Президент Украины Владимир Зеленский запустил рынок земли

Содержание
[-]

«И это главное коварство закона» 

Президент Владимир Зеленский подписал закон о рынке земли. «Это исторический момент для всех украинцев и для меня лично. Украина ждала этот закон со времени обретения независимости. Это была нелегкая борьба. Но мы знали, что делаем это для украинцев», — заявил он.

Политолог Сергей Быков отмечает, что Президент дотянул до последнего с подписанием закона, ведь 94-я статья Конституции прямо указывает, что Президент подписывает закон в течение 15 дней со дня подписания главой Верховной Рады. Спикер Дмитрий Разумков подписал документ 13 апреля. Соответственно, 28 апреля было последним днем срока подписания.

Скупку земли крупными компаниями отложили до окончания экономического кризиса, отмечают эксперты. Норма о покупке наделов по 10 тыс. га вступит в силу с 1 июля 2024 года. К тому времени срок правления Президента Зеленского закончится — следующие президентские выборы должны состояться 31 марта 2024 года. «До 2024 года крупный капитал не будет иметь ресурсов»

«Затягивание прямо говорит о двух вещах: Президент не хотел подписывать закон (а в программе Зеленского есть пункт о рынке земли). Президент боялся, что закон обжалуют», — считает Сергей Быков. Он не исключает, что Конституционный суд отменит закон о рынке земли из-за того, что его принимали с нарушениями. «Рада окончательно голосовала в день, когда не было очередной сессии, правки рассматривали на внеочередном заседании, хотя регламент такую возможность не дает», — пояснил

политолог. Ранее его коллега Руслан Бортник заявлял в СМИ, что для большей части украинского общества принятие закона о рынке земли выглядит как «пир во время чумы» и попытка власти под прикрытием эпидемии реализовать свои экономические интересы.

Стоит напомнить, что в конце прошлого года принятие этого закона в первом чтении сопровождалось акциями протеста с перекрытием автотрасс. К марту соцопросы Центра Разумкова показывали, что против рынка земли выступает 72% граждан. Закон был принят во время карантина, когда массовые акции запрещены. При этом мотивация сводилась к тому, что взамен открытия рынка Международный валютный фонд предоставит кредит. Суммы назывались разные. По последним данным в рамках сотрудничества с МВФ ожидается предоставление кредитов на 8 млрд долларов, 3,5 млрд из которых Министерство финансов ожидает в 2020 году.

Эксперты отмечают, что земельный закон не совсем то, чего ожидал МВФ. Сначала министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Тимофей Милованов заявил, что запуск рынка земли не являлся условием для получения программы МВФ. Дескать, желание фонда — сделать так, чтобы для малого и среднего бизнеса были равные условия. «Но предварительного условия по рынку земли нет в тех договоренностях с МВФ», — заявлял Милованов в конце февраля. Правда, 4 марта он был уволен вместе со всем правительством, а закон о рынке земли приняли в ночь с 30 на 1 марта.

После этого с критикой выступил бывший премьер Владимир Гройсман, который имел дело с МВФ, находясь во главе правительства с 2016 по 2019 годы при президенте ПетраПорошенко. Гройсман также заявил, что МВФ никогда не требовал от Украины именно такой модели рынка земли, которую приняли в Раде. Экс-премьер отметил, что норма, которая позволяет концентрировать 10 тыс. га в одних руках, отсрочена до 2024 года. И это главное коварство закона. «Очевидно, что до 2024 года крупный капитал не будет иметь ресурсов покупать большие земельные объемы – из-за экономического кризиса», — пояснил он.

Владимир Гройсман пояснил в СМИ: «С наступлением экономического восстановления крупные компании получат не только ресурсы, но и возможности сразу скупить столько земли, сколько потребуется». Действительно, всем известны основные нормы закона о рынке земли: рынок откроется с 1 июля 2021 года. После этого первые два года землю смогут покупать только физические лица — граждане Украины, и купить ее можно не более 100 гектаров в одни руки. А следующие два года землю смогут покупать украинские юридические лица не более 10 тысяч гектаров в одни руки. Затем предполагается продажа иностранцам — после референдума, закона о котором еще нет.

Однако эксперты отмечают, что по закону сохранено действие поправки к 130 статье Земельного кодекса. А эта поправка дает возможность банкам (в том числе со 100%-ным иностранным капиталом) получать землю в собственность через залоговые обязательства по кредитам. Причем в процессе могут принимать участие внебанковские частные организации и компании. А тем временем 1,6 млн земельных паев принадлежат гражданам пенсионного возраста, подавляющее большинство которых получает пенсию ниже минимальной зарплаты (официально 75,4% пенсионеров получают по возрасту с учетом стажа – 3064 гривны).

До принятия закона собственники паев могли только сдавать их в аренду, сохраняя право собственности. При этом 68% земли находятся в собственности пайщиков. А наступивший экономический кризис снижает уровень доходов населения. Но закон приняли 259 голосами, причем поддержала закон только часть депутатов президентской фракции «Слуга народа». За рынок земли проголосовали также представители фракций – «Голос» и «Европейская солидарность» Петра Порошенко.

Норма об отсрочке скупки крупных наделов на три года была принята, когда уже шла эпидемия коронавируса и стало известно о наступающем кризисе. По прогнозам МВФ, примерно столько времени требуется для выхода из кризиса мировой экономики. К тому времени срок правления Президента Владимира Зеленского закончится — следующие президентские выборы должны состояться 31 марта 2024 года. А норма покупки наделов по 10 тыс. га вступит в силу с 1 июля 2024 года.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/i-eto-glavnoe-kovarstvo-zakona-zelenskiy-zapustil-rynok-zemli

***

Комментарий. «Неудобный» закон Украины о земле: все только начинается

Итоговая версия закона о рынке земли, принятая на авральном ночном заседании Верховной Рады, существенно отличается от варианта, известного по первому чтению.

Ее можно было бы считать вполне приемлемой, если бы не многочисленные «но»: без законов о кадастре, нормативах оценки земли, правилах оборота, земельном банке и еще без много чего приятый документ оказывается неудобным для применения и, по сути, прикрытием для манипуляций. А длительный переходный период, только после которого закон полноценно вступит в силу, дает возможность для его приостановки, отмены или же реформирования в «обратную» сторону. Потому что мировые финансовые институты, как выяснилось, снова недовольны: они хотели бы видеть принятой выгодную для крупных покупателей первую версию документа. Контракти.uа разбираются с тем, какие тренды задает принятие нового закона, и какая судьба может его ожидать.

Новое и старое. Внешне все неплохо, но…

Отличия первой и второй версий закона о земле довольно радикальны. Собственно, правке подверглись все базовые положения первой версии. При этом несколько важнейших моментов отражения в закон так и не нашли. Неведомо, были ли они среди 700 так и не принятых правок к закону. В любом случае, итоговый документ получился явно «гибридным» - часть спорных и опасных положений из него убрана, но другие важнейшие моменты остались, сознательно или нет, неурегулированными.

Первым отличием являются два переходных периода. Мораторий, фактически, затягивается до 1 июля 2021 года, т.е. на 18 месяцев. После этого еще 3,5 года покупать землю смогут только физические лица, и только не более чем по 100 га. И только с 2024-го к рынку допустят юридические лица (т.е. агрохолдинги), которым разрешат покупку не более 10 тыс. га.

Интересный факт:

В первоначальной версии закона речь шла о 200 тыс. га в один руки. Это был настолько неприкрытое лоббирование интересов не просто крупных агрохозяйств, а крупнейших агрохолдингов, что норма сразу же оказалась на острие критики общественности и стала явным предметом законодательного торга. Похоже, такое неприлично большое число гектаров прописали специально, дабы потом постепенно уменьшать его до минимально приемлемой для агробаронов отметки. Таким минимумом и стали 10 тысяч га.

«Объемы земли, которую можно продать в одни руки, уменьшились, а возможность юрлицам покупать землю отложили во времени. Это стало возможным из-за давления общественности, из-за преимущественного невосприятия населением Украины введения рынка земли и отсутствие голосов за первоначальную версию законопроекта. Потому власть внесла существенные коррективы в закон», - указывает директор Центра внешнеполитических исследований ОПАД им. Никонорова Сергей Пархоменко.

Расчет за землю в законе прописан исключительно безналичный, причем с предварительной проверкой происхождения средств. Безусловно, эта норма хороша, но она закладывает возможность для дискриминации физических лиц, накопивших определенную сумму наличности «под подушкой». Легализация этих средств может составить для таких физлиц дополнительную проблему, и делает их дополнительно уязвимыми и в без того неравной конкуренции с агрохолдингами.

Еще один важный пункт – фиксация минимальной цены на землю. Говорится об этом, правда, весьма неконкретно – мол, такая цена должна быть «не ниже нормативной оценки». Но это понятие очень расплывчато. В конце 2019 года тогдашний министр экономики Тимофей Милованов утверждал, что стартовая цена земли при открытии рынка будет примерно 2,2 тыс. долларов за га. Причем это была откровенно усереднення цена, выведенная из разницы между «вкусными» черноземами, землями в курортных местностях, на берегах водоемов и т.д., и непригодными для обработки, деградировавшими в силу различных причин участками (к примеру, сюда входят обрабатываемые земли возле кладбищ и даже на самих кладбищах).

Справка:

Милованов также утверждал, что примерно через год после открытия рынка земли (напомним, первым чтением переходных периодов не предусматривалось, а рынок собирались открывать с 1 октября 2020 года), цена плодородных участков может подняться до 5-6 тыс. долларов за га. Цену на землю будут формировать государственные оценщики. И вряд ли они станут на сторону номинальных владельцев – селян-пайщиков, а не арендаторов, ведущих на ней фактическое хозяйство.

«Вопрос базовой цены на землю не решен, и это создает известные возможности для манипуляций, когда селяне, особенно пожилого возраста, окончательно лишатся своих паев за очень смешные деньги, - отмечает директор Украинского института анализа и менеджмента Руслан Бортник, - Отсутствует и механизм контроля за использованием земли. А с 2024 вступят в силу все известные модели концентрации земельных ресурсов, которые и сейчас применяются юридическими лицами, под которыми мы понимаем агрохолдинги. А если на рынок допустят иностранцев, они точно найдут возможность обойти норму о 10 тыс. га в один руки, и будут формировать огромные земельные активы, например, через использование денег банков и кредитных союзов».

Правда, банкам запретили покупать землю сельскохозяйственного назначения в собственность. Они смогут взять ее только в залог. Причем такие участки затем должны быть отчуждены банками на торгах в течение двух лет со дня приобретения. Это хорошая норма, которая не позволяет банкам годами удерживать землю у себя в залоге и концентрировать большие земельные массивы для последующей спекуляции нею. Право собственности на земельные участки сельскохозяйственного назначения смогут, с учетом указанных переходных периодов, приобретать граждане и юридические лица Украины, территориальные общины и государство. Ну и иностранцы, если вдруг им-таки разрешат это сделать.

Вопрос о продаже земли иностранным гражданам будет обсуждаться на референдуме.

В «Слуге народа» утверждают, что он состоится до конца этого года. Нетрудно предположить, каков будет ответ украинских граждан - ведь большинство из них выступает против самого факта продажи земли, а уж тем более – иностранцам. Ведь пресловутая «скупка черноземов американцами / россиянами / китайцами / евреями» остается одной из главных «страшилок», на которую «давят» противники открытия рынка земли.

«70% населения против продажи земли вообще, - указывает политолог Алексей Якубин, - По сути, власть пошла против воли своего избирателя. И примкнувшие к ней оппозиционные партии, позиционирующие себя как украинские патриоты, поступили аналогично: среди сторонников Порошенко тех, кто выступает за продажу земли, тоже не так уж много. Потому бывшим антагонистам и ситуативным союзникам –пятому и шестому президентам – придется расплачиваться за содеянное потерей электоральных баллов».

При этом в новой версии закона появились некоторые очень важные ограничения, о необходимости введения которых говорилось после принятия его в первой версии. Прежде всего, речь идет о четком запрете иностранцам, лицам без гражданства и юридическим лицам приобретать доли в уставном капитале, акции, паи и членство в юридических лицах (кроме банков), являющихся владельцами земель сельскохозяйственного назначения. Таким образом, не удастся завладеть землей опосредованно - придется ждать референдума. Но даже если им разрешат покупать землю, все равно нельзя будет купить ее в пределах 50-киломтровой зоны от границы (кроме берега моря).

Категорически запрещается покупать землю гражданам России (четко названной в законе «страна-агрессор»), и любым юридическим лицам, в которых найдется российский след. В предыдущей версии закона таких четких ограничений не было. «Закон, принятый в итоге, кардинально отличается от того, который мы видели в первом чтении. Отличается, в целом, в позитивную сторону, - указывает политолог Андрей Смолий, - Установлен переходный период, в течение которого можно и нужно будет решить вопросы и урегулировать недоработки, возникшие в ходе принятия документа, указано, что землю государственной и коммунальной собственности продавать не будут, установлены разумные ограничения на число гектаров, которые может купить физлицо. Теперь это уже точно не закон, принятый в интересах олигархов, агрохолдингов и земельных спекулянтов, а значительный шаг на пути к создание рынка средних и мелких собственников на землю. Хотя, конечно, «киты» всегда найдут возможность соблюсти свои интересы – потому-то и важно отрегулировать эти вопросы в течение указанного переходного периода, а он довольно большой – 3,5 года».

Еще один запрет касается приобретения права собственности на сельскохозяйственную землю юридическими лицами, созданными и зарегистрированными по законодательству Украины, участниками (учредителями) или конечными собственниками которых являются иностранные граждане. Это относится, к слову, к значительной части агрохолдингов. Тем более что украинское законодательство позволяет и иностранцам, и лицам без гражданства быть учредителями, участниками и собственниками украинского бизнеса. Так почему же агрохолдинги пошли на принятие такого, вроде бы, невыгодного для них, закона?

Начнем с того, что таких агрохолдингов не так уж и много. Из первой пятерки украинских латифундистов беспокоиться должны, например, «Агропросперис» (AP Group), основанный американским инвестфондом NCH Capital (владеет 430 тыс. га), и «Астарта-Киев» Виктора Иванчика и канадской финансовой группы Fairfax Financial Holdings Ltd (владеет 230 тыс. га). Хотя их тревоги, по сути, такие же, что и у агрохолдингов с отечественными бенефициарами - все равно с 2021 по 2024 годы землю могут покупать только физлица. Следовательно, и тактика действий агрохолдингов в этот период будет примерно единой - вне зависимости от того, есть среди их учредителей иностранцы или нет.

Ну а теперь – об очень важном, если не самом существенном, аспекте этого закона: его «осью» является норма о преимущественном праве выкупа участка арендатором. Более того - о праве передачи арендатором первоочередного права выкупа, на которое собственник земли не может влиять. Именно вокруг этой нормы будут рисоваться всяческие схемы и разворачиваться драмы.

Что же придумают агробароны?

Прежде всего, агрохолдинги могут пойти по прямому пути - произвести изменения в бенефициарах, и тогда иностранные граждане и компании исчезнут из числа учредителей, во всяком случае, первого уровня. Хотя это и довольно трудный путь, сопряженный с изменениями в корпоративных правах, зато и самый прозрачный и законный по сравнению с иными возможностями, которые откровенно являются «схематозом».

«Схемы», как таковые, со стороны агрохолдингов будут касаться периода до формального выхода на рынок земли юридических лиц, и для случаев, когда нужно будет не «узаконить» «старую» землю, а прикупить новую, - уверен Андрей Смолий, - Учитывая, что все равно можно будет покупать только по 10 тыс. га, агромагнаты будут создавать большое число дочерних юридических лиц, которые и будут скупать землю, находясь, де-факто, в подчинении аграрным корпорациям». «Когда юрлица смогут покупать землю, она практически может быть скуплена олигархическими кланами. Фирмы как бы могут быть не привязанными к какому-либо олигарху, а, по факту, среди учредителей фирм могут быть условные повара Ахметова или водители Коломойского», - прогнозирует Сергей Пархоменко.

Но более вероятной видится использование «осевой» нормы закона - права преимущественного выкупа земельных паев арендатором. Формулировка этого «права первой продажи» звучит следующим образом: «Арендаторы, которые работают на земле и имеют право пользования не позднее чем с 2010 года, могут выкупить землю с рассрочкой до 10 лет по цене нормативной денежной оценки таких участков и без проведения земельных торгов. Право собственности покупатель получает после первого платежа».

Как видим, существенной является оговорка о том, что подобным правом обладают те, кто арендовал землю с 2010 года. А что же те, кто арендовал ее в последние 10 лет? Абсолютно непонятное ограничение. Если уж ограничивать потенциальных земельных спекулянтов, то имело смысл установить ограничение за последние год-два, и то вряд ли – уже после года ведения хозяйства понятно, куплен ли участок со спекулятивной целью, для последующей перепродажи, или действительно под ведение сельского хозяйства, выращивают на нем истощающий почву рапс или пшеницу и т.д. Снова открывается поле для перераспределительных схем в пользу тех, у кого больше денег, влияния и возможностей…

Но, как бы там ни было, для арендаторов, опирающихся на норму о преимущественной продаже, открываются несколько вариантов действий. Более простой вариант предусматривает, что арендаторы (как «иностранцы», так и «свои») будут продолжать существующие арендные отношения с владельцами участков, в ожидании возможных благоприятных для себя изменений в украинском законодательстве.

Справка:

Существенная часть украинской земли арендована про процедуре т.н. эмфитевзиса - соглашения, по которому владелец пая заранее получает от арендатора сумму, эквивалентную его рыночной стоимости (обычно заниженной, т.к. оцнека провдилась по заказу арендатора). Получив деньги, пайщик оформлял обязательство передать пай в собственность плательщика после введения рыночного оборота земли (и вот этот момент настает!) Именно таким образом и была взята в аренду большая часть паев у пожилых селян, сельских люмпенов, а также жителей городов, которым земля в провинции до наступлений карантинных времен была явно в тягость. И если сложившиеся отношения устраивают пайщика, то он и не будет «трепыхаться», пытаясь продать землю по большей цене или кому-то иному. А в отношении несговорчивых селян, желающих продать свой пай «налево», будут приниматься различные меры – от запугивания до выкупа участка подставными физлицами.

И тут мы подходим ко второму варианту вероятных действий арендаторов-агрохолдеров. Он как раз предусматривает использование подставных физлиц. Продавать землю будут, конечно, лицам с украинским паспортом, но связанным с арендатором. Условно говоря, уборщица в офисе агрохолдинга внезапно окажется владелицей участка земли, на котором ее работодатель и будет спокойно продолжать свою деятельность. «Агромагнаты будут выкупать землю у ее юридических владельцев, пользуясь вписанным в закон правом арендатора на первоочередную покупку, - уверен Андрей Смолий, - Собственно, не будь этого положения, аграрные лоббисты заблокировали бы закон – ведь тогда мог начаться массовый отказ крестьян от договоров аренды и стремление набить цену за свои паи. Теперь же, даже повысив цену выкупа земли, агрохолдинги станут, в большинстве случае, полноценными владельцами той земли, которой они до этого распоряжались на правах долгосрочной аренды».

А вот Руслан Бортник не считает, что такую схему будут применять массово. «По сути, с 2021 года рынок земли заработает очень ограниченно. Агрохолдинги, конечно, могут в этот период найти сотни подставных лиц для скупки земли по 100 га, но это слишком трудоемкий и откровенно «паливный» процесс. Потому, скорее, они будут пытаться действовать путем законодательного лоббизма, постоянно пытаясь внести в закон правки, или вообще обнулить его, начав работать над новой версией», - уверен эксперт.

И здесь «на сцену» выходит третий вариант действий агрохолдеров – работа с политической конъюнктурой. Нестор Шуфрич активно возражал против принятия закона о земле во втором чтении. Теперь и он, и другие политики от ОПЗЖ, получили существенный козырь для расширения своего политического влияния. Весьма вероятно, что согласившись не блокировать закон в сложных условиях карантина и экономической катастрофы, явно приближающейся без транша МВФ, наши агромагнаты (причем не только с иностранными учредителями) банально делают ставку на дальнейшую отмену или блокировку закона.

«Думаю, что владельцы агрохолдингов согласились на принятие не очень благоприятного им закона просто потому, что это было необходимо в условиях давления со стороны МВФ, - размышляет Андрей Смолий, - Но на безусловно невыгодную для себя модель рынка земли они бы не пошли. Значит, уже есть продуманные механизмы и тактики, по которым они будут действовать. Собственно, таких тактик может быть две – либо они будут пытаться внести в закон выгодные им правки, либо действовать сообразно уже принятым правилами, но с помощью юридических хитростей. Второй вариант мне кажется более реальным».

По такому пути владельцы агрохолдингов пойдут в том случае, если политическая конъюнктура будет складываться в пользу полной отмены этого закона - а это возможно при смене парламента и усилении в номой Раде противников земельного закона – ОПЗЖ и «Батькивщины». А если там вдруг снова и правые националисты, пусть и в персональном качестве, то они тоже додадут свои гневные голоса «антиземельному» альянсу Медведчука и Тимошенко.

«Украина вошла в состояние политической турбулентности. А две трети украинского общества против продажи земли. Потому, учитывая вероятность досрочных выборов, которые могут состояться уже в следующем году, в новой Раде явно усилятся позиции политсил, выступающих вообще против продажи земли – в первую очередь, Оппозиционной платформы и Батькивщины, - уверен Андрей Якубин, - Критика земельного закона и факта продажи земли как таковой станет одной из главных, если не главной, «фишкой» этих партий, и может вызвать их неформальный альянс, поддержанный, к примеру, тем же Коломойским, которому и закон в нынешнем виде никак не интересен (нет возможности для серьезных земельных спекуляций), и смычка Зеленского с Порошенко, пусть и тактическая, покоя не дает».

Параллельно агромагнаты будут стараться увеличивать свои возможности с помощью судебных решений, обжалуя ограничения по концентрации земли и числу возможных для покупки гектаров, а также взяв под контроль новый кадастровый орган, который будет занимать дооценкой тех земель, целевое назначение которой еще не установлено. Таковых, по оценкам экспертов агрорынка, насчитывается от 30 до 40%.

Кроме того, очень лакомой для агрохолдингов является земля, находящаяся в государственной собственности. Ее откроют к продаже с 2024 года. За прошедшие 20 лет моратория многие корпорации арендовали площади госземли по договоренностям с ее распорядителями – Академией агарных наук, руководством военных частей и т.д. То же относится и к земле коммунальной собственности, особенно прилежащей к крупным городам, где выгодно строить перерабатывающие сельхозпродукцию предприятия.

Теперь агромагнатам нужно узаконить свое право распоряжаться этой землей и далее. В принципе, они могут ничего не делать, полагаясь на установившиеся отношения (как мы понимаем, в большинстве своем туманно коррупционного характера) с распорядителями земли. Однако распорядитель может меняться, а государство - начать в любой момент пересмотр своей политики в отношении таких юридически сомнительных правоотношений аренды. Потому-то агрокорпорациям выгодно, чтобы их право использовать эту землю базировалось не на схемах из прошлого и персональных «подходах» к меняющимся распорядителям государственной и коммунальной земли, а на полностью законных основаниях. И они будут лоббировать правки в закон, которые поспособствовали бы этому.

Один из ключевых вопросов земельного рынка – возможность концентрации земель в руках монополистов. Принятый закон, выставляя уже описанные ограничения на покупку земли для юридических лиц и порождая указанные возможности для махинаций, также оставляет не отрегулированными несколько важнейших аспектов, связанных с возможностью концентрировать земельные массивы.

Да, до 2023 года действует в 100 га ограничение на покупку земли, но затем, когда эти лимиты будут убраны (естественно, если к тому времени закон вообще «выживет»), ничто не будет мешать концентрировать землю в границах ОТГ и областей – ведь на этот счет в законе ничего не прописано!

Заметим, что в первом чтении такое ограничение выставлялось – для ОТГ размер предельной концентрации определялся в 35%. В более же «гуманной» итоговой версии какие-либо ограничения убрали. Возможно, дело в том, что почти все агрохолдинги уже сконцентрировали земли в размерах, превышающих 35% в границах очень многих ОТГ. Правда, в таком случае непонятно, зачем было вводить ее в первую версию закона? Сугубо для декларативности?

Справка:

Согласно исследованию старшего проектного менеджера Офиса реформ Кабинета министров Андрея Мартина, в 14 областях из 23 удельный вес пахотных земель, на которую используют агрохолдинги, превышает 35%. Избежали такой практики Волынская, Ровенская, Житомирская, Закарпатская, Ивано-Франковская, Львовская, Тернопольская, Черновицкая, и, что удивительно, черноземная Херсонская области. Как видим, это практически вся Западная Украина, где всегда было меньше пахотной земли. Феномен Херсонщины в этом плане остается загадкой.

С 2023 года, когда на рынок официально запустят юрлиц с правом приобретать по 10 тыс. га, монополистический характер земельных отношений окончательно станет реальностью. Четверть украинских ОТГ имеет площадь меньше 10 тыс. га, а 60% - меньше 20 тыс. га. В регионах с уже сложившейся структурой землевладения ситуация просто будет узаконена. Исключение составят, снова-таки, только те регионы, где пахотной земли банально мало.

Сопутствующие законы: необходимые «ходули» для рынка земли

Принятие закона о земле автоматически не решает всех вопросов владения и пользования ею. Земельное законодательство Украины нужно, во многом, писать заново. Геокадастр, земельный банк, дерегуляция – только важнейшие из них. Практические аспекты собственности на землю должны определяться как раз пакетом этих «технических» законов.

Отметим, что большинство из них (кроме закона о Земельном банке/Фонде кредитования для фермерских хозяйств, которого вообще нет на рассмотрении Рады) уже принято в первом чтении. Это законопроекты № 2194 о дерегуляции (среди прочего, передает государственные земли за пределами населенных пунктов в собственность общин, а функции контроля, ранее осуществлявшиеся Геокадастром – местным властям), № 2195 об электронных аукционах (только на них, в частности, может продаваться государственная и коммунальная земля), № 2370 о геопространственных данных (обеспечивает обмен информацией между реестром прав собственности и геокадастром), № 2280 о геопространственном планировании (регулирует вопросы установления границ ОТГ и упрощает соответствующую документацию).

Гоеокадастр отменили, а теперь снова нужно создавать орган, который будет выполнять аналогичные функции. «Правительство теперь должно либо возрождать Геокадастр, создавать иной ответственный орган на центральном уровне, либо же отдавать вопрос оценки на места. Последнее очень выгодно региональным властям, и может стать источником неконтролируемых больших барышей местной власти, - отмечает Андрей Смолий, - Потому я склоняюсь к тому, что будет выбран вариант создания централизованной структуры для окончательной оценки земель. Нужно смотреть, как вообще будет реализовываться эта практика – на практическом уровне может быть очень много злоупотреблений и хитрых ходов».

Когда до всех этих законопроектов повторно дойдут руки у Верховной Рады – неведомо. Все зависит от судьбы главного закона, и от ситуации в Украине в целом. И это не говоря уже о явной необходимости создать Земельный банк, чего наши законодатели показательно избегают. А без государственного кредитования о конкуренции даже крепких средних фермеров с агрокорпорациями говорить невозможно, что лишний раз показывает, кому выгоден даже демократизированная версия закона.

И все же некоторые эксперты выражают осторожный оптимизм, исходя из формальных норм принятого документа. К таковым, например, относится Руслан Бортник. «Я считаю принятый закон позитивным по сравнению с первой версией. За три года в Украине имеет шанс сформироваться фермерская прослойка, которая за счет кредитных или собственных средств сможет нарастить «жирок» перед тем, как на рынок полноценно выйдут юридические лица. Число таких фермеров может составить примерно в 20-30% от операторов агрорынка, хотя, конечно, хотелось, чтобы было, как в той же Польше, где их число намного больше», - уверен аналитик.

Удастся ли за период 2021-23 годов сформировать хотя бы небольшую прослойку фермеров?

Между тем, Запад торопит с принятием всех указанных выше законодательных актов, дополнительно и особо напоминая о необходимости создать Земельный банк. Но мировые финансисты, как оказалось, заботятся отнюдь не об украинских фермерах. Более того - они, похоже, не ожидали принятия закона в нынешней версии, и требуют вернуть, в той или иной степени, первую редакцию, в которой юридические лица допускались к рынку земли без всяких ограничений и переходных периодов!

Но Запад опять недоволен…

«Всемирный банк приветствует принятие Верховной Радой закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения ... Но для того, чтобы в полной мере защитить интересы украинцев и обеспечить прозрачную продажу земель, мы призываем как можно скорее принять ряд дополнительных законов», - говорится в заявлении этой финансовой институции. Далее перечисляются указанные выше законы - об обеспечении свободного доступа к кадастровым данным, усилении управления земельными ресурсами, ускорении процедуры передачи земли и об урегулировании продажи государственных земель.

Ну а далее распорядители западных денег напрямую требуют «дать возможность юридическим лицам участвовать в рынке земель для обеспечения здоровой конкуренции и ослабить ограничения на общую площадь земельных участков, которые можно приобретать в собственность». Похоже, что ради этой фразы коммюнике Всемирного Банка и писалось. Но неужели люди, управляющие мировыми деньгами, столь наивны, что не догадываются, каким будет результат референдума о возможности иностранцам владеть землей в Украине? Или же они озаботились интересами наших агробаронов?

Тут может быть несколько объяснений. Первое самое простое: учитывая «законодательный фетишизм» западной культуры, данное уточнение видится принципиальным. Вдруг действительно референдум, пусть и с минимальным преимуществом, позволит иностранцам покупать землю в Украине? В таком случае, на агрорынок смогут прийти только физлица, а это инвесторам неинтересно. Играть в те же игры, что их украинские коллеги, они не готовы. Потому и требуют, чтобы юридических лиц допустили к покупке земли как можно быстрее.

Второй причиной можно считать тот факт, что украинские агрохолдинги – одни из главных экспортеров Украины, и поэтому плотно «завязаны» на мировую финансовую систему. Они продают свои акции на западных биржах, держат свои капиталы и кредитуются в тамошних банках. Для скупки земли по 10 тыс. га у них есть и свои средства, а вот за большими суммами нужно обращаться к мировым банкирам. Потому последние и заинтересованы в стимулировании активности своих перспективных клиентов.

К слову, за требованиями мировых банкиров могут стоять и… сами украинские агрохолдинги, а точнее, их лоббисты в финансовых кругах Запада, которые хотят таким образом - «не мытьем, так катанием» - воздействовать не переписывание закона в выгодном им духе. Эта версия пересекается со второй, хотя и может показаться излишне конспирологической, т.к. у наших агрохолдеров и так есть возможности отстаивать и защищать свои интересы. Но было бы грех с их стороны не попытаться использовать авторитет такой институции, как Всемирный Банк, для дополнительного артикулирования своих требований. А вдруг сработает…

Наконец, главной причиной откровенных требований Запада можно считать ощущение момента: понимая, насколько Украина нуждается в деньгах мировых кредиторов, последние считают себя вправе ставить выгодные им условия предельно прямо. Иное дело – степень осознания ними того факта, что подобная модификация законодательства вряд ли будет вписана в закон «уже сегодня», и неизвестно, будет ли вписана вообще. Пока что украинским законодателям явно не до этого, да и судьба базового закона остается туманной. Кроме того, западных денег Украина может не получить и по другим причинам – наиболее вероятно, что из-за непринятия (или же юридически сомнительного принятия) «антиколомойского» закона. Но условие поставить нужно: видимо, иная, нежели прямое давление, тактика работы с нашими политиками, была сочтена Западом не эффективной.

Так что же теперь?

Как видим, само по себе принятие вроде бы демократизированной версии закона о земле отнюдь не превращает Украину в страну средних и мелких фермеров, как соседнюю Польшу или страны Балтии. Закон все равно «работает» на сложившуюся структуру агарных отношений, в которой превалируют агрохолдинги. Впрочем, ничего иного ждать и не стоило: отмена моратория слишком неприлично затянулась, и потому никаких революцией в земельном вопросе просто не могло произойти – власть в них просто не заинтересована.

«Закон прошел три стадии в своем развитии. До принятия в первом чтении это была классическая модель для иностранных корпораций и крупнейших агрохолдингов – там было по 200 тыс. га в одни руки, без всяких переходных периодов и т.д., и обсуждался прямой допуск иностранцев, - отмечает Руслан Бортник, - Затем была принята версия, по которой иностранцев убирали, но оставались юридические лица, выставлялись ограничения в 10 тыс. га, но не было переходных периодов – это и была версия после первого чтения, «заточенная» под интересы сугубо отечественных агромагнатов, не желающих видеть зарубежных конкурентов. Наконец, то, что было принято в итоге – это смешанная модель, открывающая окно возможностей для фермерских хозяйств, хотя интересы агрохолдингов в ней, естественно, не забыты. Да они и не могут быть забыты – агрохолдинги и есть главные действующие лица на нашем аграрном рынке. Они, как модно некогда было говорить, кормят всю Украину».

На ином, политическом, аспекте принятия закона делает акцент Алексей Якубин. «Всякий закон, принимаемый верховным законодательным органом – это акт общественного согласия. Когда принимаются законы, не одобряемые большей частью общества – это уже не демократия, это показательная ломка демократии и воли населения через колено, в угоду тактическим, сиюминутным решениям. Какой смысл был сейчас так стремительно решать это вопрос, прикрываясь карантинной ситуацией? Нам не жить без денег МВФ, сказал президент. Ну что ж, он сделал свой выбор, оценку которому просто обязаны дать те, кто видел, как некий Голобородько посылал мировых капиталистов в известном направлении, и поверил, что так будет и в реальности», - подчеркивает эксперт.

Как не удивительно, но украинский народ оказался банально не готов к тому что Зеленский и его «слуги» все-таки доведут дело до продажи земли. Ведь одно дело – безусловно поверить шоумену лишь потому, что его экранный аватар «ломал систему», и, быть при этом искренне уверенным, что их кумир никогда и ни в чем не пойдет «против народа», а совсем иное – вчитываться в его же предвыборную программу, где, в отличие от многих иных вопросов, о продаже земли как раз говорилось. Но писаным программам у нас, как выяснилось, не верят там, где нужно, и верят там, где не стоит…

«С момента включения Зеленским в свою предвыборную программу земельного вопроса началась дискуссия о том, каким должен быть рынок земли. Но этим подменили вопрос, а нужен ли рынок земли вообще? - указывает Якубин, - Да, в программе Зеленского это есть, но первым пунктом там, напомню, идет народовластие. А с ним как-то не сложилось, и не сложилось явно сознательно. Значит, налицо – обман избирателя. Да, говорят о референдуме по поводу продажи земли иностранцам. А почему не провести референдум о том, нужно ли вообще продавать землю? Боязно услышать результат? Потому идея такого референдума и станет определяющей в риторике тех оппозиционных партий, которые четко выступают против закона».

Принятие закона о рынке земли существенно подрывает рейтинг Владимира Зеленского, хотя он в этом вопросе честно выполняет свою предвыборную программу. Действительно, теперь политическая борьба в Украине, во многом, будет определяться именно дискуссиями вокруг земельного вопроса. И Бойко, и Тимошенко, как лидеры партий, выступающих против продажи земли, будут действовать по двум направлениям. Во-первых, они будут добиваться отмены или приостановки действия самого закона, как принятого с явными нарушениями регламента. Второй станет продвижение идеи референдума о возможности продажи земли. Это будет возможно, если закон отменят или заблокируют в судебном порядке – и тогда дискуссии о нем вернутся в «точку ноль». Либо же речь пойдет о новых выборах в Раду, в ходе которых и ОПЗЖ, и «Батькивщина» на «земельном хайпе» имеют шансы набрать много больше процентов, чем они имеют сейчас.

И так как в целом Украине вообще может уже в самое ближайшее время «светить» дефолт (в случае фиаско с «антиколомойским» законом и отсутствием денег МВФ), закон о земле явно «подвешивается» на очень тонкой «красной ниточке». Скорее всего, его все-таки каким-то образом «обнулят», потому что в нынешнем виде этот закон никому особо не удобен. Он «гибридный», половинчатый, «не нашим, не вашим». И поскольку оперативно, просто по факту его принятия, западных денег получить не удалось, земельную «волынку» можно запустить снова. Ведь существующие арендные отношения наших агробаронов, в сущности, вполне устраивают, а закон, пусть и формально, но создает им некую альтернативу и усложняет жизнь…

Автор: Павел Ковалев

https://uiamp.org.ua/neudobnyy-zakon-o-zemle-vse-tolko-nachinaetsya


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП, Павел Ковалев

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.05.2020. Просмотров: 31

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta