Проблемы строительной отрасли России: невыполнение инвестпрограммы, острый дефицит кадров, нехватка мигрантов

Содержание
[-]

***

План бюджетных строек не удалось выполнить и на 50%

До кризиса 2014-го сдавалось в эксплуатацию менее трети государственных объектов. План сдачи социальных и инфраструктурных объектов по федеральной адресной инвестпрограмме (ФАИП) выполнен в 2021-м на 42%. Но это лучше, чем в прошлые годы.

Федеральный бюджет ежегодно выделяет на адресную инвестпрограмму более 600 млрд. А поскольку в эксплуатацию сдается менее половины объектов, постоянно увеличивается объем закопанных в землю государственных денег. На объектах недостроя бюджет уже потерял около 4 трлн руб. И это несмотря на то, что количество строящихся бюджетных объектов сократилось почти в три раза с 2013 года.

Федеральная адресная инвестпрограмма (ФАИП) – это строительство школ, больниц, учебных корпусов и других объектов социальной инфраструктуры. Входят в эту программу и производственные объекты. По линии ФАИП в прошлом году из федерального бюджета было выделено более 663 млрд руб. на строительство 1232 объектов, а также приобретение объектов недвижимости. На 1 января 2022 года полностью профинансировано 795 объектов. На 306 объектах техническая готовность составляла от 51 до 99,9%.

По плану в эксплуатацию в прошлом году должен был введен 291 объект. А в реальности в эксплуатацию введены на полную мощность только 123. И еще 33 объекта – были введены «частично». Исполнение плана менее чем на половину в любой нормальной ситуации можно считать провалом. Но только не для российских бюджетных строек. Ведь по сравнению с прошлыми периодами сдача 42% объектов – это явное улучшение. В прошлые годы план завершения бюджетного строительства исполнялся на 29% (2013 год), 37% (2018), 40% (2019).

Вице-премьер РФ Марат Хуснуллин сообщил ранее, что федеральная адресная инвестпрограмма будет переведена в статус комплексной программы, а за ее подготовку теперь будет отвечать Минстрой России. Такое решение принято премьер-министром Михаилом Мишустиным, сообщил ТАСС. До этого утверждением ФАИП занималось Минэкономразвития. Из-за низких показателей ввода бюджетных объектов в РФ постоянно растет объем незавершенного строительства, который достиг уже почти четверти федерального бюджета.

«Год назад мы зафиксировали две приоритетные задачи: вовлечь в экономику существующий недострой и земельные участки под проблемными объектами и не сгенерировать «новые» проблемные объекты. К сожалению, наши предложения пока не реализованы. Как следствие, не приняты системные решения и не сформированы необходимые действенные инструменты для решения данной проблемы», – констатировала в конце 2020 года аудитор Счетной палаты Светлана Орлова.

«Проблемы с выполнением федеральных инвестпрограмм давно стали хроническими. Процент выполнения по разным регионам очень разный – от 20–30 до почти 80–90%. Эти показатели зависят от усилий руководства региона, строительного блока. А проблемы связаны прежде всего с качеством подготовки проектной и сметной документации. Очень часто для того, чтобы успеть попасть в соответствующие реестры и списки программ, подается документация, проработанная крайне слабо, которая в последующем порой перерабатывается почти на 100%», – объясняет сопредседатель комитета по строительству «Деловой России» Михаил Викторов.

Эффективной мерой борьбы с недостроем Викторов считает реестр типовых проектов, где можно получить типовой проект социального направления, оформив соответствующую заявку. «Это очень существенно снижает сроки и повышает качество. Второе направление – это применение технологий информационного моделирования (ТИМ). Проект, сделанный с применением ТИМ, отличается высоким качеством и отсутствием ошибок», – объясняет эксперт. Викторов надеется, что процент выполнения инвестиционных программ будет с каждым разом расти, и, «может быть, мы приблизимся к цифре 90–99%».

В конце прошлого года чиновники пытались исправить провальные показатели бюджетных строек путем списания части вложенных средств и удаления уже явно недостраевымых объектов. Исправлять статистику должны были Минстрой, Минфин и Минэкономразвития. Предполагалось окончательно списать бюджетные расходы на стройки, которые нельзя закончить. Или расходы на их завершение уже невозможны. Решение о списании недостроя будет приниматься при отсутствии оснований для его приватизации.

«С недавних пор стоимость госконтрактов на строительство может пересматриваться в сторону повышения их стоимости вплоть до 30%. В результате рост цен на стройматериалы нивелируется возможностью пересмотра договора. До пандемии такой возможности не было, а сейчас остается определенный зазор и на то, чтобы полностью закончить объекты, и на сопутствующие – не всегда легальные – расходы», – говорит Михаил Коган, руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами. Он напоминает, что в середине прошлого десятилетия множество стройкомпаний обанкротились и ушли с бюджетных строек. Среди этих брошенных строек есть социально значимые объекты – от домов культуры до школ, заводов и зданий для госслужб, отмечает Коган.

Эксперты отмечают тот факт, что улучшение доли сданных бюджетных проектов произошло на фоне резкого роста стоимости стройматериалов. “Рост цен на стройматериалы не так сильно сказался на бюджетном строительстве из-за того, что они были закуплены по прошлым ценам и были часто получены по льготным ценам”, - считает Павел Сигал, первый вице-президент "Опоры России". Повышению доли сданных объектов способствовало и решение правительства РФ, разрешающее увеличивать цену контрактов без проведения дополнительных конкурсов и процедур на 30%, говорит юрист Акмаль Пана.

Автор Михаил Сергеев, зав. отделом экономики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/economics/2022-02-10/1_8369_plan.html

***

Строительной отрасли опять не хватает мигрантов

Застройщики не хотят конкурировать за кадры из регионов и опять просят мигрантов. «Не справимся», — звучит то ли жалоба, то ли угроза.

Строительной отрасли опять не хватает мигрантов. Об этом заявил глава Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) Антон Глушков. По его оценке, нужно привлечь на российские объекты от 1,5 млн до 2 млн иностранцев. «В сложившейся ситуации, очевидно, что стройка не справится без привлечения иностранной рабочей силы», — сказал он. Глушков отметил, что в ближайшие годы отрасль не сможет отказаться от мигрантов. Для того чтобы системно наращивать объёмы подготовки отечественных специалистов, привлекать в отрасль молодежь и повышать производительность труда, по его словам, требуется время.

Вечный, как кажется, вопрос: где брать кадры для строительной отрасли России? Ответ на него максимально прост — в самой России. Нужно перестать быть читерами на рынке труда — и понять, что отрасль находится в конкурентной среде, где за кадры нужно бороться. В том числе и с иными отраслями. Все другие компании, кроме строительных, тратят усилия на привлечение специалистов с местных рынков и, помимо зарплат, предлагают статус и хорошие условия труда.

В этом фундаментальный и, возможно, самый острый вопрос нашего общества — те, кто принимает ключевые решения, «сидят на деньгах», думают о собственном комфорте и своей прибыли. Считаться с теми, кто ниже их по социальной лестнице, они не хотят. А зачем, когда успех зависит не от этого?

Парадокс ситуации в том, что речь о «дефиците» кадров заходит в условиях сохраняющейся безработицы и, по сути, фиктивной занятости части населения, труда за мизерные зарплаты. А также беспрецедентного роста стоимости недвижимости и направления в отрасль крупных финансовых потоков, в том числе бюджетных. Но ведь деньгами так не хочется делиться, верно? Проще саботировать наём — и в очередной раз призвать мигрантов, с которыми считаться не нужно.

Если, к примеру, рабочий депрессивного завода, устав трудиться за 15−25 тыс. рублей в месяц, захочет стать строителем, то он столкнётся с чередой проблем. Начиная от банальных информационных, потому что его никто не ищет, ему никто ничего не предлагает. И заканчивая унизительным отсевом за «непрофессионализм». А уж для клерка из третьего звена, работника сферы обслуживания переквалификацию в строители и вовсе можно сравнить с кругами ада. Но разве в странах Туркестана, из которых черпают ресурсы российские застройщики, хорошее профильное образование для строителей? Нет, кадры оттуда обучаются сразу на рабочем месте.

Эта тема насквозь лукава с экономической точки зрения, но при этом имеет и очевидный социальный окрас. В 2021 году в России прогремели резонансные происшествия, связанные с мигрантами. 9 февраля 2022 года, по данным СК России, группа мигрантов в балаклавах и с битами напала на магазин в подмосковной Истре, забив до смерти продавщицу. Злоумышленников быстро задержали, но вот жизнь человека уже не вернуть. Да, далеко не все иностранцы преступники. Но когда их набор на стройки ведётся массово, кто-то оценивает и контролирует человека, который приехал издалека, из чужеродной среды? Или обществу устраивают русскую рулетку?

Привлечение мигрантов на стройки в крупных городах должно быть точечным. Оно оправдано, когда специалист обладает выдающимися профессиональными качествами или готов обучаться, социализироваться. Но основные площадки для использования иностранной рабочей силы должны находиться вне крупных городов, в особых условиях. Например, на вахтах в Сибири или в Арктике, где нет постоянного населения, а над работниками установлен контроль, при этом проекты имеют стратегическое государственное значение. Возможно, для добычи нефти на Таймыре или для строительства Северного широтного хода в суровых природных условиях можно привлекать иностранцев даже из дальнего зарубежья — например, из Африки или Латинской Америки. Хотя, безусловно, и там согласятся работать граждане России, вопрос лишь в мотивации. Но отдавать профессию строителя жилых домов — одну из важнейших в экономике — гражданам других стран нет никакого смысла.

Автор Евгений Цоц

Источник - https://regnum.ru/news/economy/3502152.html

***

Мнение специалиста: Как быть с мигрантами на стройках и как быть стройкам без мигрантов?

Совет привлекать на российские стройки больше российской молодежи, да и вообще больше отечественных специалистов, выглядит не совсем корректным.

За чей счет привлекать такую рабочую силу? Откуда взять деньги на то, чтобы больше платить рабочим и привлекать к труду граждан своей страны, а не приезжих? Как быть с мигрантами на стройках и как быть стройкам без мигрантов, обсуждаем с сертифицированным профессионалом в управлении проектами (РМР), бизнес-аналитиком Екатериной Кузьменко.

ИА REGNUM: Сейчас в российской строительной отрасли дефицит иностранной рабочей силы составляет от 1,5 до 2 млн человек для сохранения прежних объемов строительства, заявил журналистам глава Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) Антон Глушков. По его словам, стройка очевидно не справится без привлечения иностранной рабочей силы, и в ближайшем будущем отказаться от мигрантов не получится. «Нужно системно наращивать объемы подготовки отечественных специалистов, привлекать в отрасль молодежь, восполняя этот дефицит, и повышать производительность труда, но эта работа требует времени», — говорит Глушков. Согласны ли вы с такой постановкой вопроса?

Екатерина Кузьменко: Нужно правильно расставить точки над i. Случился не просто дефицит рабочей силы, а дефицит низкокачественных сотрудников, готовых работать за невысокую заработную плату. Именно эту нишу занимали на наших стройках гости из ближнего зарубежья. Как правило, подобных сотрудников нанимали как разнорабочих и как вспомогательную силу. Им редко доверяли сложные и долгоиграющие — с позиции гарантии и качества — работы. 

Можно ли подобных низкоквалифицированных сотрудников заменить механизмами? 

- На первый взгляд — можно. Но здесь всё неоднозначно, если смотреть в глубь процесса. Например, бригаду штукатуров можно сократить, обеспечив работников штукатурной станцией. Но если углубляться — механизированная станция помогает лишь быстрее готовить и наносить раствор. При этом остается самая сложная работа — растягивать и подрезать раствор. Эту часть работ механизировать пока не удается. При этом основная оптимизация и цифровизация работ в строительном секторе пока касается этапов проектирования и управления процессами строительства. Проектирование в BIM [BIM — Информационное моделирование зданий (Building Information Model) — это процесс, основанный на использовании 3D-моделей] — с выгрузкой чертежей, объемов, материалов — помогает качественно управлять проектами, но не снижает потребность в непосредственных исполнителях. 

Работники из ближнего зарубежья, как правило, заполняют ту нишу, куда наши соотечественники работать не идут… 

- Это сложные и грязные работы, как правило, с невысокой оплатой. Узкоспециализированные работы, требующие образования, навыков и сертификаций, выполняются дорогостоящими профессионалами. Сейчас действительно сложно представить себе стройку без мигрантов, каждая страна привлекает рабочую силу из менее развитой страны. Основные причины везде одинаковы: цена за рабочую силу, производительность, ее количество. 

Резюмируя, можно сказать, что: 

  1. На стройке сложно без той рабочей силы, которая будет выполнять черновую работу; 
  2. Компания в сфере строительства вряд ли найдет нужное количество исполнителей за нужную цену, не прибегая к найму трудовых мигрантов; 
  3. Как правило, работающие на контракте приезжие обеспечивают более высокую производительность; 
  4. Контроль за работами в любом случае осуществляется специалистами, поэтому часть работ можно делегировать низкокачественным исполнителям. 

- И здесь мы сталкиваемся с еще одной острой темой: преступностью. Тема дефицита мигрантов на стройках вновь поднята сегодня на фоне преступления, совершенного в Подмосковье: там четверо мигрантов задержаны по подозрению в убийстве кассира во время ограбления магазина. Что вы можете сказать про связанные с мигрантами риски? 

- Каждый руководитель компании, которая привозит на работы хотя бы 50 человек из ближнего зарубежья, ломает голову, как обеспечить дисциплину. Вводятся различные ограничения, например проживание строго в строительном городке, «сухой» режим без алкоголя, жесткие штрафы за нарушение режима жилого городка. В период работ на объекте подобные меры оказываются эффективными — ведь исполнителя удерживает ожидание окончательного расчета. Но как только работы завершаются, работник выходит на свободный рынок. При этом оптимальный сценарий таков: работнику выплатили всю сумму и работник ищет новый объект. Но давайте будем честны: как часто мигрант оказывается на улице без оплаты за выполненные работы? Причины могут быть любые, в том числе нарушение условий контракта со стороны самого работника либо обман со стороны нанимателя. Как поступит человек, оказавшийся в чужой стране без денег, жилья и без работы? С высокой долей вероятности он пойдет на преступление. Именно об этом мы читаем в новостях.

Что с этим делать, как с этим бороться?

- Первое, о чём уже давно говорят: развивать свою школу рабочих специальностей, воспитывать своих специалистов разных уровней.

Второе: стимулировать строительные компании привлекать исполнителей внутри страны. Возможно, путем балансировки затрат на Фонд оплаты труда (ФОТ). Ведь компании занимаются оптимизацией и цифровизацией процессов, значит, сократятся затраты на управленческий персонал, соответственно можно добавить на ФОТ для исполнителей работ.

Третье: внятно доносить до трудовых мигрантов последствия нарушения закона на территории России.

Четвертое: внедрить систему доступного обучения для трудовых мигрантов (как с позиции стоимости, так и с позиции языковых барьеров). Как говорят психологи, потративший на свое образование человек менее склонен к авантюрам и поискам быстрого, нечестного заработка.

Автор Дарья Юдкевич

Источник - https://regnum.ru/news/3502071.html


Об авторе
[-]

Автор: Михаил Сергеев, Евгений Цоц, Дарья Юдкевич

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.02.2022. Просмотров: 112

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta