воды, затем в реки Кальмиус и Северский Донец, а оттуда в Черное море.

Министерство энергетики самопровозглашенной "ДНР" отрицает существование проблемы. "В отличие от сложной экологической ситуации в Украине, в ДНР нет ухудшения экологической обстановки", - сообщили DW в ведомстве сепаратистов.

Загрязненная вода в реке Камышеваха 

Поскольку шахтные стволы в Донбассе взаимосвязаны, повреждение шахт - независимо от того, по какую сторону линии соприкосновения они находятся - может быстро стать проблемой для всего региона.

В мае 2018 года вода из затопленных угольных шахт "Родина" и "Голубовская", находящихся на территории сепаратистов, хлынула со скоростью 2000 куб. м в час. в шахту "Золотое", расположенную на стороне, контролируемой украинским правительством. С тех пор загрязненная шахтная вода откачивается оттуда круглосуточно. По сообщениям местных СМИ, она сбрасывается без очистки в реку Камышеваха. Недавнее расследование правозащитной организации Truth Hounds из Киева показало в ней значительное превышение допустимых норм содержания хлоридов, сульфатов и марганца.

Поскольку загрязнение реки становится все более заметным даже невооруженным глазом, жители ищут другие варианты. "Теперь я использую собранную дождевую воду для своего сада", - говорит пенсионерка Тарасова. Для приготовления пищи она берет воду из небольшого ручья неподалеку. А питьевую - только из бутылок.

Еше одна проблема: проседание грунта 

Даже когда шахты давно закрыты, из них продолжает выделяться метан - рудничный газ. Это касается и затопленных шахт в Донбассе."Здесь, в Золотом, если спуститься в шахту, пахнет газом так, как будто кто-то оставил на кухне включенную плиту", - говорит глава военно-гражданской администрации Золотого Алексей Бабченко.

Кроме того, когда шахтные выработки обрушиваются из-за затопления, поверхность земли над ними смещается и начинает проседать. По оценкам, под угрозой проседания сегодня в Донбассе находятся территории общей площадью в 12 тыс. га. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе предупреждает, что в этом случае в регионе может выйти из строя техническая инфраструктура - системы газоснабжения, водоснабжения и канализации.  По словам гидрогеолога Яковлева, целые города могут стать непригодными для жизни. "Из-за того, что земля проседает, на домах уже появились трещины. Одна из школ нуждается в постоянном ремонте", - отмечает Бабченко.

Прощание с углем в разгар войны? 

На Конференции ООН по изменению климата Украина обязалась отказаться от использования угля к 2035 году. Это вряд ли будет легкой задачей. На протяжении двух веков уголь обеспечивал Донбасс энергией, а людей - работой. Несмотря на регулярные обстрелы, по словам Бабченко, на оставшихся угольных шахтах в Золотом работают около 3 500 человек. Закрытие шахт без поддержки лишившихся работы людей станет социально-экономической катастрофой.

"Мы должны инвестировать как в экологически безопасное закрытие шахт, так и в социальные программы и программы занятости для рабочих. Многие рассказывают нам об опыте Франции, Германии и Англии - но они не должны забывать: ни в одной из этих стран тогда не было боевых действий", - говорит Бабченко.

Авторы Гильом Птак, Виталий Кропман

Источник - https://p.dw.com/p/44gx1


Об авторе
[-]

Автор: Оксана Зуева, Гильом Птак, Виталий Кропман

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.01.2022. Просмотров: 14

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta