Презумпция правоты. Каких полномочий хотят полицейские в Украине

Содержание
[-]

Дополнительные полномочия для патрульной полиции

Сейчас вопрос, получат ли патрульные дополнительные полномочия, зависит от решения депутатов Рады. Однако даже более жесткие законы и новейшие спецсредства не решат всех проблем — полицейским предстоит еще научиться работать по новым правилам.

— С ножом я имею право передвигаться по улице и ходить на митинги. Нож не запрещен, это не холодное оружие,- выкрикивали в сторону полицейских, которые несли караул у здания МВД, двое молодых людей в черных очках и капюшонах на голове, щелкая семечки.

6 октября под министерством происходил пикет представителей националистических организаций против введения так называемой «презумпции правоты полицейского».

После убийства двух патрульных в Днепре, руководитель МВД Арсен Аваков и председатель Нацполиции Хатия Деканоидзе заявили об изменениях в законодательстве, которые должны предоставить больше прав и возможностей полицейским во время коммуникации с правонарушителями.

По мнению организаторов акции протеста, среди которых были представители «Свободы», «Правого сектора», добровольческого движения ОУН и других националистических организаций, увеличение полномочий для правоохранителей — это путь к созданию полицейского государства.

***

По обе стороны от здания МВД полицейские создали кордон. Аргументируя целями безопасности, у всех желающих попасть на пикет осматривали вещи и карманы. Чаще всего изымали газовые баллончики.

«Вы нарушаете Конституцию, вы не имеете право меня обыскивать!», «Во времена Януковича меня так не шмонали...», «Вы нарушаете право на мирные собрания!», «Трогать себя я не дам. Я гетеросексуал!», «После такого [личного досмотра] вы обязаны на мне жениться!», «Ой, щекотно!» — ссорились или шутили в сторону правоохранителей митингующие.

В ответ полицейские или улыбались, или спокойно повторяли, что все — ради безопасности участников мирного протеста.

— Положите нож в машину, и тогда идите на акцию, — говорили полицейские одним из участников митинга.

— Вы что, боитесь, чтобы вас будут убивать? — смеясь, продолжали подначивать правоохранителей молодые люди в очках и капюшонах.

В конце концов, решив уйти, они бросили на прощание:

— Мало вас убивают!

Полицейские хранили молчаливый покой, не реагируя на упреки.

— Мы учились выдержке. Нам проводили специальные занятия с психологами. Группу делили на «троллей» и патрульных, придумывались разные случаи. На командирских курсах такие занятия проводили дополнительно уже во время службы, — вспоминает два месяца своего обучения на патрульного в комментарии УП заместитель командира роты патрульной полиции в Киеве Дмитрий Крештофов.

***

Но, похоже, навыки полицейских решили усилить законодательно.

— Словесное оскорбление должно наказываться. Если полицейский видит, что все его могут оскорблять, и ничего за это небудет, это влияет на мотивацию полиции, — заявила на брифинге через два дня после убийства патрульных в Днепре Деканоидзе, анонсируя будущие изменения в законодательство.

Но пока конкретики относительно этих изменений мало.

28 сентября Арсен Аваков анонсировал, что уже в начале октября на рассмотрение комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности будет внесен ряд законопроектов о деятельности полиции.

Однако и через неделю никто из членов этого комитета документов так и не увидел.

— Я лично запутался в том, что происходит с этими законопроектами. Деканоидзе рассказывает, что будут вноситься изменения в ряд законов (в закон о Нацполицию, Админкодекс и Закон о дорожном движении — УП). А мой коллега и секретарь нашего комитета, советник МВД Антон Геращенко заявляет, что это будет один законопроект. Но я реально не видел еще ниодного,- говорит УП первый заместитель председателя комитета, депутат от фракции «Радикальной партии» Игорь Мосийчук.

По словам собеседника УП в руководстве МВД, вероятно, что документы могут быть готовы ориентировочно до 14 октября. Однако Мосийчук прогнозирует, что эти законопроекты вряд ли быстро попадут на рассмотрение в сессионный зал.

— Я не думаю, что наш комитет их рассмотрит за одно заседание. Думаю, в комитете будет жаркая дискуссия,- добавляет нардеп.

Анализируя заявления Авакова и Деканоидзе, «Украинская правда» разобрала наиболее противоречивые предложения МВД и их шансы быть проголосованными в парламенте.

Без права на оскорбление

— Большинство людей пришли в патрульную полицию за идею, а не выслушивать, что «все вы п ... сы». Я часто приезжаю на вызовы на помощь к подчиненным. Вижу, как на них кричат и слов совсем не выбирают,- делится опытом с УП Крештофов, который согласился в деталях объяснить, чего не хватает полицейским, чтобы эффективно выполнять свою работу.

Сам Дмитрий, до службы в Нацполиции бывший тренером по фитнесу, с оскорблениями в свою сторону сталкивается редко, разве что слышит — «селфик». Крештофов считает, что нарушители опасаются его спортивного телосложения.

Дмитрий — «за» введение наказания за оскорбления.

— Сегодня в таких случаях, минимум, что я могу сделать, это сказать: «Пожалуйста, не переходите на личности, не употребляйте нецензурную лексику, осуществляется видеорегистрация». Максимум — составить протокол за мелкое хулиганство, наказание — от 51 гривен или до пятнадцати суток административного ареста.

Из личного опыта, не помню случая, чтобы суд дал за это арест. Как правило, для правонарушителей все заканчивается штрафом. Поэтому надо его повышать, чтобы оскорбление полицейского было «не по карману» правонарушителю, — улыбаясь, говорит Дмитрий.

В Уголовном кодексе советского образца была статья «оскорбление представителя правоохранительного органа». В 2012 году парламент принял изменения в УК, приспособленные к европейским требованиям, и этот термин был из УК удален.

Сегодня в МВД рассматривают возможность вернуть «оскорбление полицейского» хотя бы в Административный кодекс.

Еще до трагедии в Днепре, в начале сентября-2016 группа депутатов во главе с коллегой от фракции «Блока Петра Порошенко» Мустафой Найемом зарегистрировала законопроект № 5110, где 185-ю статью Админкодекса названием «злостное неповиновение законному распоряжению или требованию полицейского» предлагается дополнить словом «оскорбление».

В законопроекте разъясняется, что «под оскорблением следует понимать такие нецензурные или грубые выражения, непристойные жесты, непристойные оценки личных качеств и другие аналогичные действия, адресованные или направленные на работника правоохранительного органа в связи с выполнением им служебных обязанностей».

Также предлагается увеличить штраф за оскорбление или злостное неповиновение — от пятнадцати до тридцати необлагаемых минимумов доходов граждан вместо «от восьми до пятнадцати», как сейчас.

В случае повторного правонарушения в течение года — штраф от тридцати до сорока необлагаемых минимумов доходов граждан или административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток.

***

Сейчас ни один парламентский комитет еще не предоставил выводы относительно этого документа.

— Это не соответствует европейским ценностям. Там (в западных странах — УП) нет наказания за оскорбление полицейского. Если тебя обидели, иди в суд и доказывай, как это делают другие граждане, — комментирует УП еще один первый заместитель комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, генерал-полковник милиции Николай Паламарчук, который теперь является депутатом от БПП.

По его мнению, полицейский не должен обижаться на каждое плохое слово, ведь в работе милиционера без словесной агрессии со стороны нарушителей не обойтись.

В то же время, Паламарчук выступает за жесткое наказание, если правонарушители не подчиняются указаниям полицейского. Нардеп поддерживает изменения в статью Админкодекса «Злостное неповиновение требованию полицейского», предложенные Найемом, в той части, где речь идет об увеличении штрафов и дней ареста за правонарушение.

— Здесь я на стороне полицейского, я за жесткие действия в ответ на невыполнение законных требований полицейского, который стоит на страже закона. Но я так же за то, чтобы полицейский нес жесткую ответственность, если он превысит свои полномочия, отвечая на неповиновение, — добавляет Паламарчук.

Задержание больше, чем на 3 часа

Хатия Деканоидзе выступает за необходимость увеличения срока задержания правонарушителя в райотделе. Сегодня — это 3 часа. Если за этот период не будет предъявлено обвинение, задержанного отпускают.

— Эти заявления — от неспособности работать. Почему трех часов мало, чтобы предъявить обвинение? — апеллирует Мосийчук.

По словам главы Нацполиции, также невозможно бороться с «титушками», потому что нардепы берут их на поруки.

Мосийчука же такие упреки возмущают. Сейчас у него самого на поруках до двадцати человек.

— Это добровольцы, общественные активисты. Все они появляются к следователям, ходят в суды. В чем проблема? Им надо, чтобы расследовать преступления, или чтобы люди в тюрьме сидели? Порука депутатов — это такая же мера пресечения, как и содержание под стражей, — говорит нардеп.

Частично с ним соглашается и Паламарчук.

— Если мы увеличим время задержания — это будет шаг назад по защите прав и свобод людей. Когда-то задерживали вообще на один месяц. Так что, без суда и следствия держать человека месяц? — добавляет он.

У Крештофова есть что ответить депутатам. Опираясь на собственный опыт работы полицейского, он объясняет, почему 3 часа задержания — мало.

— Мы забираем у райотдел полиции только на 3:00. Но правонарушитель может не называть своего имени, быть без документов и тому подобное. Установить его личность, особенно если инцидент произошел ночью и человек пьян, очень сложно, а иногда совсем невозможно. Но закон требует его отпустить.

Если мы, например, задержали правонарушителя за избиение жены и отпустили его, то он снова идет к жене. В большинстве случаев это заканчивается повторным избиением.

В результате мы фактически зря работаем. И не помогаем женщине, и повторно должны приезжать на такие вызовы,- говорит Крештофов.

Сидеть на месте, руки на руль!

Готовятся изменения и в Закон о дорожном движении. Предполагается, что будет увеличено наказание за побег с места ДТП.

Также планируется, что водитель должен передавать документы в руки полицейского вместо того, чтобы только предъявить их.

Еще один предложенный запрет — водителю запрещено выходить из авто, если его останавливает патрульный. Он должен положить руки на руль. Эту норму единодушно поддерживают и Мосийчук, и Паламарчук, как два первых заместителя профильного комитета по вопросам правоохранительной деятельности.

— Я не вижу в этом ограничения прав и свобод граждан,- говорит Мосийчук.

— Это необходимо. Потому что когда милиционер имеет дело с участниками ДТП, ему неизвестно, кто там за рулем — бандит или нет, — добавляет Паламарчук.

Инициаторы такого нововведения ссылаются на американскую практику, где водитель не имеет права выходить из авто. Однако, в отличие от Украины, в США разрешено свободное владение оружием. Поэтому любой водитель потенциально может быть вооружен.

99% людей, когда их полиция останавливает, выходят из машины, — говорит об украинском опыте Деканоидзе.

В то же время, как объясняют в МВД, по всей территории Украины из-за боевых действий на Донбассе сегодня много нелегальной оружия.

— В США за год полицейские убивают несколько тысяч человек, применяя оружие, в результате того, что им оппонируют, — сообщил Аваков.

— Американцы часто и сразу используют оружие, потому что они знают, что в стране очень много оружия. Надо дать полномочия полицейским, чтобы они могли опережать преступников, — говорит Деканоидзе и спешит успокоить, что украинские полицейские будут получать оружие только в том случае, если будут видеть, что есть угроза собственной жизни или партнера.

Однако, у Паламарчука здесь есть оговорка. Он не уверен в достаточной психологической и боевой подготовке полицейских — как новых патрулей, так и бывших милиционеров, которые прошли переаттестацию в течение последнего года.

В качестве примера нардеп приводит убийство правоохранителями мужчины в райцентре Кривое озеро на Николаевщине, что произошло ровно за месяц до убийства полицейских в Днепре.

— Кривое озеро — это как раз низкий уровень профессионализма, в том числе отсутствие психологической подготовки. В этом случае в человека, который нападает с лопатой, можно было стрелять на законных основаниях, но стрелять по ногам, а не убивать, — говорит Паламарчук.

Еще один яркий аргумент непрофессионализма полиции, часто используют ее оппоненты, — случай в Киеве, когда после погони полицейский выстрелил в лобовое стекло BMW, в результате чего погиб 17-летний пассажир автомобиля. Водителя BMW Ростислава Храпачевского, который устроил погоню по Киеву и обвиняемого в сопротивлении правоохранителям, суд отпустил под личные обязательства. Полицейский, который выстрелил в лобовое стекло BMW, сегодня находится на скамье подсудимых.

— По-человечески, мне его жаль. Я уверен, что в авто он стрелял для того, чтобы остановить BMW, а не убить пассажира или водителя. Так же мне жаль и погибшего пассажира. А самому «бешеному Ростику», который и устроил эту голливудскую погоню, — ничего за это нет. Недавно видел его в одном из столичных торгово-развлекательных центров, спокойно шопился,- говорит Дмитрий Крештофов.

Отсутствие профессионализма

Как сторонники, так и оппоненты усиления полномочий полицейских убеждены в одном: без судебной реформы не достичь ощутимых положительных изменений от реформы правоохранительных органов.

Суды отпускают не только «мажоров»-правонарушителей, но и восстанавливают на работе бывших милиционеров, не прошедших аттестацию — таков, например, один из подозреваемых полицейских в убийстве мужчины в Кривом озере.

А вот лейтенант Сергей Приходько, который условно осужден за убийство студента Игоря Индило, работает в полиции и дальше даже без помощи суда. Он успешно прошел переаттестацию и сегодня работает в Шевченковском райотделе полиции города Киева.

Некоторые из сотрудников МВД вообще отказались проходить переаттестацию — и это не мешает им работать с самим министром Арсеном Аваковым.

Во время упомянутого выше пикета у МВД нес караул в гражданском Илья Кива, бывший начальник департамента противодействия наркопреступности Национальной полиции.

Корреспонденту УП он сообщил, что до сих пор остается «в структуре МВД» и сегодня находится в «распоряжении министра».

Сам Кива не смог объяснить, каких полномочий не хватает сейчас полицейским. А на вопрос, чего не хватило патрульным в Днепре, чтобы избежать трагедии, бросил коротко: «Опыта».

— Полиции не хватает опыта и профессионализма, надо увеличивать сроки обучения для полицейских, — добавил одиозный Кива.

Дмитрий Крештофов заверил, что со всеми патрульными уже в деталях разобрали случай в Днепре и проявляли ошибки, которые в сумме могли привести к роковому результату.

— Но сейчас мне кажется неэтичным публично разбирать недостатки в действиях погибших. Однако, будьте уверены, каждый патрульный вынес для себя урок, — убеждает Дмитрий.

Патрульные, работающие сегодня, учились своей новой работе только два месяца. Хотя большинство из них пришли с гражданской жизни и не имели опыта ни в стрельбе, ни в боевой подготовке в целом.

Аваков признает, что есть проблемы с опытом вождения в экстремальных условиях.

— Когда мы запускаем новые полицейские патрули, я им говорю: «Разобьете машину — убью». Они не умеют водить авто в рисковых ситуациях. Этому надо учиться, мы разбираем каждый случай аварии. Но в Штатах процент разбитых авто — значительно выше, — не устает апеллировать к американскому опыту Аваков.

Не исключено, что ошибки и огрехи будут и при применении полицейскими электрошокеров. Опыта работы с этими спецсредствами патрули еще не имеют вообще. Хотя законом их применение предусмотрено, до сих пор в наличии в полиции их не было.

О закупке электрошокеров Аваков заявил на следующий день после трагедии в Днепре.

Крештофов говорит, что электрошокеры, прежде всего, понадобятся в борьбе с агрессивными бездомными животными.

— С ними в городе много проблем. Стрелять по животным, когда они угрожают чьей-либо жизни или здоровью, в людном месте просто опасно. Ну и, в любом случае, электрошокер не забирает жизни и наносит меньше травм, чем огнестрельное оружие. Поэтому эффективность применения шокера может быть достаточно высокой, — говорит патрульный.

Сейчас вопрос, получат ли патрульные дополнительные полномочия, зависит от решения депутатов ВР. Однако даже более жесткие законы и новейшие спецсредства не решат всех проблем — полицейским предстоит еще научиться работать по новым правилам.

 


Об авторе
[-]

Автор: Марьяна Пьецух

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.10.2016. Просмотров: 102

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta