Приговор грузинскому народу

Содержание
[-]

Приговор грузинскому народу

Зять президента Грузии (ну, если точнее, муж дочери подруги президента) попал с приятелем в больницу из-за передоза кокаина. Член парламента от правящей партии «Грузинская мечта» заклеймил борьбу бывшего президента Саакашвили с ворами. «Как можно искоренять и бороться с тем, что присуще человеку и заложено в него природой?» — заявил он. Кутаисский городской суд посадил на пять лет бывшего главу МВД Грузии Вано Мерабишвили — того самого, который, собственно, и боролся с ворами и при котором грузинская полиция из криминальной ОПГ, торгующей наркотиками, угнанными машинами и заложниками, превратилась в правоохранительный орган, который не берет взяток.

То есть вернувшая себе власть в Грузии криминальная элита посадила в тюрьму человека, который, собственно, и сделал из Грузии сверкающее с иголочки государство.

О том, что есть в обвинении, предъявленном Мерабишвили, — чуть позже, а сначала о том — чего там нет. Все время, пока нюхатели кокаина и почитатели воров в законе были отстранены от власти, они рассказывали, что правительство Саакашвили ворует. Они даже мем такой запустили «элитная коррупция». «Внизу, — говорили они, — полицейские не воруют, но вот Мерабишвили, Саакашвили и пр. — они занимаются элитной коррупцией».

Любому человеку с головой на плечах было ясно, что это абсолютная ахинея, потому что рыба гниет с головы и не бывало еще в истории государства, в котором министр бы брал, а постовые не брали. Но ведь это говорилось не для того, чтобы разоблачить. Это произносилось как символ веры.

Нюхатели кокаина и почитатели воров, отодвинутые от власти и не мыслившие власть иначе, как в виде кормушки, не могли публично сказать, что они ненавидят Саакашвили за то, что он отобрал кормушку, и рассказывали, что он кормится сам. Это был классический случай приписывания своему врагу тех мотивов, которым руководствуешься сам.

Подонки и криминал придумали — а левые интеллигенты, привыкшие ругать всякую власть, кроме той, которая их содержит, радостно поддакивали. Я помню, как-то на обеде у английской послихи знатный защитник прав человека Элла Памфилова при мне важно изрекла: «Вот полицейские не воруют, но зато в Грузии верхушечная коррупция». Я не вытерпела: «А пример?» Г-жа Памфилова не растерялась: «У Вано Мерабишвили, — говорит — строительный бизнес».

Ну, и где тот бизнес? Г-жа Памфилова не хочет извиниться? Извините, я, мол, напутала. Вернувшийся к власти криминалитет вот уже два года на совершенно сталинских процессах шьет бывшим соратникам Саакашвили обвинения одно нелепей другого. Искали над Вано, под Вано, с лупой, под ногтями искали — не нашли строительного бизнеса. И никакого не нашли. Пришлось другое выдумывать.

Теперь — собственно об обвинениях. Вано Мерабишвили обвиняется в фиктивном трудоустройстве активистов ЕНД. Что правда, то правда: накануне выборов, когда правящая партия поняла, что дело плохо и она проигрывает противникам, не соблюдающим никаких правил, она принялась устраивать своих активистов на госслужбу, и те под видом и вместе с социальным анкетированием ходили и агитировали за ЕНД. Только странно как-то получается, а? Получается, что власть была настолько прозрачна, что у нее не было даже своих прикормленных бизнесменов и тайных фондов. И чтобы хоть как-то воспрепятствовать приходу во власть криминала с неясными российскими связями, пришлось устраивать активистов на работу.

Вано Мерабишвили обвиняется в «чрезмерном применении силы» при разгоне митинга 2011 года. Напомню, это тот самый митинг, организатор которого Нино Бурджанадзе обсуждала со своим сыном, сколько им надо организовать трупов, чтобы после этого вмешалась российская армия. Какое же «чрезмерное применение силы», если организаторам митинга хотелось «пятьсот трупов», а в итоге получилось всего четыре, причем двоих из них задавили машины самой г-жи Бурджанадзе, улепетывавшей с митинга, а еще двое погибли на крыше во время дождя от удара током?

Ну, и третья история: фальсификация расследования убийства Сандро Гиргивлиани. Напомню, что там было. В один несчастный для него день молодой человек по имени Сандро Гиргивлиани отправился ужинать в ресторан. Он приглашал с собой свою девушку, но девушка не пошла, сказала, что занята. Придя в ресторан, Сандро с изумлением заметил свою девушку в веселой компании, в которую входили несколько высокопоставленных полицейских и жена Вано Мерабишвили. Будучи человеком горячим и южным, Сандро подошел к девушке и спросил: «Что ты сидишь с этими пи@расами?». С той стороны тоже были люди горячие и южные, и немного погодя они вывели из ресторана Сандро с его приятелем, повезли их на гору Мтацминда и там им порядочно наваляли. Приятель отделался тумаками, а Сандро свалился с обрыва и замерз. Все были, видимо, порядочно пьяны.

На горе Мтацминда, в числе прочего, располагалась роскошная резиденция Бадри Патаркацишвили, всемогущего Бадри, который имел к правительству Саакашвили одну неискоренимую претензию. А именно — состояние Бадри превышало ВВП Грузии, а это правительство денег от Бадри не брало. А с точки зрения Бадри, если ты не берешь денег — ты уже враг. Машина, в которой везли Сандро, попала на камеры особняка, и когда образовался труп, Бадри пришел к Вано Мерабишвили с предложением любви и дружбы. «Я вам — пленку, вы мне — дружбу». Наверное, разумно было это предложение принять. Но глава МВД Вано Мерабишвили не мог его принять. При всей катастрофичности ситуации — а она была катастрофическая, потому что человек оскорбил компанию, в которой сидела жена главы МВД, а потом этого человека убили, — ситуация, когда Бадри вечно мог бы шантажировать этой пленкой власть, была для Вано еще трагичнее.

Вано отказался от любезного предложения. Бадри пленку обнародовал. Начался дикий скандал. Убийцы Сандро Гиргивлиани сели. Потом их помиловали. Оппозиция вопила и требовала головы Вано. Саакашвили не мог отдать им эту голову. Печальная, тяжелая, неприятная история. Вот только вопят о ней люди, у которых зятья хлопаются в обморок от кокаина и которые рассказывают, что быть вором «заложено самой природой». И у меня как-то мало сомнения, что если бы этих людей поставили перед выбором — или мы обнародуем пленку, уличающую близких вам людей в убийстве, или вы будете с нами дружить, — то у них вообще не было бы вопроса, что выбрать. Потому что, с их точки зрения, договориться, скрыть преступление, своровать, поддаться давлению — так оно и должно быть.

Самое ужасное во всем этом, что у победившей партии грузинского криминала по-прежнему высокий рейтинг. Потому что тот массовый избиратель, которому Иванишвили обещал булки на деревьях и разоблачение правящей коррупции, совершенно не оскорблен ни тем, что нет булок, ни тем, что не получилось разоблачить коррупцию. Среднестатистического грузинского избирателя, похоже, не волнует то, что рассказы про страшную коррупцию Саакашвили оказались сущей геббельсовщиной. Он все еще ждет булок на деревьях и будет голосовать за каждого, кто их пообещает.

Есть еще грузинская интеллигенция. Грузинская интеллигенция во времена Саакашвили напоминала мне точь-в-точь описанную Плутархом сиракузскую толпу после свержения тирана Дионисия свободолюбивым Дионом. Перед тираном толпа пресмыкалась. Что сделала эта толпа, когда Дион во имя свободы сверг Дионисия? Правильно, она стала храбро поносить Диона. Сейчас в Грузии у власти снова тиран Дионисий, и грузинская интеллигенция, которая так храбро обличала невыносимую тиранию Саакашвили и клеймила его за разгон митингов, собиравшихся только затем, чтобы быть разогнанными, — снова лижет Дионисию пятки.

Чтобы получить и сохранить власть в нищей стране, надо построить криминальную иерархию. Надо раздавать подачки друзьям, чтобы эти друзья потом лестью, насилием, деньгами и угрозами заставляли всех зависящих от них голосовать за правящую партию. В результате получается бедная страна, в которой народ обожает своих благодетелей-паханов. Чем сильнее в той или иной области Италии влияние мафии, тем беднее эта область, и тем исступленнее любовь бедных людей к своим благодетелям-мафиози. Их щедрость (устроил дочку в университет, отмазал сына от убийства) для народа важнее, чем осознание причин своей бедности. Именно так действует партия Иванишвили.

А чтобы построить свободное и рыночное общество, власть должна действовать по закону и не подкармливать друзей. В результате страна становится богаче, но удержаться у власти невозможно: ты не создаешь вокруг себя круга зависимых вассалов. Так действовал Саакашвили. Технология построения обожаемой власти и технология построения процветающей экономики несовместимы друг с другом.

А где Европа? Европа молчит, потому что все происходящее не вписывается в главный тезис левой европейской бюрократии: что демократия — это хорошо. Они так шумно одобряли «настоящие демократические выборы», на которых Единое национальное движение уступило «Грузинской мечте», что им неловко обращать чрезмерное внимание на то, кто в результате этих выборов пришел к власти. Это может скомпрометировать идею демократии.

Так что, увы. Приговор экс-главе МВД Грузии Вано Мерабишвили — приговор криминала, вынесенный честному полицейскому — это не только приговор самому Вано. Это приговор демократии. И грузинскому народу, который избрал тех, кого он избрал.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Латынина

Источник: ej.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.03.2014. Просмотров: 322

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta