Придётся ли руководству КПК пересмотреть амбициозные планы по поводу «Китайской мечты»?

Содержание
[-]

***

Китай уже не кажется таким же непобедимым, как прежде

Вопрос заключается в том, кто действительно окажется в выигрыше на фоне возрождения производства в США: американские рабочие или роботы?

В начале 2000-х годов, после того как производственный сектор США потряс так называемый китайский торговый шок, американские рабочие столкнулись с исчезновением многих рабочих мест. Некоторые экономисты заявили, что торговля с Китаем является основной причиной снижения доли рабочей силы в национальном доходе США, пишет Ной Смит в статье для издания Bloomberg.

Но многое изменилось с начала 2000-х годов. Китай теперь уже не кажется таким же непобедимым, каким он казался в прошлом. По данным консалтинговой компании Oxford Economics, в 2003 году издержки на рабочую силу в расчёте на единицу продукции в Китае (в основном на заработную плату), скорректированные с учётом производительности, составили примерно четверть от аналогичных издержек в США. Теперь уровень издержек на рабочую силу в обеих странах практически сравнялся.

Есть несколько причин, которые поспособствовали изменению ситуации для КНР. Во-первых, это, конечно же, торговая война, развязанная президентом США Дональдом Трампом. Торговые пошлины в отношении китайских товаров сделали их менее конкурентоспособными, а неопределённость в отношении дополнительных торговых пошлин способствует увеличению затрат для тех, кто задумывается о поставках из Китая.

Но ослабление китайской конкурентоспособности началось ещё до прихода администрации Трампа. Уровень заработной платы в Китае продолжал неуклонно расти в течение многих лет. Эта тенденция вряд ли изменится в ближайшем будущем. У Китая больше нет пула дешёвой сельской рабочей силы, которую он может переместить в города, чтобы снизить производственные затраты. Если уровень производительности шёл бы в ногу с ростом заработной платы, то Китай смог бы сохранить надёжные конкурентные позиции. Но после глобального экономического кризиса 2008 года рост производительности в КНР оказался вялым.

Другими словами, конкурентная угроза со стороны Китая, похоже, уменьшается. Китайские промышленные лидеры в области технологий и автомобильной промышленности могут по-прежнему рассчитывать на конкуренцию с американскими компаниями, но уже на уровне инноваций, а не на уровне издержек на рабочую силу.

Означает ли это, что заработная плата американских рабочих станет расти быстрее? Может быть. Мой коллега по Bloomberg Карл Смит считает, что недавний рост заработной платы как доли ВВП США является предвестником новой тенденции увеличения оплаты труда и сокращения неравенства. Это, безусловно, обнадеживающие признаки, но было бы преждевременным делать вывод о том, что ослабление конкуренции со стороны Китая имеет какое-либо отношение к скромному увеличению заработной платы. Альтернативное объяснение роста заработной платы состоит в том, что недавнее повышение — это результат самого длительного экономического роста в США со времен Второй мировой войны. Как доля ВВП заработная плата также выросла в 1990-х годах, но затем после окончания бума возобновилось её снижение.

Фактически недавнее скромное повышение заработной платы в США имеет мало общего с выводом производительных мощностей с территории Китая. Соотношение импорта в обрабатывающей промышленности США к объёму производства в стране за последние годы лишь увеличилось, а не уменьшилось. США просто импортируют продукцию из других стран вместо Китая, в основном из стран Азии. Между тем уровень занятости на производстве США увеличился, но лишь незначительно.

Возможно, конкуренция с Китаем оказалась в прошлом одной из самых жёстких для американских рабочих, но в будущем ключевой проблемой может стать развитие новых технологий. Можно вернуть производство обратно в США, но там будут доминировать роботы, в результате чего американским рабочим придётся перейти в более низкооплачиваемый и менее защищённый профсоюзами сектор услуг.

Тем не менее есть некоторые основания полагать, что замедление темпов роста экономики Китая может принести определённые дивиденды американским рабочим. Замедление роста потребления в Китае, а также торговая война, вероятно, уменьшит желание транснациональных компаний вести свой бизнес в КНР. Транснациональные компании могут вновь сосредоточить своё внимание на рынке США, начать строительство офисов и других объектов, что увеличит спрос на американском рынке труда. Кроме того, замедление темпов роста в Китае может вернуть международный финансовый капитал обратно в США, что приведёт к росту инвестиций и повышению уровня заработной платы.

Американским рабочим нужно просто подождать и посмотреть, приведёт ли замедление экономического роста в Китае и ослабление конкуренции к росту их заработной платы. Но вместо того, чтобы просто сидеть и ждать, США должны начать искать способы увеличения доли рабочей силы в национальном доходе Соединённых Штатов.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2725881.html

***

Демонтаж коммунистического проекта Китая начался

Как показывает история, продолжительность жизни крупной коммунистической державы составляет около 70 лет, даже при самых благоприятных обстоятельствах, т. е. когда диктатура получает все возможные стратегические преимущества благодаря спорадической западной наивности, робости и других факторов.

С этим столкнулся Советский Союз после окончания Второй мировой войны, когда союзные государства отдали половину европейского континента на милость Москвы, расширив и продлив коммунистическую власть над миром на 40 лет. Теперь Китайская Народная Республика, также получившая отсрочку в 40 лет из-за ошибочной политики Запада, как до, так и после событий на площади Тяньаньмэнь, наконец, приближается к финишной черте. Президент США Дональд Трамп и Гонконг приближают гибель КНР.

Ещё будучи кандидатом в президенты США, а затем став президентом, Трамп дал ясно понять, что он намерен полностью отказаться от старых правил игры и занять свежую, более напористую позицию по отношению к внутренними и международным проблемам. Это стало особенно очевидным, когда он принялся за решение двух международных вопросов, преследовавших его предшественников на протяжении десятилетий. Первым из них стала непосредственная угроза безопасности со стороны Северной Кореи, а вторым — непосредственная экономическая угроза со стороны Китая, а также его растущая агрессия.

После того, как Трамп подготовил почву для переговоров с Северной Кореей с помощью кампании «максимального давления», американский президент установил личные отношения с северокорейским лидером Ким Чен Ыном. Эта комбинация, казалось, открыла перед ним перспективу прорыва в сфере денуклеаризации. Однако затем вмешался председатель КНР Си Цзиньпин и укрепил положение Пхеньяна. Теперь Трамп должен решить, что ему делать дальше: вернуться к кампании «максимального давления» или сначала наказать Цзиньпина за то, что тот смешал все карты.

Что касается Китая, то Трамп уже увеличил торговые пошлины в отношении китайского импорта и подтвердил решимость Вашингтона сдерживать действия КНР в Южно-Китайском море и Тайваньском проливе. Он пока ещё не разыграл карту «прав человека» против коммунистического режима, несмотря на многочисленные возможности, связанные с преследованием уйгурского народа и кризисом в Гонконге.

Но торговая война сама по себе представляет существенную угрозу для Пекина. Эскалация торгового конфликта поставила Цзиньпина перед дилеммой. Если он и дальше будет играть в азартные игры, издержки для китайской экономики продолжат расти в момент, когда его правительство готовится отпраздновать 70-летие КНР. Если Пекин выполнит обещания по реформированию своей экономической практики и будет вести себя как нормальный глобальный торговый партнёр, он лишится всех несправедливых преимуществ, которыми он пользовался на протяжении десятилетий. Тогда у Цзиньпина окажется недостаточно инвестиций для поддержки массовых внутренних репрессий или агрессивных внешнеполитических приключений, а также придётся пересмотреть амбициозные планы по поводу «Китайской мечты».

С аналогичным выбором из нескольких в равной степени невыгодных вариантов Пекин также столкнулся на фоне многомесячных гражданских протестов в Гонконге, спровоцированных отказом Коммунистической партии Китая от обещаний, данных мировому сообществу. Китайско-британская совместная декларация 1984 года в отношении Гонконга, в которой был провозглашен принцип «одна страна, две системы», скоро и так канула бы в Лету, поскольку она гарантировала жителям Гонконга обеспечение политических прав и прав человека в течение всего лишь 50 лет. Но Пекин решил, что больше не может просто ждать, пока его тоталитарная система поглотит Гонконг. Ранее он начал постепенную кампанию по удушению политической автономии города-государства, сначала разрушив основы всеобщего избирательного права и самоуправления, а совсем недавно попытался подорвать независимость судебной системы посредством закона о выдаче жителей Гонконга материковому Китаю, что, в свою очередь, вызвало недавние протесты.

Китай, очевидно, опасается, что демократическая модель Гонконга и Тайваня заразит остальную часть его населения, включая такие покорённые регионы, как Тибет и Синьцзян. Китай установил информационную блокаду именно для того, чтобы граждане КНР не знали о том, что «лучший путь» для них тоже вполне возможен. Внешнее экономическое давление со стороны Трампа и центробежные силы, исходящие от репрессированного населения, пересеклись между собой. В какой-то момент Цзиньпин и/или его коллеги, или их преемники, столкнутся с внутренними противоречиями всей коммунистической системы Китая. Им придётся решать, или они нападают на внешних врагов и тех, кто находится внутри, что может привести к пожару, который уничтожит все их достижения за последние 30 лет, включая саму Коммунистическую партию Китая, или они найдут общий язык с внешним миром, обеспечив себе мягкую посадку.

В этот момент китайские лидеры могут прийти к выводу, что восстановление Китайской империи, обладающей коммунистическими характеристикам, в конечном счёте является несостоятельным, и что бремя удерживания её целостности слишком велико. Демократическая система может оказаться более привлекательной и работоспособной для основной части китайской нации, а также для отдельных и независимых образований, таких как Гонконг, Тайвань, Синьцзян-Уйгурский автономный район, Внутренняя Монголия и Тибет. Эти свободные народы могли бы самостоятельно определить своё будущее.

Это могло бы стать «Китайская мечтой», которую приветствовали бы 1,4 млрд человек, находящихся в настоящее время под властью Пекина.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2704631.html

***

Продержится ли коммунистический Пекин до 2049 года?

Безусловно, КПК не рухнет без боя. Поскольку власть партии ослабевает, она, вероятно, попытается разжечь национализм среди своих сторонников, одновременно усилив репрессии против своих противников. Но эта стратегия не спасёт однопартийный режим Китая.

В следующем месяце, 1 октября, в ознаменование 70-й годовщины создания Китайской Народной Республики председатель КНР Си Цзиньпин выступит с речью, в которой представит послужной список достижений Коммунистической партии Китая (КПК) с 1949 года. Но, несмотря на явную уверенность и оптимизм Цзиньпина, рядовые члены КПК всё больше начинают беспокоиться по поводу будущих перспектив режима. У них есть определённые причины для беспокойства, пишет Минксин Пай в статье для издания Project Syndicate.

В 2012 году, когда Цзиньпин взял бразды правления в КПК, он пообещал, что партия будет стремиться достигнуть больших успехов к двум предстоящим столетним годовщинам с момента образования КПК в 1921 году и КНР в 1949 году. Но экономический спад и растущая напряжённость в отношениях с США, вероятно, испортят настроение КПК во время празднования первой столетней годовщины в 2021 году. Однопартийный режим может даже не дожить до 2049 года.

Несмотря на то, что в принципе у диктатуры нет определённых лимитов по времени, КПК приближается к временной черте, после пересечения которой однопартийные режимы начинали распадаться. Институционально-революционная партия Мексики удерживала власть в течение 71 года (1929−2000), Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС) управляла страной 74 года (1917−1991), тайваньская партия Гоминьдан продержалась 73 года (с 1927 по 1949 год партия была у власти на территории материкового Китая, а с 1949 по 2000 год — на Тайване). Северокорейский режим правит 71 год и является единственным современным конкурентом Китая.

Причины для беспокойства связаны не только с историческими закономерностями. Условия, которые позволили китайскому режиму оправится от периода маоизма и преуспеть в течение последних четырех десятилетий, теперь стали менее благоприятными для КНР, можно сказать, что в некотором отношении страна оказалась в более враждебной среде.

Самая большая угроза для существования КПК заключается в разворачивающейся «холодной войне» с США. В течение большей части эпохи, наступивший после правления бывшего председателя КНР Мао Цзэдуна, лидеры Китая всегда держались в тени на международной арене, старательно избегая конфликтов и одновременно укрепляя силы внутри страны. Но к 2010 году Китай превратился в крупную экономическую державу, готовую проводить более напряжённую внешнюю политику. Это вызвало гнев США, которые постепенно отказались от политики вовлечения в пользу нынешнего очевидно конфронтационного подхода.

Благодаря своим превосходным военным возможностям, технологиям, экономической эффективности и сетям альянсов (которые остаются устойчивыми, несмотря на деструктивное лидерство нынешнего президента США Дональда Трампа), у США гораздо больше шансов одержать победу в рамках китайско-американской «холодной войны», чем у КНР. Несмотря на то, что победа США может оказаться «пирровой победой», она, скорее всего, предопределит судьбу КПК.

КПК также столкнулась с серьёзными экономическими проблемами. Так называемое китайское чудо опирается на многочисленную молодую рабочую силу, быстрый процесс урбанизации, крупномасштабные инвестиции в инфраструктуру, либерализацию рынка и глобализацию. Позитивное влияние этих факторов либо уменьшилось, либо вовсе исчезло.

Радикальные реформы, в частности, приватизация неэффективных государственных предприятий (ГП) и отказ от нео-меркантилистского подхода к международной торговле, могут поддержать экономический рост. Однако имеют место лишь пустые обещания в отношении дальнейших рыночных реформ, КПК неохотно осуществляет их, вместо этого цепляясь за политику, которая благоприятствует ГП за счёт частных предпринимателей. Учитывая то, что государственный сектор формирует экономическую основу однопартийного правления, перспективы того, что лидеры КПК внезапно проведут радикальные экономические реформы, окутаны мраком.

Внутренние политические тенденции также вызывают обеспокоенность. При Цзиньпине КПК отказалась от прагматизма, идеологической гибкости и коллегиального управления, которые сослужили партии хорошую службу в прошлом. Партия сделала неомаоистский поворот в направлении строгой идеологической цензуры, жёсткой организационной дисциплины и основанного на страхе господства. Всё это увеличивает риск совершения катастрофических ошибок в политике.

Безусловно, КПК не рухнет без боя. Поскольку власть партии ослабевает, она, вероятно, попытается разжечь национализм среди своих сторонников, одновременно усилив репрессии против своих противников. Но эта стратегия не спасёт однопартийный режим Китая. Несмотря на то, что ставка на национализм может усилить поддержку КПК в краткосрочной перспективе, его энергия в конечном счёте иссякнет, особенно в случае, если партия не сможет обеспечить постоянное улучшение уровня жизни своих граждан. Режим, который опирается на принуждение и насилие, пожнёт плоды в виде подавленной экономической активности, роста народного сопротивления, роста расходов на обеспечение безопасности и международной изоляции.

Едва ли Цзиньпин продемонстрирует эту «вдохновляющую» картину китайскому народу 1 октября. Но никакое националистическое позёрство не может изменить тот факт, что конец правления КПК оказался ближе, чем когда-либо с момента окончания эпохи Мао Цзэдуна.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2725879.html


Об авторе
[-]

Автор: Максим Исаев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.09.2019. Просмотров: 140

Комментарии
[-]
 nana | 05.11.2019, 05:07 #
Low investment, playing and real money. Click now.

>>  slotxo
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta