Президент Украины ужесточает санкции против воров в законе

Содержание
[-]

Их в дверь, а они — в окно!

В середине мая Совет национальной безопасности и обороны обнародовал очередной пакет санкций против физических лиц.

Почему санкциями занимается СНБО, а не судебные инстанции, не спрашивайте — внятного ответа не будет. Избиратели, если судить по тому, что рейтинг президента Зеленского, заметно просевший в феврале, весной стал расти, внесудебные наказания такого рода одобряют: «Взялся за гадов, как обещал!» Набирает вес и Алексей Данилов, секретарь Совета, «карающая рука» президента. Данилов — выходец из Луганска, представитель проукраинской региональной политической элиты из 90-х, которого напугать трудно: сам кого хочешь заставит «стоять — бояться». Деятельность тандема уже дала основания части экспертов предположить, что Зеленский потихоньку внедряет методы, более близкие диктатуре, нежели демократии.

Но майские новости от СНБО отличала свежесть поворота сюжета: войну объявляли не отечественным казнокрадам или пособникам страны-агрессора. «На сегодняшний день у нас есть 557 воров в законе, — сообщил Данилов. — Против них утвержден полный пул санкций. Из этих 557 человек 542 — граждане иностранных государств, и 15 — граждане Украины». Секретарь Совета также уточнил: меры воздействия с неблагоприятными последствиями решено применить и к 111 иностранным криминальным авторитетам, ныне находящимся в стране. Ни одна фамилия не прозвучала, не говоря уже о кличках. Адвокаты любого условного «Косого» в два счета докажут: их клиент — совсем не «Косой», а добропорядочный оклеветанный имярек. Еще и моральный ущерб взыщут…

Как известно, законопроект номер 2513 о ворах в законе и преступных сообществах Рада приняла ровно год назад. Процесс шел на фоне критики со стороны сообщества правоведов: хотели, мол, как лучше, утверждали, что берут пример с Грузии, а получился российский вариант… Депутаты от оппозиции за закон не голосовали: документ, мол, открывает дорогу к полицейскому государству, когда к уголовной ответственности можно привлекать без доказательств вины, силовики получают дополнительные полномочия для прослушки граждан, а юридическая терминология заменена бандитской феней. «Сначала нужен закон о ворах в погонах!» — настаивали они.

Президент был другого мнения о собственной реализованной законотворческой инициативе и, соответственно, поправках в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. И сейчас своим указом Зеленский немедленно ввел в действие решение СНБО, а также приветствовал видеороликом деятельность ведомства под руководством министра Авакова: «Большинство из 557 воров в законе, известных в мире, сейчас вне страны, а число тех, кто находится в Украине на свободе, уменьшилось вдвое, с 34 до 17 человек. Сегодня мы сделали все, чтобы эта цифра равнялась нулю. Одним словом, тем, кто не в Украине, — нечего сюда приезжать, а тем, кто в Украине, — нечего здесь задерживаться. Мы не говорим вам «до свидания!», мы говорим «прощайте»!» — перефразировал «Иветту, Лизетту…» Зеленский.

Глава государства уточнил: попавшим под санкции представителям криминалитета заблокируют активы, им запрещается въезд в Украину и отказано в продлении срока пребывания здесь, воры в законе больше не имеют права претендовать на получение гражданства, зато могут быть подвергнуты процедуре принудительного выдворения. Все без персонификации — ни одной фамилии «известных в мире воров в законе» тоже не прозвучало.

Зато буквально через неделю информационные агентства распространили сообщение департамента стратегических расследований Национальной полиции: «Более 3,2 миллиона долларов США преступного общака изъято у воров в законе по прозвищам Умка и Лаша Сван. Кроме того, общак распрощался с дорогими машинами, холодным и огнестрельным оружием с патронами (сколько чего, не указано. — О. М.) и ювелирными изделиями в количестве 60 с лишним единиц. Судя по тональности текста, Умка с Лашей отдали перечисленное без боя и отправились под стражу на 60 суток без права внесения залога. «В случае доказательства вины ворам в законе грозит до пятнадцати лет лишения свободы», — предупреждал полицейский департамент.

Новости из гущи «малины»

Украинские медиа постоянно и достаточно подробно рассказывают о том, как устроена экономика криминального «полусвета», — устами отставных правоохранителей. Например, когда Рада рассматривала «антиворовской» закон, экс-глава Государственной пенитенциарной службы Украины Сергей Старенький поделился с «Громадским» знаниями: только общак столичного Лукьяновского СИЗО составляет 500 000 долларов в месяц…

«Вор в законе по прозвищу Лера Сумской курирует эти вопросы. Он занимается правозащитными организациями, которые отчитываются ему о проделанной работе. Следственные изоляторы — один из крупнейших источников денежных поступлений в воровские общаки. Основные виды тюремного бизнеса — «отжимание» у состоятельных узников денег, имущества. Телефонные махинации, мошенничества, торговля наркотиками, азартные игры. Одна зона дает минимум 300 000 гривен в месяц (чуть больше 11 тысяч долларов по курсу. — О. М.). А по всей стране это миллионы гривен в месяц», — дополнил коллегу Вячеслав Аброськин, экс-глава уголовной полиции Украины, ныне ректор Одесского государственного университета внутренних дел, его тоже расспросило «Громадське».

Майские санкции СНБО дали повод изданию Delo.ua, со ссылкой на источники в правоохранительных органах, опубликовать пофамильный список из 44 воров в законе, попавших под санкции. Другие интернет-ресурсы развили почин. Разместили фотографии антигероев с указанием фамилий, кличек, с краткими жизнеописаниями. Разобраться в хитросплетениях — кто, когда, где и при каких обстоятельствах «коронован», какие виды деятельности предпочитает, с кем «забивает стрелки», кого уже забил до смерти вследствие несовпадения взглядов или конкуренции — обычному читателю непросто. Зато он, то есть читатель, переполняется тревогой и благодарностью: не страна, а «малина» какая-то, честное слово, давно пора порядок наводить!

Хотя так называемые общаки — достаточно изучить архивы публикаций и телесюжетов — полиция периодически арестовывала и прежде. Заканчивалось все, как правило, конфузом. Взять хотя бы историю, которая произошла в июне прошлого года в Киеве, когда подозреваемый в деле об убийстве своего делового партнера гражданин по кличке Неделя был квалифицирован как вор в законе и держатель 400 тысяч долларов преступной кассы. (Уже упомянутый в тексте генерал Аброськин называет Неделю старшим клана, который контролирует Центральную и Западную Украину, а недавно задержанного гражданина с милым прозвищем Умка — руководителем так называемого Днепровского клана. Оба вора — долларовые миллионеры.) Деньги Недели передали в управление Национальному агентству по розыску и менеджменту активов (АРМА). Но уже в феврале 2021-го вернули по суду якобы законному владельцу, тоже оказавшемуся мошенником…

Осенью 2017-го в Одессе во время антикриминальной отработки ситуации полицейские выявили тайник с миллионом долларов общака, сообщала пресс-служба МВД Украины. Спустя год с помощью адвокатов и по решению суда 79-летний «ветеран воровских дел» по кличке Полтава получил свои деньги назад. У Полтавы за плечами несколько ходок, все они приходятся на советский период. Некоторые источники называют его хранителем всеукраинского общака.

В начале марта 2021-го правоохранители задержали двух залетных воров в законе — Каху Тбилисского и Кобу Руставского. Кобу с 2016 года разыскивает Испания: за совершение особо тяжких преступлений ему грозит там до 24 лет лишения свободы. Экстрадиции не произошло. Окружной админсуд Одессы отпустил Руставского с миром, а Каху Тбилисского в очередной раз выдворили из Украины — предположительно, в Россию, где он ранее отбывал срок за разбой. Так же поступили в 2019-м с неким Тенго Питерским, криминальным авторитетом, «коронованным» в Санкт-Петербурге в 2014 году. Поговорка «Вы нас в дверь, а мы — в окно!» для этой категории граждан по-прежнему актуальна, хоть президент Зеленский и настаивает на прощании навек.

«Спят твои соседи, белые медведи…»

Судьбу немультяшного Умки — того самого вора в законе из списка СНБО, что попался вскоре после тематического майского заседания Совета, — детальней остальных освещает специализированный интернет-ресурс «Детектив инфо». Репортер побывал на заседании Киевского апелляционного суда, где отклонили жалобу адвокатов и оставили под стражей 48-летнего Сергея Олейника, профессионального спортсмена, одного из руководителей клуба спортивной борьбы «Ведмідь» («медведь» — укр.) в Днепре. Теперь Олейник — в статусе подозреваемого. Между прочим, в клубных буклетах «Ведмідя»подчеркивается: деятельность организации направлена на «развитие и воспитание молодежи», а в Сети нетрудно найти фото, где Сергей Олейник наблюдает спортивные соревнования в дружеском обществе олигарха Игоря Коломойского.

Умка сидит в камере Киевского изолятора временного содержания. Ему инкриминируют якобы шесть подтвержденных эпизодов, один из которых — выделение 220 тысяч долларов из общака на подкуп одесских судей. Тех самых, что благосклонно отнеслись к Кобе Руставскому… Биография Сергея Олейника, утверждает влиятельное издание nv.ua(«Новое время»), тесно переплетена с днепровским бизнесменом Александром «Нариком» Петровским, получившим известность после появления на торжественной церемонии вручения Томоса украинской официальной делегации 6 января 2019 года в Стамбуле.

О втором криминальном «генерале», Лаше Сване, 48-летнем уроженце Грузии, лице без гражданства Лаше Джачвлиани, также помещенном под стражу на два месяца без права внесения залога, слит в ютьюб красноречивый ролик — начало его опроса под протокол. «Цель прибытия в Украину?» — спрашивает полицейский. «Ну все, хватит уже!» — раздражается Джачвлиани. «Вор?» — кротко продолжает правоохранитель. «Я не буду отвечать!» — негодует Лаша Сван.

Напомню: в июне 2020-го Рада ввела уголовную ответственность за само получение статуса вора в законе. Но как сторона обвинения будет доказывать наличие у подозреваемого этого статуса — пока непонятно. Адвокаты же настаивают на том, что в украинских реалиях лишь вырастет количество «заказных» производств.

Автор Ольга Мусафирова, собкор в Киеве

https://novayagazeta.ru/articles/2021/06/18/ikh-v-dver-a-oni-v-okno

***

Приложение. Украинский список "воров в законе". Случайных людей в нем нет?

Президент Зеленский дает правоохранителям инструменты для борьбы с оргпреступностью. Те обещают освободить страну от влияния криминальных авторитетов. Но что происходит на самом деле?

Спустя месяц после введения Советом национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины санкций против криминальных авторитетов, в стране не осталось ни одного "вора в законе", по крайней мере на свободе, отчитался недавно секретарь СНБО Алексей Данилов. Весь этот месяц полиция и СБУ едва ли не ежедневно сообщали о новых задержаниях, обысках и депортациях десятков криминальных авторитетов.

Санкции, введенные указом президента Владимира Зеленского против впечатляющего перечня из 668 человек - преимущественно граждан Грузии, России и Азербайджана, - действительно дали сотрудникам правоохранительных органов широкие полномочия. В первую очередь, по выдворению иностранцев - фигурантам списка отныне можно без суда отменять виды на жительство и разрешения на иммиграцию, отказывать в украинском гражданстве и просто высылать за пределы страны. Тем же, кто и так сейчас находится за рубежом, въезд в Украину запрещен пожизненно. "Это тот случай, когда я совсем не расстроен тем фактом, что кто-то эмигрирует из Украины навсегда", - подводил промежуточные результаты санкций президент Владимир Зеленский.

"Воры в законе" в Украине: чьи фамилии в списке

Впрочем, критерии, по которым люди попадали в санкционный список, до сих пор до конца не ясны. Формально его подал в СНБО кабинет министров, но на заседании список представлял начальник Нацполиции Игорь Клименко. Из его слов следует, что 557 фигурантов списка - это разбросанная по всей планете верхушка постсоветского преступного мира, так называемые "воры в законе". 36 из них на начало 2021 года постоянно проживали в Украине. Еще 111 человек - криминальные авторитеты рангом пониже, преимущественно уроженцы Северного Кавказа и Закавказья, якобы причастные к организации в Украине преступных банд.

Об основаниях, на которых правоохранители зачислили всех этих людей в ряды организованной преступности, DW хотела расспросить у начальника уголовной полиции Евгения Коваля, но он не нашел времени для ответа. Заместитель председателя комитета украинского парламента по правоохранительной деятельности Андрей Осадчук рассказал DW, что тоже хотел получить от полиции объяснения, но не смог собрать достаточно голосов в комитете, чтобы вызвать ее руководство на доклад.

Правоохранительные органы и ранее обнародовали списки так называемых "воров в законе", выявленных на территории Украины, правда, без полных имен, ограничиваясь уголовными кличками. Но по "понятиям" - неофициальному своду правил постсоветской оргпреступности - статус "вора" является признанием достоинств и авторитета, а не чем-то, что стоит скрывать. И информация о "коронации" нового преступника распространяется моментально. Поэтому перечни криминальных авторитетов разной степени точности ведут не только правоохранители, но и независимые исследователи. Так, в базу российского информагентства "Прайм Крайм", документирующего криминальный мир последние 15 лет, сейчас внесены 425 активных "воров в законе" - на 130 меньше, чем в списке СНБО. Главный редактор агентства Виктория Гефтер предполагает, что украинские полицейские включили в свой перечень немало уже "раскоронованных" преступников.

Украина - "тихая гавань" для криминальных авторитетов

Однако она соглашается с правоохранителями в том, что Украина стала "тихой гаванью" для преступной верхушки после того, как Грузия, а вслед за ней и Россия, ввели суровые наказания за одно только пребывание в статусе "вора в законе". Похожие поправки президент Владимир Зеленский подал в виде неотложного законопроекта сразу же после парламентских выборов 2019 года. "Особенность статуса "вора в законе" заключается в том, что эти лица сами не совершают активных преступных действий, но каждый из них создает целую пирамиду соратников", - так руководитель Нацполиции Игорь Клименко объяснял депутатам невозможность наказать криминальных авторитетов другим способом.

Впрочем, парламентарии этот законопроект приняли с существенными доработками. Ответственность только за пребывание в статусе "вора в законе" они так и не ввели, но год назад дополнили Уголовный кодекс статьями о распространении преступного влияния (до 15 лет лишения свободы), обращении за таким влиянием (до семи лет) и участии в преступной сходке (до 12 лет). За первые 10 месяцев полицейские объявили по ним 53 подозрения. Правда, правоохранители редко используют "воровские" статьи как отдельное обвинение, скорее - как дополнительную квалификацию более очевидных преступлений, отмечал в начале апреля руководитель департамента стратегических расследований полиции Руслан Марчук.

"Умка" и "Лаша" и другие. Что о них известно

В разгар обсуждения новых санкций подчиненные Марчука задержали в Днепре основателя клуба спортивной борьбы "Медведь" Сергея Олейника и уже не раз депортированного из Украины Лашу Джачвлиани, у которого нет постоянного гражданства. Полицейские назвали задержанных "Умкой" и "Лашей Сваном" - "влиятельнейшими ворами в законе", которые контролировали криминалитет в Днепропетровской, Одесской, Николаевской и Запорожской областях. Во время обыска у них нашли 3,2 миллиона долларов наличными - якобы часть преступного фонда взаимопомощи, так называемого "общака".

Олейнику и Джачвлиани объявили о подозрении по новой "воровской" статье и повезли в столичный суд. Из его решения об аресте подозреваемых, следует, что полицейские следили за ними около года, документируя то, что потом квалифицируют как "распространение преступного влияния".

Самым интересным эпизодом стала так называемая "курсовка" - своего рода назидание, которое Олейник и Джачвлиани донесли до днепровского криминалитета во время встречи в ресторане "Гурия" в январе этого года.

Речь шла о работе так называемых "тюремных call-центров" - распространенного вида телефонного мошенничества, где операторы, нередко работающие прямо из мест лишения свободы, выдают себя за сотрудников банков и выманивают у жертв данные платежных карт. "Умка" и "Лаша" объяснили присутствующим на встрече, что отныне "call-центры" должны искать "клиентов" за пределами Украины и, что главное, США, чтобы не привлекать внимание местных правоохранителей.

Из судебного решения становится понятно, что "распространением преступного влияния" следователи считают и традиционную систему взаимопомощи, которая существует внутри криминального мира. Подозреваемым инкриминируют поставки в местную колонию продуктов и сигарет, материальную поддержку семьи другого погибшего "вора" и даже мирное урегулирование конфликта между преступниками рангом ниже.

Правда, следствие утверждает, что задокументировало и вероятную подготовку к подкупу правоохранителей, когда "Умка" и "Лаша" якобы согласовали выделение 270 тыс. долларов из "общака" на освобождение "воров" Кобы Шемазашвили (Кобы Руставского) и Романа Кащаева ("Кощея"), которым грозила экстрадиция в Испанию и Россию соответственно. Обоим, в итоге, удалось остаться в Украине, выйти на свободу и даже подтвердить украинское гражданство.

В апелляционной жалобе защитники Сергея Олейника отмечали: у следствия нет никаких доказательств того, что их клиент является "вором в законе" или когда-то имел дело с преступным "общаком". Адвокат Виктор Овсянников рассказал DW, что Печерский суд слушал дело об аресте без законных представителей подозреваемого, вызвав на заседание бесплатного защитника. Впрочем, убедить апелляционную инстанцию ​​не получилось - Олейника оставили за решеткой без права выйти под залог до конца июля. Олейник и Джачвлиани, равно как и Шемазашвили, и Кащаев, в конце концов, фигурируют в санкционном списке СНБО.

Правозащитники говорят об этнических предрассудках

Коалиция украинских правозащитников 17 июня в совместном заявлении назвала последние указы президента о санкциях против контрабандистов и "воров в законе" грубым нарушением Конституции и международных соглашений в области прав человека. В частности и потому, что их в очередной раз применяют против украинских граждан.

Председатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров подозревает власть в этнической предвзятости. Подавляющее большинство списка - 503 человека - выходцы с Кавказа и Закавказья, обращает внимание правозащитник. Такого же мнения придерживается и председатель общественной организации "Диаспора чеченского народа" Данил Гончаров.

По информации Евгения Захарова, не менее 80 фигурантов "криминального списка" пытаются обжаловать указ президента в Верховном суде. Среди истцов в том числе и чеченские добровольцы батальона имени Шейха Мансура - неформального боевого отряда, воевавшего в Донбассе на стороне украинского правительства, но до сих пор не легализировавшегося. Депортация в Россию неизбежно приведет к пыткам или даже смерти указанных лиц, заверяет адвокат Николай Ореховский.

Он оспаривает санкции в том числе и в интересах Салмана Сайнароева. Того вместе с еще одним уроженцем Ингушетии обвиняют в дерзком налете на ювелирный магазин в Киеве летом 2018 года, во время которого нападавшие убили охранника. Оба не признают вины, рассмотрение их дела назначено на конец июня. Другой клиент Ореховского - предприниматель Мехак Алексанян - живет в Украине более 30 лет и даже избирался в мэрию Василькова (Киевская обл). Однако в в санкционном списке указан как гражданин Армении. Адвокат настаивает, что его клиент - гражданин Украины и никогда не был частью преступного мира.

Верховный суд начнет рассмотрение иска Ореховского только в конце июля. До этого времени правозащитники требуют от президента хотя бы пересмотреть список. Правда, секретарь СНБО Алексей Данилов продолжает утверждать: случайных людей в нем нет.

Автор Игорь Бурдыга

https://p.dw.com/p/3vHuw

***

Мнение. Британский эксперт по "русской мафии": дни "воров в законе" сочтены

Украина вслед за другими постсоветскими странами и Европой создает условия, при которых находиться на верхушке криминальной иерархии уже невыгодно, считает эксперт по организованной преступности Марк Галеотти.

Масштабные меры, принятые в Украине против более 600 человек, которых украинские власти считают частью преступного сообщества, привлекли внимание далеко за пределами страны. Пока украинские правоохранители арестовывают одних криминальных авторитетов и депортируют других, правозащитники говорят о нарушении презумпции невиновности и фундаментальных гражданских свобод.

Марк Галеотти, почетный профессор Университетского колледжа в Лондоне, автор книги "Воры: русская супермафия" в разговоре с DW рассуждает про обоснованность внесудебных методов преследования организованной преступности и роль постсоветского криминального сообщества в жизни Европы.

Deutsche Welle: - Украинские власти уже не в первый раз за этот год прибегают к такому внесудебному инструменту наказания, как санкции Совета нацбезопасности и обороны. Насколько, по вашему мнению, это уместно в случае организованной преступности, и были ли подобные прецеденты в других странах?

Марк Галеотти: - Все зависит от особенностей национального законодательства и от условий, в которых оно формировалось. Например, в Италии довольно строгие специальные правила против лидеров криминальных группировок. Но в Украине правительство пошло на довольно интересное сочетание собственно уголовного преследования, когда членам организованных групп грозит арест и суд, и чисто административных мер, применяемых к коррупционерам высокого уровня или, например, к людям, связанным с иностранной разведкой.

Похожие методы, например, применяют США: аннулируют визы или виды на жительство нежелательным в стране лицам. Также действовала в свое время и Грузия: проcто высылала из страны "воров в законе", которых не могла арестовать. Я думаю, Украина здесь действовала с учетом как иностранного опыта, так и используя имеющиеся политические инструменты и исходя из угрозы, которые представляют собой эти люди.

- Вы упомянули Грузию, которая первой в свое время ввела особое наказание сугубо за пребывание в статусе "вора в законе". Позже подобные поправки в уголовное законодательство приняли в России, похожие пытались принять и в Украине. Можно ли назвать это последовательными этапами войны против "воров в законе", которая разворачивается в последнее десятилетие?

- Да, война действительно идет, но стоит отметить, что "воры" сами стали довольно легкой мишенью в войне против организованной преступности - их легко идентифицировать по особенностям внутреннего "кодекса", татуировкам, поведению и тому подобному. В этом и заключается особенность списка - вам и самому нетрудно в конце концов проверить, имеют ли конкретные люди отношение к "ворам в законе".

С одной стороны, это действительно последовательная борьба правоохранительных органов разных стран. Присмотритесь, большинство фигурантов украинского списка - иностранцы. И даже не русские, а грузины и армяне. После того, как их выгнали из собственных стран, часть осела в вашей стране, поэтому логичным для местной правоохранительной системы будет гнать их, и гнать дальше, заставлять постоянно переезжать.

Но для Украины есть и специфический момент. Правоохранительные органы и разведка идентифицируют сеть российской организованной преступности как серьезную угрозу национальной безопасности, потенциальный дестабилизирующий фактор. Обратите внимание, как начинается новый санкционный список - с господина Аксенова, руководителя российских структур власти в Крыму, с господина Дениса Пушилина - руководителя самопровозглашенной "ДНР". Интересно то, что для безопасности Украины эти люди и обычные преступники политически равнозначны.

- Причины для усиленного преследования "воров в законе" казались более очевидными в Грузии, где 30 лет назад их авторитет в обществе стал настоящим культурным феноменом. Или в России, где система отбывания наказаний стала домом для криминала, откуда происходит вся эта субкультура. Чем "воры" опасны для других стран, для западного мира в частности?

- Стоит отметить, что сама субкультура "воров" уже не та, что 20-30 лет назад. Старый кодекс, "понятия", претерпели существенные изменения. Многие из тех, кто сейчас называет себя "ворами", чрезвычайно далеки от "старой школы" и даже не являются преступниками в традиционном понимании этого слова. Они получают этот титул от друзей, бизнес-партнеров, часто за пределами тюрем. Но то, что традиционно называется "русским криминалом", оперирует далеко за пределами национальных или постсоветских границ - и это главная причина, почему все больше стран определяют "воров" как международную угрозу.

Другая характеристика - их вовлеченность в политику. В первую очередь и в большинстве случаев - в российскую, но не только. И это тоже объясняет, почему в Украине "воры" стали частью кампании Совета нацбезопасности, которая началась с пророссийских олигархов, а затем перекинулась и на криминал.

- Если говорить сугубо о криминальной деятельности, то чем занимаются все эти люди? Какие криминальные сферы контролируют?

- Если говорить о "ворах" и русской организованной преступности в целом в Европе, то они не занимаются тем, что принято называть "уличной преступностью". Исключением можно назвать разве что скоординированные группы грузинских преступников, разоблаченные Европолом несколько лет назад. Но, вспомним 1990-е, когда постсоветские преступные банды пытались взять под контроль европейские уголовные рынки. Они врывались в страны Балтии, Центральной Европы, даже в Германию, и почти в каждом случае терпели поражение. Из-за противодействия местных правоохранительных органов или местных банд, а порой из-за сотрудничества тех и других.

Но позже они изменили тактику. Те же "воры" приходили к местным группировкам, например, в Северной Европе и спрашивали: а что вам надо? Вам нужно оружие? У нас полные склады! Наркотики? Половина афганского героина проходит через Россию, а метамфетамин варят прямо под Санкт-Петербургом. Девушки? Хакеры? Ресурсы для отмывания денег? Все это есть!

Так постепенно "русская мафия" превратилась в настоящих оптовых продавцов на мировом криминальном рынке. Они не торгуют наркотиками на улице, однако контролируют большую часть мировых поставок и даже воюют с латиноамериканскими бандами за рынки кокаина. На постсоветском пространстве они конечно больше вовлечены в "полевую" преступность, однако в глобальном мире прочно закрепились в роли оптовых поставщиков. Такая роль требует и определенного опыта в коррупционных схемах, в их внедрении в различные политические системы, а также знаний современной глобальной экономики, умения использовать прикрытия, например, в виде легальных транспортных компаний.

Но здесь также стоит обратить внимание, что Россия, ведя гласную и негласную войну в Украине и дальше в Европе, время от времени привлекает к ней весь этот криминал. Иногда для шпионских целей, а иногда и для убийств, как мы видели в последние годы с убийствами чеченцев в Турции, Германии или Австрии.

И это уже другое измерение угроз, которую несут подобные группировки. Вспомните, о волне заказных убийств, взрывов в Украине в 2016-2017 годах, часть из которых была результатом деятельности российской разведки, а часть - передана на субподряд гангстерам.

- Национальный состав украинского санкционного списка многих наталкивает на мысли об этнической предубежденности - большинство людей в нем родом с Кавказа. Соответствует ли это реалиям криминального мира, или правоохранительная система находится в плену стереотипов относительно этнической преступности?

- Конечно, всегда есть место для предрассудков. Но если взглянуть на российские списки тех, кого там называют "ворами", то там мы тоже увидим подавляющее большинство грузин, или азербайджанцев, или армян. Как по мне, это скорее культурная особенность. Дело не в том, что этнические русские или украинцы не становятся бандитами. Они просто не становятся бандитами такого типа - "ворами в законе", особой субкультуры внутри постсоветской организованной преступности.

Что же касается чеченцев, то их участие и в организованной преступности, и в военном конфликте в Донбассе создало новый пласт отношений - кровную месть, которая до сих пор имеет большое значение в культуре чеченского народа. Поэтому не исключено, что часть чеченцев из вашего списка является "кровниками" тех чеченцев, кто воевал на стороне правительственных сил.

- Куда в конце концов деваться "ворам в законе" после мер против них в Грузии, России, Украине или Европе - и насколько долго мировой правоохранительной системе удастся их "гонять"?

- Если внимательно присмотреться к американскому списку санкций против русской оргпреступности, то можно заметить, что некоторые персонажи в нем имеют регистрацию, например, в Дубае. В конце концов, в мире есть еще места, где довольно приятно жить и где не слишком присматриваются к уголовному бэкграунду резидентов.

Впрочем, по моему мнению, история такого явления как "воры в законе" действительно подходит к концу. Этот статус, это звание перестало быть выгодным и несет, скорее, проблемы с каждым новой кампанией вроде украинской. Я подчеркну, речь не идет о конце организованной преступности как таковой, а о конце "воров в законе" как бренда. Реальный уголовный рынок закрывается для "воров", это больше невыгодно.

Несколько лет назад я разговаривал с одним русским из Дагестана, и он размышлял над тем чтобы присоединиться к "воровскому миру". Для него это было довольно прагматичное бизнес-решение, без всей этой "блатной романтики". Он рассуждал о появлении покровителей, определенном авторитете, но в конце концов пришел к мысли, что в долгосрочной перспективе вступать в этот клуб невыгодно. А если молодняк не хочет идти в "воры", то их дни сочтены.

Автор Игорь Бурдыга

https://p.dw.com/p/3va69


Об авторе
[-]

Автор: Ольга Мусафирова, Игорь Бурдыга,

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.07.2021. Просмотров: 40

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta