Проблемы охраны природы Украины и "оздоровления" Днепра

Содержание
[-]

“За воду гроші”

Объединения рыбаков, любители животных, защитники рек и лесов, борцы за чистоту воздуха и улиц - всего более чем полсотни организаций выступили против планов правительства забрать из подчинения Министерства защиты окружающей среды и природных ресурсов и передать в Минагро три государственных агентства - водное, лесное и рыбное.

Активисты, которые не устают критиковать Минприроды и не всегда находят общий язык при обсуждении узких проблем, здесь выступили единогласно и однозначно, пишет издание   "ТЕКСТИ". Природолюбы и экологи считают, что очередная реорганизация затормозит или даже остановит реформы, которые наконец начались в экосфере в мае 2020-го. Тогда Минприроды возобновилось как отдельное ведомство после диких экспериментов правительства Гончарука по объединению министерств экологии и энергетики.

По мнению авторов многочисленных обращений, если структуру Минприроды урежут, не будет ни планов управления речными бассейнами (ПУРБ), которые сейчас активно нарабатываются; ни принятия уже разработанной Стратегии развития лесного хозяйства-2030; ни новых правил любительского и промышленного лова, которые рождаются в тяжелых дебатах между десятками заинтересованных сторон; ни еще десятков важных документов и реализации начатых инициатив. Кстати, ПУРБ - это принципиально новый подход к защите и сохранению рек. Ну как новый - логика же подсказывает, что надо иметь план управления для всей реки, от истоков до устья. Но в советские времена и долгие годы независимости каждая область составляла себе планы обращения с рекой от одного админкордона до другого, игнорируя потребности соседей ниже по течению и получая «подарочки» от тех, кто по течению выше, без возможности на это влиять. Началом перехода на бассейновый принцип управления считают принятие соответствующих изменений в Водный кодекс осенью 2016 года.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Справка: Бассейновый принцип управления - это подход, согласно которому основной единицей управления водными ресурсами выступает территория речного бассейна. Бассейновый принцип предусматривает финансовый механизм, который гарантирует непосредственную связь между платой за водопользование и финансированием приоритетных водоохранных мероприятий в пределах бассейна.

План управления речным бассейном является ключевым документом, который содержит понимание того, что можно считать речным бассейном, и имеет инструкцию по достижению экологических целей при пользовании реками. На уровне Кабмина был утвержден Порядок разработки ПУРБ, который должен соответствовать Рамочной водной директиве ЕС. Всего до 2024-го должны быть разработаны девять планов для управления крупнейшими реками Украины.

Себе побольше

Вся потасовка началась в июне 2020-го из заявления председателя аграрного комитета ВРУ Николая Сольского («Слуга народа», основатель и бенефициар ряда агропредприятий) и подписанного им письма на имя председателя правительства Дениса Шмыгаля с требованием восстановить Министерство аграрной политики и продовольствия. «Аграрный сектор экономики формирует около 20% ВВП страны и обеспечивает более 40% валютных поступлений в Украину, сфера деятельности охватывает три четверти территории Украины, на которой проживает треть населения и формируется почти 60% фонда потребления», - отмечается в тексте письма.

Замечательная идея, но есть одно “но”. Агродепутаты потребовали отдать этому министерству три государственных агентства и Госгеокадастр. Это заявление не вызвало восторга у коллег из Комитета экологической политики и природопользования. «Комитет считает, что лесная, водная и рыбная отрасли должны развиваться в первую очередь с учетом экологических интересов общества. Такие основные задачи Государственного агентства лесных ресурсов Украины, Государственного агентства водных ресурсов Украины, Государственного агентства рыбного хозяйства Украины связаны больше с функциями в области охраны окружающей среды, чем с функциями агропромышленного комплекса, поэтому направление и координацию указанных центральных органов исполнительной власти должно осуществлять воссозданное Министерство защиты окружающей среды и природных ресурсов Украины», - заявили эко-депутаты в письме.

Между тем правительство пошло навстречу депутатам и восстановило МинАПП. 17 декабря 2020 года Верховная Рада поддержала назначение министром аграрной политики и продовольствия Украины уже бывшего главу Госгеокадастра Романа Лещенко. Новоназначенный агроминистр сразу пошел в наступление и тоже заявил о желании взять под свое руководство государственные агентства рыбного, водного и лесного хозяйства.

«Что касается вопросов мелиорации и орошения. Я призываю парламент и имел коммуникацию с премьер-министром, чтобы Госводагентство было введено в структуру Министерства АПК. Мы хотим провести законодательство в части объединения водопользователей. Объединить усилия Госгеокадастра и Госводагентства, чтобы запустить масштабную программу на около 2 млрд долларов привлеченных инвестиций на орошение на юге Украины. Юг засыхает уже третий год. Никакая государственная компенсация не поможет. Проблема стоит в корне - надо восстановить системы полива. Там есть очень большой потенциал. Мы оцениваем прирост по зерну плюс 30% после запуска полноценной системы орошения в нашем государстве», - сказал господин Лещенко.

Вода для всех, не только аграиив

По инсайдерской информации, агробаронов - теневые и явные - поддерживают такую идею, привлеченные обещаниями увеличения урожайности. Тем более, что вкладывать деньги самим не придется. Но вряд ли они понимают, что в отдаленной и даже среднесрочной перспективе получат значительные потери. А вот у людей, хоть немного знакомых с основами экологии, такие заявления министра и депутатов вызывают немало вопросов. Например, почему лес - это агропроизводство? Ответа в заявлении агроминистра нет. Почему рыба, которая свободно выросла в реках и озерах, должна рассматриваться исключительно как продовольствие? Ответа нет.

И совсем не понятно, почему вода, которая нужна не только сельскому хозяйству, но и людям для питья и бытовых нужд, энергетикам для работы гидротурбин, транспортникам для работы грузового и пассажирского флота, и наконец, самой природе для процветания и создания комфортных климатических условий, должна быть в управлении именно аграриев? Особенно удивляет настойчивость в получении контроля над Госводагентством. Агродепутаты и агроминистр убеждают правительство, президента и общество, что знают рецепт процветания Украины. Мол, достаточно подать воду на поля Херсонской, Одесской, Николаевской и других южных областей, как страна помчится с бешеной скоростью к благополучию и богатству.

На первый взгляд, это так. Орошаемое земледелие дает значительное увеличение урожая, если сравнить с богарным (безполивным). Но при этом аграрии забывают добавить, что почвы юга очень уязвимы к засолению. И вместе с поливом мы можем получить резкое падение качества сельхозземель. Но и это не главное. Рассказывая о волшебном влиянии обводнения сельского хозяйства юга, агроагитаторы ни словом не обмолвятся о том, сколько же для этого надо воды. И - где ее взять. Ведь прежде чем закачать воду в оросительную систему, ее надо иметь в Днепре, Днестре, Буге. А с этим все больше проблем. Так, в прошлом, засушливом 2020 году Госводагенство было вынуждено воспользоваться нормой статьи 45 Водного кодекса Украины, которая предусматривает ограничение прав водопользователей или изменение условий водопользования в случае маловодья.

То есть, из-за снижения водности рек возможно ограничение на забор воды, который осуществляется в соответствии с разрешением на специальное водопользование. В прошлом году такие ограничения были задействованы по гидроэнергетике. Но также они могут касаться и водного транспорта, промышленности. Вопрос водности рек, сохранения и восстановления грунтовых и подземных вод в 2020-м даже начала рассматривать СНБО. Этот вопрос постоянно в фокусе Минприроды, в частности созданы и заработали бассейновые советы всех речных бассейнов; сейчас идет работа над планами управления речными бассейнами; подготовлена и принята Кабмином Стратегия орошения и мелиорации-2030, которая имеет и экологическую составляющую.

Но будет ли МинАПП заниматься этими вопросами? Или противостоять, например, разрушительному для водности Полесья, Припяти и Днепра проекту Е40, который предусматривает рытье судоходного канала Гданьск-Херсон через крупнейшую водоудерживающую территорию государства? И сможет ли профессионально управлять водной политикой вообще? Специалистов по охране водных ресурсов в агроминистерстве нет. Там никто ничего не понимает в бассейновом принципе управления реками (европейский подход, благодаря многолетней работе экоминистерства закрепленный в законодательстве). Нет в Минагро и людей, которые понимают роль болот как уникального и универсального накопителя влаги. Отсутствует и понимание того, какой вред климату, о котором собирается осенью в Глазго говорить Зеленский, нанесла масштабная осушительная мелиорация.

Три миллиарда из Китая?

Для чего же тогда МинАПП хочет получить в свое подчинение Государственное агентство водных ресурсов? Боюсь, что ответ очень тривиален и сугубо материален. Предполагаю, для того, чтобы реализовать задумки правительства времен Януковича-Азарова. Еще в октябре 2013 года глава Министерства аграрной политики и продовольствия Николай Присяжнюк сказал на втором Всеукраинском аграрном форуме в Киеве, что планируется создание государственной корпорации по вопросам орошения и осушения.

И что через эту корпорацию правительство планирует привлечь китайский кредит на $3 млрд для восстановления систем орошения в стране. А еще раньше, в феврале 2013 года, стало известно, что Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины по поручению правительства получила от Экспортно-импортного банка Китая $1,5 млрд (в то время более 12 млрд грн). За эти деньги чиновники обещали «осчастливить» водой Крым и весь юг Украины. Побег Януковича сорвала эти планы. И спасает - до сих пор - окружающую среду этих регионов от катастрофических засоленных, затоплений и подтоплений.

Чем бы это обернулось, можно увидеть на примере начавшегося в советское время гигантоманского проекта канала Дунай-Днепр. Он предусматривал строительство канала от Дуная до Днепра, сооружение плотины в устье Днепра и даже обратное течение последнего на значительном отрезке русла. Его первая фаза привела к выводу из строя десятков тысяч гектаров земель и уничтожению курорта Сасык.

В 1979 году построили 35-километровый канал от Дуная до лимана Сасык. Последний отгородили от моря 14-ти километровой дамбой и превратили в озеро. Воду в нем заменили с морской на дунайскую, к тому же дважды. После чего воду из промытого Сасыка подали на поля. Но в дунайской воде растворились остатки солей, которые были в дни бывшего лимана. И в результате полива такой водой осолонились более 28 тыс. га земель. А сам курортный лиман, на берегах которого были грязелечебные санатории и детские лагеря, превратился в зловонную огромную лужу, которой остается и по сей день.

Рассматривался в 2012-2013 годах и вариант кредита от Всемирного банка на реконструкцию системы орошения на юге Украины и в Крыму. Но в ВБ довольно жесткая процедура рассмотрения таких проектов, включая анализ экологических последствий, поэтому преимущество получили кредиторы с Востока, не обремененные никакими этическими, экологическими или антикоррупционных процедурами и нормами.

Сегодня во властных кабинетах появились слухи о том, что призрак китайского «счастья» снова маячит на горизонте. Официальных данных нет, но косвенным подтверждением этого является «прорыв» нынешнего правительства в поиске китайских кредитов на инфраструктурные проекты. Речь идет о том, что 25 ноября 2020 года Кабмин одобрил проект соглашения с Китаем по углублению сотрудничества в области строительства инфраструктуры. И уполномочил министра инфраструктуры Владислава Криклия подписать этот документ. Сам текст соглашения не обнародован.

Китай известен тем, что охотно раздает кредиты на инфраструктуру правительствам других стран. Обычно эти деньги потом платят китайским подрядчикам, часто возникают коррупционные скандалы. Вот как описывают такое сотрудничество с китайцами в Сербии аналитики Центра стратегических и международных исследований (CSIS): "Китайские государственные финансовые учреждения активно кредитуют инфраструктурные проекты в Сербии. Это позволяет власти демонстрировать, как «большая стройка» за китайские деньги обеспечивает рабочие места и увеличивает благосостояние граждан. При этом китайские заемщики закрывают глаза на то, что к освоению средств привлекаются главным образом соратники президента Вучича и его политической силы. Какая еще коррупция - стороны просто дают друг другу заработать. Никто не найдет состав преступления в том, что китайские кредиты расходуются на приобретение китайского же оборудования и услуг, а сербские посредники на этом зарабатывают".

Даже если правительство планирует тратить засекреченные китайские деньги на что-то другое, а не на орошение, передача ключевых природоохранных ведомств МинАПК порождает непредсказуемые экологические, а следовательно, и экономические последствия. Что выберет правительство - выгоду лоббистов или реальные экологические реформы и адекватную защиту украинцев от изменений климата - увидим уже скоро.

Автор Олег Листопад,  опубликовано в издании  ТЕКСТИ

http://argumentua.com/stati/za-vodu-grosh-kabmin-zabiraet-u-ministerstva-okruzhayushchei-sredy-mekhanizmy-okhrany-prirody

***

Приложение. Днепр умирает у нас на глазах. Это – вопрос национальной безопасности

Госпрограмма, которая должна была «оздоровить» Днепр, провалена. И без новой водной политики тотальная засуха придет через 20 лет.

В первую субботу июля отмечается день Днепра - главной водной артерии Украины, обеспечивающей водой 70% населения. Но с каждым годом эта артерия становится все слабее, и экспертная среда с полной серьезностью говорит о том, что состояние Днепра настолько критично, что река умирает... Как отмечает агентство  Укринформ, это подтвердилось и в недавнем отчете Счетной палаты, где признано, что Днепр - на грани экологической катастрофы, а общегосударственная целевая программа развития водного хозяйства и экологического оздоровления бассейна реки Днепр на период до 2021 года - фактически не выполнялась.

В поверхностных водах речного бассейна Днепра обнаружено не менее 161 загрязнителя, в частности, гербицид атразин, металлы кадмий и никель. А в днепровской воде значительно превышено содержание сельскохозяйственных ядохимикатов, фармацевтических препаратов и веществ, используемых в парфюмерии - синтетического мускуса, тяжелых металлов - цинка и меди, а также ртути. Специалисты, с которыми пообщался Укринформ, говорят: Днепр настолько запущен, что реку уже невозможно вернуть в естественное состояние, и этому способствовал комплекс проблем, которые накапливались десятками лет.

80% - влияние климата, 20% - деятельность человека 

В это сложно поверить, но Украина считается водонеобеспеченным государством. Более того - по данным исследований, проведенных Институтом мировых ресурсов, наша страна занимает второе место в мировом рейтинге стран с наибольшим риском потери влаги и возникновения засухи в ближайшие 20 лет. Директор Института водных проблем и мелиорации НААН Михаил Ромащенко в комментарии Укринформу говорит, что главная причина такой ситуации в климатических изменениях. «Количество воды постепенно уменьшается, что влечет ухудшение ее качества. Роль климатических изменений в этом составляет 80%, а 20% - деятельность человека. Из-за климатических изменений, например, не происходит наполнение Днепровских водохранилищ. Если раньше были паводки, благодаря которым водохранилища наполнялись и промывались, то теперь этот процесс прекратился, а загрязнение происходит, как и раньше», - объясняет г-н Ромащенко. 

Один из факторов, вызывающих загрязнение Днепра - сельскохозяйственная деятельность людей, в частности, мелиорация. Орошение в комплексе с применением пестицидов, удобрений вызывает загрязнение полей, а это в свою очередь способствует загрязнению реки. Но аграрии, ну, никак не смогут отказаться от этих работ, так что же можно сделать?

"Чтобы уменьшить влияние аграрного сектора на водные ресурсы, нужно применять технологии точного земледелия, - убежден Михаил Ромащенко. - Это дифференцированные конкретные нормы внесения на поле тех или иных элементов, которых требует растение, а не усредненные нормы для всего поля. Такой подход уменьшает и пестицидную нагрузку и угрозу смыва этих элементов в водные объекты. Кроме того, у нас самая боьшая распаханность земель, используемых под сельхозпроизводство. Надо переходить от сплошной распашки на технологии минимального и нулевого возделывания почвы, чтобы территория максимально была задренирована и благоприятна для поглощения осадков и неблагоприятна для формирования поверхностного стока. Ведь когда формируется сток на поверхности, где есть травяной покров, то смыв загрязняющих веществ в водные объекты будет меньше. Это стратегическое направление изменения политики ведения сельхозпроизводства".

Почему надо забыть о фосфатах 

Другой фактор загрязнения Днепра - использование фосфатов и фосфанатов в моющих средствах. Последствия этого мы видим из года в год в летний период, когда вода в Днепре становится зеленой. Дело в том, что соединения фосфора, попадая в реку из канализации, служат прекрасным удобрением для водорослей, которые там активно развиваются. Водоросли забирают из воды кислород, из-за чего гибнет рыба, которая разлагаясь, отравляет воду.  

Экс-зампредседателя Госводагенства Павел Гвозденко отмечает, что загрязнение водоемов фосфатами и фосфанатами прогрессирует. Если в 2017 году в водоемы было сброшено около 4550 тонн соединений фосфора, то уже в 2020 году - более 6 тысяч тонн. Недавно шаг в регулировании этой проблемы вроде бы был сделан. Министр защиты окружающей среды и природных ресурсов Роман Абрамовский сообщил, что правительство поддержало постановление «О внесении изменений в Технический регламент моющих средств», будет поэтапное ограничение содержания фосфатов и других соединений фосфора в моющих средствах (как для бытовой стирки, мытья и очистки, так и для промышленных). 

Правда, новые стандарты будут действовать только с 2024 года. Павел Гвозденко отмечает, что страны, на которые мы привыкли равняться, не только ограничили, они полностью отказались от использования фосфатов в моющих средствах. Германия это сделала еще в 1986 году, Австрия - в 1995-м. «Практически все страны ЕС или имеют жесткие контролируемые ограничения, или платят налог, который настолько велик, что проще выпускать продукцию без фосфатов. Еще лет 10 назад мы тоже должны были отказаться от моющих средств, содержащих соединения фосфора, но не сделали этого. Вместо этого принят технический регламент, регулирующий количество соединений фосфора в моющих средствах, но проблема в том, что контролировать это мы не умеем», - говорит эксперт. Он считает, что бизнесу необходимо дать время на подготовку, чтобы полностью перестроиться и наконец пойти по пути Австрии и Германии в этом вопросе. 

Большинство очистных сооружений неэффективны

Однако едва ли не самая большая проблема, о которой вспоминают эксперты - отсутствие в столице очистных сооружений. Из-за этого как минимум треть сточных вод попадают в Днепр неочищенными. Павел Гвозденко говорит, что все коммунальные предприятия, генерирующие наибольшее загрязнение, работают на очистных сооружениях, построенных еще в прошлом веке. (В столице главным загрязнителем акватории Днепра выступает «Киевводоканал», который по приблизительным подсчетам за год сбрасывает почти 500 млн куб. метров стоков. - Ред.). 

По словам Михаила Ромащенко, практически все имеющиеся очистные сооружения требуют реконструкции и модернизации. «По экспертным оценкам, системы водоснабжения городских и сельских населенных пунктов нуждаются в средствах на модернизацию не менее 5 млрд долларов», - отмечает он. А к этой проблеме еще добавляется и то, что технические работы по поддержке надлежащего состояния Днепра не проводятся. Андрей Нелипа, президент «Общества рыбаков Украины» и эксперт по экологии и рыбной отрасли, говорит, что Днепр умирает, потому что его небрежное использование привело к таким последствиям, которые сегодня устранить невозможно. «Дноуглубительные и берегоукрепительные работы, очистка, модернизация очистных сооружений и другие важные меры не проводились должным образом на протяжении всех лет независимости», - говорит он. 

Это подтверждает и упомянутый отчет Счетной палаты, в котором говорится, что в 2013-2020 годах для экологического оздоровления бассейна Днепра и улучшения качества питьевой воды за счет всех источников финансирования построили и реконструировали канализационные сети водоотвода всего 16,2% плановых объемов. Построили противоэрозионные гидротехнические сооружения и провели агротехнические противоэрозионные меры на площади 0,1% плановых объемов; построили 14,3% сооружений ливневой канализации, обеспечив плановый уровень ее протяженности лишь на 0,2%. А системы более чистого производства созданы только на трех из 162 предприятий - 1,9%. 

«С 2018 года определенные усилия стали прилагать ЕС и международные организации, которые финансируют экспертные работы (разработки, рекомендации) для изменений в государственной политике водопользования, - говорит Андрей Нелипа. - При содействии иностранных партнеров этот процесс начал сдвигаться с мертвой точки, но без необходимой политической воли эти изменения невозможно будет воплотить». 

Водохранилища изменили экосистему Днепра 

К упомянутому комплексу проблем добавляется еще и наличие каскада электростанций и водохранилищ вдоль Днепра. Водохранилища недостаточно глубокие, из-за чего быстро нагреваются, и это способствует активному размножению водорослей и водяного ореха, искажая экосистему реки.

Президент «Общества рыбаков» господин Нелипа также говорит, что поскольку проточность реки изменена, то исчезла способность Днепра к самоочищению. Если раньше все, что попадало в воду естественным путем, смывалось в море, то сейчас накапливается в водохранилище. «Каскадное водохранилище - это искаженная экосистема, которая не может сама воспроизводиться. Поэтому люди должны постоянно ей помогать. Раньше работали воспроизводственные предприятия, выращивали зарыбок. Зарыбление нужно именно растительноядным видам, которые выполняют функцию естественного очищения. Поэтому постоянно надо заселять белый амур, который поедает растительность, подчищая водохранилища, белого толстолобика, карпа, который собирает все лишние органические остатки и не дает заиливаться водохранилищам. Это естественная биологическая мелиорация, которую нужно поддерживать регулярно и выделять на это средства. Но сейчас о ней забыли, а если и вспоминают, то зарыбление проводят неподходящими видами рыб, лишь бы отчитаться о проделанной работе», - рассказывает эксперт. 

Как каждый из нас должен отвечать за пользование водой 

Общаясь с директором Института водных проблем и мелиорации НААН Михаилом Ромащенко, мы попросили его дать еще несколько советов, что может сделать каждый из нас и государство в целом, чтобы сохранить главную реку Украины. Он говорит, что настало время, когда каждый гражданин должен чувствовать свою ответственность за пользование водными ресурсами. И для начала следует приучать себя к раздельной утилизации мусора и добиваться того, чтобы в воду даже во время банального мытья посуды или стирки попадало как можно меньше грязи. Мы должны руководствоваться принципом: максимально очищать грязь механически - с тарелок, одежды и т.п., и лишь потом использовать воду.

В государственном масштабе, считает ученый, необходимо формировать новую водную политику - чтобы все отрасли были направлены на бережное и экономное отношение к водным ресурсам. Прежде всего она должна включать переход на системы замкнуто-оборотного водоснабжения, когда использованную воду очищают настолько, что ее снова можно использовать, как минимум, для технических нужд, как максимум - для потребления. А еще применять принцип, согласно которому загрязнитель платит за причиненный вред, что позволит его нивелировать.

«Сейчас вопрос водной безопасности и обращения с водными ресурсами не менее важен, чем военная безопасность. Только бережное, экономное обращение с водой во всех сферах позволит изменить ситуацию», - говорит Михаил Ромащенко. Он добавляет, что в этом году СНБО наконец осознал эту проблему, правительство дало задание за 6 месяцев разработать водную стратегию Украины на период до 2050 года. Теперь главное, чтобы ее реализовали не так безответственно, как упомянутую программу оздоровления Днепра…

Автор Юлия Горбань,  опубликовано в издании  Укринформ

http://argumentua.com/stati/dnepr-umiraet-u-nas-na-glazakh-eto-vopros-natsionalnoi-bezopasnosti

***

Дополнение. Цена спасения Днепра

Вода в главной водной артерии Украины стала непригодной для питья. Рассказываем, почему так произошло и как изменить ситуацию.

Ученые нашли ртуть, цинк, медь и еще 158 химикатов в водах Днепра в июне 2021-го. Это официальные данные государственных органов, доказывающие, что состояние реки катастрофическое. В ней нельзя купаться — не говоря уже о том, чтобы пить оттуда воду.  Анна Беловольченко в издании Заборона  рассказывает, почему Днепр оказался в таком состоянии и как это изменить.

Водная катастрофа

29 июня Счетная палата опубликовала новость «Экологическое состояние реки Днепр катастрофическое — в поверхностных водах обнаружен 161 загрязнитель». В воде нашли никель, медь, цинк, ядохимикаты, остатки лекарств и ряд других веществ, необратимо ведущих к болезням и гибели животных, рыб, микроорганизмов, а в некоторых случаях и людей.

Пока эксперты изучали пробы воды, Днепр цвел. Река и сегодня покрыта зелеными водорослями, воняет, а рыба в ней всплывает на поверхность уже мертвой. Собственно, это лучшее свидетельство того, что в воде превышен уровень химикатов, говорит Забороне член Правления Всеукраинской экологической ассоциации «Зеленый мир» Алексей Хавратенко. Когда водоросли покрывают поверхность воды, все живое задыхается, ведь кислород не проникает сквозь зеленую пелену.

Заборона обратилась за комментарием о состоянии воды и планах по восстановлению Днепра в Государственное агентство водных ресурсов Украины и Государственную экологическую инспекцию. По телефону комментировать ситуацию там отказались, а ответ на информационный запрос мы еще не получили.

Бизнесу — деньги, людям — стоки 

«Когда спрашивают, почему в Днепре грязная вода, я всегда привожу пример с уголовным делом, в котором фигурировал Дмитрий Шипко, глава Государственной экологической инспекции в Днепропетровской области», — говорит соучредитель общественной организации SaveDnipro Артем Романюков. Команда активистов с 2017 года мониторит состояние окружающей среды и то, как в Украине внедряют экологические реформы. Истории с Шипко уже два года, но она показательна, уверен Романюков. 

Глава областной экоинспекции связан со вторым по величине загрязнителем реки в Днепропетровской области. Оказывается, Днепровский металлургический завод не очищал свои стоки самостоятельно, а передавал эту часть работ фирме «Найс». Она же, вместо того, чтобы работать с нечистотами, просто сливала их в Днепр. За год фирма сбрасывала в реку 46 миллионов кубометров неочищенных стоков. Когда экоинспекция, которую возглавлял Шипко, приходила с проверкой, никаких нарушений в деятельности компании не видели. В конце концов Шипко поймали на взятке в тысячу долларов, открыли уголовное производство по данному факту, однако его так и не наказали — дело развалилось. Он до сих пор возглавляет региональную экоинспекцию. 

«Крупные предприятия используют подобные схемы по всей Украине. Не говоря уже о бытовых загрязнителях — таких, как водоканалы, которые делают это на законных основаниях. Загрязняют воду и обычные люди, но в общей массе это, наверное, один процент от всего вреда», — говорит общественный активист. В 2019-м в Днепр только в пределах Киева сбросили 723,2 миллиона кубометров сточных вод, из которых 40% были неочищенными. Более половины — это выбросы промышленных предприятий. 

По мнению Романюкова, проблема в том, что все обращают внимание на загрязнение, когда непосредственно «дерьмо выливается из трубы», и неизвестно, по чьей вине. А должно быть не так: правоохранители и экоинспекция должны устанавливать факты нарушений и регулярно мониторить ситуацию, находить виновников и измерять убытки. «Даже если бы упомянутый Шипко был добропорядочным, не уверен, что он смог бы нормально выполнять свои обязанности, — предполагает Романюков. — Сегодня есть плановые проверки, о которых предприятия знают. Они обязаны подавать отчеты о том, сколько нечистот сбросили в воду. И они это делают. Но кто считает реальные объемы? Это нужно делать в реальном времени. Так, как делают с контролем качества воздуха: на очищающие трубы ставят измерители, которые фиксируют текущее положение дел. Затем цифры можно сравнить с теми, которые предприятие указывает в отчете». 

Если же не изменить подход, то все останется, как есть: экоинспекция или будет закрывать глаза на нарушения из-за коррупции, или их просто не пустят на предприятия. В таком случае специалисты составляют соответствующий протокол о недопуске и на этом дело заканчивается, а нечистоты продолжают сливать в реки.

Если десять лет назад вода из Днепра имела статус технической — ее можно было прогнать через фильтр и спокойно готовить пищу — то сегодня она непригодна для употребления вообще, говорит Хавратенко. «Горя наделала активная застройка приближенных к Днепру городов, — считает эколог. — В городах становится меньше открытых территорий, где могли бы собираться осадки, подпитывающие реки. На территории Киева этот процесс вообще не работает. Зелень уничтожают, а дома строят. Из-за этого температура растет, возникают торнадо, оползни. Вместе с выхлопными газами автомобилей все это влияет на состояние рек». 

Процессы, происходящие с Днепром, Алексей Хавратенко называет «демографической катастрофой». Ведь украинцам просто неоткуда брать воду, кроме как из Днепра. Чтобы изменить ситуацию, по мнению специалиста, недостаточно просто усилить контроль за выбросами стоков или деятельностью отдельных людей. Нужно на уровне государства менять подходы к социально-экономическому развитию. Вкладывать средства и усилия в развитие небольших городов и сел, чтобы люди не стекались в мегаполисы вблизи Днепра. Благодаря этому предприятия не будут сосредоточены у реки, застройка не будет уплотняться, а люди не будут покупать машины, чтобы добираться до работы за десятки километров. А еще необходимо увеличивать прибрежные защитные полосы рек. Сейчас размер участка, на котором нельзя просто взять и построить условный завод — сто метров. «А должно быть минимум 500 или больше — в зависимости от рельефа и деятельности предприятия», — отмечает Хавратенко. 

В Счетной палате констатировали: с годами состояние Днепра только ухудшается. Если так пойдет и дальше, реку придется очищать полностью. Сейчас из госбюджета за четыре года потратили 4,2 млн, чтобы предотвратить катастрофу. На эти средства провели мониторинг состояния природы в бассейне реки и изучали, как можно развивать экологический менеджмент. Чтобы бороться с водорослями, реку зарыбляют — заселяют мальками, толстолобиками, которые съедают водоросли и таким образом фильтруют воду. Очищается вода и самостоятельно — благодаря течению. Впрочем, очевидно, что этого недостаточно. В Счетной палате считают, что если не менять подходы, на полное очищение понадобится почти 8,5 млрд гривен. А учитывая, что 80% воды украинцы получают именно из Днепра, эти расходы станут неизбежными.

Экономия. Учет. Очищение

Как пишет газета ДЕНЬ, эксперты подготовили рекомендации для власти, как адаптировать все сферы жизни к нехватке воды. Украине уже сейчас стоит готовиться к будущим засухам, нехватке воды, ее ненадлежащему качеству и вызовам, которые может это нести для сельского хозяйства и промышленности. Недавно группа представила исследование «Водные ресурсы Украины: территориальное деление, использование и влияние изменений климата». Это анализ сложившейся ситуации с водными ресурсами в Украине сегодня, оценка тенденций и прогноз вызовов, которые нас могут ждать в будущем. Также специалисты подготовили рекомендации для власти - как адаптировать все сферы жизни к нехватке воды и засухам. 

Украине уже сейчас стоит готовиться к будущим засухам, нехватке воды, ее ненадлежащему качеству и вызовам, которые может это нести для сельского хозяйства и промышленности. Недавно группа представила исследование «Водные ресурсы Украины: территориальное деление, использование и влияние изменений климата». Это анализ сложившейся ситуации с водными ресурсами в Украине сегодня, оценка тенденций и прогноз вызовов, которые нас могут ждать в будущем. Также специалисты подготовили рекомендации для власти - как адаптировать все сферы жизни к нехватке воды и засухам. 

ДВА СЦЕНАРИЯ ВЛИЯНИЯ КЛИМАТА НА ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ 

Согласно последним данным, сегодня водные ресурсы Украины составляют 175,3 кубических километра. Из них в Украине формируется 50 кубических километров, остальные - из Беларуси, России, Румынии, Польши. 97% формируются за счет поверхностного стока, 3% - за счет подземных вод. По данным Всемирного банка, среди стран Европы Украина на 17-м месте по уровню водообеспеченности. На одного жителя приходится тысяча кубометров местного стока, тогда как в Канаде – 94 тыс. В отдельных областях обеспеченность водой отличается почти в 60 раз. 60% водного стока используется промышленностью, 18% - сельским хозяйством, 16% - коммунальными хозяйствами. 

По данным исследователей, питьевое водоснабжение на 80% обеспечивается из поверхностных источников, в отдельных регионах почти на 100%. Больше всего потребляют Донецкая, Днепропетровская, Херсонская, Одесская области и Киев.- Есть разные исследования, но все показывают, что уменьшение водного стока в Украине будет происходить. Однозначного ответа мы не получили - как климатические изменения повлияют на водный сток. Одесская школа показывает уменьшение водного стока на 20-30% к концу века. 30-50 лет... Данные Украинского гидрометеорологического института показывают, что колебания стока к середине XXI века будут несущественными - до 15%. Наши же исследования показывают значительное снижение водного стока, особенно в южных областях: до 20-24% в Днепре, в Южном Буге - до 30%, Днестре - до 35% к концу века. При этом сейчас мы имеем противоположные тенденции: уменьшение стока в летние месяцы и увеличение в зимние в Десне, Тисе, Южном Буге, Северском Донце, - отметил доктор географических наук, заведующий кафедрой климатологии и метеорологии КНУ им. Т. Шевченко Сергей СНИЖКО. 

Эксперты отмечают, что есть два сценария влияния изменений климата на обеспеченность водой в Украине к концу века. Мягкий - когда рост температуры ожидается от 2,1 градуса на юге Украины и в Крыму, и на 2, 6 градуса на севере. Жесткий сценарий - от 3,1 на юге и до 4,2 градуса на севере. Жесткий предусматривает к 2100 году рост температуры даже до шести градусов. 

В ПРОГНОЗАХ УЧЕНЫХ - ДЕФИЦИТ ВОДЫ 

Даже при самых мягких сценариях, утверждают эксперты, у нас будут происходить заметные снижения речного стока. Достаточно уязвимым будет Южный регион, особенно Крым, Одесская и Херсонская области. - В южном регионе может формироваться ситуация резкого снижения водных ресурсов, которая будет влиять на работу отраслей, требующих воды. Ухудшение водоснабжения в регионе негативно скажется на рекреационном состоянии Причерноморья, - отметила участница исследования, доктор географических наук Ольга Шевченко. - Уменьшение водных ресурсов может повлиять на водоснабжение населения, привести к ограничению. Уязвимость усиливается за счет потерь воды при транспортировке - при транспортировке мы ежегодно теряем 1,4 кубических километра воды. Также прогнозируем ухудшение качества воды за счет антропогенных и природных факторов.

Климатолог, заведующая лабораторией прикладной климатологии Украинского гидрометеорологического института ДСНС Украины и НАН Украины Светлана Краковская добавила, что на протяжении последних 10 лет среднегодовые осадки были меньше нормы. А засухи стали важной составляющей изменения водного режима.

- К середине века могут быть серьезные изменения в формировании водного стока и увлажнении, и мы будем иметь дефицит воды, - прогнозирует Светлана. - Поэтому я считаю, что в дальнейшем все эти исследования должны переходить на уровень климатического обслуживания населения.

Специалисты утверждают, что в рекомендациях по адаптации водного сектора к изменениям климата следует учитывать две противоположные тенденции в формировании водного стока в Украине. Первая - это уменьшение водного стока по всей территории, уменьшение водных запасов. Вторая - локальная, то есть увеличение осадков на отдельных территориях в определенные сезоны, вероятность паводков и наводнений.

А вот сосредотачиваться на разведке и добыче подземных вод, увеличении емкостей с водой путем строительства водохранилищ и плотин - эксперты как раз не советуют. Это может иметь негативные последствия. Приоритетными мерами для сохранения водных ресурсов должны стать повторное использование воды, поощрение практики использования устойчивого использования водных ресурсов, стимулирование практики учета воды и т.п.

Использованы материалы издания Заборона и газеты День

http://argumentua.com/stati/tsena-spaseniya-dnepra


Об авторе
[-]

Автор: Олег Листопад, Юлия Горбань

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.07.2021. Просмотров: 35

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta