Прорыв в окружение. Во внешнюю политику России пришло окопное сознание

Содержание
[-]

Прорыв в окружение

Во внешнюю политику России пришло окопное сознание

Минувший 2014 год определялся глубиной и неожиданностью изменений во внешнеполитической сфере и нарастающей скоростью, с которой они происходили.

Начальное восприятие 2014 года было целиком связано с зимней Олимпиадой в Сочи и в целом сугубо оптимистичным: спортивные успехи российской сборной и отличная подготовка олимпийских объектов позволяли надеяться на рост позитивного имиджа, инвестиционной привлекательности и ускоренный рост российской экономики. Беда пришла, откуда не ждали,— с Украины.

Не ждали — это прискорбная констатация: российские политтехнологи явно переоценили не только лояльность президента Януковича, его способность и желание строить по-настоящему партнерские отношения с Россией, но и устойчивость режима в Киеве. Представляется, что главной слабостью российской политики в отношении кризиса на Украине была опора при ее разработке на неадекватные и непрофессиональные оценки сути происходивших событий. Роль внешних факторов явно преувеличивалась, а внутренних преуменьшалась. Конечно, объяснять все происками Госдепа и западных спецслужб проще и удобнее, только качественной внешней политики на основе таких оценок не выработаешь, тем более что на обдумывание ситуации и принятие решений при таких базовых просчетах остается все меньше времени, а внешнеполитическая ситуация меняется с калейдоскопической быстротой.

Напомним коротко, как это было: в феврале на Украине происходит государственный переворот и "пророссийский президент" Виктор Янукович бежит из страны, в марте Крым вновь входит в состав Российской Федерации. Присоединение Крыма к России было воспринято на Западе как крайне опасный прецедент и попытка разрушить систему, обеспечивавшую безопасность и стабильность на континенте после 1945 года. В апреле вводится первый антироссийский санкционный пакет, а на востоке Украины разгорается полномасштабный военный конфликт, который все чаще называют гражданской войной. В мае на части территорий Донецкой и Луганской областей, не подконтрольных Киеву, создаются два квазигосударственных образования: Донецкая и Луганская "народные республики" (формально Москва их не признает, но фактически всесторонне поддерживает). Летом эскалация вооруженного противостояния на юго-востоке Украины нарастает, набирает обороты и механизм санкционных мер против РФ, который ужесточается радикально в июле после уничтожения в небе над Донбассом малайзийского лайнера, в причастности к которому обвиняют Россию. В августе РФ объявляет о введении "ответных санкций" на продовольственном рынке. И к началу осени эксперты уже говорят о реинкарнации холодной войны, сходясь во мнении: никогда еще после 1945 года отношения Россия — Запад не были так плохи, как в 2014 году...

Разбор полетов

В последнее время во внешней политике России просматривается тревожная тенденция: мы намечаем определенную цель, предпринимаем шаги для ее достижения, а результат получаем либо очень далекий от желаемого, либо вовсе ему противоположный.

С каким упорством мы добивались в свое время избрания Януковича президентом Украины, рассчитывая, что он предпочтет Евразийский союз Европейскому, и что в сухом остатке? Еще 10 лет назад большинство украинцев не связывали будущее своей страны с членством в западном альянсе. Сейчас ситуация прямо противоположная: Украина уже отказалась от внеблокового статуса и объявила о намерении присоединиться к ЕС и вступить в НАТО. Когда-то российское руководство планировало добиться самого активного вовлечения Украины в процесс евразийской интеграции. Теперь о такой задаче можно забыть, и надолго.

Говоря о декларированных целях и реальных результатах государственной политики, полезно иногда "оглянуться" на пройденный путь и определить, насколько верной была выбранная траектория движения. Для этого воспользуемся возможностью, которую предоставляет юбилей одной публикации. 10 лет назад, 11 января 2005 года, в российской газете "Ведомости" вышла статья Юлии Тимошенко с броским заголовком "Россия не проиграла", посвященная результатам президентских выборов 2004 года на Украине и перспективам российско-украинских отношений. Статья начиналась с констатации: "Россию и Украину очень многое объединяет". Объединительные факторы были собраны автором в четыре группы: "Во-первых, мы принадлежим к одной цивилизации. А это всегда облегчает сотрудничество. Во-вторых, хотим мы того или нет, наши страны принадлежат к единому геоэкономическому пространству, и потому в экономике в ближайшие десятилетия Украина и Россия обречены быть приоритетными партнерами. Мы хотим, чтобы российский капитал не только активно присутствовал в Украине, но и был гарантом стабильности экономического альянса двух стран. Особенно целесообразно объединить оборонно-промышленные комплексы двух стран и системы военно-технического сотрудничества наших стран. Это позволит выйти на новый уровень производства современных вооружений и освоить новые рынки сбыта. В-третьих, у нас есть похожие задачи во внутренней политике. Как и Владимир Путин, Виктор Ющенко намерен отделить государство от крупного бизнеса. В-четвертых, у нас единые цели во внешней политике. Со временем Украина и Россия войдут в общеевропейский дом, и Украина могла выступать на этом пути лоббистом России..."

Коснулась Юлия Владимировна в своей статье и перспектив членства Украины в НАТО. Она считала, что это возможно в среднесрочной перспективе, но только вместе с Россией. Как отмечала госпожа Тимошенко, нельзя допустить, чтобы наши страны оказались в качественно различных, тем более враждебных оборонных пространствах.

Прошло 10 лет. Что имеем? Все с точностью до наоборот: мысль о том, что Россия и Украина обречены быть приоритетными экономическими партнерами, сегодня невозможно обсуждать серьезно, планы объединения оборонно-промышленных комплексов двух стран упираются в то, что военно-технические контракты с Россией на Украине запрещены по закону. Даже тезис о принадлежности наших стран к одной цивилизации сегодня выглядит сомнительно.

Стоит ли теперь тратить время на выяснение ответа на вопрос: кто виноват? Или продуктивнее все же сосредоточиться на минимизации ущерба, нанесенного тем, как строилась и проводилась наша внешняя политика на этом направлении? Да и на других направлениях тоже?

Окопная правда

Можно понять логику действий США и стран ЕС: они наказывали Москву за крымскую операцию. Но очень трудно понять и описать в рациональных категориях, зачем было России присоединяться к санкциям против самой себя. Вообще, эффективность внешней политики страны определяется прежде всего тем, насколько быстро растет число ее друзей и союзников, и тем, как ее реализация сокращает количество проблем, для решения которых может потребоваться вооруженное насилие. В этом смысле современная внешняя политика России выглядит не слишком убедительно. Она противопоставляет себя чуть ли не всему миру, и многие наблюдатели разделяют такую оценку: "Раньше у России не было врагов, теперь нет друзей и союзников".

В самом деле, число проблем, стоящих перед Россией в военной области, неуклонно множится, и она все больше воспринимает себя как одинокого бойца, оставленного воевать в полном вражеском окружении. Опять же это не столько образ, сколько констатация: опасности для России, в соответствии с принятой уже в нынешнем январе военной доктриной, впервые в новейшей истории одновременно исходят со всех сторон света. С запада (НАТО), юга (прежде всего ИГИЛ), востока (рост экономической и военной мощи Китая, неурегулированность территориальной проблемы с Японией) и севера (задекларирована необходимость защиты российских интересов в Арктике, где уже началось развертывание вновь созданной Арктической группировки).

В начале декабря 2014 года официально заступил на боевое дежурство Центр управления обороной Российской Федерации. Опубликованная по случаю фотография главного зала этой системы могла бы послужить прекрасной иллюстрацией к современному изданию "Сказки о Золотом петушке" Пушкина — в центре операционного зала расположен большой круглый стол, разделенный на два с лишним десятка секторов, и как тут не вспомнить классика: "Воеводы не дремали, / Но никак не успевали: / Ждут, бывало, с юга, глядь / Ан с востока лезет рать". Статья в "Независимом военном обозрении", посвященная постановке центра на боевое дежурство, называлась символично: "Центр круговой обороны страны". Круговая оборона, напомним,— это прием, наиболее часто используемый при ведении боевых действий в окружении. И это тоже, увы, констатация: количество конфликтов, в которые может быть вовлечена Россия, неуклонно растет, а возможность их политического решения сужается.

В нынешнем политическом и экономическом цейтноте успеть повсюду невозможно — нужно определить реальные угрозы безопасности России и сосредоточиться на их парировании. Очевидно: к приоритетным угрозам сегодня не относятся ни возможность расширения НАТО, ни глобальная система ПРО, ни борьба за природные ресурсы Арктики, ни гипотетический набор "восточных опасностей". Как очевидно и другое: к приоритетным угрозам безопасности России, безусловно, стоит отнести вероятность неконтролируемого расширения войны на востоке Украины, возможность финансово-экономической катастрофы как на Украине, так и в России, рост международного терроризма, связанный прежде всего с деятельностью ИГИЛ. На этом и надо концентрировать имеющиеся у страны и отнюдь не беспредельные возможности и ресурсы. На обустройство в "окопах полного профиля" в рамках концепции тотального окружения средств и времени может просто не хватить...

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Коновалов

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 23.01.2015. Просмотров: 229

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta